Мастерская сторителлинга – Студия Историй | Сторителлинг | Спектакли и обучение сторителлингу

Содержание

Сторителлинг. Искусство видеть истории и рассказывать их другим

CWS / Очные Мастерские / CWS Питер / Интенсив «Постигнуть тайны ремесла» (7-11 марта 2019 г. ) / Сторителлинг. Искусство видеть истории и рассказывать их другим

Курс: Борис Павлович «Сторителлинг. Искусство видеть истории и рассказывать их другим»

Время: c 10 марта по 29 апреля

 

Сторителлинг – это рассказывание историй. Рассказывание историй – это ключевой момент всякого творчества, и в первую очередь, конечно, литературы. Для того чтобы рассказать историю, её надо увидеть. Наш курс будет направлен не на сочинение, а на видение, распознавание историй в окружающем нас мире. В разговорах людей на улице, в самой улице, даже если она безлюдна, в собственной биографии, даже если вы не совершили ничего, только ходили изо дня в день по этой улице. Есть истории, на которых мы выросли, которые нам самим были рассказаны в нужное время нужными словами. История литературы – это во многом пересказ старых историй. Шекспир в своих пьесах пересказывал истории (в трагедиях и комедиях) и историю (в хрониках).

Рассказ сам по себе обладает собственной магией. Мы будем учиться рассказывать истории другим. Я – театральный режиссер, рассказчик своих и чужих историй. Мастер рассказывать чужие истории как свои. Сторителлинг существует на стыке литературы и театра, вернее, у истока. Мы с вами попробуем вернуться к началу. Обойти вечный страх «не придумать ничего нового» и наоборот, вглядеться в то, что уже есть. В мир и себя в мире.

Пытаясь успеть предложить «новое», я опоздал. В мире это уже существует. Может быть, есть смысл не спешить, а рассказать то, что как пейзаж разворачивается перед моим взглядом.

Основную часть курса мы посвятим наблюдениям, воспоминаниям, композиции рассказа. Некоторое время – рассказу как публичному выступлению. В какой степени наше творчество будет иметь отношение к литературе, а в какой – к театру? Вероятно, можно сказать, что мы попробуем встать на ту антропологическую ступеньку, когда желание поделиться своим изумлением ещё не требует специального разделения на сочинение и исполнение.

В связи с этим курс может быть интересен писателям, сценаристам, драматургам, журналистам, режиссёрам.

Программа мастерской

1

 встреча

Узнай себя. Я отражаюсь в мире, мир отражается во мне. Зачем мы слушаем и рассказываем истории.

2 встреча

Смотреть и видеть. Почему одни видят то, что другие не видят? «Смена глаз» как авторское мышление.

3 встреча

Присвоение и поглощение. Как рассказать чужую историю как свою.

4 встреча

Миф и сказка. Рассказ о чудесном.

5 встреча

Правда и вымысел. Как говорить о том, о чём ты ничего не знаешь.

6 встреча

Нарративные структуры. Ролевые модели автора.

7 встреча

Рассказ как встреча. Адресность рассказа. Создание открытой диалогической ситуации.

8 встреча

Итоговое занятие: обмен историями.

График занятий 

10 марта. 19:00 – 22:00.

11, 18, 25 марта. 19:00 – 22:00.

8, 15, 22, 29 апреля. 19:00 – 22:00.

Место занятий: Санкт-Петербург, творческая лаборатория «КвARTирник», пр. Римского-Корсакова, 43.

Мастер

Борис Павлович

Театральный режиссер, педагог.

Ставил спектакли в театрах Москвы, Санкт-Петербурга, Таллинна, Саратова, Хабаровска, Шарыпово, Алматы, Омска, Новосибирска. 

В 2003–2005 работал режиссером Пушкинского театрального центра в Санкт-Петербурге.

В 2004–2006 преподавал актёрское мастерство в СПбГАТИ (ныне РГИСИ).

С 2006 по 2013 – художественный руководитель «Театра на Спасской» в Кирове.

С 2013 по 2016 руководил отделом социально-просветительских программ БДТ имени Г.А. Товстоногова. Автор идеи и ведущий преподаватель «Педагогической лаборатории БДТ».

Неоднократный номинант «Золотой маски», лауреат гран-при театрального конкурса «Новосибирский транзит». Спектакли Бориса становились участниками множества российских и зарубежных театральных фестивалей.

