Сервенты это: D1 81 d0 b5 d1 80 d0 b2 d0 b5 d0 bd d1 82: стоковые векторные изображения, иллюстрации

Содержание

Формирование общества колониальной Виргинии (1607-1680 гг. ) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2018. № 2. www.st-hum.ru

УДК 94:325.3(73)

ФОРМИРОВАНИЕ ОБЩЕСТВА КОЛОНИАЛЬНОЙ ВИРГИНИИ (1607-1680 ГГ.)

Востриков П.В.

В данной статье автор рассматривает основные вехи формирования общества колониальной Виргинии. Социальная эволюция была болезненным процессом. Социальная иерархия, принятая в Англии, которую пытались воспроизвести лидеры Виргинской компании, не сложилась, демографическая ситуация была сложной. Лишь к 1680-м годам белое общество Виргинии консолидировалось. Его особенностями были: плантационное рабство, правление джентри, преобладание табака как основной культуры в экономической жизни колонии, расовая солидарность белого населения. При этом коренные жители были оттеснены с их исконных земель и не являлись частью виргинского общества.

Ключевые слова: колонизация, социальная иерархия, социальная трансформация, джентльмены, джентри, кабальные слуги (сервенты), йомены, средний класс, рабство, табачные плантации, демография, консолидация элиты.

SOCIAL FORMATION OF COLONIAL VIRGINIA (1607-1680s) Vostrikov P.V.

In this article the author marks the main stages of the formation of colonial Virginia society. Its social evolution was a painful development. The traditional English social hierarchy, which the leaders of the Virginia Company tried to replicate, failed as Virginia’s demography remained in a deplorable state for decades. Only in the 1680s the white society of Virginia consolidated. Characteristic features of colonial Virginia were plantation slavery, rule of gentry, tobacco as the major staple in the economy and racial solidarity of the white population. The native inhabitants of Virginia had been driven away to the West from their lands and did not make any part of its society.

ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2018. № 2. www.st-hum.ru

Keywords: colonization, social hierarchy, social transformation, gentlemen, gentry, indentured servants, yeomen, middling sort, slavery, tobacco plantations, demography, consolidation of the colonial elite.

В английском обществе начала XVII столетия доминировала небольшая прослойка аристократии и более многочисленный класс купцов, зажиточных йоменов и клириков, многие из которых разделяли убеждения о необходимости строгой общественной иерархии, основанной на статусе и материальном благосостоянии, и стремились навязать свои взгляды остальной, бедной части населения. Джентльмены идеализировали такую общественную стратификацию, и консервативные мыслители, подобные Джону Уинтропу, утверждали, что высшие, средние и низшие классы были связаны взаимными обязательствами: «Всемогущий Бог так устроил человечество, что во все времена некоторые должны быть богатыми, а другие бедными, одни люди наделены богатством и властью, другие занимают низшую нишу и находятся в подчинении» [55, p. 33]. Король управлял своими подданными той же властью, которая была свойственна отцу семейства, стоявшему в его главе [20, p. 14-15].

Исследователи описывают английскую социальную систему в период английской колонизации как «иерархию орденов или степеней». Некий обыватель, подписавшийся Томас Уесткот, писал, что в Девоне в 1630 году существовало четыре подобные степени: 1) нобилитет или джентри; 2) йомены; 3) купцы; 4) наемные работники [26, p. 383]. Существовало немало других, более изощренных описаний общественной структуры, а также и красочных метафорических картин социологического ландшафта. В 1699 году английский землевладелец Ричард Ньюдигейт сравнивал устройство общества с пейзажем в его родном Варвикшире. Простой народ уподоблялся траве, что росла в полях. Дворяне и джентри были деревьями, которые возвышались над травой и накрывали ее своей тенью. А духовенство было представлено вишенками на этих деревьях [26, p. 382]. Такие идеи патриархальности могли и не разделяться представителями других слоев населения, где бытовал более эгалитарный

ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2018. № 2. www.st-hum.ru взгляд на общество и семью. Представители правящего класса, однако, не могли позволить себе проявление благосклонного и покровительственного отношения к низам, существующего лишь в теории, а, скорее, боялись бедноты и презирали ее. Менее чем половина бедноты была устроена в качестве слуг и работников, остальная часть, куда входили и бродяги, и немощные старики, требовала жесткого контроля и принудительных мер. Население Англии стабильно росло и никакие законы не могли решить проблемы безработицы и бродяжничества, поэтому колонизация виделась для джентльменов способом избавить Англию от «лишних людей». В колониях джентри намеревались воспроизвести английскую социальную модель в миниатюре [37, p. 46].

После нескольких неудачных попыток обосноваться в Новом Свете, самой известной из которых стала исчезнувшая бесследно колония Роанок на территории современной Северной Каролины, первое постоянное английское поселение в Америке — Джеймстаун было основано лондонской Виргинской компанией в устье реки, названной колонистами Джеймс в районе залива Чезепик в 1607 году. Колонией первое время руководили губернаторы и Совет, члены которого назначались Виргинской компанией Лондона. Король являлся сувереном над всеми колониями, поэтому торговые компании имели обязательство отчислять пятую часть от добычи драгоценных металлов. Землевладение устанавливалось в виде «свободного сокеджа», это был тип льготного феодального держания, приближенный к традиционному английскому частному землевладению [6, c. 18; 8, c. 25-26].

Колонисты познали суровые времена: жизни многих унесли болезни, нападения враждебных индейцев, а главное, страшный голод, доводящий порой до каннибализма и уничтоживший большинство первых поселенцев, которые не были приспособлены к климатическим и иным реалиям Нового Света. Из 500 человек, прибывших осенью 1609 года, до весны 1610 года дожили только 60 [5, c. 29]. И в том же 1619 году в Виргинию были доставлены первые рабы. Ростки представительной демократии и рабство появились одновременно, что очень символично, и эти два события определили на более, чем два столетия

ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2018. № 2. www.st-hum.ru общественный и политический облик Виргинии, а в дальнейшем — всего Юга [10, c. 8-9].

Спустя два года после восстания индейцев 1622 года Виргинская компания по причине своей малой эффективности была расформирована, и Виргиния приобрела статус королевской колонии, так что теперь король Яков I стал назначать губернаторов и членов Совета. Особый комитет советников в Лондоне был уполномочен следить за положением дел [6, c. 22-2331; p. 277]. Рост производства табака обеспечил экономическое процветание колонии, несвободное, впрочем, от кризисов, но не способствовал основанию городов и развитию производства. Социальная стратификация колониальной Виргинии выстраивалась постепенно в соответствии с традиционными английскими представлениями и под влиянием местных экономических, климатических и антропологических особенностей. Надежды Виргинской компании, что в Чезепикском заливе будет воспроизведена социальная иерархия домашнего образца, поначалу не оправдались. Хотя и многие представители класса джентри перебрались в Америку с первыми поселенцами, смерть не щадила никого, а те, кто остались в живых, были разочарованы трудностями жизни в Виргинии и принимали решение вернуться, а новые партии джентльменов долго не прибывали [37, p. 31].

В 1617 году Джон Рольф нашел источник потенциального экономического оживления колонии — табак сорта «ориноко, вид, который был завезен из Карибского региона и имел более тонкий аромат [18, p. 39-41; 31, p. 233-234; 39, p. 33-44]. «Веселящий сорняк» определил на весь колониальный период характер как экономики, так и социологии колонии. Возделывание табака создало особый тип общества, в котором в конце XVII века возникло значительное неравенство между правящим классом джентри и беднейшими слоями населения, состоявшим из двух категорий эксплуатируемых — белых кабальных слуг и черных рабов, которые к началу XVIII века стали основной дешевой рабочей силой. Достаточно значительную прослойку стал представлять средний класс независимых фермеров [14, p. 37-38].

ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2018. № 2. www.st-hum.ru Для представления характера иммиграции в тот период можем привести в пример сохранившиеся сведения о пассажирах судна «Энн и Баунти Бесс», прибывшего в Виргинию в 1623 году. На борту было 10 представителей класса джентри, пять плотников, два столяра, бочар, каменщик, три скобельщика, портной, стекольщик, изготовитель свечей, ювелир, бакалейщик и студент из Оксфорда [32, p. 263-264]. Род занятий отражал в какой-то степени ожидания вновь прибывших колонистов, можно было предположить, кем они видели себя в новом мире. То есть, джентльмены претендовали на роль воинов и администраторов, изготовители париков и портные должны были обслуживать повседневные нужды лидеров, а плотники и каменщики являлись строителями поселений; присутствие ювелира символизировало надежды представителей виргинской компании отыскать месторождения драгоценных металлов. Представители элиты помимо исполнения управленческих функций становились торговцами, плантаторами и важными людьми на флоте и связь между ними была очень тесной [32, p. 264]. Незначительную часть эмигрантов (около четверти) составляли свободные обеспеченные люди, способные оплатить свое путешествие. Их благосостояние и род занятий были разнообразны. Многие были квалифицированными ремесленниками, мелкими торговцами. Часть из них обладала материальными средствами достаточными для приобретения земли и участия в торговых операциях. Таковых было меньшинство, но, наделенные экономическими и политическими преимуществами с самого начала, они стали видными плантаторами, судьями, членами колониального совета [22, p. 41-49; 48, p. 144]. М. Кэмпбелл отмечала, что в колониальных архивах сохранились упоминания о прибытии в Виргинию лишь видных и значительных иммигрантов, об остальных лишь свидетельствовала пометка «и прочие». Но эти «прочие» составляли, судя по спискам пассажиров, подавляющее большинство новых жителей колонии. В описаниях социальной структуры общества историки сталкивались с этой неопределенностью, поэтому допускали для себя широкие интерпретации [3, c.29]. Например, супруги Браун писали: «Судя по отчетам современников и

ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2018. № 2. www.st-hum.ru прочим документам, общество Виргинии можно поделить на три класса -высший, средний и нижний, но различительные линии между ними провести сложно [21, p. 57]. Моррис Талпалар справедливо отмечал, что в отношении иммиграции представители разных социальных слоев, как-то: джентльмены, деревенские йомены, городские ремесленники, неквалифицированные работники, попадали в две основные категории: либо тех, кто был способен оплатить свое собственное путешествие в Виргинию (свободные люди -freemen), либо это были люди, не имевшие средств для этого, следовательно, они являлись подневольными людьми (bondsmen) [ 47, p. 23].

У. Биллингс, Дж. Селби и Т. Тейт в своем коллективном труде «Колониальная Виргиния: История» выделили четыре группы фрименов. Первую категорию составлял подкласс (underclass), куда входили свободные, но самые бедные, часто не имевшие постоянных занятий и места жительства обитатели колонии. Но, по крайней мере, как люди свободные, они имели право голоса до 1670 года. Следующую группу составляли мелкие фермеры. Они, как правило, обладали небольшим наделом земли, на котором они пытались выращивать табак. Иногда это были наиболее удачливые бывшие сервенты. Мелкие фермеры редко занимали общественные должности и участвовали в местной политической жизни. Фермеры-середняки покидали Англию, имея уже достаточный капитал и связи. У них были перспективы, чтобы улучшить свое положение с помощью связей (удачной женитьбы), участия в политической жизни (многие из них добивались членства в Доме бургесов). Фермеры-середняки были фундаментом виргинского общества, связующим звеном между нижним и верхним слоем. Представители семейств Ли, Картеров, Бёрдов, Ладвеллов, Вормли, Блэндов, Мейсонов, Вашингтонов и других семейств, тех что составляли основу плантаторской аристократии революционного поколения имели почти вековые корни в Виргинии. Развитие и консолидация этого класса начались незадолго до 1670-х годов. Используя все свои изначальные преимущества, они пробились к вершинам социальной иерархии колониального общества, приобретая богатство, политическое

ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2018. № 2. www.st-hum.ru влияние, семейные связи, составляя достаточно замкнутый олигархический круг [18, p. 58-59].

Историк Куртис Неттлз предложил более подробную классификацию страт, которую мы можем взять за основу. Высший класс был представлен крупными плантаторами и торговцами, и эти две группы очень зависели друг от друга. Сюда же входили высокооплачиваемые представители различных структур колониальной администрации, которые, впрочем, постоянно пребывали в метрополии. К среднему классу относились священники, фермеры среднего достатка, учителя, мелкие торговцы, лавочники, ремесленники, державшие кабальных слуг, капитаны судов, то есть это были люди разных типов занятий, приносивших им стабильный доход. Представители этой группы стремились подражать манерам, одежде, образу жизни аристократии, хотя и не имели средств для достижения этого, и испытывали чувство превосходства по отношению к низам. Фермеров и ремесленников Неттлз поделил на три группы:

Это фермеры, обладавшие участком в пределах 1000 акров, эксплуатировавшие труд поденных рабочих и кабальных слуг; ремесленники высокого уровня квалификации: судостроительные мастера, мельники, обувщики, мебельщики, портные, кузнецы, ткачи, шляпники и т.д. Это были люди, обладавшие некоторыми средствами, сумевшие за свой счет обосноваться в Виргинии и добившиеся своего положения за счет упорного труда и некоторой доли везения. К этой группе принадлежали и некоторые сервенты, получившие свободу.

Далее шли фермеры со 150 и менее акров земли, иногда они пользовались трудом поденщиков. Их имущество состояло из инструментов и домашнего скота. Как правило, это были бывшие сервенты с укоренившейся психологией должников. Они стремились к уединению и экономической независимости, которую они обеспечивали тяжелым трудом; 3) Фермеры-кочевники и фермеры-арендаторы, со временем приобретавшие возможности для оседлой жизни. Их, скорее, можно назвать наемными рабочими, которые постепенно набирали достаточно средств, приобретали небольшой участок и становились

ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2018. № 2. www.st-hum.ru самодостаточными мелкими фермерам [41, p. 314]. Независимые фермеры (йомены) составляли значительную часть свободного населения Виргинии. Они обладали большой мобильностью и были пионерами в освоении приграничных земель [43, p. 57-58]. Луис Б. Райт писал: «Весьма значительная для экономики Виргинии и Мэриленда прослойка — фермеры-йомены обладали определенным политическим влиянием, ибо они принимали участие в работе народных ассамблей и занимали незначительные политические должности. Независимость их духа являлась для крупных плантаторов постоянным предостережением, что они не должны ущемлять их права» [56, p. 72].

Внизу социальной структуры находились белые кабальные слуги и черные рабы. Кабальные слуги принадлежали к следующим категориям:

1) Сервенты, которые отрабатывали по трудовому контракту стоимость своего переезда через Атлантику. Процесс первоначального накопления капитала лишал огромную массу крестьянства земли, оставлял без работы десятки тысяч людей, обрекал их на нищенское существование, а то и голодную смерть. И таких было десятки тысяч. Для них переезд в Америку мог представляться единственным выходом, также оказывала действие мощная пропаганда вербовщиков. Сервенты такого типа подписывали кабальные контракты еще в Англии.

2) Так называемые редемпшенеры (redemptioners). Эта категория сервентов при посадке на судно, направляющееся в Америку, подписывая контракт, скрепляла себя обязательством, что в Новом Свете они смогут сами найти себе хозяина и, продав ему себя, смогут вернуть судовладельцу или вербовщику деньги за путешествие. В случаях, когда в оговоренное время не удавалось это сделать, то владелец корабля или агент-вербовщик могли продать его на аукционе. Редепшенеры имели некоторую степень свободы в выборе своих хозяев и даже могли торговаться насчет более приемлемой цены. Кроме того, среди них были люди, имевшие некоторое образование, они поступали на службу к юристам или врачам, с целью обучения профессии. Все ученики рабочих специальностей также именовались сервентами [53, p. 163].

ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2018. № 2. www.st-hum.ru

3) Осужденные, бродяги, похищенные подростки и молодые люди без определенного рода занятий. Колонисты часто выражали протест против высылки заключенных в Виргинию, так как последние привозили с собой дурные наклонности и привычки [41, p. 314]. В апреле 1670 года вышел закон, направленный «против переселения таких скандальных и опасных личностей, так как из-за этого мы потеряли свою репутацию» [27, p. 2077].

Основная тяжесть деревенского труда в XVII веке легла на плечи белых кабальных слуг. Это группа колонистов составляла три четверти эмигрантов: 90 000 из 120 000 человек. По окончании срока хозяин предоставлял некоторое количество одежды, еды и инструмента, а в первой половине столетия еще и 50 акров земли [11, с. 40]. До 1620 года многие из сервентов были переселены в Виргинию насильно. Многие нищие, бродяги, безработные отлавливались и насильно отправлялись в Виргинию вместе с заключенными, где призваны были восполнить недостаток рабочей силы [19, p. 130]. Многие молодые неженатые сельские жители поначалу безуспешно странствовали в поисках работы, пока не оказывались в каком-нибудь портовом городе, после чего, поставив крестик вместо росписи, попадали на корабль, и далее их ждало многонедельное изнурительное путешествие в Чезепикский залив. Люди находились на транспортировочных судах в условиях тесноты, плохого питания и антисанитарии [11, с. 4]. Женщин среди них почти не было. Это обстоятельство, а также высокий уровень смертности от голода и непривычных болезней несколько десятилетий оставляли демографическую ситуацию тяжелой и приносили колонии дурную славу, несмотря на весь оптимизм рекламной литературы [31, p. 24-26].

И хотя эмиграция была массовой, население колонии росло незначительными темпами. Тяжелый труд, влажность, жаркое солнце, непривычные для англичан болезни были причиной высокого уровня смертности. Причем плантаторы старались поддержать в них жизнь, редко прибегая к телесным наказаниям, считая, тем не менее, что только страх и боль смогут мотивировать их. Положение сервентов было невыносимо тяжелым, их

ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2018. № 2. www.st-hum.ru права постоянно нарушались. Если дело доходило до разбирательств, то судьи, которые сами были землевладельцами, почти всегда принимали сторону хозяев, если те, например, отказывали сервентам в еде и одежде. Вместо наказания хозяев суды стремились дисциплинировать непокорных сервентов, своими постановлениями увеличивая кабальные сроки службы. Если же слуги совершали побеги, что было распространено, их срок мог быть увеличен в два раза, а то и в пять. А если служанка рожала ребенка, то она должна была компенсировать медицинские расходы и упущенное рабочее время дополнительными годами подневольного труда [47, p. 308-311; 49, p. 48-53]. Были приняты строгие законодательные меры по закреплению кабальных слуг за хозяевами на срок от 3 до 7 лет и недопущению уклонения от своих обязанностей [2, c. 17].

По истечении срока контракта, бывшие сервенты сами могли приобрести землю, начать выращивать свой табак, и таким образом, сами имели возможность стать плантаторами. По мнению некоторых исследователей, социальная мобильность такого типа, несмотря на тяготение к иерархии, приводила к появлению более эгалитарного общества, чем в Англии [37, p. 3032]. Как отметил историк Даниэль Бурстин, «для того, чтобы приобрести в такой молодой, как Виргиния, стране силу и влияние, еще не было необходимости расталкивать локтями других» [4, с. 125]. Но это, скорее, преувеличение, выданное представителем консенсусного направления историографии, стремившегося преуменьшить роль конфликта в истории США. К тому же период такой социальной мобильности, когда кабальные слуги могли продвинуться по социальной лестнице и войти в колониальную элиту, был весьма непродолжительным. И уровень смертности был очень высок, так что немногие доживали до окончания контракта. Подавляющие большинство выживших кабальных слуг после окончания срока службы оставались без земли, без специальности, в лучшем случае с некоторой денежной суммой, их судьба остается во многом неясной, они могли стать моряками, батраками, надсмотрщиками за рабами [2, с. 19].

ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2018. № 2. www.st-hum.ru В число свободных эмигрантов попадали люди преимущественно целеустремленные и волевые, достаточно жесткие, готовые преодолевать трудности. Они сознавали, что они прощаются с родиной, где они не смогли реализовать свой потенциал, навсегда, что они отправляются в неизведанную землю, где им придется начинать строить новую жизнь в борьбе с дикой природой. Для правящей верхушки Англии эмиграция была явлением положительным. Элита стремилась извлечь из этого явления максимум выгоды [12, с. 227]. В освещении многих американских историков состояние Виргинии в период, предшествовавший правлению губернатора Уильяма Беркли( 16411652; 1660-1677), характеризуется как крайний беспорядок и анархия. Б. Бейлин, Э. Морган и Т.Х. Брин отмечали хаотичный индивидуализм и хроническую политическую нестабильность. Джеймстаун описывался как первый американский Клондайк, где «табак имел эквивалент золота». Доморощенная элита была жесткой, представляла собой напористых и амбициозных людей [15, p. 94-98; 19, p. 110-117; 38, p. 110-11]. Неудивительно, что виргинцы на начальном этапе своей истории были неуправляемы и склонны к протестам, бунтам, в чем историки видели их отличие от более организованного и изначально проникнутого объединяющей идеей пуританского сообщества в Новой Англии [32, p. 334]. Члены Генеральной ассамблеи решительно сопротивлялись всем королевским проектам, которыми правительство надеялось поправить свое финансовое положение за счет торговли табаком, а в 1635 виргинцы даже изгнали губернатора Джона Гарви из колонии, после того, как он попытался провести очередные королевские ордонансы. Король вернул Гарви в Виргинию, но не дал ему солдат, и губернатор был бессилен что-либо изменить и фактически был на положении ссыльного [6, с. 26; 8, с. 147-166].

Пребывавшие наверху иерархической лестницы землевладельцы и чиновники определяли характер взаимоотношений между общественными стратами в различных сферах жизни. Все общественные группы также претерпели значительные изменения по причине относительно высокого

ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2018. № 2. www.st-hum.ru уровня социальной мобильности. Например, в 1629 году из 44 бургесов не менее семи были зарегистрированы в качестве сервентов в 1624 году [54, p. 73; 46, p. 47]. В середине XVII столетия Чезепик стал казаться более пригодным для проживания местом, и больше сервентов сумели преодолеть порог выживания. Здоровье колонистов несколько улучшилось из-за того, что многие стали продвигаться вглубь полуострова, подальше от источников малярии, тифа и дизентерии, где были ручьи чистой воды и ниже влажность. Постепенно виргинские фермы превращались во фруктовые сады, а сидр был полезнее, чем застоялая солоноватая вода в предместьях Джеймстауна, содержащая бактерии. К тому же, со временем многие колонисты преодолевали свои болезни, привыкали к климату и приобретали некоторый иммунитет. Но все же улучшения эти были не столь впечатляющими, и колонисты имели гораздо меньшую продолжительность жизни, чем фермеры в Англии и демографическая ситуация была сложной [23, p. 136-137; 28, p. 6-7].