С 2017 года – художественный руководитель пространства «Квартира» в Санкт-Петербурге (фонд «Альма Матер»)

Автор нескольких пьес и победитель конкурса молодых петербургских драматургов (СТД РФ / «Золотая маска» / фестиваль «Новая драма», 2003 год).

 


Курс: Борис Павлович «Сторителлинг. Искусство видеть истории и рассказывать их другим»

Время: c 10 марта по 29 апреля

 

 

Алексей Розин о том, как работает сторителлинг

31 июля на крыше Музея парка Горького пройдет премьера сторителлинга «Кто убил Анну», а в августе блок спектаклей-историй покажут в «Практике». Молодой жанр захватывает мир и уже внедряется в образовательные программы. Мы узнали у режиссера и педагога Школы-студии МХАТ, чем сторителлинг отличается от стендапа и в чем сила модели «актер + коврик».

— Театры ушли на каникулы, а у вас, по всей видимости, начался период небывалой активности. Вы готовите премьеры трех сторителлингов прямо сейчас, правильно?

— Да, в межсезонье мы на разных площадках обкатываем спектакли, которые осенью уже стабильно будут играться в репетуаре того или иного театра. Сторителлинг тем характерен, что репетируется, проверяется только на публике. Неофициальная, но мировая премьера (так мы это называем) спектакля «Кто убил Анну» по роману «Анна Каренина» состоялась в июне на фестивале «Толстой Weekend» в Ясной Поляне, а официальную премьеру будем выпускать осенью. Будет как минимум два предварительных показа: на крыше Музея парка Горького 31 июля в 20.00 и в театре «Практика» 16 августа. С осени он войдет в репертуар «Боярских палат» или «Практики». Вообще «Анна» — это начало цикла «В двух словах», который мы придумали. Это цикл, который будет посвящен мировой классической литературе.

© Пресс-материалы

— Но «Армагеддон на Плутоне», вторая ваша вещь за это лето, — никакая ведь не классика?

— Это отдельная, самостоятельная история, которую мы придумали, не основываясь ни на чем. Это наше собственное сочинение, фантастический блокбастер. Давно хотелось сделать в театре что-то такое, чтобы взрывалось, взлетало, чтобы были какие-нибудь космические монстры — что-то такое фантастическое, жанровое. Сторителлинг как раз дает такую возможность. «Армагеддон на Плутоне» — это история про то, как мир повис на волоске от гибели и требуется усилие героев, чтобы спасти его.

Там много чего намешано — и древние пророчества, и боги, и киборги, и все на свете. Ближайший показ — 4 августа в «Практике».

Есть еще один новый самостоятельный сторителлинг — «Большой переполох в Антиохии». Жанр мы определили как православное кунг-фу. Премьера — 3 августа в «Практике».

— Вы окончили Школу-студию МХАТ в 2003 году, потом сколотили с однокурсниками объединение Le Cirque de Charles la Tannes, сыграли копа Яблонски в «Копах в огне», потом снялись у Звягинцева. А как и с чего вдруг вы начали работать в жанре сторителлинга?

— Все началось после первого потока ШТЛ (постобразовательный проект «Школа театрального лидера» в Центре им. Мейерхольда.

— Прим. ред.) в 2013 году. Туда с мастер-классом приезжал Йеспер Андерсен, датский артист-сторителлер. [Актриса и режиссер] Лена Новикова, которая как раз была в первом потоке, так загорелась, что в скором времени собрала в ЦИМе «Мастерскую сторителлинга», туда позвала меня и Илью Барабанова. Мы с Барабановым взяли в качестве материала раннюю повесть Гоголя «Страшная месть», разобрали ее, пересказали на свой лад, и это стало моим первым опытом, вхождением в сторителлинг.

— А мастерская в ЦИМе существует еще?

— Она существует в квантовом режиме. То она есть, но ее нет. Тем не менее на фестивале «Толстой Weekend» «Мастерская сторителлинга» представляла свою работу с Русланом Вольфсоном. А мы с Ильей с тех пор продолжаем работать в этом жанре, поскольку оказалось, что он позволяет делать все что угодно.

Этот жанр тебя никак не ограничивает: можно использовать любой сюжет, любые эффекты на сцене, при этом без особых затрат. Декораций строить для него не обязательно, и шить костюмы не обязательно, и без видеопроекции можно обойтись. Этого всего в сторителлинге вообще, как правило, нет. Все происходит в воображении зрителей.

Воображение позволяет все спецэффекты делать еще более масштабными, чем если бы они были воплощены на сцене буквально.