Из-за дальнейшего вытеснения индейцев с их земли после 1646 года со временем появилось много хозяйств в глубине Виргинии. Достигался определенный уровень процветания — выращивать табак было делом прибыльным. Быстрый рост фермерских хозяйств в приграничных районах не впечатлял, однако, английских наблюдателей, которые могли отметить их неухоженность, ведь освобождение земли от леса и обработка её, строительство заборов и примитивных домов проходило на скорую руку. Обугленные пни, например, не выкорчевывались, а оставались гнить среди кустиков табака [48, p. 144-146]. Скромные успехи мелких плантаторов доставались дорогой ценой. Перспективы создания семьи, передачи своего хозяйства наследникам были низки. Особенностью брачных отношений являлась их короткая продолжительность. Примерно в половине случаев один из родителей умирал в течение первых семи лет брака. Дети могли воспринимать родителей, как преходящее явление в их жизни. После смерти отца его место могло быть занято отчимом, дядей или даже другом семьи. Тем не менее, институт семьи не деградировал, а приобрел характерные формы, когда все оставшиеся в

ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2018. № 2. www.st-hum.ru живых родственники поддерживали тесную связь между собой и создавали одну большую общую семью. Браки поэтому заключались часто [18, p. 63-64; 32, p. 216-217].

Но даже и те возможности, которые представлялись колонистами благоприятными в первой половине века, стали исчезать к 1665 году, когда плантаторы уже заняли все земли вдоль судоходных рек, что вызывало продвижение новых свободных колонистов вглубь. Это означало бы большие затраты на транспортировку товара. Более богатые, уже состоявшиеся плантаторы получали при этом значительное преимущество, усиливалось неравенство, короткий период верхней социальной мобильности подходил к концу. Процветающие плантаторы все чаще воспринимали кабальных слуг как бесперспективных бездельников и потенциальных преступников. Во второй половине 1660 годов усилился налоговый гнет колониального правительства. Новые меры регулирования международной торговли, известные как Навигационные акты, целью которых было нанести урон голландским купцам, привели не только к трем войнам с Голландией, но и ухудшили положение виргинских колонистов. Акты требовали от колонистов использовать только английские корабли для торговли и доставки товаров исключительно в Англию [11, с. 63]. Голландские боевые корабли во время этих конфликтов появлялись в Чезепикском заливе и сжигали английские суда, груженные табаком, ухудшая и без того тяжелую экономическую ситуацию. Губернатор Уильям Беркли поддерживал наиболее богатых плантаторов. Его фавориты монополизировали наиболее престижные общественные должности, получали самые лучшие земельные наделы и имели преимущества в торговле с индейцами. В течение пятнадцати лет Беркли не допускал проведения выборов в колониальный совет, поддерживая только своих фаворитов, укрепляя, таким образом, и свое положение.

Бедные свободные колонисты при такой системе уже не могли становиться самостоятельными хозяйственниками и имели возможности только арендовать земли у богатых землевладельцев. И таковые составляли треть всего

ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2018. № 2. www.st-hum.ru виргинского населения к 1676 году, когда помимо прочих бед усилились атаки на приграничных колонистов со стороны индейцев Саскеханнок, из группы ирокезских племен [39, p. 228-234]. Конфликт разразился после того, как некие поселенцы убили вождей, пытавшихся договориться о мире. Эти индейцы были немногочисленны, но их тактика внезапных ударов по поселенцам с последующим исчезновением в глубине лесов оказалась эффективной. Поселенцы обратились к губернатору с петицией весной 1676 года. То была выраженная верноподданническим языком просьба снарядить карательную экспедицию [11, с. 55-56], губернатор, однако, не был в восторге от такого предложения, ведь он и люди из его окружения имели очень выгодную торговлю с вполне мирными приграничными индейцами из группы алгонкинов. Кроме того, Беркли не желал экспансии бедных белых колонистов. То есть, он опасался роста их самостоятельности, он предпочел бы видеть их батраками у богатых плантаторов. Индейскую проблему губернатор предложил решить с помощью постройки девяти новых фортов. Но это только бы усилило налоговое бремя на простых фермеров.

Испытывая разочарование в такой политике, простые виргинцы обратили свои взоры на Натаниэла Бэкона, двадцатидевятилетнего представителя семейства джентри, недавно оказавшегося в Виргинии. Он был двоюродным братом жены губернатора Беркли. Несмотря на то, что Бэкон по протекции Беркли занял место в колониальном совете, амбиции заставляли его помышлять об открытой оппозиции губернатору и его фаворитам. Возглавив недовольных, Бэкон повел их в атаку на индейцев, считая всех их врагами. Причем пострадали от этих вылазок дружественные алгонкинские поселения [39, p. 240-245]. Всем своим сторонникам из числа кабальных слуг Бэкон обещал свободу, говорил о снижении налогов и о большей доступности земли [9, с. 23; 11, с. 56-57]. Также Бэкон призывал грабить плантации богатых землевладельцев. Беркли обвинил Бэкона в измене. Популистские призывы и законотворчество Бэкона обеспечили ему популярность, и он собрал достаточно сил, чтобы заставить Беркли и его сторонников бежать из

ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2018. № 2. www.st-hum.ru Джеймстауна, который по приказу Бэкона был сожжен — дабы беглецы и не подумали возвращаться. Однако, спустя месяц после этого, Бэкон внезапно умер от дизентерии. Смерть лидера движения обрекла восстание на неудачу. Стареющий, но несгибаемый Беркли, получив подкрепление из Англии в виде небольшой флотилии, вернулся к восточному побережью, и бунт был подавлен. Многие были повешены. Но столь авторитарный стиль руководства виргинскими делами вызвал недовольство в метрополии, так что Беркли был отозван в Англию, где он, пережив жестокое разочарование, умер через год [3, с. 85-117; 6, с. 55-58; 18, p. 95-96; 39, p. 290]. Два периода правления Беркли имели достаточные различия. Если в начале он считался с интересами местной элиты и принимал демократические тенденции, то к концу второго периода он становился все более деспотичным правителем [7, с. 50].

Восстание Бэкона было переломным моментом в политическом и экономическом развитии Виргинии, это одно из центральных событий всей колониальной истории США, после которого усилилась концентрация власти в руках креольской, самовоспроизводящейся элиты. Изменилась политика в отношении индейцев в сторону более медленного, но неуклонного и жесткого стремления продвинуть границы на запад, а самое главное — основной рабочей силой постепенно стали рабы, а темный цвет кожи законодательно стал показателем низкого социального статуса [19, p. 144-147; 48, p. 151]. В связи с усилением расистских настроений в конце XVII столетия напряженность между богатыми плантаторами и бедными поселенцами также стала спадать. Эмиграция из Англии снижалась, благодаря улучшению в ней экономической ситуации. Историки называют цифру 18 тысяч эмигрантов в 1660 годы и 13 тысяч в 1680 годы [37, p. 39-42]. Некоторый экономический рост в Англии поднял уровень заработков, и при этом тревожные новости из Виргинии не способствовали стремлению бедняков искать счастья в Америке. А те, кто все же покидал Англию в эти годы, предпочитали другие колонии — Пенсильванию, Каролину, где жизнь на границе давала возможности, которых почти не было в Виргинии [32, p. 163]. В результате снижения уровня эмиграции в начале XVIII

ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2018. № 2. www.st-hum.ru века сервенты как подневольная рабочая сила стали занимать меньшую долю в общем числе работников. И значение института кабального рабства постепенно снижалось. В период с 1624-1625 годы было 507 сервентов на 1218 жителей -41,6%. А в 1683 году было 12000 сервентов — 16 % населения [3, с. 33].

Хотя еще в 1619 году голландское торговое судно доставило в Джеймстаун первую партию африканских невольников, на протяжении первой половины XVII века рабство не было распространено, оно было редким и аморфным явлением, и негры подвергались примерно той же степени эксплуатации, что и белые. Негры в качестве рабов до последней четверти XVIII столетия не были заметны в экономике колонии. Они становились чаще не рабами, а кабальными слугами. Короткая продолжительность жизни делала приобретение черных рабов экономически невыгодным [16, p. 29]. Часто плантаторы позволяли сервентам приобретать свою собственность, например, домашнюю птицу, свиней, рогатый скот, небольшие участки земли под огороды, где они могли выращивать продукцию на продажу и со временем приобретать свободу. Становясь свободными, они покупали необходимые инструменты, наделы земли и сами становились мелкими плантаторами. Колониальные законы в то время не запрещали межрасовые браки. Наиболее успешным человеком из среды бывших негритянских кабальных слуг был Антони Джонсон, которому принадлежала плантация в 250 акров и один раб. Когда белые соперники увели у него этого раба, Джонсон обратился в суд и выиграл дело [48, p. 142-144; 53, p. 211]. Но в последующие десятилетия плантаторы стали активно прибегать к использованию рабского труда и рабство уже принимало более жесткие формы.

В 1650 году в Виргинии всего было около трехсот рабов, это было только два процента населения, а в 1700 году их число составляло уже тринадцать тысяч, это 13 процентов населения. А в период с 1701 по 1709 годы было доставлено около шести тысяч невольников, что было больше, чем все количество рабов, завезенных в XVII веке. К 1750 году в колонии было 150 тысяч рабов, и это составляло 40 процентов населения. Конец XVII — начало

ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2018. № 2. www.st-hum.ru XVIII вв. — это эпоха бурного роста рабовладения, черные рабы вытесняли белых кабальных слуг. Рабский труд на плантациях был более дешевым. Небольшие хозяйства стали испытывать большие трудности [4, с. 127]. Джентри принимали более строгие законы, направленные как против рабов, так и против свободных негров. Например, в 1690 году было предписано наносить тридцать ударов плетью по спине раба, который угрожал белому или ударил его. Были запрещены браки между белыми и черными. Виргиния стала первой колонией, где были созданы законодательные кодексы в отношении рабов, за ней последовали и другие южные колонии [34, p. 37].

После 1691 года если плантатор пожелал бы дать свободу рабу, то он был обязан оплатить переезд последнего за пределы Виргинии, следовательно, такие случаи не могли быть частыми. Свободные негры утратили право на ношение оружия, право занимать должности, право нанимать белых слуг и голосовать, а наказания в случае совершенных преступлений для них стали более суровыми, чем для белых. Они не могли собираться в количестве более четырех человек, никто не мог покинуть плантацию и отправиться в путь без письменного разрешения хозяина. У них также сократились возможности выбора работы, создания семьи. Большей частью они попадали в состав батраков или домашних слуг. То была «свобода в оковах» [25, p. 304].

Отряды милиции стали патрулировать дороги для контроля за передвижением чернокожих. Суды стали строго наказывать хозяев, которые позволяли своим рабам появляться за пределами поместий без пропуска. Хозяева, кроме того, прибегали к более суровому режиму эксплуатации. Суббота стала рабочим днем, а некоторые работали даже в воскресенье. Рабочий день стал длиннее, и после его окончания у рабов становилось все меньше времени и сил, чтобы обрабатывать свои собственные участки. Они уже не могли продавать излишки, чтобы купить свою свободу. Рабы стали получать меньше еды, меньше медицинской помощи, их жилища становились все более убогими. В отличие от кабальных слуг, рабы не получали в качестве наказания дополнительные годы службы, рабство стало пожизненным

ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2018. № 2. www.st-hum.ru состоянием, а главным и регулярным наказанием стала плеть. Беглецы рисковали потерять свои пальцы или другие части тела в виде наказания в случае поимки [42, p. 105-135; 45]. Плантаторы, стремясь оправдать такое отношение к неграм, всячески дегуманизировали их, считая рабов более за скот, чем за людей. Такое брутальное отношение не смогло, тем, не менее, сломать волю рабов к свободе и сопротивлению. Крупных восстаний рабов в колониальный период не было, хотя и были отмечены попытки к бунту, заговоры и незначительные волнения в 1722, 1723, 1729, 1730, 1755 и 1767 годах [43, p. 586]. Формы неприятия рабства проявлялись в их отношении к труду. Рабы работали так медленно, насколько это было возможно, распространенной формой сопротивления был побег, несмотря на угрозы физической расправы [57, p. 32].

Когда рабство приняло черты социального института, Виргиния стала социально более стабильной колонией, которой более не угрожал бунт бедных белых, подобный тому, что произошел в 1676 году [19, p. 141-147; 29, p. 83-84; 37, p. 37-43; 40, p. 758; 42, p. 55-79]. Новое законодательство утверждало расовую солидарность белых. Плантаторы средней руки, богатые землевладельцы, даже бедные колонисты, несмотря на огромную разницу в уровне благосостояния, имели теперь одну общую идентичность — расовую. Теперь любой белый имел превосходство над черным [38, p. 386; 51, p. 141142]. Времена негров, подобных Энтони Джонсону, прошли. Темный цвет кожи прочно стал теперь связан со статусом бесправного раба. Бедные же колонисты из числа наиболее целеустремленных уходили на запад, на границу, где они расчищали лес под новые фермы. Менее амбициозные оставались на уже обжитых территориях, нанимаясь батраками и, подобно черным рабам, не испытывая особой заинтересованности в своем труде, минимизировали свои усилия при работе на хозяина. Уильям Берд жаловался, что сам факт существования черных рабов вызывал комплекс превосходства у белых и разрушал у них всякое трудолюбие, ибо те опасались, что упорно трудясь, они будут также презираемы, как и негры [24, p. 88-89].

ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2018. № 2. www.st-hum.ru

Фермеры средней руки были основной массой среднего класса, представители которого составляли значительную долю населения приграничных районов, продолжая непрерывное движение на Запад. В отношении формирования этой группы колонистов для нас является приемлемой позиция историка Томаса Джефферсона Уертенбейкера, который отмечал, что формирование основной прослойки свободного белого населения, именуемого йоменами, плантаторами или фермерами среднего состояния Виргинии проходило в несколько этапов. Первый этап — от начала колонизации 1607 года до 1660-х годов, когда из бедных иммигрантов и освободившихся кабальных слуг постепенно возник класс независимых землевладельцев. Второй этап — период подавления народных свобод в годы второй администрации Беркли. Налоговое бремя привело многих из них на грань разорения. Третий период — с 1676 по 1700 годы, незначительный период роста политического влияния, когда после восстания Бэкона представители среднего класса стремились сдерживать устремления правящей верхушки. Четвертый период — с 1700 года до начала революции, был характерен расслоением среднего класса [53, p. 144-145]. Часть среднего класса приобрела большее политическое влияние и богатство, тогда как многие семьи незначительно изменили свое положение, а другие стали намного беднее. Такое расслоение было результатом активного ввоза черных рабов в Виргинию. Те плантаторы, что изначально имели возможность покупать их, сразу же обретали преимущество над теми, кто полагался на свои силы или мог позволить приобрести небольшое число слуг или рабов [53, p. 207]. Период 1640-1660 гг. в среде современных историков экономики Чезепикского залива именуются «веком малых плантаторов», чему способствовал рост цен на табак и наличие свободной земли [52, p. 131].

Правящий класс в Виргинии вполне сложился к концу XVII столетия. Начиная с 1680 годов, обнаруживаются признаки появления так называемой креольской элиты, то есть политических лидеров, которые были рождены в Виргинии, и это уже во многом обуславливало их отличие от представителей

ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2018. № 2. www.st-hum.ru руководства колонии, назначенных в Лондоне [44, p. 90-95]. Формирование этой прослойки проходило с 1660-е по 1710-е годы. Тот общественный класс, который доминировал в экономической, социальной, политической и культурной жизни Виргинии колониального периода принято называть словом «джентри». Английская элита состояла из пэров, имевших аристократические титулы и членство в Палате лордов (в середине XVIII столетия таких знатных аристократов было только 190) и джентри, не имевших титулов и преобладавших в Палате общин. Их было около 20 тысяч [36, p. 561]. Термин «джентри» сначала применялся только по отношению к английским и ирландским представителям обеспеченных классов, но не принадлежащих к титулованным дворянским родам, обладавшим значительными поместьями и жившим на доходы, получаемые с них. Их земельная собственность обеспечивала им некоторое участие в политической жизни, а также известную праздность, свободу от физического труда. Джентри культивировали «родовитость», наполняя время досуга не только скачками и картами, но и занятиями наукой, музыкой, литературой, что и было знаками принадлежности к категории «джентльменов» [50].

По поводу социального происхождения «первых семей» хронист и историк Роберт Беверли писал в 1705 году: «Во время бунта в Англии несколько семей кавалеров со своим имуществом прибыли сюда, чтобы избежать тирании узурпатора, так же, как и необходимости признавать его титул. Но опять же, после реставрации, многие люди противоположной партии нашли здесь прибежище и укрылись от гнева короля. Последних, впрочем, было немного» [17, p. 232]. Хью Джонс в 1724 году вторил ему: «Достоверные сведения об обширных землях и благоприятном климате побудили некоторых состоятельных джентльменов из приличных семей поселиться вместе с семьями в этом новом раю. Некоторые поступили так из-за стремления к богатству, некоторые из-за религии, другие не могли жить где-либо еще, а кто-то не посмел или не захотел оставаться дома. Важным событием, принудившим их поселиться здесь, была Гражданская война в Англии. Губернатор сэр Уильям

ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2018. № 2. www.st-hum.ru Беркли был на стороне короля и дольше всех среди королевских доминионов, до последнего, противостоял узурпатору» [35, p. 23]. Х. Джонс признает происхождение многих представителей правящего класса колонии от аристократов-роялистов, но не подтверждает массового характера их исхода.

Сергей Бурин отмечал, элита колонии не могла удовлетворить своего тщеславия, и виргинское общество становилось все более иерархичным, доминирование правящей верхушки усилилось к концу XVII века. Богатство сосредотачивалось в узком кругу, а бедные в такой среде становились еще беднее. В период с 1680 по 1775 годы лишь немногие виргинцы сумели подняться над тем социальным статусом, в котором они были рождены [26, p. 383-384]. Правящий класс стал искусственно сдерживать социальную мобильность, повысив налоги, ограничив избирательное право. Кабальные слуги, видя, что их возможности стать независимыми фермерами снижаются, часто стали предпринимать попытки незаконного захвата участков в приграничных районах [1, p. 68].

Сложившуюся форму организации общества многие историки определяют как патриархию, при которой крупный плантатор мог рассматривать себя как главу и покровителя очень большого клана, в который были включены разные группы зависимых от него людей. Степень зависимости определялась уровнем материального достатка. Верхушку представляли крупные плантаторы, владевшие большим количеством рабов [42, p. 197-235]. В графстве Ланкастер примерно половина из трехсот белых мужчин обладала землей. Одна четверть из них владела примерно 100-200 акрами земли, две трети землевладельцев имели рабов, но только одна десятая часть имела десять или более рабов, два процента белого мужского населения обладали более чем двадцатью рабами, что на практике говорило о таком стандарте процветания, который обеспечивал статус джентльмена [33, p. 21].

Интересное свидетельство о существующей иерархии, явно проявившимся в типах жилищ, оставил Х. Джонс: «Дома, в которых проживают джентльмены, построены большей частью из хорошего кирпича, а некоторые из

ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2018. № 2. www.st-hum.ru хорошей древесины, удобные и просторные; простые плантаторы проживают в красивых жилищах из древесины, более аккуратных, чем дома фермеров в Англии. Из древесины также построены дома надсмотрщиков… негры проживают в маленьких лачугах числом по шесть человек в каждой под присмотром надсмотрщика.» [35, p. 36].

Политическое развитие колонии к последним десятилетиям XVII столетия привело к концентрации власти среди нескольких плантаторских семей, таких, как Бёрды, Картеры, Рэндольфы, Ли, Беверли, Мейсоны и др. Эта власть передавалась по наследству от отца к сыну вместе с поместьями, рабами и возможностью вести образ жизни джентльмена, то есть человека, свободного от необходимости зарабатывать средства к существованию тяжелым физическим трудом, пользующегося уважением и в местном церковном приходе, и в колониальной ассамблее [30, p. 61].

Общество колониальной Виргинии складывалось в ходе очень сложных испытаний на протяжении всего XVII столетия. Колонисты претерпевали голод и эпидемии. Недостаток женщин и высокий уровень смертности сказывался на демографической ситуации. Долгое время население колонии росло медленно и не за счет естественного прироста, а только благодаря непрерывному потоку иммигрантов. Происходил конфликт интересов коренных жителей и белых колонистов. Многие, включая белых кабальных слуг и африканских невольников, оказались в колонии против своей воли. У тех же, кто добровольно переселялся в Америку, независимо от сословной принадлежности, были схожие экономические мотивы, Новый Свет представлялся местом, где было больше возможностей в сравнении с Европой реализовать свой экономический потенциал. После бунта Бэкона виргинское общество постепенно стало приобретать стабильность, благодаря расовой солидарности белых, консолидации классов: эксплуатируемых черных рабов, кабальных слуг, независимых фермеров и немногочисленных ремесленников, представлявших средний класс и плантаторскую элиту. Демографическая ситуация улучшилась благодаря выравниванию соотношения мужского и

ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2018. № 2. www.st-hum.ru женского населения, а также постепенной адаптации колонистов к климату Чезепикского залива. При этом фактор свободных земель на Западе при постоянном продвижении колонистов играл важную роль «своего рода отдушины», по выражению А.А. Фурсенко [13, с. 74] в сдерживании классовых конфликтов.

Список литературы:

1. Аптекер Г. История американского народа. Колониальная эра. М., 1961.

2. Болховитинов Н.Н. США: проблемы истории и современная историография. М., 1980.

3. Бурин С.Н. Конфликт или согласие? Социальные проблемы колониального Юга США (1642-1763). М., 1980.

4. Бурстин Д. Американцы. Колониальный опыт. М., 1993.

5. Ефимов А.В. Очерки Истории США, 1492-1870. От открытия Америки до окончания гражданской войны. М., 1958.

6. История США. Том первый. 1607-1877 / Под. ред. Севостьянова Г.В. М., 1980.

7. Самойло А.С. Английские колонии в Северной Америке в XVII веке. М. 1963.

8. Слезкин Л.Ю. У истоков американской истории. Виргиния. Новый Плимут, 1606-1642. М., 1978.

9. Согрин В.В. Демократия в Америке. От колониальной эры до XXI века. М., 2011.

10. Согрин В.В. Политическая история США. М., 2001.

11. США в Новое Время: Общество, государство и право XVII-XVII вв. Сборник документов к спецпрактикуму для историков-магистров // Сост., пер. и коммент. Т.В. Алентьевой и М.А. Филимоновой. Курск, 2011.

12. Тарле Е.В. Очерки истории колониальной политики западноевропейских государств (конец XV- начало XIX в.). Л., 1965.

ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2018. № 2. www.st-hum.ru

13. Фурсенко А.А. Американская и французская революции XVIII в. // Вопросы истории. 1972. № 11.

14. American Journey: A History of the United States. A Combined Volume. Prentice Hall, 2003.

15. Bailyn B. Politics and Social Structure in Virginia // Seventeenth Century America: Essays in Colonial History. Chapel Hill, 1959.

16. Berlin I. Many Thousands Gone: The First Two Centuries of Slavery in North America. Cambridge, 1998.

17. Beverley R. The History and the Present State of Virginia. Richmond,

1855.

18. Billings W.M., Selby J. E., Tate T.W. Colonial Virginia: A History. NY,

1989.

19. Breen T. Puritans and Adventurers: Change and persistence in Colonial America. NY, 1980.

20. Brown K. Good Wives, Nasty Wenches, Anxious Patriarchs. Gender, Race and Power in Colonial Virginia. Chapel Hill, 1996.

21. Brown R., Brown K. Virginia 1705-1786: Democracy or Aristocracy? NY,

1964.

22. Bruce P. A. Social Life in Virginia in the Seventeenth Century. Richmond,

1907.

23. Carr L.G., Walsh L.S. The Standard of Living in the Colonial Chesapeake // The William and Mary Quarterly. 1988. Vol. 45, No. 1.

24. Colonel William Byrd on Slavery and Indentured Servants, 1736, 1739 // The American Historical Review. 1895. Vol. 1. No. 1.

25. Deal D. A Constricted World. Free Blacks on Virginia’s Eastern Shore, 1680-1750 // Colonial Chesapeake Society / Ed. by L.G. Carr, J.B. Russo, P. Morgan. Chapel Hill, 1988.

26. Fischer D.H. Albion’s Seed. Four British Folkways in America. NY, 1989.

27. Foundations of Colonial America: A Documentary History / Ed. by W. Kavenagh. NY. 1973. Vol. 3.

ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2018. № 2. www.st-hum.ru

28. Greene J.P. Political Life in the Eighteenth Century Virginia. Williamsburg, 1986.

29. Green J.P. The Pursuits of Happiness: The Social Development of Early Modern British Colonies and the Formation of American Culture. Chapel Hill, 1988.

30. Heinemamm R.L., Kolp J.G., Parent Jr. A.S., Shade W.G. Old Dominion, New Commonwealth: A History of Virginia, 1607-2007. Charlottesville, 2007.

31. Horn J. A Land as God Made it. Jamestown and the Birth of America. NY,

2006.

32. Horn J. Adapting to a New World. English Society in the Eighteenth Century Chesapeake. Chapel Hill, 1994.

33. Isaac R. Transformation of Virginia, 1740-1790. Chapel Hill, 1982.

34. Ivanov R. Blacks in the United States. Moscow, 1985.

35. Jones H. The Present State of Virginia. NY, 1865.

36. Kishlansky M., Geary P., O’Brien P. The Unfinished Legacy. A Brief History of Western Civilization. NY, 1993.

37. Kulikoff A. Tobacco and Slaves. The Development of Southern Cultures in the Chesapeake, 1680-1800. Chapel Hill, 1986.

38. Morgan E. American Slavery, American Freedom: The Ordeal of Colonial Virginia. New York, 1975.

39. Morton R.L. Colonial Virginia, Chapel Hill, 1960.

40. Nelson W.E. Law and the Structure of Power in Colonial Virginia // Valpariso University Law review. 2014. Vol. 48. No. 39.

41. Nettels C. The Roots of American Civilization: A History of American Colonial Life. NY, 1938.

42. Parent A.S. Foul Means: The Formation of a Slave Society in Virginia, 1600-1740. Chapel Hill, 2003.

43. Rothbard M.N. Conceived in Liberty. Auburn, 2011.

44. Shammas C. English Born and Creole Elite at the Turn of the Century Virginia // The Chesapeake in the Seventeenth Century: Essays on Anglo-American Society / Ed. by Ammerman D., Tate T. Chapel Hill, 1979.

ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2018. № 2. www.st-hum.ru

45. Slavery and Law in Virginia [Электронный ресурс] // The Colonial Williamsburg Foundation [сайт]. 2018. URL: https://goo. gl/Yh4o6X (дата обращения: 12.05.2018).

46. Stanard M. Colonial Virginia, Its People and Customs. Philadelphia, 1917.

47. Talpalar M. Sociology of Colonial Virginia. NY, 1960.

48. Taylor A. American Colonies. NY, 2001.

49. The American Promise: A History of the United States. A Combined Volume. Vol. 1: to 1877. Boston, NY. 2002.

50. Tillson A.H. Gentry in Colonial Virginia [Электронный ресурс] // Encyclopedia Virginia [сайт]. 2018. URL: https://goo.gl/CPjBh5 (дата обращения: 12.05.2018).

51. Vaughan A.D. Roots of American Racism. Essays on the Colonial Experience. NY, 1995.

52. Walsh L. Motives of Honor, Pleasure and Profit: Plantation Management in the Colonial Chesapeake, 1607-1763. Chapel Hill, 2010.

53. Wertenbaker T.J. Patrician and Plebeian in Virginia or the Origin and Developmentof the Social Classes in the Old Dominion. Charlottesville, 1910.

54. Wertenbaker T.J. Planters of Colonial Virginia. Princeton, 1922.

55. Winthrop J. A Modell of Christian Charity//Collections of Massachusetts Historical Society. Boston, 1838. 3rd series.

56. Wright L.B. The Atlantic Frontier: Colonial American Civilization, 16071763. Itaca, 1959.

57. Zinn H. A People’s History of the United States. NY, 2003.

Сведения об авторе:

Востриков Павел Вячеславович — соискатель кафедры всеобщей истории Курского государственного университета (Курск, Россия).

Data about the author:

Vostrikov Pavel Vyacheslavovich — graduate student of the General History Department, Kursk State University (Kursk, Russia).

ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2018. № 2. www.st-hum.ru E-mail: [email protected]

kursovik (Проблема рабства в США) — документ, страница 3

Существовало две формы закабаления – по контракту и долговое обязательство. Как правило, контракт заключался в Англии. Подписавший его терял свободу, а “покупатель” получал право распоряжаться им по своему усмотрению. Такие подписчики назывались сервентами по обязательству. Долговое обязательство заключалось по прибытии в Америку, в английские колонии. Приезжие должны были найти себе хозяина, который согласился бы оплатить капитану корабля или дельцу стоимость перевозки. За это переселенцы обязаны были отработать её у оплатившего их проезд хозяина.

Такую форму кабалы особенно практиковали судовладельцы. В обмен за дорогу и питание пассажиры обязывались уплатить определённую сумму по прибытии. При неуплате владелец корабля продавал пассажиров-должников. После продажи имевшееся различие в положении кабального и долгового слуги фактически стиралось. Как тот, так и

другой становились собственностью купившего их владельца, имевшего право продать своего белого раба, сдать в наём, завещать наследникам, переуступить на время в

  1. Фонер Ф. История рабочего движения в США от колониальных времён до 80-х гг. XIX в. М. 1949 — с.23

  2. Чёрные американцы в истории США ред. Иванов Р.Ф. с. 25

  3. Аптекер Г. Колониальная эра с.36

  4. Самойло А.С. Английские колонии в Северной Америке в XVII в. М. 1963

пределах срока договора.7

Первое время в колониях широко применялся труд высланных из метрополии на различные сроки уголовных и политических преступников. Однако труд ссыльных не решал проблемы. С возрастанием численности рабов и увеличением притока добровольных эмигрантов его значение стало заметно падать. На протяжении XVII в. основными работниками были сервенты. Главным образом это были переселенцы из Великобритании, Ирландии, Шотландии, германских государств, обязывавшиеся за перевоз в Америку отработать определённое время, обычно от трёх до семи лет в качестве рабов на срок.8

В начале сервентами были мужчины. Но уже в 20-х годах XVIIв. Началась торговля белыми рабынями. “В 1620г. 60 молодых женщин из Англии были проданы с

аукциона по цене 120-160 фунтов табака (табак выступал своеобразным стоимостным выражением раба), который продавался в то время по 3 шил. за фунт” 9

Практиковалась продажа в рабство и детей. “В 1619г. в Виргинию было продано 100 детей. Плантаторы требовали ещё столько же детей в возрасте 12 лет и выше” 10

Молодёжь и дети состовляли значительную часть кабальных и долговых слуг, ввезёных в колонии, Стремление имущих слоёв населения колоний использовать труд молодых людей объяснялось тем, что сроки их службы были более продолжительными, их можно было дольше эксплуатировать, к тому же маленькие рабы были более послушными.

В колониальных газетах того времени обычными стали объявления о продаже кабальных слуг. Рыночная цена белого раба зависела от срока службы – кто дольше работал, чей срок договора был больше, тот и стоил дороже.

Практиковалась торговля сервентами и в форме обмена. В Мэриленде мальчик-сервент был обменен на телёнка; взрослый мужчина – на лодку; женщина – на молодую лошадь, корову, телёнка и 700 фунтов табака. Имелись случаи обмена сервентов на земельные участки.11

Таким образом белому рабству были свойственны многие черты, характерные для рабства вообще.

С ростом производства в городах,увеличением числа населения всё более возростал спрос на рабочую силу.Колонисты стали искать источники пополнения рабов в самих колониях. Разновидностью кабалы была система ученичества, обязывавшая детей и подростков служить до достижения совершеннолетия- легальное рабство. Ученичество для юношей длилось до 21 года, для девушек до 16-18лет.

Источником пополнения рабов в самих колониях являлось также присуждение к принудительным работам лиц, уличённых в воровстве, преступников, несосотоятельных должников.

В XVII в. белые рабы состовляли значительную часть населения американской колонии Англии. В Виргинии в 70-х годах XVIIв. из 70-80тыс. населения на долю белых рабов приходилось около 15тыс. В Пенсильвании в конце XVII в. на каждые пять свободных жителей приходилось два белых раба. В течение первой половины XVIII в. в одну лишь Филадельфию за четыре года прибыло 25тыс. белых слуг. 12

___________________________________________________________________________

  1. Самойло А.С. Английские колонии в Северной Америке в XVII в. М. 1963 с.6-7

  2. Чёрные американцы в истории США ред. Иванов Р.Ф. с.27

  3. Майере Г. История американских миллиардеров т.1 с.7

  4. Бимба А. История американского рабочего класса с.13-14

  5. Чёрные американцы в истории США ред. Иванов Р.Ф. с. 28

  6. Там же с.29

Гражданское и уголовное законодательство того времени приравнивало их к чёрным рабам и индейцам. Их можно было покупать и продавать с аукционов, наказывать плетьми, заставлять работать столько, сколько пожелает хозяин, Вступать в брак сервенты могли только с разрешения хозяев. За побег наказывали продлением срока кабалы. В 1643г. в Виргинии был принят закон, предусматривавший удвоение срока работы для сервента за попытку к бегству. Если белый бежал вместе с чёрным, то при поимке он обязан был отработать и за себя и за чёрного все дни отсутствия, а также возместить издержки, которые хозяин потратил на его поиски и поимку. Бегство считалось уголовным преступлением и в других колониях. Были приняты меры против переманивания сервентов другими хозяевами, против укрывательства, против оказания помощи во время побега, против вывоза сервентов за пределы колонии.

В Виргинии по закону капитан корабля , вывезший белого раба из колонии, приговаривается к штрпфу в 50 ф.ст. За предоставление убежища беглецу виновный обязан был возместить хозяину убытки, понесённые последним в результате бегства сервента. В Мэриленде за укрывательство устанавливался штраф в размере 500 фунтов табака за первую ночь, 1000 фунтов – за вторую и по1500 фунтов за каждую последующую ночь. Аналогичные законы принимались и в колониях Новой Англии.

Газеты печатали сообщения о белых сервентах и о вознаграждении тому, кто задержит беглеца.

На ужесточение кабалы сервенты отвечали восстаниями. Наиболее крупным явилось движение в Виргинии в 70-годах XVII в., вождём которого стал Натаниэль Бэкон.

Хотя восстания кабальных слуг кончались поражениями и кровавыми расправами колониальных властей, всё же борьба сервентов за свободу способствовала тому, что законодательные собрания вынуждены были издавать постановления, в какой-то мере ограждавшие кабальных слуг от жестокого обращения со стороны их хозяев. Это делалось с целью показать прибывающим поселенцам, что их права якобы гарантированы властями. Однако те довольно быстро убеждались, что колониальные суды твёрдо стоят на стороне интересов имущих слоёв населения.

По окончании срока кабальный слуга имел право на получение участка в 50 акров. Однако, обретя свободу, сервент большей частью оказывался без средств на обзаведение хозяйством и обработку своего участка. Поэтому, как правило, бывший сервнт вынужден был продавать своё право на земельный надел и наниматься батраком к богатым колонистам. Такой рост сельскохозяйственных рабочих, являясь следствием развития рабства, также отвечал процессу первоначального накопления капитала в Новом Свете. Вчерашние белые рабы нанимались к плантаторам на должность надсмотрщиков за работой чёрных, разнорабочими в портах, агентами иностранных купцов по заготовке табака и других колониальных товаров.

Кабальная система обеспечила колонии на некоторое время необходимой рабочей силой, что явилось важным условием экономического развития британских колоний, особенно Виргинии, Мэриленда, Пенсильвании. В меньшей степени это относилось к Новой Англии, где возникали отрасли производства, требовавшие квалифицированного свободного труда.

Во второй половине XVII в. возникают и быстро развиваются британские колонии на Американском континенте: Нью-Джерси, Северная и Южная Каролина, Нью-Йорк. В них также ощущается острая нехватка рабочих рук. Уменьшение иммиграционного потока из Европы, удорожание стоимости перевозки через океан приводили к повышению цен на законтрактованных работников. Осложнение было вызвано и тем, что у многих сервентов кончался срок службы по контракту, а заменить их было делом нелёгким.

2.3.Чёрное рабство

В поисках выхода из созавшегося положения колониальные предприниматели обратили свои взоры к Африке.

Вскоре они смогли убедиться, что африканцы в большей мере, чем индейцы и белые рабы, удовлетворяют потребностям производства. Увеличившийся приток чёрных невольников в сравнении с уменьшившимся ввозом кабальных слуг привёл к снижению цен на чёрных рабов к концу XVIIв. На деньги, за которые белый слуга поступал в кабалу на 10 лет, можно было купить африканца на всю жизнь. В 1672г. белый, закабаленный сроком на пять лет, оценивался в среднем в 10ф.ст.,в то время как чёрный приобретаемый навсегда, стоил 20-25ф.ст. 13

Африканцы были ввезены в Северную Америку в 1526г., когда на территории современной Южной Каролины высадился испанец Лукас Васко де Эйлон и основал колонию, в которой стали проживать 500 испанцев и 100 чёрных рабов.

Первые рабы-африканцы появились в Виргинии в 1619г., однако система негритянкого рабовладения сложилась не сразу. До конца XVIIв. потребность в рабочей силе вполне восполнялась трудом белых кабальных слуг, и численность чёрных в этот период была незначительной.

В Виргинии в 1625г. имелось всего 23 африканца. К середине XVII в. уже насчитывалось 300 человек из 15300 жителей колонии, причём не все они были рабами. Первые афро-американцы вначале приравнивались к законтрактованным работникам. По истечении срока службы они становились свободными и могли даже приобретать земельные участки. Большинство африканцев-сервентов находилось на Севере. В Бостоне к 1 октября 1708г. их числилось 400человек, а всего в Новой Англии к этому времени было около 550 чёрных сервентов. Негритянское рабовладение развивалось до конца XVIIв. сравнительно медленно, это объясняется рядом обстоятельств: в колониях ещё не понимали, какой экономический эффект даёт применение труда африканцев; на протяжение всего XVIIв. торговля африканскими невольниками являлась монопольным правом голландских, испанских, португальских купцов, которые поддерживали высокие цены на свой “товар”.14

В 1713г. Великобритания вырвала у Испании право “асиенто” (право на ввоз в испанские колонии невольников из Африки), английские, а вслед за ними и колониальные купцы Новой Англии получили монопольное право на перевозку чёрных в Новый Свет.

В начале рабы доставлялись в основном на британских судах купцами Бристоля, Ливерпуля, Лондона и других портов метрополии. Монопольное право на работоговлю с колониями находилось в руках Королевской Африканской компании. Против этой монополии выступали как английские купцы, не являвшиеся членами компании, так и торговцы, судовладельцы в колониях, требовавшие свободной торговли рабами. Плантаторы также жаловались на то, что компания продаёт по высоким ценам и нерегулярно поставляет рабов. Итогом этой борьбы явилась отмена в 1698г. монопольного права компании и предоставление любому судну, плавающему под английским флагом, права свободной торговли.

С этого времени американские колонии Великобритании стали самостоятельно заниматься работорговлей в широких масштабах. Это привело к резкому увеличению численности африканского населения в колониях, особенно южных, где развившаяся плантационная экономика требовала постоянной многочисленной,лишённой собственности рабочей армии.

__________________________________________________________________

  1. Чёрные американцы в истории США ред Иванов Р.Ф. с.30

  2. Там же с.30-31

Такому требованию полностью отвечал рабский труд афро-американцев. К.Макс отмечал, что “возделываемые рабами культуры предметов южного экспорта – хлопок, табак, сахар и т.д. –являются доходными лишь в том случае,если они производятся большими группами рабов в массовом масштабе и на обширных пространствах естественно плодородной почвы,требующей лишь примитивного труда”.15

Отсутствие сельскохозяйственных машин и орудий приводили к тому, что их стали заменять чёрными рабами, которые в данном случае выступали как средство производства. Работа на плантациях не требовала специальных знаний, навыков, умения, здесь необходима была только физическая сила человека. Плантатора интересовали жилищные условия рабов, их питание лишь в той мере, в какой это отвечало сохранению их способности к труду.

Развитие экономики приводили к дифференциации и среди рабов-африканцев. Самыми обездоленными являлись те из них, кто непосредственно жил и работал на плантациях. В более привелегированном положении находилась домашняя прислуга. В выгодном положении оказывались и чёрные, овладевшие какой-либо специальностью: плотника, кузнеца и др. Таких хозяева часто сдавали внаём, что вызывало недовольство среди белых ремесленников и наёмных белых рабочих. Сдача чёрных внаём не означала ещё появления негритянских наёмных рабочих. Эти люди по-прежнему оставались рабами, у них только менялся хозяин. Рабы в данном случае представляли не что иное, как “товар, который может переходить их рук одного собственника в руки другого”. 16

Предприниматели часто прибегали к применению труда чёрных рабов, стараясь таким путём добиться возможности снижения заработной платы белым рабочим. Подобного рода “конкуренция” со стороны африканцев приводила к тому, что многие белые рабочие вынуждены были уходить в другие места, например в северные колонии. Это приводило к развитию расовой неприязни белых по отношению к чёрным, Белым женщинам запрещалось выходить замуж за афро-американцев, а так называемые чёрные кодексы окончательно провели социальную грань между чёрными и белыми.

Увеличение численности африканцев выдвинуло задачу выработки норм, регулирующих их правовое положение. До 60-х годов XVIIв. положение чёрных рабов не было специально определено колониальным законодательством. Рабство, относящееся не только к ним, было узаконено в ряде колоний Новой Англии и раньше: в Массачутсе – 1641г.; в Коннектикуте – в 1650г.; в Род-Айленде – в 1652г. В колониальной Новой Англии закон рассматривал чёрных как частную собственность.17

В 1661г. законодательное собрание Виргинии приняло первый в американских колониях акт, по которому африканцы признавались пожизненными рабами. Таким образом было установлено различие между чёрными и белыми сервентами. Затем был принят ещё ряд законов о рабах-африканцах и их потомстве. В 1680г. создаётся единый кодекс рабовладения в Виргинии, в него вошли отдельные законодательные постановления колонии о рабах.

Белые рабы Нового Света. Британская империя

Белые рабы Нового Света

В колонии постепенно складывалась определенная общественная структура. Собственно, она существовала и раньше, но при избираемом президенте разница в статусе колонистов несколько сглаживалась. Теперь она выступила со всей рельефностью. Высший слой общества Виргинии составляли члены колониальной администрации во главе с губернатором, средний слой – немногочисленные английские джентльмены, акционеры компании и другие поселенцы, которые сами оплатили свой переезд в Америку. Это было привилегированное сословие. Большинство же составляли так называемые сервенты, прибывшие в Америку за счет Виргинской компании. С ними заключался контракт на определенный срок (7 лет, иногда меньше), в течение которого они обязывались за «достаточно разумное» питание и снаряжение выполнять поручаемую им работу по специальности или любую, предписанную колониальной администрацией. Предполагалось, что после окончания срока контракта каждый из них получит земельный надел. Однако конкретных обязательств компания на себя не брала.

Сервенты рекрутировались главным образом из обезземеленных крестьян, бродяг, а частично набирались из уголовных преступников. Значительная часть колонистов отправлялась в Виргинию против собственной воли или в силу крайней нужды. От обычных рабов их отличал главным образом цвет кожи, да еще едва тлевшая надежда, что когда-нибудь, в далеком и неопределенном будущем, они получат в Америке клочок земли. Но это мало сказывалось на их нынешнем положении. Следуя инструкциям, губернаторы прибегали к драконовским мерам для наведения порядка, стараясь добиться от колонистов максимальных усилий при выполнении ими работ. Какое питание считать достаточно разумным, оставляли на усмотрение администрации. Размещение колонистов в «общем доме», совместный обязательный труд, нормированное распределение продуктов и их постоянная нехватка, страх перед нападением индейцев, заставлявший быть всегда начеку, делали жизнь колонистов в условиях военного поселения практически каторжной. Охотников ехать в колонию становилось все меньше, но их не спрашивали. На данном этапе колонизации рабский труд себя оправдывал, и его вовсю использовали. А повод отправить какого-нибудь бедолагу за океан найти было не так уж сложно.