Сторителлинг позволяет создать на сцене любую иллюзию. Дальше уже воля создателей — усиливать эти иллюзии реальными декорациями или же оставить как есть: актер, коврик и зритель. Вот этим меня этот жанр, конечно, подкупает. За это время я еще, кстати, выпустил со студентами Школы-студии МХАТ спектакль «ПиН» по «Преступлению и наказанию». Это тоже сторителлинг: четыре актера раскладывают роман Достоевского за час.

— Каков главный принцип работы актера-сторителлера?

— В сторителлинге главное — кто рассказывает. Личность рассказчика — главный ингредиент хорошей истории. Потому что все, что мы рассказываем, мы рассказываем в первую очередь о себе. Пропускаем историю через личный опыт. Через личные оценки, отношения к описываемым явлениям, событиям, ценностям. Сторителлинг — это вообще про ценности. Про убеждения, нормы, внутренние законы. Поэтому репетиции проходят в основном в разговорах, в разборе материала. В расстановке смысловых акцентов, в выявлении этих самых ценностей. Одну и ту же книжку два человека прочитают, и каждый увидит свое. Поэтому важно, что именно меня заинтересовало, тронуло, зацепило в этой истории. И рассказ в итоге будет строиться вокруг этих вещей. Сюжет — это только повод поговорить о чем-то важном. А дальше через выявленные ценности ищутся инструменты контакта с аудиторией.

— Сторителлинг — это весело?

— Весело, конечно. Но сторителлинг не обязан быть веселым, и в этом его кардинальное отличие от стендапа. По сути, конечно, сторителлинг — это оборотная сторона стендапа. Если стендап обязан быть смешным, то сторителлинг не обязан. Стендап в идеале — это ведь тоже не шутка ради шутки, это разновидность общественной терапии по излечению разнообразных общественных недостатков, пороков и заболеваний. Он действует грубо и резко. Находится какая-то больная точка, и прямо в нее наносится удар через высмеивание. Терапия через смех. А сторителлинг не обязан веселить. Он про создание общих ценностей, норм и, прошу прощения, скреп. Тут буквально все зависит от того, кто рассказывает историю. От его персонального лексикона, от его мимики, специфики чувства юмора. Бывают люди, которым не нужно веселить аудиторию, чтобы рассказать историю захватывающе.

— Разве этот критерий не в той же мере действенен в стендапе или в традиционном театре?

— Безусловно. Но в традиционном театре, где актер выучил текст, надел костюм и встал в мизансцену, его личность не так сильно влияет на общий смысл происходящего. Конечно, всегда приятно смотреть на внутренне богатого и интеллектуально развитого человека. Конечно, с ним интереснее общаться, даже сидя в зрительном зале. Но это не обязательный критерий для традиционного театра. А вот в любом жанре, который предполагает прямое общение актера и зрителя, личность рассказчика — это краеугольный камень. Кто ты есть, тем ты и будешь. Даже создавая себе маску, создавая какого-то персонажа, актер все равно все черпает изнутри себя. И если ты пуст, то, наверное, не многим будет интересно тебя слушать. Внимание не на чем будет удерживать.

Актриса «Мастерской Дмитрия Брусникина» Марина Васильева — главная и единственная исполнительница спектакля «Кто убил Анну» по роману Толстого «Анна Каренина».

© Пресс-материалы

— Достаточно ли быть харизматичной личностью, чтобы стать хорошим сторителлером? Или существует какая-то особая техника, которой нужно овладеть?

— Сторителлинг требует особого мастерства от актера. Это такие волшебные вещи, сродни гипнозу. Как это работает? Рассказчик создает образы, объемные картинки. И отправляет зрителю в нервную систему, заставляя его воображение подключаться к тому, что говорит рассказчик. И дальше зритель уже видит не рассказчика, а те картинки, которые он ему отправляет. Причем картинки зритель создает себе сам. Актер только направляет воображение в нужную сторону. Создает атмосферу, антураж, закладывает какие-то сюжетные повороты, но само «кино», которое зритель смотрит, все равно смотрит только он один.

Это чем-то похоже на общение с книгой. Когда ты читаешь книгу, перед тобой твое воображение начинает все оживлять и разрисовывать. Вроде бы это автор тебе рассказывает, но фактически все равно то, что ты видишь в воображении, ты создаешь самостоятельно. В этом вся ценность процесса и в сторителлинге тоже. Это магическая дисциплина, имеющая отношение к первородному театру. Глубинному и первобытному.