Это был далеко не единственный случай, когда англичане использовали в Новом Свете белых невольников. В течение XVII века широко практиковалась продажа на плантации Вест-Индии осужденных за уголовные и политические преступления. Многие, наверное, помнят, что подобный случай описан в романе Рафаэля Сабатини «Одиссея капитана Блада»: «Я уже сказал, что несчастья, обрушившиеся на Блада в результате его посещения усадьбы Оглторп, включали в себя и два обстоятельства положительного порядка: первое, что его вообще судили, и второе, что суд состоялся 19 сентября. До 18 сентября приговоры суда приводились в исполнение немедленно. Но утром 19 сентября в Таунтон прибыл курьер от государственного министра лорда Сэндерленда с письмом на имя лорда Джефрейса. В письме сообщалось, что его величество король милостиво приказывает отправить тысячу сто бунтовщиков в свои южные колонии на Ямайке, Барбадосе и на Подветренных островах. Вы, конечно, не предполагаете, что это приказание диктовалось какими-то соображениями гуманности. Лорд Черчилль, один из видных сановников Якова II, был совершенно прав, заметив как-то, что сердце короля столь же чувствительно, как камень. «Гуманность» объяснялась просто: массовые казни были безрассудной тратой ценного человеческого материала, в то время как в колониях не хватало людей для работы на плантациях, и здорового, сильного мужчину можно было продать за 10–15 фунтов стерлингов. Немало сановников при дворе короля имели основания претендовать на королевскую щедрость, и сейчас представлялся дешевый и доступный способ для удовлетворения их насущных нужд.

В конце концов, что стоило королю подарить своим приближенным некоторое количество осужденных бунтовщиков?

В своем письме лорд Сэндерленд подробно описывал все детали королевской милости, заключенной в человеческой плоти и крови. Тысяча осужденных отдавалась восьми царедворцам, а сто поступали в собственность королевы. Всех этих людей следовало немедленно отправить в южные владения короля, где они и должны были содержаться впредь до освобождения через десять лет. Лица, которым передавались заключенные, обязывались обеспечить их немедленную перевозку.

…Так случилось, что Питер Блад, а с ним Эндрью Бэйнс и Джереми Питт вместо того, чтобы быть повешенными, колесованными и четвертованными, как определялось в приговоре, были отправлены вместе с другими пятьюдесятью заключенными в Бристоль, а оттуда морем на корабле «Ямайский купец». От большой скученности, плохой пищи и гнилой воды среди осужденных вспыхнули болезни, унесшие в океанскую могилу одиннадцать человек. Среди погибших оказался и несчастный Бэйнс.

Смертность среди заключенных, однако, была сокращена вмешательством Питера Блада. Вначале капитан «Ямайского купца» бранью и угрозами встречал настойчивые просьбы врача разрешить ему доступ к ящику с лекарствами для оказания помощи больным. Но потом капитан Гарднер сообразил, что его, чего доброго, еще притянут к ответу за слишком большие потери живого товара. С некоторым запозданием он все же воспользовался медицинскими познаниями Питера Блада. Улучшив условия, в которых находились заключенные, и наладив медицинскую помощь, Блад остановил распространение болезней.

В середине декабря «Ямайский купец» бросил якорь в Карлайлской бухте, и на берег были высажены сорок два оставшихся в живых повстанца».

Все, что только что прочел читатель, это не художественный вымысел, а исторический факт. После поражения восстания герцога Монмута, внебрачного сына Карла II, пытавшегося захватить английский престол в 1685 году, его сторонники действительно были проданы в рабство в Вест-Индию, и этот случай был не уникален. А якобы вольнонаемные рабочие до такой степени смахивали на невольников, что одно время на Британских островах имела место тайная охота на рабов, пусть и не в тех масштабах, что на Черном континенте. В портовом кабачке какого-нибудь незадачливого молодого человека из простонародья вполне могли схватить и сунуть в трюм, чтобы затем выгодно продать по ту сторону океана. И несчастному было крайне сложно доказать, что с ним поступили незаконно. Именно такая история приключилась в юности с Генри Морганом, знаменитым пиратом, закончившим свою карьеру на посту губернатора Ямайки. Обстоятельства, при которых он попал в Новый Свет, описаны в биографическом романе Стейнбека «Золотая чаша». Это не документальное свидетельство, но талантливый и влюбленный в исторический материал писатель дает нам возможность почувствовать атмосферу эпохи: «Волшебный гул голосов заворожил юного Генри. Он слышал непонятную речь, кругом было столько нового! Кольца в ушах генуэзцев, короткие, как кинжалы, шпаги голландцев, лица всех оттенков от багрово-красного до коричневого, как дубленая кожа. Он мог бы простоять так весь день, не замечая движения времени.

На его локоть легла могучая ладонь в перчатке из мозолей, и Генри увидел перед собой бесхитростную физиономию матроса-ирландца.

– Не присядешь ли тут, парень, рядышком с честным моряком из Корка по имени Тим? – При этих словах он сильным толчком сдвинул соседа, освободив для юноши край скамьи. По грубой ласковости с ирландцами не сравнится никто. Генри сел, не догадываясь, что честный моряк из Корка успел увидеть его золотую монету.

– Спасибо, – сказал он. – А куда вы плывете?

– Ну, плаваю-то я везде, куда ходят корабли, – ответил Тим. – Я честный моряк из Корка и одним только плох: не звенят у меня монеты в кармане, да и только. Уж и не знаю, как я заплачу за здешний отличный завтрак, ведь в карманах у меня пусто, – добавил он медленно и выразительно.

– Ну, если вы без денег, так я заплачу за вас, только вы расскажите мне про море и корабли.

– Вот я сразу в тебе джентльмена распознал! – воскликнул Тим. – Чуть увидел, как ты вошел… Ну, и глоточек винца для начала? – спросил он и, не дожидаясь согласия Генри, кликнул служанку, а потом поднес стопку с бурой жидкостью к самым глазам.

– Ирландцы ее называют уйскебо. И значит это «вода жизни»; а англичане – виски. Просто «вода». Да будь вода такой крепкой да и чистой, я бы не на корабле, а в волнах плавал! – Он оглушительно захохотал и единым духом осушил стопку.

– А я в Индии поплыву, – сказал Генри, надеясь, что он опять заговорит про море.

– В Индии? Так ведь и я тоже. Уходим завтра на Барбадос с ножами, серпами и материями для плантаций. Хороший корабль, бристольский, только шкипер человек суровый, а в вере прямо-таки неистовый – он из плимутской общины. Знай, орет про пламя адово, дескать, молитесь и кайтесь, да только, по-моему, очень ему нравится, что кому-то огня этого не миновать. Будь по его, гореть бы нам всем до скончания века. Ну, да я такой веры понять не могу. Коли «Аве, Мария» человек не читает, какая же это вера?

– А… а нельзя ли и мне… поплыть с вами? – спросил Генри прерывающимся голосом.

Простодушные глаза Тима укрылись под веками.

– Будь бы у тебя десять фунтов… – начал он медленно и, заметив, как вытянулось лицо юноши, тут же поправился: – То есть пять, хотел я сказать.

– У меня теперь осталось только четыре полные фунта, – грустно сказал Генри.

– Ну, может, и четырех хватит. Давай-ка мне свои четыре фунта, и я поговорю со шкипером. Он ведь человек-то неплохой, если его веру и чудачества без внимания оставлять. Да не гляди ты на меня так! Ты же со мной пойдешь. Неужто я сбегу с четырьмя фунтами молодого человека, который меня завтраком угостил? – Его физиономия расплылась в широкой улыбке.

– А ну-ка, выпьем за то, чтобы ты поплыл с нами на «Бристольской деве», – сказал он. – Мне стопочку уйскебо, а тебе винца из Опорто!

Тут принесли завтрак, и оба на него накинулись. Утолив первый голод, Генри сказал:

– Меня зовут Генри Морган. А тебя Тим. Но фамилия у тебя какая?

Матрос шумно захохотал:

– Мою фамилию разве что в Корке в придорожной канаве отыщешь. Отец с матерью ждать не стали, чтоб мне свою фамилию сказать. Да и Тимом-то меня никто не называл. Только имечко это вроде как даровое, бери его – никто и не заметит. Ну, как с листками, что сектанты на улицах подбрасывают и деру, чтоб никто их с ними не видел. А Тим – это как воздух: дыши себе, и никому нет дела.

Покончив с завтраком, они вышли на улицу. Там теперь кишели лоточники, мальчишки с апельсинами, старухи со всякой мелочью. Город выкликал тысячи своих товаров. Драгоценности, привезенные кораблями из самых неведомых уголков мира, вываливали, точно репу, на пыльные прилавки Кардиффа. Лимоны. Ящики кофе, чая, какао. Пестрые восточные ковры и магические снадобья из Индии, показывающие тебе то, чего на самом деле нет, и дарящие наслаждения, которые рассеиваются без следа. Прямо на улицах стояли бочонки и глиняные кувшины с вином с берегов Луары и со склонов перуанских Анд.

Они вернулись в порт к красавцам кораблям. С воды на них пахнуло запахом дегтя, нагретой солнцем пеньки и сладостью моря. Наконец вдалеке Генри увидел большой черный корабль с надписью золотыми буквами на носу «Бристольская дева». Рядом с этой морской чаровницей и город, и плоскодонные баржи казались безобразными и грязными. Ее легкие плавные линии, какая-то чувственная уверенность в себе ударяли в голову, заставляли ахнуть от удовольствия. Новые белые паруса льнули к реям, точно длинные вытянутые коконы шелковичных червей, а палубы ее сверкали свежей желтой краской. Она чуть покачивалась на медленной зыби, словно горя нетерпением полететь в любой край, нарисованный твоим воображением. Среди скучных бурых судов она была как темнокожая царица Савская.

– Чудесный корабль, отличный корабль! – воскликнул Генри ошеломленно.

Тим был польщен.

– Погоди, вот поднимешься на борт, посмотришь, как там все заново отделано, пока я со шкипером поговорю.

Генри остался стоять на шкафуте, а его долговязый спутник пошел на корму и сдернул шапку перед тощим, как скелет, человеком в заношенном мундире.

– Я парня привел, – сказал он шепотом, хотя Генри никак не мог его слышать. – Он решил в Индии отправиться, так я подумал, что, может, вы захотите его взять, сэр.

Тощий шкипер насупил брови:

– А он крепкий, а, боцман? Толк от него на островах будет? Они же прямо как мухи мрут еще в первый месяц. Ну, и жди неприятностей, когда зайдешь туда в следующий раз.

– Он там, позади меня, сэр. Сами посмотрите. Вон он. И сложен хорошо, и силенка есть.

Тощий шкипер оглядел Генри, начав с крепких ног и кончив широкой грудью. Взгляд его стал одобрительным.

– Да, парень крепкий. Хорошо сделано, Тим. Получишь с этого деньги на выпивку и в море добавочную порцию рома. А он что-нибудь знает?

– Ничего.

– Ну так и не говори ему. Поставь помогать в камбуз. Пусть думает, что отрабатывает проезд. Не то хныканью конца не будет. Только вахте помеха. Узнает, когда туда придем. – Шкипер улыбнулся и отошел от Тима.

– Можешь плыть с нами! – воскликнул Тим, и Генри онемел от восторга».

Но торговцы белыми рабами не выдерживали конкуренции с коллегами, промышлявшими на африканском побережье, из-за низкого качества товара. Как доходчиво объяснял главный злодей «Одиссеи капитана Блада» полковник Бишоп: «Эти белые свиньи не умеют работать и быстро дохнут в здешнем климате!» Можно также добавить, что их было гораздо труднее держать в подчинении, чем оказавшихся в совершенно чуждой для них обстановке и не имеющих даже единого языка для общения африканцев. И со временем обычай продавать в рабство соотечественников иссяк, и вдобавок к экономической нецелесообразности под его запрещение подвели идеологическую базу в виде расовой теории.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читать «Марш Хаоса (СИ)» — Кольцов Сергей — Страница 25

— Группу сервентов и суккуба уничтожил Бук из Лавета. — Спокойно произнёс я. — Это было его последнее сообщение, после чего он направился в Орхол следом за сестрой.

— Жаль мы не можем с ним связаться. — Поморщился Вацлав.

— После того как вы его гоняли два месяца по столице он и не будет с вами разговаривать.

— Признаю, тогда я поторопился с выводами. Не знал, что он сумел разорвать свою связь с Хаосом. — Кивнул Вацлав и вздохнул. — Не думаю, что принцесса задержится в Орхоле, город это небольшой.

— Да, я тоже так думаю. Главное чтобы нам удалось добраться до неё до того как это сделают члены императорской тайной стражи или не дай духи — сервенты.

— Это будет катастрофа. — Кивнул Вацлав. — Сейчас мы не готовы к новому порталу в Хаос. Мы постараемся не допустить похищения принцессы сервентами, но время играет против нас.

— Как и всегда. — Тяжело вздохнул я признавая. — Откуда вообще появился слух про Юлину и Кристофа?

— Впервые он появился перед свадьбой Дарнира и Юлины, я сначала не придал этому особого внимания. Когда императрица заявила, что беременна, и слух стал ходить уже не только между слугами императорского дворца, я приставил к ним несколько агентов. Информация подтвердилась, они встречались в одних из тайных покоев, о существовании которых мы знали, пусть и найти их достаточно сложно. Были проведены смотры и записаны разговоры, если необходимо, я их предоставлю завтра. Сейчас не могу, устал.

— Хорошо, Вацлав. Ты не голоден?

— Нет, благодарю, перекусил в городском трактире, прежде чем направиться сюда. Что здесь делает, магистр Айлек Рисс?

— Он потребовал, чтобы я ему помог с чужаками из-за Врат. Разумеется, получил временный отказ, вот теперь сидит и ждёт.

— Ну да, больше ему не у кого просить помощи. Дарнир погиб, а Кристоф пока не улучшит своё положение, не возьмётся за решение данной проблемы, а про большой совет магистров я даже говорить не хочу.

— Мерзкая банка с пауками. — Повторил я как-то сказанные им слова.

— Именно, они просто побоятся связываться с подобным противником, учитывая, что случилось с Академией. — Вздохнул Вацлав. — Вижу, вы сумели договориться с альтами, принц Эшарион. Свадебная церемония уже скоро?

— Скоро, ты и сам знаешь, почему она откладывается.

— Да, брать первой женой альтскую княжну всё-таки не стоит, наша аристократия будет возмущена. — Покивал Вацлав. — Вы что-то хотели мне рассказать?

— Сейчас у меня в плену находятся два члена отряда «Мёртвая рука», я думаю, тебе будет интересно с ними побеседовать.

— Это невозможно. — Замер в напряжении Вацлав. — Они же должны были погибнуть при…

— Да, Вацлав, нас одурачили. Разлад между наследниками Дария был спланирован ещё двадцать лет назад, а после оставалось только дёргать за ниточки, чтобы привести ситуацию к тому, что мы имеем сейчас.

— Я могу с ними встретиться?

— Можешь забрать их, но побеседуешь завтра. Я уже распорядился приготовить тебе покои.

— Благодарю, мой принц. — Кивнул глава тайной стражи. — Значит, наш таинственный игрок всё-таки проявил себя.

— Мне кажется, скоро он покажет своё лицо. Его план практически выполнен. Кристоф по сравнению с ним лишь ребёнок, я представляю угрозу, но не могу наследовать престол. Вот и получается, что ему никто не помешает, принцессы не в счёт. Ты и сам знаешь, с какой неохотой на престол возводят императриц.

— Да, представляю, что могут натворить в данной ситуации Милена или Калерия. Если первая излишне жёсткая, то вторая действует, а уже после думает. Впрочем, Милену можно сразу исключить, она уже была замужем.

— Знаю, она забеременела от Дарнира. — Кивнул я и вздохнул. — Остаётся только Калерия, а ею слишком легко манипулировать, и она страшна, когда действует на эмоциях.

— Многим будет удобно видеть её на троне.

— Точнее на члене. — Поморщился я. — В истории Империи уже были императрицы и, к сожалению, лишь одна из них была достойной. Остальные же, так сильно привили фаворитизм, что до сих пор не можем от него избавиться.

— Вы часто излишне прямолинейны, принц. За это вас стоит уважать, но…

— Вацлав, я знаю о своих недостатках. Не надо. — Поднявшись, я принялся налива в два деревянных кубка сока. — Меня больше интригуют причины, по которым герцоги Фантек и Дамлет игнорируют Императора.

— Боюсь, мне нечего сказать. Вы о чём-то догадываетесь?

— Да, догадываюсь, но боюсь, что даже озвучивать это будет сродни шутке. Впрочем, мы об этом так или узнаем, пусть и в будущем. — Поставив кубок перед главой тайной стражи, я пригубил из своего. — Думаю, вопрос о Кристофе обсудим завтра, на сегодня уже достаточно.

— Вы не собираетесь спать, принц?

— Пойду с мечом поупражняюсь, да и подумать стоит о том, что ты рассказал. — Ответил я и, допив сок, поставил кубок на стол. — Думаю, завтра, когда вы обсудите с агентами «Мёртвой руки», то, чем они занимались последние двадцать лет, мы сможем это обсудить. Может у вас возникнут какие-то мысли по разрешению сложившейся ситуации.

— Хорошо, принц, оставим это на завтра. — Медленно выпив кубок, Вацлав и принялся надевать свою маску, а после и плащ.

Быстро надев тёплый поддоспешнник прямо поверх обычной одежды, я подпоясался поясом с закреплёнными на них ножнами и взял шапку в руки направился к выходу. Выйдя из моих покоев вместе с Вацлавом, я запечатал их, и направились по коридору, где мне удалось окликнуть одного из работников и попросить его провести гостя в подготовленные гостевые покои. После чего Вацлав направился на третий этаж по лестнице, а я спустился к чёрному входу и направился на тренировочную площадку.

Ладно потренируюсь, а заодно и подумаю что ещё нужно обсудить… К тому же и своих проблем достаточно.

На следующий день до обеда я занимался торгами с уже известным мне торговцем, доставившим материалы для строительства дома. Целью для меня стала баня, которую я построить новую пока у меня есть на это время, а после я отправился в кузницу, договариваться с Фураном по поводу печи…

Вацлав в это время спустился вниз и занимался допросом членов «Мёртвой руки». Девушки с утра снова взялись за украшение поместье и сами вскоре засели за работы… Всё-таки большинство украшений делается вручную и занимают много времени и сил, поэтому я старался их не трогать.

Эйруэн и Эвелин вплотную занялись нижним бельём, причём как для женщин, так и для мужчин. Сейчас занимались выкройкой и стандартизацией размеров, а так же задались вопросами тканей. Пройдёт немало времени, прежде чем нижнее бельё станет всеми принятым предметом гардероба.

Ближе к обеду я уже решил всё что запланировал и принял гонца, доставившего новую партию писем и посланий, а так же забрал мои письма аристократам.

Обед прошёл в спокойной атмосфере, только сёстры мысленно жаловались мне на Клэр, насевшей на них с обучением, как этикета и танцев, так и вполне обычных математики, имперского и альтского языков, а так же магии, пусть и только бытовой. Отдельно раз в неделю проводила уроки по ментальной магии, в которой была специалистом.

Собрались мы после обеда в малой гостиной, куда даже заставили прийти Валерию. Сейчас артаарка сидела в кресле, скрестив руки на груди, и переводила свой тяжёлый взгляд с одной девушки на другую.

— Прошу всех успокоится. — Спокойно произнесла Оранэра, демонстративно посмотрев на артаарку. — Я собрала всех здесь чтобы обсудить довольно неприятный вопрос, а именно: право наследования.

— Если ты имеешь в виду моего ребёнка, ты могла бы просто спросить, а не делать из этого совещание. — Сухо произнесла Валерия. — Это мой ребёнок и мне совершенно неважно, что решит принц Эшарион.

— Валерия, извини, но ты не понимаешь ситуации. — Улыбнувшись, произнесла Соня. — Неважно признает Эшарион ребёнка или нет, но с правом наследования, что в Империи, что в королевствах Севера, дело обстоит достаточно строго. Первенец, неважно бастард он или нет, получает больше всего прав.

Обсуждение клуба / Топики / Коммунистическая Аниме Партия (КАП) / Клубы / Коммунистическая Аниме Партия (КАП) / Клубы

@Мастер слова и дела,
В прошлом Америки не раз бывало, что белые и черные объединялись для борьбы за свои права против эксплуатации. Более того, когда-то, – когда Штаты еще принадлежали Британской империи, – была целая категория белых рабов – сервентов (servant — англ. слуга). Последних толкали в сети рабства не работорговцы, а нищета, политические, религиозные, а то и уголовные преследования на своей родине, в Англии или Ирландии. Доведенные до предела нищеты, бесправия, они заключали контракт, обязуясь работать в течение четырех-семи лет на хозяина в обмен на проезд до Нового света. Законтрактованные работники по своему положению не сильно отличались от черных невольников. Их так же, как рабов, покупали и продавали, и не только мужчин и женщин, но и детей. Они содержались в отвратительных условиях, и жизнь их так же мало что значила в колониальной Америке. Правда, в отличие от рабов, сервенты все-таки могли дождаться и дожидались освобождения. И это различие, пусть и не разительное, в положении белых бедняков и черных впоследствии сыграет свою роль в становлении американского расизма.

Но изначально, находясь примерно на одном социальном уровне, чувствуя в равной степени давление и эксплуатацию, белые сервенты и черные рабы естественным образом не склонны были обращать внимание на различия в цвете кожи и даже в культуре. Историк Говард Зинн в своей известной книге «Народная история США» писал: «Несмотря на предвзятые мнения о черном цвете, несмотря на особую зависимость негров в Северной и Южной Америке в XVII в., существуют свидетельства того, что, когда белые и чернокожие сталкивались с общими проблемами, сообща работали, видели общего врага в своем хозяине, тогда они относились друг к другу как равные. Как пишет об этом исследователь рабства К. Стэмп, черные и белые сервенты в XVII столетии были «удивительным образом безразличны к очевидным физическим различиям между собой».

Историк Эдмунд Морган в книге «Американское рабство, американская свобода» также описывал, как стирались межрасовые границы в случае равных условий нищеты и бесправия: «Есть намеки на то, что две группы презренных изначально видели друг друга разделяющими одну судьбу. Например, среди сервентов и рабов были обычным делом совместные побеги, похищение свиней, попойки. Среди них не было необычным предаваться совместным любовным утехам. Во время восстания Бэкона один из последних сдавшихся в плен отрядов состоял из восьмидесяти негров и двадцати сервентов-англичан».