Где еще смотреть сторителлинги

Спектакли Ксении Зориной

Режиссер и историк Ксения Зорина с группой независимых артистов выпустила несколько спектаклей, в доходчивой форме пересказывающих ключевые мифы Древней Греции, Скандинавии и историю короля Артура и рыцарей Круглого стола. Можно смотреть их по отдельности, а можно — все вместе, объединенные в вечер под общим названием «Истории Европы».

«Студия историй» в «Театр.doc»

© facebook.com/gostorytelling.ru

Самая плодовитая мастерская сторителлинга в Москве работает на базе «Театр.doc». Главная особенность: спектакли предназначены для семейного просмотра, а главная целевая аудитория — подростки. С 14 по 24 августа студия проведет образовательный интенсив «Мысли вслух».

«Взрослые снаружи» в «Театр.doc»

Спектакль, который начинал репетировать Михаил Угаров (выходит, что это его последняя вещь), — про обыкновенных горожан, которые только с виду взрослые люди, а в душе (и поступках) совсем наоборот. Рассказчики и есть герои спектакля со своими личными, смешными и трогательными (иногда не очень приличными) историями.

Новости, анонсы, релизы и личные мнения наших редакторов на все это — в телеграме «Афиши Daily».

Мастерская музейного сторителлинга Натальи Лосевой

В весеннем семестре 2018 года начала работу новая творческая мастерская. Занятия проводит Наталья Лосева – медиаменеджер, заместитель главного редактора МИА «Россия сегодня». Курс создан для того, чтобы научить студентов рассказывать о музейных экспонатах и выставках так, как это делали бы медиа. Этот способ подачи информации называется музейным сторителлингом и включает такие инструменты, как мультимедийность, интерактив, развитие истории в пространстве и использование пользовательского контента.

Слушатели мастерской вместе с руководителем посетят несколько музеев, выберут идею и формат проекта (интерактивная экскурсия-история, концепция продвижения и коммуникаций с аудиторией в социальных сетях и мессенджерах, лонгрид для сайта музея) и будут развивать его в рамках занятий. «Нам предстоит перевернуть сознание и отказаться от стереотипов для того, чтобы стать одними из первых журналистов, которые будут экспериментировать и создавать абсолютно новое, синтетическое, но уже актуальное направление,» – убеждена Наталья Лосева.

Наталья Лосева занималась реформированием агентства «РИА Новости» в области новых медиа и мультимедийного производства, развитием интернет-ресурсов ЗАО ИД «Аргументы и Факты», работала в качестве стратегического директора крупнейшего оператора детского развивающего отдыха «Мосгортур». С начала 2018 года занимает должность заместителя главного редактора МИА «Россия сегодня». Также Наталья Геннадьевна – соавтор учебника по Интернет-СМИ, академического сборника «Как новые медиа изменили мир», спикер отраслевых российских и международных конференций и лектор московских и зарубежных вузов. Проекты Н. Г. Лосевой многократно получали национальную премию Рунета.

Курс музейного сторителлинга соответствует современным трендам развития медиапространства. «Музеи – это новые медиа» – такой тезис всё чаще звучит на конференциях, посвящённых настоящему и будущему музеев. На роль СМИ претендуют не только сайты учреждений, их паблики в социальных сетях и каналы в мессенджерах: сам принцип взаимодействия с аудиторией, новые форматы выставок и представлений коллекций сегодня все больше выстраиваются в соответствии с основными правилами работы с медийной аудиторией. Один из музейных трендов – работа над новостной актуальностью выставочных и экскурсионных проектов, или использование технологий «маячков», на которые «нанизывается» история, похожая на лонгрид.

Слушателями мастерской могут стать студенты факультета журналистики всех курсов и форм обучения.

Все вопросы по поводу обучения в мастерской можно задать по электронной почте: [email protected]

Новости мастерской

28 мая 2018 г. – заключительное занятие и защита проектов в мастерской музейного сторителлинга Натальи Лосевой