Естественным страхом эксплуататоров является страх перед объединением эксплуатируемых. И в истории Америки, как уже говорилось, есть страницы, когда оно действительно происходило. Примеры такого объединения можно найти в крупном восстании Натэниэля Бэкона против колониальных властей в 1676 году. Историк Говард Зинн пишет: «В восстании Бэкона правителей Виргинии больше всего напугало то, что в его ходе чернокожие рабы и белые сервенты объединились. В одном гарнизоне сдались «400 вооруженных англичан и негров», в другом – 300 «фрименов и сервентов – африканцев и англичан». Морской офицер, подавивший сопротивление 400 человек, писал: «Я уговорил большинство из них вернуться по домам, что они и сделали, кроме примерно 80 негров и 20 англичан, которые не сдали оружие».

Но если бедные белые и черные так легко находили общий язык друг с другом, откуда тогда взялся расизм? Эдмунд Морган объясняет его классовыми причинами. «Расизм» был вызван пусть и не существенным в масштабе всего классового общества, но все же различием в социальном положении одних и других. Как уже отмечалось, белые сервенты и черные рабы, хотя и находились на самом дне общества и были абсолютно зависимы от воли своих хозяев, все же отличались статусом. Одни, белые, сохраняли право на свободу, могли надеяться покончить с бедностью, «выбиться в люди», другим, черным, все это было недоступно. Одни имели право на мечту, другие и этого были лишены. Правящим классам, осознающих, сколь разрушительную роль могут сыграть восставшие черные, если увлекут за собой недовольных белых, было важно разъединить рабочий класс. И по тем контурам, где уже имелись классовые различия, стигматизированные черным цветом кожи, нужно было провести жесткие, непреодолимые границы отчуждения. Морган писал: «Если бы фримены, чьи надежды не оправдались, нашли общие цели с рабами, питавшими отчаянные надежды, результаты этого могли бы быть хуже всего, что сотворил Бэкон. Решением проблемы, очевидным и постепенно признаваемым, был расизм, разделение представляющих опасность свободных белых и столь же опасных чернокожих рабов барьером расового презрения».

Таким образом мы видим, что расизм как идеология превосходства одной части общества над другой призвана скрыть изначальный классовый антагонизм. Расизм маркирует социальное неравенство строением черепа, цветом кожи, иными признаками. Однако, в действительности, все эти признаки являются вторичными по сравнению с изначальным классовым положением дискриминируемого. Расизм – это естественный шаг от мысли о естественности и оправданности эксплуатации и, следовательно, неравенства до идеи, что есть те, кто на эту эксплуатацию обречен от рождения в силу своих пороков, умственного развития и всего такого прочего, например, цвета кожи.

«Сами виноваты», – сейчас говорят некоторые наши защитники рынка о бедных в точности так же, как ранее говорили рабовладельцы о своих «говорящих инструментах», приписывая им врожденное тупоумие, леность, неспособность к цивилизационному развитию и прочее, и прочее. И таких замечаний от наших капиталистических «робинзонов» по отношению к нашим простоватым «пятницам» приходится слышать с каждым годом все больше. «В современном мире бедными и нечастными являются страны с ублюдочными режимами. А внутри богатой страны бедными и несчастными являются ублюдки», – писала журналистка Юлия Латынина лет десять назад, осуждая охватившие Лондон волнения, вспыхнувшие в ответ на убийство полицейским черного Марка Даггана. «Если не получилось преуспеть по правилам капиталистического мира, то надо этот мир разрушить. Никто не хочет бороться за то, чтобы не было бедных, — это сложно и трудновыполнимо, бороться за то, чтобы не было богатых, – весело и приятно», – пишет Собчак и выкладывает в «Инстаграме» черный квадрат с песней «Убили негра» на фоне американских протестов, вспыхнувших в ответ на убийство черного Джорджа Флойда. Такие вот у нас либеральные «властители дум», наглядно демонстрирующие, что от социального расизма до расизма обычного – один шаг.

Борьба с расизмом всегда была частью той работы, которую вели американские левые. Во всех их программах проблема преодоления расовых барьеров до сих занимает важное место. В современной программе Коммунистической партии США борьба против расизма рассматривается как часть рабочей борьбы. Там, в частности, прописано следующее: «Расизм подрывает единство рабочего класса на всех уровнях. Расизм – это инструмент эксплуатации не только черного и цветного населения, но и белых рабочих… Возможность работодателей оплачивать труд в зависимости от цвета кожи, происхождения, иммиграционного статуса рабочего ведет к понижению стоимости всей рабочей силы. Это позволяет боссам получать еще большую прибыль. Расизм хорош для бизнеса, но вреден для трудящихся всех рас».

Как ни странно, американские коммунисты, поднимая расовый вопрос, в отличие от некоторых российских товарищей, не считают его «уродующим классовую суть происходящего». Напротив, расовый вопрос у них непосредственно связан с классовым вопросом. И не является случайностью, что наряду с лозунгом «Black lives matters» (Черные жизни важны) во время протестов проскальзывают другие, наподобие «Eat the Rich» (Ешь богатых). Кстати говоря, он взят из афоризма Руссо, вдохновителя Великой Французской революции: «Когда бедным нечего больше есть, они будут есть богатых». Тем более что рабочий класс к такой диете подводит сам кризис существующей экономической системы, заставляющий выходить на протесты и белых, и чёрных.

читать бесплатно онлайн полную версию книги автора Наталья Львовна Точильникова (5. Выбор) #6

5. Выбор

Иной с отвращением смотрел на эту парочку. Высокий широкоплечий парень. Блондин. И светловолосая девица с короткой стрижкой. Одеты оба вызывающе, несдержанно. Джинсы, джинсовые куртки нараспашку, цветные. У него — голубая под джинсы, у нее — бирюзовая. Рубашки навыпуск с расстегнутым воротом. У девицы на руке тяжелый золотой браслет с изумрудами. Балует господин! На куртках — нашивки. У нее — красная полоска ткани слева на груди, у него — красная с тонкой белой полосой. Наполовину Высший. Этого еще не хватало! На голове — лента для волос. У него — красная с белой полосой, у нее — красная. Нет, нашивки, ленты, это положено. Но рубашки навыпуск! Но цветные джинсовки! Глаза бы не видели!

— Дери, ваши магнитные карточки! — приказал Иной и взглянул в окно. Там, на маленьком горном аэродроме стоял только что прибывший вертолет.

— Возьмите, ваби.

Парень протягивал ему магнитные карточки. Сразу две. Так. Екатерина Поплавская и Николай Поплавский. Сервенты. Носят фамилию господина. Интересно, кто из Поплавских? Иному было известно двести четырнадцать Иных с такой фамилией и сорок три Высших. Иные отпадали, у них не бывает сервентов. Значит, кто-то из Высших пожаловал.

— Дери, как зовут вашего товаби?

Девица вздрогнула и побледнела. Наглый, злой взгляд. Конечно, господин, наверное, не называет «дери». Все ласково да по имени. И сажает с собой за один стол. Бывает такое. Сам видел. Все равно, что крысу пустить по столу гулять. Он бы еще слугу посадил рядом с собою! Ладно, дери, придет господин — будет «Катенькой» величать.

— Христиан. Христиан Поплавский, ваби, — вежливо сказал парень. Ну, хоть этот поспокойнее! Иной еще раз взглянул на его повязку. Наполовину Высший. Обманчивое, значит, спокойствие. Ты за этим и обязан красную с белым ленту носить, чтобы тебя каждый патруль останавливал. И не воображай, что это Орден Золотого Руна. Homo passionaris и к тому же с примесью крови Высших — зверь очень опасный и совершенно неуправляемый. Наверняка шляется без разрешения. Хотя если со знаками отличия — значит и с разрешением. Повязку, ведь, и снять можно. Чтобы приняли за homo naturalis. Да только кто же тебя спутает? Этот наглый взгляд и резкость манер!

Иной вновь посмотрел на карточку. Да, указано имя хозяина. Теперь стали указывать. Христиан. Очень молодой Высший. Младше пятидесяти лет. Причем Высший с рождения. От этого всего можно ожидать. Тоже, наверное, по поводу самолета. С тех пор, как несколько месяцев назад в горах пропал самолет, Иного не оставляли в покое визитеры. Все надеялись найти. Одним из пассажиров был Высший. И, даже если он погиб, его тело представляет большую научную ценность. До сих пор не было случаев смерти Высших с активизированными генами. И их физиология до сих пор оставалась плохо изученной.

Так. Дальше. Разрешение на передвижение. Северная Америка. Ничего себе! Совсем с ума сошел этот Христиан! Хотя, конечно, Высшие с рождения все чокнутые. То бишь дальновидные. Мыслят на двести лет вперед. А несчастному Иному придется ждать двести лет, чтобы убедиться, что приказ его господина двухсотлетней давности вовсе не был абсурдным, а наоборот — очень разумным. Но все же, все же… Распустил ты своих сервентов, ваби Христиан. Они мне всех homo naturalis испортят!

Иной внимательно посмотрел на сервентов и начал сканирование. Они застыли перед ним в послушной готовности. Уж слишком послушной для homo passionaris. Эти терпеть не могут сканирования. Особенно от чужого. От своего товаби еще могут вытерпеть. Раз в месяц. По расписанию. Точно! Стенка. Защита от сканирования. Товаби поставил. Сам homo passionaris этого сделать не в состоянии. Ну, это уж слишком! Интересно, что у них здесь за дело…

Но додумать Иному не дали. На пороге появился Высший и решительно вошел в комнату. Сервенты повернулись к нему и одновременно поклонились. Резко. Импульсивно. Иной последовал их примеру со всей возможной сдержанностью и почтительностью.

— Рад приветствовать в моем доме Христиана Поплавского. Добро пожаловать, ваби.

Высший быстро и весьма поверхностно просканировал его сознание.

— Садись, Дик. И вы, ребята, садитесь.

Сервенты плюхнулись на кожаный диван, и девица развязно положила голову на плечо парню. Высший сел рядом с ними. И тут Иной заметил, что Христиан очень похож на своего сервента, только, пожалуй чуть ниже и волосы еще светлее. Точнее сервент похож на него. Сын, значит.

«Патологическое отвращение к представителям подвида homo passionaris является чувством внеразумным и недостойно Иного, — услышал у себя в голове Дик мысль Христиана. — Дик, тебе лечиться надо».

«Надо так надо, ваби. Вы Высший. Ваша воля. Но ставить сервентам защиту от сканирования крайне опасно».

«От меня у них нет защиты».

«А если они убегут, ваби? Это же homo passionaris!»

«Ну, вот мы и вернулись к тому, с чего начали. Глубокий вдох, Дик. Вот так. Все».

Дик терпеть не мог, когда Высшие копались у него в мозгу. Ощущение не из приятных. Но долг Иного — подчиняться Высшему. И, если последнему угодно что-то изменить в сознании первого, — обязанность первого — позволить ему это сделать.

Иной посмотрел на отвратительную парочку. Гм… И вовсе она не отвратительная. Красивый парень и симпатичная девушка. Низшие, конечно. Ну и что? Низшие тоже необходимы. Нормальные низшие.

— Нам нужно осмотреть горы в этом районе, — вслух сказал Христиан.

— По поводу самолета?

— Да. Я хотел бы знать, кто был на борту.

— Высший Дэн Шварц, двое его сервентов: Алекс и Энн, Иной Пит Уэйс, пилот Билл Лайт, мой дери, и слуга Высшего Луи.

— Какие между ними были отношения?

— Нормальные. Какие бывают между Высшим и Иным, Высшим и сервентами, Высшим и слугой.

— Как Иной относился к сервентам?

— Очень спокойно. На редкость. Я не думаю, что там было преступление. Просто разбились.

— Очень странно, что самолет еще не нашли. К тому же никто не почувствовал эмоционального всплеска в момент их гибели… По крайней мере, в день исчезновения самолета.

— Самолет не нашли, потому что тогда снег шел. Несколько дней подряд. Засыпало. Сейчас весна. Может быть, вы найдете. А относительно изменения эмоциональности… Во-первых, они могли далеко улететь. Сбиться с курса. А потом, кому чувствовать? Они все были замкнуты на Высшего.

— Высшие тоже связаны друг с другом. Это, во-первых. И потом, ведь пилот был вашим дери.

— Да, хотя я передал его Высшему. И, знаете, очень слабый всплеск я, пожалуй, почувствовал. Как раз в день исчезновения. Но настолько слабый, что я не могу подсказать вам район. Далеко.

— Хорошо, поищем.

— Когда вы вылетаете?

— Завтра.

— Тогда сегодня я приглашаю вас переночевать в моем доме и разделить со мной ужин.

— Спасибо, Дик. И не забудь, что нас трое.

Иной смиренно поклонился. Он не знал за собой столь великой вины, чтобы его можно было посадить за один стол с низшими, но воля Высшего есть воля Высшего.

Вечером он приказал своему слуге Рэю накрыть стол на четверых и принести четыре стула (обычно он ужинал один). В помощь Рэю Высший прислал своего слугу Мишу. Все правильно. Так и должно было быть. Но за один стол с homo passionaris! Иной успокаивал себя тем, что исполняет волю Высшего.

Сначала все шло хорошо. Ужин, как ужин. Только Иной старался не смотреть на низших. Но больше, чем на десять минут, homo passionaris не хватило. Точнее, не хватило девицы. И бутылочка с соусом, стоявшая в непосредственной близости от нее, неожиданно опрокинулась прямо в сторону Иного. Прекрасный серый костюм был испорчен. Девица глядела на него озорными глазами, прикрывая рот рукой. Там, под рукой, наверняка играла шкодливейшая улыбка. Иной встал из-за стола.

— Ваби, разрешите мне удалиться на несколько минут? — обратился он к Высшему.

— Секунду.

Высший смотрел на девицу. Потом перевел взгляд на своего слугу.

— Миша, ты сегодня отдыхаешь. Катя поможет за тебя на кухне.

Катя опустила глаза.

. .

С Катей всегда были проблемы. С самого начала. Уже шесть лет. С тех пор, как Никки увидел ее в колледже. Нет, в Никиной симпатии не было ничего неправильного. Парню шестнадцать лет. Конечно, пора взять в дом для него подругу. Христиан навел справки, кто товаби девочки. Встретился с хозяином. Яков Завадский. Высший. Значит Екатерина Завадская.

Она не была дочерью Высшего. Просто homo passionaris. Дочь двух homo naturalis. Такое случается. Сочетание генов. Но нельзя допускать, чтобы homo passionaris воспитывался среди homo naturalis. Источник нестабильности. К тому же среди низших homo passionaris не смогут развить все свои способности и получить достойное образование. Такого ребенка в возрасте одного-двух лет отбирают у родителей и передают в дом Высшего. Родители получают при этом неплохую компенсацию, так что особого недовольства это обычно не вызывает. Но у маленького homo passionaris больше никогда не будет ни отца, ни матери — только товаби, который и отец, и мать. Так и было с Катей, которая теперь носила фамилию Завадская и не помнила своих настоящих родителей.

«Твоему парню крупно не повезло, — продолжил Яков рассказ о своей дери. — Это не человек, это стихийное бедствие. Пятнадцать лет мучаюсь, с тех пор, как взял в дом. Такой хулиганки свет не видывал. Христиан, у тебя есть в доме комната для наказаний?»

«Нет. Зачем она нужна? Никки никогда меня не огорчал до такой степени».

«А слугу ты наказываешь?»

«С Мишей мы тоже очень мирно живем».

«Заведи, пригодится».

«Может быть, ты слишком строг с ней?»

«Ничего подобного. Но у нас было две кражи и три побега из дома. О мелких шалостях я даже не вспоминаю».

«Почему ты не остановил ей сердце?»

«Не разумно. От нее толк есть. Очень сообразительная для homo naturalis. Схватывает на лету. Она теперь после колледжа мне в лаборатории помогает. Выполняет техническую работу. И очень толково помогает».

«Биология?»

«Да. Биофизика».

«Это очень кстати. Я занимаюсь теоретической медициной. Ей даже не придется сильно переучиваться».

«Ты еще не передумал? Все бы неплохо, если бы я не поймал ее месяц назад в этой самой лаборатории с папиросой с коноплей».

«Ну, это уж слишком!»

«Еще бы! Так что, Христиан, попытайся уговорить твоего парня подыскать кого-нибудь другого, получше».

«Он упрям, как бык».

«Тогда передай его мне. Буду только рад. У тебя, кажется, очень спокойный homo passionaris».

«Никки мне нужен».

«Как знаешь. Катьку я тебе отдам по первому требованию. Только ты ей сердце останавливать не спеши. Она тебе пригодится».

«Хорошо, давай немного подождем».

Когда Христиан вернулся, Никки уже ждал и с надеждой смотрел на него.

— Ну, как? Катю отдает ее товаби?

— Отдает по первому требованию. Только мне ее расхотелось брать.

— Почему?

— О ней очень плохо отзывается ее хозяин.

— Это неправда. Катя замечательная.

— Высшие не лгут. Никки, найди себе другую девушку.

— Нет!

— А она согласна перейти к другому товаби?

— Согласится. Я ей сказал, что ты очень добрый.

— Сказал бы лучше, что я очень суровый.

— Христиан, ну какой ты суровый!

— С Катей, видимо, придется научиться.

— Товаби, а можно без перехода?

— Нет. Если вы хотите жить вместе, у вас должен быть один господин.

— Хорошо, я ее уговорю.

— Подожди немного. Три месяца. Если за это время никто из вас не передумает, я ее возьму.

Да, оставалась еще надежда, что Кате скоро надоест этот увалень. Но надежда не оправдалась. Увалень был уж больно красивый и умел трепаться. Через три месяца Христиан провел Кате первое сканирование и сменил фамилию и имя хозяина в ее карточке. Теперь она стала Екатериной Поплавской, и Никки был на седьмом небе от счастья. Чего нельзя сказать о Христиане. Результаты сканирования были удручающими. Яков еще не все сказал. Однако Христиан не стал портить праздник, посадил Катю и Никки с собой за один стол, и они отметили это событие.

Смена товаби всегда психологическая травма для homo passionaris, и Христиан всеми способами старался смягчить переход. Но неприятности начались сразу же. На следующий вечер Христиан обнаружил обоих дери на кухне за бутылкой вина. Бутылка была наполовину пустой. В вазочке лежали окурки.

— Товаби, мы немножко! — попыталась оправдаться Катя.

Христиан провел сканирование. Обоих. Да нет, ничего. Вино слабое, табак обыкновенный. Хоть и homo passionaris, а все равно подвид homo naturalis. Что с ними сделаешь? Если не чаще раза в месяц, можно терпеть. Но для Никки это было первый раз в жизни. Гораздо интересней был вопрос о том, откуда они взяли деньги.

— Никки, откуда у тебя деньги?

— Товаби, вы давали мне на книги. Я немного сэкономил.

— Не слишком достойное применение денег на книги.

— Ну, один раз.

— Ладно, только, чтобы это не стало системой. Если увижу еще раз в течение месяца — буду наказывать.

Представителя подвида homo passionaris можно страшно наказать тремя основными способами: запереть его в замкнутом пространстве (комната для наказаний), ограничить свободу передвижения (изменить содержание соответствующего поля в карточке) и заставить исполнять обязанности слуги (то бишь заниматься бытом).

Сервент — не слуга, скорее соработник. Он помогает Высшему в его деятельности, на предприятии, на службе, в лаборатории. Быт — не его стихия. Часто homo passionaris исполняют обязанности менеджеров, управляющих, младших офицеров. Они могут вести за собой homo naturalis. При этом они все равно считаются сервентами своего товаби и носят его фамилию, даже, если не живут в его доме, и все их имущество считается принадлежащим товаби. Общественное положение сервентов — довольно высокое, выше, чем у любого homo naturalis. Обычные низшие даже не имеют права обращаться к ним, как к равным. Существует особое обращение «деваби», еще, конечно, не ваби, но уже и не равный homo naturalis. Хотя для Иного или Высшего все равно «дери».

Та бутылка вина оказалась не последней, и система его употребления неумолимо устанавливалась. Христиан то и дело заставлял Катю помогать слуге на кухне. Но эффекта это не имело. Только слезы и проклятия на голову злого господина. А также долгие рассуждения на тему, каким замечательным товаби был Яков Завадский. Никки шел на кухню вместе с Катей и мыл за нее посуду, несмотря на запреты хозяина. Что делать за это с Никки Христиан не знал. Он ограничил свободу передвижения дорогой до колледжа и обратно. Обоим. Не помогло. Только прибавилось нарушений.

В конце концов, Христиан сдался и оборудовал у себя в доме комнату для наказаний. Маленькая каморка с белыми стенами, жесткой кроватью и полупрозрачным матовым окном. А также приобрел карточку с текстом «Как наказывать homo passionaris?» очень уважаемого автора Тимофея Поплавского и стал следовать рекомендациям.

Рекомендации пригодились уже через неделю. Дери сидели на кухне за уже вошедшей в традицию бутылкой вина и дымили папиросами. Явление Христиана вызвало легкий переполох и лихорадочное тушение окурков. На руке у Кати отсутствовали часы.

Сканирование. Чего и следовало ожидать. В папиросах — травка, часы проданы подпольным образом скупщику в каком-то притоне. Попытался понять местонахождение притона, чтобы сообщить в полицию. Бесполезно. Вели с завязанными глазами. Хорошо, хоть не убили, отобрав все ценности. Так. Наркотики. Какая по счету папироса? Третья? Значит, еще ничего. Нет зависимости. Лечится. Можно конечно блок поставить, но homo passionaris очень болезненно переносит вмешательство в психику. Так можно поступать с Иными, которые любое действие Высшего воспримут, как должное. Высший не может нарушить гармонию, и любое его действие направлено на ее восстановление. Значит, все правильно. Безнаказанно менять установки можно и homo naturalis. Низший, конечно, не испытает по этому поводу особого восторга, но в конце концов смирится. Но homo passionaris лучше посадить в комнату для наказаний вплоть до полного раскаяния или сразу убить, а если ставить блоки, то только с его согласия.

Дери испуганно смотрели на Высшего.

— Катя, где твои часы?

— Товаби, ну вы же знаете!

— А ты знаешь, что не имела права их продавать без моего разрешения?

Катя отчаянно кивнула.

— Все твое имущество и все, что на тебе, принадлежат товаби.

— Эти часы мне подарил Яков Завадский.

— Это неважно. Когда ты перешла к новому хозяину, все твои вещи стали принадлежать мне. Яков же не приказал тебе оставить часы перед переходом. Катя, ты совершила преступление. Знаешь, как это называется?

Она молчала.

— Кража.