«То, что я говорю, — это правильно и круто» | Театр | Культура

Спектакли Мастерской сторителлинга для семейной аудитории проходят в пространстве кафе. Атмосфера домашняя, на нескольких рядах стульев сидят дети вместе с родителями. Истории рассказывают один-два актера. Часто они прибегают к интерактивности: предлагают детям выйти на сцену и подыграть им, стать каким-то персонажем. Иногда просто подходят и каким-то другим образом вовлекают зрителей в действие. Дети, на удивление, не пугаются и сразу понимают, что им нужно сделать. Здесь рассказывают не только хорошо известные всем истории, но и, например, современные сказки-страшилки («Даша и людоед» Валерия Роньшина). После спектакля в мастерской проходят мастер-классы для зрителей, в одном из них принимала участие и я. Все участники делятся на группы. Каждого просят быстро вспомнить историю о себе (нам пришлось вспомнить историю о том, что пугало в детстве). Потом нужно рассказать это на ухо соседу, выслушать его ответный рассказ и передать его следующему человеку. В финальной части все садятся в круг и транслируют последнюю услышанную историю. Становится понятно, что не стоило прикладывать столько усилий к тому, чтобы в деталях запомнить чужой рассказ; главное — сделать его интересным (если он таким не был), законченным и наполненным смыслом. На примере собственной истории, которая стала совершенно неузнаваемой, вижу, что осмысленный рассказ можно создать даже на основе посредственных исходных данных. Из эпизода о том, как в детстве я страшно боялась фильмов о Фредди Крюгере, но продолжала их смотреть, родилось весьма поучительное повествование. Я услышала об одной девочке, знакомой рассказчицы, которая жила в очень бедной семье. В доме была только одна видеокассета — с «Кошмаром на улице Вязов». Несчастный ребенок  просил купить другой фильм, но родители отвечали, что у них нет денег. Страдалица была вынуждена целыми днями смотреть ужастик, пока все были на работе. Когда героиня выросла, она стала успешной бизнесвумен, чтобы ее дети ни в чем не нуждались и могли себе позволить наслаждаться картинами, а не пугаться их. Правда, все это придумал не ребенок, а взрослый, который участвовал в мастер-классе.

Мастерская сторителлинга в ЦИМе

Спектакль «История о Зигфриде и Брунгильде» демонстрирует еще одну возможность сторителлинга: показывать равноправие всех точек зрения. В этом спектакле режиссера Ксении Зориной, рассчитанном на более взрослую аудиторию, шесть актеров повествуют о перипетиях персонажей «Песни о Нибелунгах» и «Старшей Эдды». Он идет уже в небольшом Черном зале ЦИМа. У каждого героя здесь своя правда, которая противоречит правде другого. Но при этом каждый прав и каждому сочувствуешь. Такой эффект возникает благодаря самому жанру сторителлинга.

Елена Новикова, куратор Мастерской сторителлинга при Центре им. Мейерхольда

Елена Новикова — режиссер, актриса. Работала в МДТ им. А.С. Пушкина, Центре драматургии и режиссуры (ЦДР), театре «Практика», театре Театр.doc. Выпускница Школы театрального лидера. Режиссер спектаклей «Галка Моталко» и «Нинкина земля. Чужие» (ЦДР), «Смешные Жэ Мэ» (Театр имени А.С. Пушкина), «Страдания молодых танцоров диско, или Тайна семьи Фаберже» (Новый драматический театр), «Близость» (независимая театральная компания «Открытие»), Extasy rave (Актовый зал). Играла в театре и кино. В январе 2013-го Елена Новикова стала куратором Мастерской сторителлинга при ЦИМе. Автор первого проекта мастерской — «Король Лир». Режиссер спектакля «Песни о Силе» в Театре имени Пушкина — первой сторителлинг-постановки, сделанной силами артистов репертуарного театра.

— Почему вы заинтересовались сторителлингом? Какие новые возможности этот жанр открывает перед вами как режиссером и актрисой?

— Два года назад, когда в Россию из Дании приезжал актер Йеспер Андерсон со спектаклем «Беовульф» в жанре сторителлинга, я увидела, что один актер — без декораций, без света, без каких-либо приспособлений, без «четвертой стены» — может управлять залом в триста-пятьсот мест. Между ним и зрителями только история, которую он рассказывает, используя исключительно самого себя. До этого я слышала про этот жанр в области рекламы, видеоигр, хип-хоп-культуры. В хип-хопе это некий тренинг для фристайлеров: ты разгоняешь историю при помощи рифмы и не знаешь, чем она закончится. В рекламе сторителлинг просто необходим: по сути это и есть рассказывание историй о продукте так, чтобы купили. В кинематографе, видеоиграх, блогах — истории рассказывают везде. Мне очень интересно, как этот жанр может развиваться в театре.

В Америке сторителлинг — это один из инструментов импровизационного театра. Мне недавно рассказали, что в Голливуде при подготовке к роли актеры нанимают специальных коучей, которые помогают им придумывать истории своих персонажей. Эти истории обязательно проговариваются вслух, проигрываются несколько раз так, чтобы актер окончательно присвоил ее и на съемочной площадке уже полностью управлял характером, реакциями своего персонажа. Это мегакруто, хоть ничего нового в этом и нет. Новое только в том, что для них это частая практика, а для нас по-прежнему теория. Для крупнейших актеров, таких как Мерил Стрип, Джонни Депп, Роберт Де Ниро, Джим Керри, например, не зазорно выступать в Центральном парке Нью-Йорка, рассказывая истории о себе в режиме простого разговора. Просто выходить и проверять себя на вшивость. Мне бы хотелось, чтобы это стало обязательным и для наших актеров.

В технологии сторителлинга есть такие правила: ты существуешь сразу в трех позициях— личность, рассказчик и персонаж

Я не считаю, что в сторителлинге должен быть режиссер, и то, чем мы занимаемся в Мастерской сторителлинга, больше похоже на драматургическую лабораторию. Мы пишем, придумываем истории. Это очень трудно, потому что в их основе лежит уникальный опыт каждого участника. А дальше мы их рассказываем — постоянно рассказываем, проверяем на слух, убираем лишние красоты и оставляем только необходимое количество слов для того, чтобы передать исключительно суть. Я не режиссирую истории, а только помогаю им рождаться в виде текста, а потом бесконечное количество раз слушаю их как «зритель», как будто в первый раз.

В технологии сторителлинга есть такие правила: ты существуешь сразу в трех позициях— личность, рассказчик и персонаж. Рассказчик ведет сюжет: «Жили-были дед и баба, была у них Курочка Ряба», персонаж останавливается на каких-то конкретных игровых местах и проигрывает их, а личность дает всему этому оценку. Это квинтэссенция мысли, как будто показанная в 3D.

— Можно ли выделить какие-то формальные признаки жанра? Как должен выглядеть, с вашей точки зрения, идеальный сторителлинг-спектакль?

— Мне бы хотелось, чтобы люди ходили на конкретных рассказчиков, которые, как волшебники, только при помощи слов создавали бы для них невидимый мир, а зрителям это было бы так же интересно, как смотреть кино. Чтобы сторителлеры служили такими проекторами, управляли залом, коммуницировали так, чтобы абсолютно всех захватывала их история. Хотелось бы, чтобы сторителлинг стал новой коммуникацией между актерами и зрителями.

— Расскажите о мастер-классах, которые проходили в рамках лаборатории Мастерской сторителлинга.

— В декабре прошлого года у нас в Центре имени Мейерхольда состоялся второй фестиваль историй. На первом, который прошел в рамках «Золотой маски» в Аптекарском огороде, мы только-только разбирались в жанре сторителлинга и просто рассказывали истории, впервые встречаясь со зрителями, пытаясь их увидеть, услышать. Это был абсолютный хаос, нам было очень сложно, потому что мы не умеем общаться с аудиторией, мы ее не знаем. Высокомерные артисты считают, что публика — дура. Актер выступает, будьте любезны принять его, похлопать и уйти — мы за «четвертой стеной». А здесь нужно было реально знакомиться с совершенно незнакомыми людьми, которые тоже к этому знакомству не были готовы. Наше общество, как известно, очень отличается от западного.

Вторую нашу лабораторию мы направили на изучение аудитории. Для этого мы позвали специалистов — проект Театра.doc «Шедевры литературы для школьников». Там собрались прекрасные молодые актеры, драматурги, режиссеры. Они ходят в школы и пересказывают детям, что называется, своими словами Гоголя, Чехова, Пушкина. Естественно, они делают это, презентуя свои собственные ценности. Находят, например, в «Станционном смотрителе» или в «Руслане и Людмиле» какую-то основную мысль, которую им особенно хочется донести. Причем приходят они в непростые школы: коррекционные; школы, где учатся дети мигрантов, практически не говорящие по-русски; школы, где за большие деньги учатся дети-мажоры; ну и конечно в обычные школы.

Участники проекта столкнулись с тем, что к каждому классу нужно подходить дифференцировано. Прежде чем рассказать историю, они общаются, чтобы настроить внимание детей, — это целое искусство. Мы ведь все прекрасно знаем, что такое школьники и как скучно может проходить урок литературы. Участники «Шедевров литературы для школьников» эмпирическим путем, набивая себе шишки, нашли определенную технологию, и это действительно круто.

Второй мастер-класс для нас провел Playback-театр «Новый Jazz». Четыре психолога, они же артисты (у них все артисты с психологическим образованием), приходят к публике, публика им рассказывает свои истории прямо из зала, и они тут же их проигрывают, используя собственную технику.