Христиану совершенно не было жалко часов. Так же, как все Высшие, он был равнодушен к материальным ценностям. Но был нарушен принцип и совершено покушение на гармоничное устройство общества. Низшим нельзя доверять распоряжаться имуществом. В лучшем случае пропьют и просадят на наркоту. В худшем — это приведет к мошенничествам, обману, убийствам и дурацким тратам на бессмысленную роскошь. Какая уж тут гармония! Даже факт существования скупщика краденого вызывал у Высшего резкое неприятие.

Он смотрел на перепуганных сервентов. Хоть бы деньги потратили на что-нибудь приличное! Только зачем на приличное? На это хозяин и так даст. Зато на наркоту — никогда!

— Пойдемте. Катя, вставай. Ник, ты мне тоже нужен.

— Товаби! Я не могу, без этого! Я привыкла!

Катя отчаянно смотрела на господина. В глазах у нее стояли слезы.

— Неправда. Хотя я могу заблокировать.

— Не надо.

— Значит, сама справишься. Зачем, ты вообще это делаешь?

— Жить тошно!

Христиан привел сервентов к двери комнаты для наказаний и достал ключи.

— Очень помогает ощутить вкус к жизни, особенно после выхода отсюда. Катя заходи.

Она вошла в сумерки каморки и села на жесткую кровать.

— Хлеб и вода. Больше ничего.

— На сколько это?

— Не знаю. Через пару дней проведу сканирование. Посмотрим по результату.

— Можно мне читать?

— Нет. Никаких книг.

Никки умоляюще смотрел на Христиана.

— Товаби! Зачем так?

— От этого не умирают, — ответил тот и повернул ключ, запирая дверь. — Никки, пойдем.

Ника он запер в обычной комнате на другом конце дома на тех же условиях. Через два дня сделал Кате сканирование. Почти без улучшений. Одна злость. А Никки уже можно было выпускать. И курить ему не нравилось, и пил за компанию, и прощение попросил. Но, узнав, что Катю не выпускают, сказал, что не выйдет и есть ничего не будет, кроме хлеба и воды.

— Твое дело, — сказал Христиан и запер дверь. А вечером приказал слуге принести узнику ужин. Ник поставил тарелки на стол у себя в головах и заснул, не притронувшись к еде. Герой хренов! Homo passionaris! Красиво, но бессмысленно!

Катя оказалась крепким орешком. Через неделю после начала заточения Христиан провел еще одно сканирование. Злость сменилась ненавистью пополам с отчаяньем. Тоже неконструктивно.

— Плохо! — только сказал он и запер дверь. Плохо было еще и то, что Катя, и так не слишком упитанная, за семь дней потеряла минимум семь килограммов, по килограмму в день, и выглядела очень худой. Продолжение наказания могло быть вредным для ее здоровья. Но в руководстве о наказаниях homo passionaris говорилось, что наказывать нужно только до полного раскаяния. Иначе бесполезно. Если это становиться опасным для здоровья, лучше потом восстановить функции организма, чем смягчить наказание. Христиан решил последовать совету и дожать.

Дожимать пришлось еще неделю. К концу этого срока у Кати в голове возникло твердое желание сюда больше не попадать, и Христиан решил, что пока этого достаточно. Хоть что-то! И Катя была выпущена на свободу. Правда, из комнаты ее пришлось выводить за руку. У девушки отчаянно кружилась голова. А потом несколько дней откармливать салатиками вместе с Ником, согласившемся, наконец, покинуть место добровольного заточения.

Но мир в доме наступил. Очень худой, но мир. Нет, не гармония. Какая уж тут гармония, если Катя обижается на товаби за отсидку, Ник — за Катю, а товаби недоволен обоими сервентами, которых приходится держать в повиновении подобными способами. В гармоничной семье сервенты должны любить своего господина и слушаться его во всем, а господин — заботиться о сервентах. Свою часть обязанностей Христиан выполнял. Чего нельзя сказать о низших. У Ника с Катей всегда было все необходимое. Сыты (по крайней мере, до комнаты для наказаний и после нее), одеты, ходят в колледж, обеспечены всем для учебы. А они! В общем, худой мир хотелось упрочить.

Возможность для этого вскоре появилась и самым неожиданным образом. В одном из городских магазинчиков Катя присмотрела очень красивый браслет. Золотой с изумрудами. Поделилась открытием с Ником. Ник сказал Христиану. Сама не решилась просить у товаби. Парламентера выслала. Товаби начал переговоры. Собственно, условие было одно. Год без нареканий — будет браслет. Поторговались. Сошлись на шести месяцах. В первый раз Катя выдержала три. До комнаты для наказаний дело не дошло, только до кухни, и новые шесть месяцев начали считать с этого момента. Так дело растянулось на год, но браслет был честно заработан, и теперь Катя носила его, не снимая. На мир в доме это оказало благотворное влияние, и Христиан подбил Ника внушить Кате мысль попросить что-нибудь еще на тех же условиях. Придумали страшное. Жуткую наглость! Полную свободу передвижения в карточку.

— Нет! — сказал Христиан.

Поторговались. Выработали формулировку: «та страна, где мы находимся в данный момент». То есть, если товаби отпускает, скажем, во Францию на месяц, то можно целый месяц безнаказанно колесить по всей Франции, и в карточке написано «Франция. С такого-то по такое-то число», Христиан на это согласился. Все равно, если бы они сбежали, он мог бы просто объявить розыск, и их можно было бы легко найти по карточке. При этом совершенно неважно, что там написано. Такая свобода передвижения тоже была честно заработана, причем без срывов. Последнее обстоятельство особенно порадовало товаби, и он уже решил свалить все неприятности на переходный возраст. Сервенты взрослели и, вроде бы, становились серьезнее. Но выпрашивать поблажки за хорошее поведение уже вошло у них в привычку. Следующим предметом мечтаний оказалась защита от сканирования. Нет, не от товаби, конечно. От других Высших и Иных. Христиану эта мысль сначала очень не понравилась. Это смахивало на нарушение гармонии в обществе. Сознание низших всегда должно быть открыто для Высших и Иных. Но, в конце концов, защиту можно и снести. Для этого двое Высших одновременно должны начать сканирование. Правда, это болезненная процедура. Но скорее всего до этого не дойдет. Сканирование всегда может сделать товаби. К тому же Христиан намеревался привлечь сервентов к одному секретному проекту, и для этого защита от сканирования была совсем не лишней. Так что Христиан согласился, но на более жестких условиях — два года безукоризненного поведения. Выдержали. Мир в семье явно упрочивался. Более того, сегодняшняя выходка Кати с опрокидыванием соуса была первым серьезным нарушением за последние несколько лет.

Высший вошел на кухню. Сервенты сидели перед огромной горой посуды и переживали по поводу. Слуги давно ушли, закончив свою работу и оставив эту ее часть специально для деваби.

— Кис, может, я вымою? — явно не в первый раз предлагал Ник.

— Не надо. Товаби на тебя наедет. Я сейчас.

Но «сейчас» так и не наступало и, видимо, уже давно.

Когда Христиан вошел, Катя подняла голову.

— Я не выдержала, товаби. Этот Иной так на нас смотрел, словно мы животные, и всем своим видом показывал, как ему отвратительно сидеть с нами за одним столом!

«А кто же вы еще?» — подумал про себя Высший и направился к посуде. Вообще, самоуничижение — крайне неправильная линия поведения. Неразумно использовать существо, способное писать книги, для подметания полов. Но иногда таким способом можно добиться самых неожиданных результатов. И он начал мыть посуду.

Сервенты смотрели на него широко открытыми глазами. Не бывает! Небо упало на землю! Мир перевернулся! Христиан не успел домыть тарелку, когда Катя встала и всхлипывая присоединилась к работе.

— Вы, что же думаете, товаби, у меня совсем совести нет, что я позволю Высшему мыть за меня посуду!?

Ну, нашли управу! Христиан вымыл руки, уничтожил на них бактерии и сел рядом с Ником.

— Так, homoshkodlivikus, хватит хныкать, — обратился он к Кате, когда гора грязной посуды существенно уменьшилась. — Завтра нам предстоит работа. Домывай, домывай, homo huliganus! Завтра вылетаем в горы, ребята. Приготовьте на всякий случай альпинистское снаряжение.

Вертолет низко летел над горами. В долинах уже появились проталины, покрытые яркой весенней зеленью, по склонам серебристыми змеями сбегали ручьи, но на вершинах еще белел снег. Христиан полулежал в кресле, прикрыв глаза, стараясь вслушиваться в информационное пространство. Мысль или эмоциональный всплеск. Высший? Иной? Человек?

Сервенты смотрели в иллюминаторы и бурно обсуждали увиденные красоты.

— Ребята, потише! — приказал Высший.

— Мы тоже ищем, товаби.

Как бы не так! Homo passionaris просто нравился процесс полета. Хлебом не корми, лишь бы дай куда-нибудь полететь или поехать. И осматривать окрестности им тоже интересно. Может, и найдут пропавший самолет. Но было пусто: и на земле, и в эфире.

— Нужно захватить больший район, — заметил Высший. — Они могли сбиться с курса.

Полетели на юг. Пусто. Охватили район восточнее. Тот же результат. Повернули обратно, на север. Еще севернее.

— Мне очень не нравятся вон те облака впереди, товаби, — сказал пилот. — Там могут быть нисходящие потоки.

— Тихо! Там, кажется, кто-то есть. Я чувствую. Туда, туда, дери, как раз к тем облакам. Это очень опасно?

— Я попробую взять левее, товаби.

Бело-серая кучевая пирамида медленно выплывала из-за скал, словно огромный океанский лайнер. Вдруг вертолет тряхнуло и неудержимо повлекло вниз, в глубокий полузаснеженный каньон. Сервенты и слуга с ужасом взглянули на пилота. Христиан тоже посмотрел на него, но спокойно и обнадеживающе. В такой ситуации человека, от которого зависят жизни, является разумным поддержать и поделиться с ним энергией. Машину бросило влево, к другому концу каньона. Рядом мелькали скалы, чуть не касаясь лопастей винта. Мотор отчаянно заревел, и скалы замедлили движение и остановились. Вертолет завис в расщелине и начал медленно подниматься вверх.

Пилот вытер пот и перевел дыхание.

— Ну и место, товаби! Если бы мы летели на самолете, точно бы вошли в штопор. Срыв потока!

— В штопор, говоришь? — задумчиво повторил Христиан.

— Товаби! Смотрите, там, на площадке! — Катя показывала в окно на проплывающий мимо скальный уступ. — Черное. По-моему, это обломки самолета. И человек рядом.

Христиан посмотрел туда. Да, черная груда похожа на обломки самолета. И человек размахивает руками. Для нас. Нет, не человек. Иной. Высший установил мысленный контакт.

— Это Иной Пит Уэйс. Мы их нашли! Дери, ты сможешь посадить вертолет на этот уступ?

Сервенты и Миша спрыгнули на полурастаявший, почерневший снег. Христиан спустился вслед за ними и встретился взглядом с Иным. Тот почтительно поклонился.

Пит Уэйс выглядел, мягко говоря, отвратно. Худое изможденное лицо, сальные волосы, грязная потрепанная одежда. Высший знал, что все равно все стерильно. Иной не потерпит на себе микробов. Но впечатления это не меняло. Пит поднял голову и приготовился к сканированию. Христиан занимался этим долго, минут пятнадцать. Потом вздохнул и вслух сказал:

— Показывай!

Иной отвел их к отвесной скальной стене, к которой примыкала площадка. Над маленьким закутком три на полтора метра нависал каменный козырек, защищавший его от снега. Здесь лежало нечто, накрытое брезентом. Иной опустился на корточки и откинул ткань. Там лежал труп Высшего. Дэн Шварц. Нетленное тело. Процесс разложения был остановлен сразу после смерти, и его не коснулось гниение. Вот только у трупа отсутствовала рука и нога. И на груди под разорванной одеждой множественные следы от ран.

— Миша, Никки, заверните и отнесите его в вертолет. И оставайтесь там. Мы тоже садимся. Через десять минут улетаем.

— Но, товаби, — удивился Ник, с отвращением косясь на труп. — Их же было шестеро. Где остальные?

— В вертолет, дери, — приказал Высший. — Здесь больше никого нет.

Никки вздрогнул от обращения «дери». От своего товаби это звучало, как наказание. Или приказ слушаться и не разговаривать. Он укоризненно посмотрел на господина: «За что?» «Чтобы не забывался», — подумал Христиан.

Тело погрузили в вертолет, и он поднялся в воздух.

— Товаби, что здесь произошло? — спросила Катя, переводя любопытный взгляд с Христиана на Питера Уэйса и обратно.

— Эта история не для ушей homo passionaris! — отрезал Христиан.

— Почему?

— Вы можете это слишком болезненно воспринять.

— Товаби, мы уже не дети, — заметил Ник.

— Причем тут возраст? Вы — homo passionaris, у вас другое восприятие. Даже, если бы вам было по восемьдесят лет, а не по двадцать два, я бы подумал, пересказывать ли вам происшедшее.

Честно говоря, Христиану самому была несколько неприятна эта история. Хотя, конечно, Дэн и Пит поступили наиболее разумным образом. На их месте Христиан сделал бы то же самое. Но нет. Низшие не поймут. Или это даже поучительно? Может быть, они, наконец, начнут пользоваться в ситуации выбора мозгами, а не незнамо чем?

— Товаби, мы поймем, — упрашивал Ник. — Вы не беспокойтесь. Это ничего не изменит в наших отношениях.

— Ладно, я подумаю.

Вечером все собрались в гостиной Дика. Отдраенный и прилично одетый Питер Уэйс, сам хозяин дома и Высший расположились в креслах перед ярко пылавшим камином. Сервенты — на подушках у ног господина. На улице сильно похолодало, и камин был очень кстати. Homo passionaris с наслаждением смотрели на огонь.

Потом Катя подняла голову и вопросительно взглянула на товаби. Она терпеть не могла, когда Высшие вели между собой эти беззвучные мысленные разговоры, и сервенты оставались в неведении и не у дел.

— Что, Катенька? — спросил Христиан.

— Товаби, вы обещали нам рассказать, что там произошло, в горах.

— Нет, я ничего не обещал.

— Товаби, Высшие, которые относятся к своим сервентам с большим доверием, никогда с ними не конфликтуют, — вмешался Ник.

— Не всегда. Ладно, Пит, расскажи. Для всех.

— Хорошо, ваби. В ноябре прошлого года мы с моим Высшим Дэном Шварцем, отправились на север, в Руби. Он взял с собой двух сервентов и слугу. Дик одолжил нам пилота. Лететь надо было через горы, и там, я думаю, с нами случилось примерно то же самое, что с вашим вертолетом. Но у нас был самолет, и мы вошли в штопор. Билл Лайт, наш пилот, чудом выправил машину, но было уже поздно. На нас летели скалы. Впереди — только эта маленькая площадка, на которой вы нас нашли. «Я попытаюсь туда сесть!» — крикнул Билл. Безумие! Длина метров двадцать. С трех сторон — пропасть, с четвертой — отвесная скала. Но у нас не было другого выхода. Самолет подбросило на камнях, выступом скалы распороло фюзеляж. Перед обрывом Билл резко повернул и врезался в скалу. Он погиб сразу. Кабину расплющило всмятку, а самолет раскололся пополам, как яичная скорлупа. Хорошо, что Билл успел выключить зажигание, и не произошло взрыва.

Мы вышли из самолета на заснеженную скалу. Высший тяжело опустился на камень и полузакрыл глаза. По-моему, он сломал ребра и руку. Я почти не пострадал. Только рана на плече от острого края обшивки. Но я с ней быстро справился и начал помогать людям, пока Высший восстанавливает функции своего организма. Ничего страшного. Переломы, легкие ранения. Но вы же знаете, как на низших все медленно заживает! Вскоре Дэн присоединился к моим усилиям, и мы дезинфицировали и перевязали раны сервентам и слуге. Только пилоту уже ничем нельзя было помочь. Даже тело надо было вырезать из кабины автогеном, и мы с Дэном не нашли ничего лучшего, как уничтожить труп.

«Пока мы здесь, — решил Дэн. — Нас будут искать». В самолете оставалось еще немного горючего, и мы использовали его для того, чтобы согреться и подать сигнал. Не было только продуктов. Мы не рассчитывали на долгий привал. Первые три дня это не очень раздражало. Мы надеялись. Но никто не прилетал. Только на четвертый день мы услышали отдаленный гул самолета. Но было пасмурно, и стоял туман — нас не заметили. Мы с Дэном пытались мысленно найти пассажиров и установить контакт, но тщетно. Наверное, там не было ни Иных, ни Высших. Одни homo naturalis. Возможно, даже не поисковая группа. Просто случайный экипаж. Горючее кончилось, еды не было, пасмурное небо с низкими серыми облаками не оставляло надежды. Мы решили спуститься в долину и выбираться к человеческому жилью. Но не прошло и дня, как мы поняли всю неосуществимость этой затеи. С нашей площадки просто не было спуска. Обрыв с трех сторон на многие десятки метров, а у нас ни веревки, ни материала для ее изготовления. А с другой стороны — гладкая отвесная стена, непреодолимое препятствие и для искусного скалолаза. А среди нас не было даже просто альпинистов. Мы были в ловушке. Оставалось ждать. Возможно, до весны.

Людей мучил голод. Я устал видеть их голодные глаза и осунувшиеся лица. Провел сканирование. Оценил их внутреннее состояние. Скоро у них начнутся необратимые изменения организма, и мы не сможем их спасти. Я Иной, и не чувствовал голода, зато я знал, что происходит в моих клетках, и эта информация меня тревожила. Так я протяну еще несколько дней. Я перевел свой организм на экономичный режим работы. Ну, две недели. Я обменялся мыслями с Высшим. Он уже давно это сделал и еще делился с нами энергией, поддерживая нормальную температуру тел. В его мыслях содержался легкий упрек. На сколько хватит его самого? Месяц, с полным использованием внутренних резервов. А нас, примитивных, обогревать? Тоже, две недели. Но, если мы хотели сохранить людей, у нас не было и пяти дней.

Прошло три дня. Высший подошел к краю обрыва и усмехнулся: «Жаль, что Высшие не умеют летать без помощи техники. Многое умеем, но вот летать…» Он посмотрел на меня, и я все понял. Мы пошли под скальный козырек, где под брезентом от холода дрожали homo passionaris. Дэн сел рядом. «Где Луи?» — спросил он. Да, конечно, Луи наименее ценен. «Пошел за снегом для воды, товаби», — объяснила Энн. Луи вернулся и поставил на землю ведерко со снегом. «Вы сделаете нам горячей воды, товаби?» «Конечно, Луи. Дай мне ведерко, отойди немножко. Вот так». Наверное, он что-то понял. Я увидел ужас в его глазах. Колени его подкосились, и он упал в снег. «Товаби! Нет!» — воскликнул он. Но в следующее мгновение его сердце было остановлено, и он рухнул лицом вперед, без звука. Сервенты вскочили на ноги. «Товаби!» — почти закричал Алекс. — «Зачем вы его убили?» «Чтобы вам жить. Сядьте». Homo passionaris послушались. Я с упреком смотрел на них. Это было сделано только для их спасения. Мы с Дэном еще могли терпеть.

Высший вынул нож, длинный и достаточно острый. Такой не положено иметь homo naturalis. «Возьми, Алекс», — и он протянул его сервенту рукоятью вперед. Тот взял. «Зачем?» «Я понимаю, что вы с Энн не привыкли есть сырое мясо, но теперь не время привередничать. Относительно бактерий и паразитов не беспокойтесь. Я все дезинфицировал». «Никогда!» — сказал Алекс и вскочил на ноги. Энн встала рядом с ним. «Почему? Ты можешь мне это логически объяснить?» «Лу был нашим слугой. Он готовил нам обед и убирал в комнатах. И он был замечательным парнем. Мы его любили». «Ну и что? Теперь вы ему ничуть не повредите». «Товаби, как вы могли убить его!» «Это разумнее, чем умереть всем». «Извините, мы не привыкли есть себе подобных!» «Разумеется, в обычных условиях нерационально использовать разумное существо для этой цели. Но сейчас у нас нет другого выхода. Мне оставалось только выбрать из нас существо наименее разумное». «Боже! Труп еще не остыл», — прошептала Энн. «Окоченевший труп обладает куда меньшей энергетической ценностью».

Алекс взял за руку Энн. «Мы не будем», — решительно сказал он. «Тогда отвернитесь», — предупредил Высший. — «Вам будет неприятно на это смотреть». Алекс отвернулся и зашагал вместе с Энн к краю обрыва. Я обеспокоенно следил за ними. «Ничего не случится, — мысленно успокоил меня Высший. — Им просто надо прийти в себя после того, что произошло». Он не ошибся. Сервенты просто сели рядом у края пропасти, и Алекс обнял Энн за плечи.

Высший коснулся руки Луи, и она начала исчезать, словно таять. Я с благоговением наблюдал за тем, как Высший поглощает энергию. Рядом с ним сразу стало теплее. «Не слишком приятный способ, Пит, все равно, что заряжаться от розетки. Традиционный путь лучше и полезнее. Но этот — самый экономичный. Ты не жди меня. Ешь, Пит. Нож у тебя есть?» «Да, конечно». Я достал нож и отрезал кусочек от другой руки убитого. По ладони заструилась еще теплая кровь.

Сервенты выдержали около суток. Потом голод победил ложные представления о морали и глупые табу. Я с удовольствием смотрел на их порозовевшие лица. Только не видел глаз. Опущенные глаза. «Вы поступаете правильно, — в который раз успокаивал их Дэн. — Низший всегда должен помогать выжить высшему и жертвовать для него собой. Даже так, если это необходимо. В этом гармония». Homo passionaris слушали благосклонно, именно это они и хотели услышать.

Но время шло, а нас не находили. Тело слуги удалось растянуть почти на месяц. Растянули бы и на дольше, но Высшему нужно было больше энергии, чтобы обогревать нас. Наступил январь, а с ним — солнечные дни. Это было хорошо. Для Высшего — и солнце — источник энергии, хотя с очень малым коэффициентом полезного действия. Дэн все время проводил на солнце, а потом делился с нами теплом. Этого было мало, но хоть что-то. Но у ясной погоды была своя оборотная сторона — стало холоднее. Мы понимали, что долго так не продержимся.

А к середине месяца погода вновь испортилась. Перспектива голодной смерти опять замаячила перед нами, неумолимо приближаясь. Еще неделю жили за счет внутренних ресурсов, но это был предел. Сервенты бросали на господина обеспокоенные взгляды. Да, они следующие. Homo passionaris стоит пожертвовать ради Высшего и Иного, так же как Иным ради Высшего.