Был невероятный мастер-класс Евгения Казачкова — сценариста, драматурга, организатора фестиваля молодой драматургии «Любимовка», основателя московской версии интеллектуального караоке «Печа-куча». Он провел для нас три мастер-класса: по основам литературной реконструкции, жанрам, пути героя и пути героини. Это стало для нас невероятным опытом, потому что раньше, рассказывая истории, мы просто записывали их за собой же без какой-либо конкретной цели, такой вербатим самих себя. Оказывается, есть законы жанра, есть трехактная система повествования, есть принципы монтажа. Казачков дал четкую конструкцию, и теперь мы понимаем, что любая история складывается из кусочков пазла. Мы все это обязательно прорабатываем, и спектакли становятся очень объемными, понятными, действительно похожими на кинематограф.

Саша Конникова, участница танцевальной компании «По.В.С.Танцы», хореограф, провела для нас мастер-класс под названием «Тело говорит». Мы осваивали сторителлинг при помощи тела. Ребята из театра для плохо слышащих актеров «Синематографъ» дали нам мастер-класс по языку жестов.

— С каким материалом вам интереснее работать? С уже готовым художественным или с тем, что участники Мастерской сторителлинга собирают в экспедициях?

— Мне интересно работать с известными мифами. Сегодня уже сложно себе представить настоящего трагического героя персонажей Шекспира, например. Мне интересно разбираться в каких-то определенных сказках, легендах, мифах, где личность героев априори не обсуждается: мы им изначально доверяем. Интересно понять, как рождался миф, из каких мелких событий складывался. Что этот герой сделал такого и какой он приобрел опыт, чтобы получить в итоге историю о себе? Вот что интересно.

Когда ты рассказываешь свою историю, ты очень активно задаешь себе вопросы: кто ты такой и почему ты выходишь к зрителю, отдавая какие-то свои ценности

— Участники мастерской в ЦИМе — актеры, драматурги и критики. А обычный человек, не имеющий отношения к театру, может принять участие?

— Может. Недавно у нас была лаборатория, куда пришло несколько обычных людей, не актеров. Но не все смогли рассказать свою историю. Потому что когда ты рассказываешь свою историю, ты очень активно задаешь себе вопросы: кто ты такой и почему ты выходишь к зрителю, отдавая какие-то свои ценности. Люди еще не готовы делиться, говорить: «Я стою перед вами, и то, что я говорю, — это правильно и круто».

— Для кого вам интереснее работать — для взрослых или для детей?

— Мы стараемся делать универсальные вещи, для разной аудитории, но семейная аудитория самая отзывчивая к этому жанру. Когда мы выступаем на открытых пространствах, без объявления, на поляне в парке, на площади (такой опыт у нас тоже есть), происходят удивительные вещи. Ребята выходят рассказывать «Страшную месть», или «Царевну-лягушку», или «Дашу и людоеда» — откуда ни возьмись собирается какое-то количество людей. Потом их становится больше, больше, больше, и это наша аудитория, она идет прямо к нам в руки. Это дети с родителями. Родители сильно удивляются, что даже трехлетних детей можно оставить и они будут 45 минут сидеть и слушать.

— Многие сторителлинг-спектакли интерактивны. Дети не боятся этой интерактивности, многие готовы участвовать?

— Интерактив не обязателен в сторителлинге. Он нужен для усиления истории, если необходимо что-то наглядно объяснить публике. Но до того, как начинается интерактив, мы следим за тем, чтобы внятно объяснить предлагаемые обстоятельства. Тогда люди, выходящие на сцену, точно будут ориентироваться во всем. Точно поймут, какого цвета в спектакле была трава, какой сейчас придет человек, какой у него характер. Они введены в курс дела. Мы их не вытягиваем за шкирку. Мы спрашиваем: а если бы ты стоял на этом месте? Если он не хочет стоять на этом месте, его никто не будет заставлять.

— Судя по тому, что вы проводите мастер-классы, для вас важно и развитие воображения, речи детей?

— Важно, чтобы они начали говорить о том, о чем им самим хочется, а не угадывали, что от них хотят услышать. И чтобы они слышали друг друга. Пока так.