В тот день мы сидели под скальным козырьком, укрывшись куском брезента, и пытаясь согреть друг друга. Алекс обнимал Энн. Даже сервенты понимали, что ждать больше нельзя. «Товаби, — прошептал Алекс. — Умоляю, пусть это буду я». Энн плотнее прижалась к нему и замотала головой. «У тебя более высокий коэффициент ценности, Алекс», — спокойно заметил Высший. Энн обняла Алекса и заплакала. Но в следующее мгновение руки ее обмякли, и она опустилась к нему на колени. Остановка сердца.

Сервент смотрел на Высшего с ужасом и отчаянием. Хуже всего было то, что он молчал. Ни криков, ни проклятий. Дэн аккуратно взял у него тело Энн и положил на снег. Алекс не сопротивлялся. Странно для homo naturalis. По-моему, бурная реакция была бы более естественной. Я посмотрел на него внимательно. «Нет, — решил я. — Это обязанность Высшего проводить сканирование своему сервенту. Так пусть Дэн и проводит». «Алекс, тебе сейчас лучше пойти погулять, — ласково предложил Высший. — Ты должен немного успокоиться». Но тот не шелохнулся, даже ничем не показал, что слышал. «Ладно», — смирился Высший и коснулся руки Энн. Плоть начала медленно исчезать. Глаза сервента расширились от ужаса, он вскочил на ноги и побежал прочь. «Может быть, это и к лучшему», — помыслил Дэн для меня. «Что показало сканирование, ваби?» «Ничего хорошего. Чего и следовало ожидать в подобных обстоятельствах. Homo naturalis! Насколько же легче с Иными!» «Он опасен?» «Трудно сказать. В других обстоятельствах с такими результатами сканирования я бы определенно сказал „да“ и остановил ему сердце. Но сейчас… По-моему, он опасен в основном для себя самого. Мне, конечно, жаль лишать тебя обеда, но ты бы посмотрел за ним. Если он бросится в пропасть, мы лишимся не только его, но и его тела. А сколько нам еще здесь торчать?» «Останусь я». «Тобой я пожертвую только в самом крайнем случае».

Я пошел на поиски. Площадка маленькая. Вроде бы некуда деться, но много камней и скальных выступов. Есть, где спрятаться. Я обогнул один такой выступ, заглянул за пару камней. Пусто. Подошел к краю и посмотрел вниз. Слишком высоко. Даже, если бы там внизу лежало тело, я бы вряд ли смог его разглядеть. Я еще раз обыскал эту часть скал. Безрезультатно. Оставалось вернуться на стоянку. Я обогнул скалу и чуть не застыл на месте.

На стоянке лежал Дэн, и Алекс словно паук нависал над ним и методично наносил удары ножом. Внутренним зрением я этого не видел. Вообще ничего не видел. Homo passionaris и Высший исчезли. Оба. Я подошел ближе, чтобы видеть его организм. Иначе я не мог убить его. Сервент поднял глаза. Совершенно безумные. Я даже не стал проводить сканирование и остановил ему сердце. Я знаю, что в принципе не имел права этого делать. Я Иной, а не Высший. Но тогда это казалось самым разумным выходом. Со смертью Высшего власть над жизнью и смертью homo passionaris естественно переходила ко мне.

— Ты поступил совершенно правильно, — заметил Христиан. — Мне не в чем тебя упрекнуть, продолжай.

— Дэну уже ничем нельзя было помочь. Слишком много смертельных ран. Думаю, даже другой Высший ничего бы не смог сделать. Поэтому я остановил процесс разложения, чтобы сохранить тело, и перенес его под навес. Наверное, сначала Алекс ударил в спину. Иначе бы ему это не удалось. Там есть такая рана. С телом Алекса я поступил точно также, и оно помогло мне выжить еще почти два месяца. Я долго не хотел трогать тело Высшего, зная о его научной ценности, но, в конце концов, пришлось. Тогда я использовал руку и ногу. Конечности дублируются, и вы можете исследовать сохранившиеся. В общем, все. Потом вы нашли меня.

В комнате повисло молчание.

— Ну, что, довольны? — резко спросил Христиан своих сервентов.

— Товаби! — Катя мрачно посмотрела на него. — Вы бы поступили также?

— Да, все было очень разумно. Сначала, по мере возможности, я попытался бы спасти всех. А если бы это не удалось, — пожертвовал наименее ценным.

— А потом вы бы убили меня, если бы пришлось выбирать между мной и Ником?

— Катя, зачем ты об этом спрашиваешь? Пока передо мною не стоит такой выбор. Успокойся!

— Но, все же? У кого больше коэффициент ценности?

— У Ника…

Катя резко повернулась к нему.

— А ты, Ник? Ты бы убил своего товаби?

— Нет. Я бы убил себя… И прежде, чем Высший примет решение. Тогда бы ему ничего не оставалось, кроме как воспользоваться моим телом. Он бы не стал убивать еще одного человека. Это неразумно.

— У тебя крайне неразумные мысли, — заметил Высший. — Менее ценный должен жертвовать собой для более ценного, а не наоборот.

Катя подняла на него глаза, влажные глаза с бликами от каминного пламени, и начала стаскивать с руки золотой браслет. Стащила, сорвала, чуть не поранив кожу, и бросила в огонь. Потом встала и выбежала из комнаты.

Христиан достал из кармана ключи и протянул Нику.

— Пойди, запри ее в комнате. Если она сейчас сбежит, будет хуже. Это может стать непоправимым.

Ник взял и вышел из комнаты вслед за Катей.

На следующее утро Дик достал из каминной золы потемневший золотой браслет и протянул Христиану.

— Ваби, возьмите ваше имущество.

Сервенты исчезли ночью. Оба. Высший пока не стал объявлять розыск. Сами вернутся. Судьба отщепенцев не для изнеженных и послушных сервентов, привыкших к теплу, комфорту, услугам слуги и бдительному оку господина. Особенно утешало, что Ник исчез вместе с подругой. Нет, не для того, чтобы потакать ей в ее безумии. Чтобы удержать и вернуть. Христиан был в этом уверен. Он повертел в руках браслет.

— Спасибо, Дик.

Что делать с этой игрушкой? Отдать Кате, когда вернется? Или лучше не напоминать ей об этом эпизоде? И Высший небрежно сунул браслет в карман.

Сервенты шли по шоссе. Справа и слева под голубым небом плыл весенний лес. На попутных машинах они далеко уехали на юг, и теперь собирались ловить следующую. Но дорога, как вымерла.

— Мы так долго не продержимся, Кис, — уговаривал Ник. — Скоро у нас кончатся деньги. И так мы тратим деньги товаби на то, чтобы от него бегать. Надо вернуться. Пока мы не совершили ничего страшного, он нас простит. Давай перейдем на другую сторону и поймаем машину.

— Нет!

— Почему? У них такая логика, Кэт. Мораль, если хочешь. Иерархия. Коэффициенты ценности. Разве ты раньше об этом не знала?

— Знала. Но то, что рассказали вчера, это уж слишком!

За разговором они не услышали гул машины, а когда Ник обернулся, было уже поздно. Белый автомобиль патруля. Катя дернула Ника за собой в кювет, а потом — к лесу. Машина остановилась там, где они сошли с дороги. Из автомобиля вышли двое полицейских homo naturalis и Иной.

— Дери, остановитесь! — громко сказал Иной. — Идите сюда.

Сопротивляться было бесполезно. Иной мог сделать с ними все, что угодно. И они, взявшись за руки, поднялись обратно на шоссе.

— Ваши магнитные карточки, дери, — приказал Иной, осматривая их с головы до ног. Ник подумал, что они выглядят еще довольно прилично. Сколько дней требуется человеку, оставшемуся на улице, чтобы превратиться в вонючее животное? По крайней мере, больше одного.

Он протянул карточки. Рука его заметно дрожала.

— Все в порядке, дери, — с некоторым удивлением заключил Иной. — Почему от патрулей бегаете?

— Мы не бегаем, — возразил Ник. — Просто гуляем. Там была очень красивая тропинка.

— Да-а?

Больше Нику просто ничего не пришло в голову, хотя приведенные объяснения казались неубедительными даже ему самому. В таких случаях Иной обязан провести сканирование. Но он не мог этого сделать. Ник мысленно поблагодарил товаби за поставленную защиту.

— Ладно, — смирился Иной. — Куда вам ехать? Я могу вас подвести.

— Нет, спасибо, ваби, — вмешалась Кэт. — Мы сами доедем.

— Как хотите. Но имейте в виду, что я немедленно сообщу вашему товаби, где вы гуляете.

Когда машина уехала, Ник печально посмотрел на Катю.

— Кис, он даже не объявил розыск.

— А что нас теперь искать?

Но вскоре они поймали машину и уехали далеко от места, где их обнаружил патруль. В тот день их не арестовали, также, как и в следующие.

Денег хватило почти на месяц. Патрули их пропускали (документы в порядке и выглядели они еще довольно прилично, ночуя в дешевых придорожных мотелях). Близилось лето. В лесу распустились ярко-лиловые крокусы, подернулись нежной зеленой дымкой тонкие ветви берез. Но вместе с теплом пришел час выбора. У них больше не было ни денег, ни крыши над головой.

— Мы можем устроиться на работу, — предложил Ник. — Карточки в порядке.

В маленьком провинциальном городке они сняли комнату в долг, пообещав заплатить на следующей неделе, когда устроятся на работу, и пошли в местную больницу. Работа почти по специальности (теоретическая медицина и биофизика).

Здание было совсем небольшим. В основном homo naturalis лечили их ваби. Сюда попадали только самые тяжелые те, кому требовался длительный уход и наблюдение врачей. Их принял Иной, возглавлявший одно из отделений. Посмотрел магнитные карточки.

— Так. Все в порядке. Да, нам требуются санитары. Я понимаю, что вы — homo passionaris, и у вас за спиной медицинский колледж, но начинать надо с малого. Вам нужно взять разрешение вашего товаби на работу у нас. Когда сможете принести?

«Когда?» — повторил про себя Ник. И в воздухе повисла тишина. Иной не мог этого не заметить! «Никогда!»

— Дня через три, — вслух сказал он. — Нам придется к нему ехать.

— Зачем? Просто позвоните ему. Он нам все пришлет по сети в магнитном виде.

— Тогда, возможно, завтра.

— Хорошо.

Они вернулись в только что снятую комнату, которую не могли оплатить.

— Мы еще и хозяйку обманываем! — мрачно заметил Ник.

— Нам нельзя здесь оставаться. Их удивит, если мы не принесем разрешение.

— Если они сразу не послали запрос Христиану.

— По крайней мере, надо собирать вещи, — Катя встала и пошла к только что обжитому шкафу.

— Ну и куда мы поедем? Нас нигде не возьмут на работу без разрешения Христиана. Или ты этого еще не поняла?

— Не паникуй, Ник! Как-нибудь выкрутимся.

Никки сидел на кровати, опираясь локтями на колени и опустив голову. Катя вытащила рюкзак и начала энергично пихать туда вещи.

— Я не паникую, Кэт, просто трезво оцениваю обстановку. На самом деле положение абсолютно безвыходное. Точнее у нас две возможности: вернуться к Христиану и жить воровством.

— Я не вернусь к Христиану, — четко разделяя слова, проговорила Катя.

В этот момент зазвонил телефон. Ник обреченно поднял трубку. Это был тот Иной из больницы, с которым они разговаривали утром.

— Мы послали запрос вашему товаби. Он прислал разрешение и ваши характеристики. Очень хорошие. Приходите завтра к девяти, с вами будет говорить наш Высший.

— Нас берут, — ошарашенно прошептал Ник, опуская трубку.

— Как?

— Христиан прислал разрешение по их запросу. Слушай, мы отвратно себя ведем. Давай позвоним ему, извинимся.

— Звони, если хочешь! Только меня здесь не будет! Зачем ты вообще за мной увязался?

— Разве я мог тебя бросить?

— Я не ребенок! Звони, звони! Он же тебе отец. Он тебе ничего не сделает. Все удовольствия — мне: от карцера до остановки сердца.

— Кис, это не так! Он никогда не называл меня сыном. Для Высших — это неважно. И я отношусь к нему только, как к господину. Мы перед ним равны.

Катя села на кровать и расплакалась. Никки пододвинулся к ней и обнял за плечи.

— Успокойся, Кис, никуда я не буду звонить.

Утром, ровно в девять часов, они стояли в маленьком кабинете перед высоким черноволосым Высшим, очень строгим и подтянутым.

— Я беру вас санитарами. Пока. Вообще, у нас есть исследовательская лаборатория. Потом, думаю, переведу вас туда. Правда, ваш товаби дал только временное разрешение. То есть по его требованию я должен буду вас вернуть. Но, конечно, он предупредит заранее. Кстати, на это время я становлюсь вашим товаби, и у меня вы будете проходить сканирование. Когда у вас было последнее?

Ник нервно сжал губы, Катя опустила глаза.

— Больше месяца?

Ник обреченно кивнул.

— Тогда нужно срочно делать следующее, а у вас стоит защита. Поэтому сейчас, немедленно, вы едете к вашему товаби и снимаете блокировку. Сканирование ему делать не нужно. Я все равно буду смотреть.

— Это обязательно? — дерзко спросила Катя.

— Просто очень далеко… — попытался сгладить Ник.

— Есть другая возможность. Я приглашаю сюда еще одного Высшего, и мы вместе пробиваем защиту. Но это очень мучительно и далеко не полезно для вашего здоровья. Я не хотел бы начинать с этого наши отношения. Да, еще. У вас в карточках стоит совершенно непозволительная свобода передвижения. Когда вы перейдете ко мне, такого больше не будет. Только по городу. Все. Можете идти.

— Первый раз сталкиваюсь с тем, что с Иным общаться легче, чем с Высшим, — заметил Ник, когда они вышли на улицу.

— Ну, что, за рюкзаком?

— Очевидно. Только вот, куда потом? Тебе не кажется, что Христиан — значительно лучше?

— Все они одним миром мазаны.

Ник вздохнул.

— Кстати, Кэт, мы ночь не оплатили.

— Ну и фиг с ней! Улизнем, пока хозяйки нет.

— Ну, вот оно, начинается!

— Да не стремайся ты, пай-мальчик!

Улизнуть из города удалось без происшествий.

— Успокойся, Ник, — сказала Катя, когда они стояли на обочине, пытаясь поймать очередную машину. — Мы продадим мои серьги. С голода не умрем.

— О, Боже! Это же господина!

— Мы тоже «господина», — рассмеялась Кэт. — Уж, если мы украли у него себя, такая мелочь, как сережки, ненамного увеличит нашу вину.

Серьги решили продавать в очередном маленьком городке. Подпольная торговля здесь имелась, хотя и не очень бурная.

— Пойду я, — сказал Ник. — Так безопаснее.

Катя отдала ему сережки.

Нику завязал глаза вонючий беспризорный мальчишка и повел неведомыми переулками в какие-то трущобы. По крайней мере, Ник считал, что это обязательно должны быть трущобы. Повязку сняли в неприятного вида сарае. Рядом стояли трое мужчин.

— Кто твой господин? — спросил грузный мужик похожий на крестьянина или кузнеца.

— Какое это имеет значение? Вы же не полиция Иных.

— Мы-то не полиция, а вот ты — сервент.

— Как вы догадались?

— А ты нашивку забыл с куртки спороть, когда бежал!

Мужик расхохотался.

— Что хозяин попался суровый? А, деваби? А то ленту снял, а нашивку забыл.

— Я пришел сюда не затем, чтобы обсуждать моего господина.

— Да, да! Ты доставай сережки-то.

Ник достал Катины серьги, завернутые в платок. Мужик грубо вырвал их у него из рук и развернул.

— А деньги?

— Будут и деньги, деваби!

Мужик резко развернулся, и Ник почувствовал удар. Очень сильный. Под дых. Он упал. Кто-то ударил его ногой. Еще и еще. Пока он не потерял сознание.

Он очнулся на ночной мостовой под летним дождем и попытался встать. Над ним закружились бледные размытые фонари. Он ухватился за столб. Все тело болело. К горлу подкатывала тошнота, и рядом не было товаби, который бы снял боль и восстановил функции внутренних органов. Чудом Ник добрался до того места, где они договорились встретиться с Кэт. Она его ждала. Бросилась к нему, заплакала, и он снова потерял сознание.

Потом была серая каморка. Наверное, чердак. Ник лежал на полу, на рваном тюфяке, и Катя приносила ему еду.

— Откуда это? — спросил он, когда ему стало лучше.

— Неважно. Ты ешь.

— Катя, что ты делаешь? Откуда у тебя деньги?

— Не кричи на меня! Это не то, что ты подумал. Я ворую. Режу сумки.

— О, Боже!

— Не кричи! Я, в отличие от тебя смогла тогда продать свои часы, и меня не ограбили!

— Тогда ты была сервентом Христиана Поплавского. Я думаю, тебя просто побоялись тронуть. Теперь мы никто.

— Ты думаешь, это важно?

— Они очень интересовались моим господином и догадались, что я скрываюсь. Только тогда начали бить. Мы обрели свободу и потеряли защиту.

— Надо было вернуться, да?

Ник горько усмехнулся.

— После карманных краж? Я не уверен, что теперь Христиан оставит тебя в живых при всем его либерализме. А твоей смерти я не переживу.

Так продолжалось до начала осени, когда Ник окончательно поправился и стал выходить на улицу. Они жили в квартале полуразрушенных брошенных домов, служивших приютом для таких же отверженных, как они. Квартал давно собирались реконструировать, но не хватало средств.

Ник пытался найти работу, на которую не требуется разрешение. Воровать он не мог. Патологически. Только разводил руками. Иногда удавалось кому-нибудь что-нибудь починить. Техника была столь же старой и заезженной, как все здесь. И даже такой техники в трущобах было мало. А никто из приличных людей (даже homo naturalis) никогда не вызовет мастера из этого квартала. И Ник брался за любую работу. Хоть ассенизатором.

— Ты только бросай это дело, Кэт. Я заработаю. Нам хватит. Перебьемся как-нибудь.

Но Катя только отрицательно качала головой.

Так прошел сентябрь.

В начале октября в дверь постучали.

— Откройте, полиция!

— Здесь можно уйти по крышам, — прошептала Катя и схватила Ника за руку. — В окно!

Мокрые крыши отчаянно скользили под ногами. Старинные, с двумя скатами, крытые ржавым железом. В узком, как расщелина, переулке они спустились вниз по пожарной лестнице и бросились из города. Как можно дальше! Быстрее! На окраину, к лесу!

Только в лесу они позволили себе перевести дух. Потом медленно шли, взявшись за руки, шурша опавшими листьями, все дальше в глубину. Дождь кончился. В сумерках они развели костер и сели у огня.

— Как ты думаешь, мы сможем жить в лесу, как Костя Поплавский? — спросила она.

— Вряд ли, Кис, у нас нет его силы. Мы слишком привыкли к устроенной жизни и власти товаби. Товаби накормит, оденет, отведет за ручку в школу, потом в колледж, потом возьмет на работу, к себе же. Заболел? — Товаби вылечит. Случилось что-то? — Товаби защитит. Надо что-нибудь — попроси у товаби. От дома до носового платка. У тебя нет ничего своего. Даже своей воли. Наверное, все это придумали специально для того, чтобы мы остались вечными подростками, наполовину детьми. Так им безопаснее. Косте Поплавскому было легче. В его времена эта система еще не была настолько разработана. Но и его убили. У нас выбор между смертью от руки товаби и казнью после лесных скитаний. В первом случае есть шанс. Возможно, Христиан тебя помилует, чтобы окончательно не потерять меня. Шанс есть и во втором случае. Леса велики. И одному Богу известно, когда нас найдут. Думаю, шансы почти равны. Осталось только выбрать.

Двое сидели у костра и смотрели в огонь. Рядом в лес уходила осенняя тропа цвета запотевшего золота, и с деревьев медленно падали листья.

Уже под утро лес прорезали лучи фонарей. Одновременно. С нескольких сторон. Ник вскочил на ноги.

— Не с места! Вы арестованы.

Он печально посмотрел на Катю.

— Ну, вот за нас и сделали выбор.


Книга о неизвестной истории | Bomberman

В 2012 году на мировые экраны вышел фильм «Джанго освобожденный» от Тарантино. Фильм, скромно выражаясь, отличный: словесные дуэли, блестящие харизматичные персонажи, черный юмор и фонтаны крови. Все фишки тарантиновского стиля сыпятся как из рога, настолько всё замечательно сделано.

Прошло несколько лет, и попалась мне на глаза книга под названием «Неизвестная война» (2008) за авторством Александра Бушкова. Писатель был на тот момент ещё не знаком, но тема книги показалась очень занятной.

«Неизвестная война» (2008), А.Бушков

«Неизвестная война» (2008), А.Бушков

Книга раскрывает причины произошедшей полтора столетия назад в США гражданской войны. Напомню, северные и южные штаты в 1861-1865 гг. схлестнулись в вооруженном противостоянии, в результате которого граждане южных штатов лишились права содержать в собственности рабов. Именно это и было целью самой кровавой для американцев войны, по общепринятому мнению.

Но Бушков оказался крайне толковым парнем и перелопатил сотни книг по данной теме. Проанализировав источники, он пришёл к выводу, что это самое общепринятое мнение сформировано искусственно для того, чтобы скрыть истинные мотивы кровопролития.

Как мы знаем, историю пишут победители, поэтому они и решили, что отцами-пилигримами, основавшими будущий оплот демократии всего мира, были люди с корабля Мэйфлауэр, причалившего на севере континента, а не южане, прибывшие гораздо раньше и основавшие будущий штат Виргиния. Таким хитрым способом и продолжилось переписывание истории и преподавание её в качестве истины. К слову для любителей непознанного, известная тёмная история с пропавшим поселением, от которого осталась только надпись «Кроатон» на дереве, действительно произошла там же в Виргинии в 16 веке.

«Мэйфлауэр в гавани Плимута». Полотно Уильяма Холсалла, 1882

«Мэйфлауэр в гавани Плимута». Полотно Уильяма Холсалла, 1882

Главными же и единственными причинами той войны были очень простые вещи – деньги и власть.

Книга невероятно увлекательно описывает жизнь северных и южных штатов от начала основания государства и до окончания гражданской войны. Акцент ставится на описание рабовладельческого строя, на быт жителей, экономику и общественную жизнь.