Смотрите также: Российские сторителлеры о современном сказительстве как инструменте бизнеса и личностной самоидентификации 

Экстремальный сторителлинг - Анна Старобинец

Главная / Мастерская / Экстремальный сторителлинг

На данный момент набора на этот курс нет, но мы обязательно будем проводить его снова, следите за обновлениями на сайте и за нашей информационной рассылкой. Если вы хотите записаться в лист ожидания на курс или получать рассылку мастерской, напишите нам на [email protected]

 

С 25 октября 2019 г. впервые стартует оригинальный авторский онлайн курс Анны Старобинец «Экстремальный сторителлинг»: как придумывать и рассказывать захватывающие истории, от которых невозможно оторваться.

Главный принцип

Историю нужно рассказывать так, будто от этого рассказа зависит ваша жизнь. Отвлекся слушатель или читатель, заскучал, перестал верить событиям и сопереживать героям – всё, вам крышка. Так рассказывала султану свои сказки Шахерезада, так «тискают романы» в тюрьмах, по такому же принципу еще в детстве обучилась мастерству сторителлинга и сама Старобинец (подробности в бесплатной вводной лекции).  

Автор курса

Анна Старобинец – сценарист, писатель. Пишет фантастику и триллеры для взрослых, сказочные и детективные истории для детей. Автор книжной серии для детей "Зверский детектив", ставшей бестселлером 2018 года. Лауреат российских и европейских литературных премий. Книги переведены на большинство европейских языков, изданы также в США, Японии, Турции, etc.

Подробнее об авторе

Возраст слушателей курса: от 14 до 114 лет

Сроки: 25 октября 2019 – 6 декабря 2019

 

Кому подойдет этот курс

Всем, кто хочет научиться придумывать и рассказывать в сценариях, книгах и личных блогах динамичные, увлекательные истории с внятным и крепким сюжетом, используя язык кино и литературы. Основные жанры: детектив, триллер, фантастика, автобиографический рассказ.

Кому не подойдет этот курс

Тем, кто предпочитает работать в жанре романа-размышления, философского эссе, абсурдистских зарисовок и бессюжетного потока сознания.

Как устроен курс

Он состоит из 10 видео-лекций с графическими и анимационными вставками. Средняя длительность каждой лекции – 15 минут, при этом есть 2 бонусные «двойные» лекции. Все лекции читает Анна Старобинец. Курс лекций един для всех, но выбор мастера будет зависеть от ваших творческих интересов, заявленных при регистрации. Мы будем выкладывать по 2 лекции в неделю в вашем личном кабинете (ссылку на регистрацию на платформе вы получите за несколько дней до старта). Раз в неделю вы будете получать и выполнять творческое задание. Если вы выбрали курс с рецензированием, мастер будет еженедельно присылать вам отзыв-рецензию.

В конце курса вы получите конспект всех лекций. Лекции будут доступны для просмотра в течение еще двух недель после завершения курса.

Наши мастера

  • Ирина Лукьянова - писатель, журналист, эссеист, преподаватель литературы в школе «Интеллектуал» (группа тинейджеров)
  • Алексей Евдокимов – писатель, журналист, эссеист (группа для тех, кто хочет пробовать себя в жанровой литературе, и для неопределившихся)
  • Александр Черных - журналист, эссеист, репортер (группа для тех, кто предпочитает личные истории из жизни)
  • Всеволод Бродский – режиссер, сценарист, журналист (группа для тех, кого привлекают истории для кино)

ТЕМЫ ЛЕКЦИЙ

Блок №1: Доверие (правдоподобие)

Лекция 1: Сэтап, рисерч, правила мира

Лекция 2: Писатель-вор (прототипы, речь героев, речь автора)

Лекция 3: Деталь

Блок №2: Сочувствие

Лекция 4: Идентификация с персонажем (игра с эмпатией, несовершенство персонажа, парадоксальное поведение)

Лекция 5А: Саспенс (игра с адреналином, с тревогой и страхом)

Лекция 5Б: Клифхэнгеры (игра с любопытством и привязанностью)

Блок №3: Любовь и война (цель и препятствие)

Лекция 6: внешний конфликт

Лекция 7: внутренний конфликт (скелеты в шкафу)

Блок №4: Увлекательность и живость подачи

Лекция 8: Логика и структура истории, повороты сюжета. Логлайн, синопсис, библия персонажей.

Лекция 9: Смысл и замысел истории (что остается между строк и кадров)

Лекция 10: Язык и стиль (в литературе и кино)

 

 

Оплата

Оплата принимается до 22 октября 2019 г. (однако прием может быть прекращен раньше в случае наполнения всех групп).

Подача заявки не гарантирует место на курсе, для его резервирования необходимо произвести оплату.


Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о