Планация юга США, гравюра 17 века

Планация юга США, гравюра 17 века

Быт рабов в США

Быт рабов в США

Кто бы мог подумать, например, что рабы у них были не только чёрные, но и белые – сервенты. Сервенты – это обычные свободные граждане, которые по стечению обстоятельств и абсолютно законно становились не наёмным рабочими в доме состоятельного плантатора, а самыми настоящими бесправными рабами, доле которых не позавидует и чернокожий африканец, собирающий хлопок на плантации.

Сервенты в США, гравюра 17 века

Сервенты в США, гравюра 17 века

К слову, рабство тогда считалось не только законным, но и богоугодным. Согласно ветхому завету Хам, сын Ноя, сильно обидел своего отца, и тот проклял род Хама, сделав его потомков навечно рабами потомков Сима и Иафета – других сыновей Ноя. От Хама пошли, как нетрудно догадаться, хамиты, то есть африканцы. От Иафета – яфетиды, то есть европейцы. От Сима – семиты – арабы и евреи.

Ной с сыновьями

Ной с сыновьями

В общем, много интересного и полезного можно почерпнуть в данной истории. Кто-то скажет, что это дело прошлое, да и на другом конце мира. Но не зря говорят, что история как колесо. Она действительно повторяется, проецируя далекие и забытые события на нашу жизнь, и может хорошенько ударить того, кто не усвоил урок из чьего-то горького опыта, даже если он произошел век или два века назад. Если говорить прямо, то каждая война, в которую вступила или организовала сама справедливая и демократическая страна в мире была только с целью наживы определённого круга лиц, стоящих у её руля.

Возвращаясь к «Джанго», хочется добавить, что фильм сказочный, разумеется. Потому что случись подобные события в реальности, хэппи-энда скорее всего не произошло бы, и Джанго вместе с Брумхильдой вскоре висели бы на улице города в назидание другим.

Читай книги, не будь глупым.

Слуга | TYPE-MOON Wiki | Фэндом

Холмс:
Вы Мастер Гудао, а она Маш Кирилайт.
Вон там Сюаньцзан Саньцзан, Слуга. А ты Тавара Тута, Слуга.
А ты … Ой? Какой сюрприз. Вы подружились с рыцарем Круглого стола.

Приятно познакомиться, сэр Бедивер. Я не должен забыть подружиться с одним англичанином.

1. Откуда вы знаете мое имя !?
2. Откуда вы знаете настоящие имена всех !?

Холмс:
Элементарно, друзья мои.

Mash:
(Вот его строчка для подписи! Он настоящий мистер Холмс!)

Holmes:
Мы уже установили контакт посредством обмена информацией до того, как вы пришли сюда сегодня.

Маш:
Информация?

Холмс:
Вы благополучно восстановили разведданные, которые я оставил в Магической ассоциации в Лондоне, верно?
Все, что я сделал, это организовал документы, но я считаю, что оказал вам ценную услугу.
Я выбрал только ту информацию, которая вам нужна, и расположила ее так, чтобы было легко понять.
К тому моменту вы уже приняли меня как соавтора, помогающего вам из тени.

1. Подумайте об этом…
2. Андерсен кое-что сказал…

Маш:
Да, Андерсен упомянул, что кто-то уже все организовал до того, как он начал свое исследование!
Так что все благодаря мистеру Холмсу!

Холмс:
Да.Если бы я сделал это слишком легко, Макири узнал бы.
Я устроил это так, чтобы только по-настоящему мудрый человек смог понять его значение в поисках истины.
Вы должны были знать эту информацию. Не как наблюдатели, а как следователи этого тайного убийства.

1. Тайна убийства?

Холмс:
Действительно, загадка убийства. Случай такого масштаба, с которым я не сталкивался. «Изнурительная резня человечества путем испепеления человеческого порядка.
Поистине, футляр мифических размеров. Неудивительно ли, что я появился на сцене?

Бедивере:
… Гм, Гудао, леди Маш, извините, что прерываю, когда вы так взволнованы, но…
Кто он? Холмс… Я не помню ни одного рыцаря с таким именем…

Холмс:
Как трагично.
Это правда, что я никогда не был посвящен в рыцари «сэра», но человек, записавший мои подвиги, удостоился этой чести.

Бедивер:
? Человек, который передал ваши подвиги, был рыцарем? Эм … миледи?

Маш:
Да, сэр Бедивер.Мистер Холмс — самый известный детектив в мире.
Ваш класс… Наверное, Кастер? Ты настоящий отец всех сыщиков.
Ах, если бы только связь была налажена, Доктор был бы вне себя от радости!
Я едва сдерживаю собственное волнение! Шерлок Холмс был настоящим!
Другими словами, романы сэра Конан Дойля были мемуарами доктора Ватсона!

Холмс:
Хех. Наши скромные попытки заработать на жизнь того стоили, если они приносили этому ангельскому ребенку такую ​​радость.
Но, мисс Кирилайт, мое настоящее «я» совсем не похоже на человека, которым вы меня представляете. К сожалению, эту историю придется подождать до следующего дня.
Сейчас я не могу принять вас в качестве клиента, мистер Гудао.

Маш:
О… правда?
Мистер Холмс просто высказал нам свое мнение, не приукрашивая его… это действительно он…

Холмс:
Ха-ха-ха-ха! Какой заядлый читатель! Ты так хорошо меня знаешь!

… Хм. Я хочу помочь вам во многих вещах, но есть приоритеты, которым нужно следовать.
Сэр Бэббидж поручил мне раскрыть тайну.
Он оставил после себя лишь небольшой кусочек своего интеллекта, но даже этот фрагмент походил на галактику блестящего гения.
Пока это дело не будет завершено, я не могу присоединиться к Халдеи.
Это, однако, не критическая проблема. Я оставлю битву твоим героям.
Я детектив. Меня не интересуют справедливость или слава. Я просто разгадываю загадки. Это мой долг.

Маш:
(Х-он именно такой, каким я его себе представлял!)

1.Ты хочешь сказать, что только что добрался до нас?
2. В чем может заключаться загадка…?

[1] Холмс:
Совершенно верно! Я открыл люк, чтобы пригласить вас внутрь!

[2] Holmes:
Я собираюсь прочитать вам лекцию именно по этому поводу. В конце концов, нам предстоит долгий путь.

Sanzang:
Вы говорите, что на стороне Гудао, но не можете присоединиться к нам?

Холмс:
Да. Друзья мои, вы пришли в эту академию в поисках знаний.
Горный Старик, наверное, внушил вам необходимость знать все, не так ли?
Итак, вы должны отправиться в центр академии. У меня там тоже есть дела.
Ядро находится на глубине 500 метров ниже поверхности. Эти туннели были специально спроектированы так, чтобы напоминать подземный лабиринт.
Я проложу путь к ядру. Вы расчистите ловушки своими телами.
Я уверен, что это будет плодотворное сотрудничество. А теперь поспешим. Нас ждут бесконечные знания!


Bedivere:
Мы пришли работать вместе с мастером Холмсом … Ты уверен в этом, Гудао?
1.Доверимся детективу.
2. У нас общая цель.

Fou:
Foh. Фу-у-у!

Бедивер:
Понятно. Мне никогда не удавалось иметь дело с его типом. Он источает тот же запах, что и Мерлин…

Mash:
Мастер, обнаружены сигнатуры маны! Что-то приближается!
Это то же самое, что и Лондон — автономные фамильяры!

Holmes:
Значит, системы защиты все-таки активны! Я был прав, дождавшись твоего приезда!
Мое существование в настоящее время нестабильно, поэтому я не могу вступить в бой.Очень надеюсь на ваше выступление!

[битва]

Холмс:
В любом случае, что же такое Академия в Атласе?
Хороший вопрос, мистер Гудао.
То, что называется так, базируется в других Атласских горах (も う 一 つ の ア ト ラ ス 山, mou hitotsu no Atorasu-san ? ), расположенных в Египте — академии алхимиков.
Он также упоминается под названием «Яма гиганта» (巨人 の 穴 倉, Kyojin no Anagura ? , букв.«Яма-погреб великана»).
Одно из трех основных отделений Тауматургической ассоциации —
учреждение, которое специализируется на агрегации (蓄積, чикусеки ? , букв. «Накопление») и аттестации (計 測, keisoku ? , букв. «Измерение»).
В отличие от современной практики алхимии (現代 錬 金 術, Gendai Renkinjutsu ? , букв. «Современная алхимия»), которая вошла в моду со времен средневековья,
это организация, которая проводит исследований (解 明, kaimei ? , лит.«прояснение») на основу Магии (魔術 の 祖, Majutsu no So , букв. «праотцы / истоки Магии») и Законы Мира (世界 の 理, Sekai no Kotowari , лит «принципы / рациональность мира»).
Хотя они действительно маги, я слышал, что это преимущественно ученые , обладающие скудными чародейскими цепочками (魔術 回路 の 乏 し い, Majutsu-Kairo no Toboshii ? , lit.«Бездна Магических Цепей»).
Как неизбежное следствие, в ходе изучения Тайн они стали полагаться не на Ману, а на великое множество инструментов.
Указанные инструменты эволюционировали по форме, чтобы максимально приблизиться к технологиям, используемым в научных исследованиях.
Псевдо-спиритроны (疑似 霊 子, Gishi-Reishi ? , букв. «Псевдоспиритические частицы») …
Использование души как количественно измеримого (観 測 可能 な, кансоку -каноу-на ? , лит.«можно наблюдать») энергии,
они смогли монеты (創造, souzou ? , букв. «создать / изготовить») Гомункулы — организмы, обладающие Тауматургическими контурами.

1. Это действительно опасно, понятно.
2.Почему он называется Яма Титана?

[1] Холмс:
Простое понимание! Очень хороший!

[2] Холмс:
Хм. В греческой мифологии помните того титана, который поддерживал мир? Его звали Атлас.
Возможно, они унаследовали его долг.
Академия Атласа всегда находилась в горах Атласа. Я слышал, что его название было простым решением.
Алхимики Академии Атлас происходят от богини Исиды, предка магов в египетской мифологии.
Его появление в этом Египте может быть связано с этой связью.

Bedivere:
Они прятались под землей, изучая магию… неудивительно, что я никогда не слышал об этой школе.
Но я не вижу учеников.Академия Атласа уничтожена?

Холмс:
… Нет. Согласно моим исследованиям, Академия Атласа действовала с начала нашей эры до 2016 года.
Тот факт, что мы никого не видели, вероятно,…
Нет, давайте избегать домыслов. Все будет ясно, когда мы дойдем до ядра.
Подземная академия, полная загадок. Лаборатории, построенные с использованием неизвестных технологий…
Это может быть идеальное убежище. Или, возможно, это не более чем братская могила.
Давайте искать истину с надеждой в наших сердцах.


Bedivere:
Застройка этого места довольно запутанная. Это больше похоже на лабиринт, чем на академию.
Пока мы спускались, были только развилки с двумя путями, но поверните назад, и вы окажетесь на еще одной развилке.
Кажется, он предназначен для того, чтобы сбить с толку путешественника. Почти как если бы…

Holmes:
В самом деле, он разработан, чтобы сбить с толку любого, кто пытается выбраться. Можно войти, но выйти — нетривиальный подвиг.

Mash:
Это полная противоположность тому, что вы можете себе представить как защиту от мародеров.Интересно, почему он так устроен.

Холмс:
Они боялись, что люди уходят, больше, чем заботились о посетителях.
Академия Атласа — собрание гениев. У каждого из них есть свои независимые мастерские, в которых они проводят свои исследования.
Здесь нет табу. Никаких штрафов за предотвращение создания самого неэтичного оружия.
Здесь есть только одно правило. То, что здесь создано, никогда не должно уходить.
Это основополагающий принцип Атласской Академии.Они соблюдают это правило более двух тысяч лет.

Если бы я назвал исключение, это были бы семь контрактов, заключенных во время основания академии.
Академия Атласа обязана сотрудничать с кем-то, у кого есть один из этих контрактов.
Я уверен, что они были немалым источником головной боли для директоров школ. Вероятно, они думали, что их предшественник создавал контракты по прихоти.
По состоянию на 2000 год четыре контракта были восстановлены, но местонахождение остальных трех неизвестно.

[тревога]

Холмс:
О, автоматическая защита активировалась посреди нашего разговора! Позаботьтесь о них быстро, ладно?

[битва]

Холмс:
… Хм. Мистер Гудао, не хотите ли вы услышать мои впечатления от вашего боевого командования?

1.Да.
2. No.

[2] Холмс:
Ха-ха-ха, очень жаль! Похоже, вы знаете меня не так хорошо, как мисс Кирилайт!
Шерлок Холмс никогда не держит язык за зубами, никогда не сдерживает себя и никогда не упускает шанс рассердить людей!
Я просто предлагаю свои оценки!

Холмс:
Другими словами, мистер Гудао, я искренне удивлен.
Конечно, мощь ваших коллективных боевых способностей захватывает дух, но это всего лишь второстепенный фактор по сравнению с большим фактором.
Я могу сказать, что корень вашей силы в форме вашего контракта.
Никогда прежде Мастер не был связан с таким количеством Слуг.
Еще более необычным является срок действия ваших контрактов.
Изначально призыв Слуг был временной мерой, созданной только для определенного поля битвы.
Бессрочный контракт, подобный твоему, должен быть невозможен.И я надеюсь, что у вас, мастер Гудао, нет секретов.
Другими словами…

1. Другими словами? (глотком)

Холмс:
… Кстати, мисс Кирилайт. Я вижу, что ты все еще не можешь в полной мере использовать свой Благородный Фантазм.
Почему? Это намеренно?
1. Ты только что сменил тему !?
2. Маш до сих пор не знает своего настоящего имени…

[1] Холмс:
Ха-ха-ха. Хахахахахахахахаха.

Маш:
… Да, я до сих пор не знаю, кем является Героический Дух, даровавший мне силу…

Холмс:
Это неправда.Его идентичность — не проблема. Ваш подход просто неверен.
Но не волнуйтесь. Решение придет в ближайшее время. Нет проблем, которые я не могу решить с данными.
… Нет, прошу прощения. Я переусердствовал. Есть еще вещи, о которых вы еще не знаете.
Мы все еще заперты в жестоком барицу с нерешенной проблемой — виновником сожжения человечества. Истинная природа Короля Магии.
О нем просто нет никакой информации.
Он оставил много следов на протяжении веков, но ни одна из этих улик не ведет непосредственно к царю Соломону.
Если бы только был кто-то, кто встречался с Королем Магии напрямую, мы могли бы договориться с Соломоном или исследовать его дальше, но я сомневаюсь, что можно найти каких-либо подходящих свидетелей. Все, что мы можем сделать, — это предположить о нем на основе той ограниченной информации, которой мы располагаем.

1. Эм… Мы видели Короля Магии.
2. Что ж… Мы познакомились с Королем Магии.

Холмс:
! Итак, вы были той важной ссылкой, в которой я нуждался! Обязательно расскажите мне все!
Как он выглядел? Как он звучал? Какой стиль магии он использовал? И прежде всего…
… Прежде всего, я хочу услышать ваше прямое впечатление о нем.
Несоответствие. Да, именно так. Все, что вы заметили в нем, будет ключевым.
Пожалуйста, попробуйте и запомните. Ценна любая мелочь, какой бы мелкой она ни была. Вы заметили что-нибудь странное в Короле Магии?

1. Я помню, как он выглядел, но…
2. Если подумать, что-то было…

[1] Mash:
Я тоже помню, но не могу сопоставить свои воспоминания … Мои визуальная память о нем кажется задушенной шумом…

[2] Холмс:
Да, что-то было…?
1.В его внешности была одна особенность …
2. Казалось, что он неполный …

Холмс:
Что-то неполное … Что-то неполное, а? Если кто-то, впервые встречаясь с Королем Магии, почувствовал это, то…
Это должно быть что-то непреднамеренное, настолько тонкое, что заставляет задуматься: «О?» в бессознательном замешательстве.

Мисс Кириелайт. Могу я попросить вас нарисовать подозреваемого?
Я хочу, чтобы вы нарисовали Короля Магии, которого вы видели. Обычно даже этот незначительный поступок вызывает карательное проклятие, но мы находимся в Академии Атласа.Его контрмеры против внешних проклятий, вероятно, непреодолимы. Для вас нет опасности.

Маш:
Понятно. Рисование — не моя специальность, но я постараюсь записать его анкету на бумаге.
И… если вы не возражаете, мистер Холмс, я также хочу высказать свое мнение.
Это не то же несоответствие, о котором упоминала Сенпай, но Король Магии, с которым мы столкнулись, чувствовал себя нестабильным в своих словах и действиях. Вот что меня выделило.
Его настроение менялось от бурного к спокойному, и временами он был к нам совершенно безразличен.
Для меня все изменения казались очень внезапными…

Холмс:
Хм. Опишите подробно. На что был похож ваш диалог?


Холмс:
Понятно. Спасибо, мисс Кирилайт.
Эта информация была действительно полезной. Этого было достаточно, чтобы дать мне небольшое представление об истинной природе Короля Магии.

Маш:
Д-Добро пожаловать. Это была моя честь.

Holmes:
Судя по вашей встрече, я считаю, что личность Короля Магии похожа на своего рода зеркало.

Маш:
Зеркало?

Холмс:
Да. Зеркало, отражающее тех, кто стоит перед ним. Он отражает личности людей, с которыми с ним разговаривают.
Если говорит неупорядоченный человек, он становится вульгарным…
А если умный человек говорит, он отвечает серьезно.
Он отвечает на жестокость жестокостью, а спокойствие — безмятежностью.
Я сомневаюсь, что ему не хватает себя. Это не то же самое, что иметь несколько личностей.
Вероятно, Король Магии обладает множеством атрибутов.Вернее, чрезмерное их количество. Похоже, что он такой.

1. Ох, когда Мордред был жестоким…
2. Ох, когда Андерсен был ослом…

Маш:
Но он также сказал, что он безразличен к нам, и что жизнь не имеет смысла.
Не думаю, что кто-то так думал.

Холмс:
Вот руб. Вот что меня пугает, мисс Кирилайт.
«Безразличие к людям» — одна из истин о Короле Магии.
В конце концов, он уже уничтожил человечество. Он не похож на Короля Льва, который пытается уничтожить эту эпоху.
Он уже выиграл. Он проявил себя, потому что победа была в его руках.
Конечно, он будет к нам равнодушен. Он уже приступил к своему следующему делу.
Например, представьте, что здесь стоит письменный стол. На столе лежит план под названием «Сжигание человеческого порядка».
Он давно закончил эту работу и сидит за соседним столом.
Обычно на этом все кончается.Человечество не должно иметь возможности бороться с ним.
Но случилось чудо. Само собой разумеется, что я имею в виду всех вас в Халдее.
Узкое пустое место на теперь незанятом столе.

Mash:
… Вы говорите, что Король Магии безразличен к нам, потому что сожжение человеческого порядка — это задача, которую он уже выполнил?

Холмс:
Справа. Точнее было бы сказать, что он занят своей нынешней работой.
Боюсь узнать, что это за новое начинание.
Послушайте, друзья мои. Это то, что мы называем совершенным преступлением.
Никто не мог этому помешать. Нас полностью переиграли.
Работа детектива начинается после того, как преступление было совершено … После появления потерпевших.
Даже если мы сможем пролить свет на правду, стоящую за преступлением, мы не сможем отменить преступление.
Но вы другой, мистер Гудао. Только вы можете нарушить это правило.
Король Магии не верит, что ты можешь, и это единственная слабость его дьявольского злодеяния.

Холмс:
Радуйтесь, друзья мои. Мы почти в центре. Впереди нас ждет множество ответов.
Горный Старик послал вас сюда по двум причинам.
Первая касается этой особенности. Вы здесь, чтобы получить информацию о целях и священном копье Короля Льва.
Вторая имеет отношение ко всем семи особенностям. Короче говоря, это относится к одному аспекту тайны уничтожения человеческого порядка.
Я готов помочь вам ответить на оба эти вопроса.Но перед этим…

[тревога]
1. Перед этим мы должны очистить эту защиту, верно?
2.Вовремя!

Холмс:
Нет. У меня предупреждение. Скорее декларация.
Величайшая причина, по которой я пришел к вам сейчас, состоит в том, что глаза Халдеи не могут достичь этого места.
Я скажу это, пока могу. Я не верю доктору Роману.

[битва]


Маш:
Итак, это ядро ​​Атласа … В этом подземном зале есть небо, Мастер!

Bedivere:
Пространство, достаточно большое, чтобы вместить город… Подумать только, кто-то может построить такую ​​огромную пещеру под землей…
Это действительно похоже на академию.В нем есть все, что нужно людям для жизни.
Я уверен, что ученики тоже сочтут это полезным, даже если это небо создано руками человека.

Holmes:
Кроме того, эти обелиски в центре — это величайший носитель информации Академии Атлас, псевдо-спиритронный процессор Trihermes.

1. Это… оригинал?
2. Теперь, когда вы упомянули об этом, эта конструкция…!

[1] Холмс:
Верно. То, что у вас есть в Халдее, — не что иное, как копия этого.
Это фотонный кристалл, который даже назвали Философским камнем. Это необычный артефакт, который современная земная наука не может создать.

[2] Маш:
Вы правы! Это такая же диспетчерская в Халдее!
Хотя… большая часть зарыта в песок…

Холмс:
Итак, я уже получил права доступа. Обычно можно попросить помощи у персонала…
Но, как видите, мы находимся в совершенно незанятых руинах.Приносим извинения его владельцам, нам придется использовать его самим.

Маш:
… Да. Хотя мне интересно, почему нет персонала.
Вход засыпан песком, но объект вроде бы в рабочем состоянии-

Holmes:
Причина очевидна — это Атласская академия 2016 года. Она из вашей эпохи.

Маш:
Атласская академия нашего времени… О! Да Винчи упомянул об этом.
Она сказала, что на территории Египта была еще одна временная аберрация, уже удаленная с этого временного периода.
Так вот что она имела в виду!

Холмс:
Действительно. Маги были сожжены, но сама академия осталась.
Ну, тогда. Приступим к основной теме. Все события записываются в Trihermes.
Хотя мы, не являясь алхимиками Атласа, возможно, не сможем узнать всю эту информацию …
Настоящая правда … Мы должны быть в состоянии найти то, что нам нужно, если будем искать только результаты. По крайней мере, мы увидим результаты математических операций.

1.Что вы ищете?
2. Знаете, шпионить за людьми — это нехорошо.

[1] Холмс:
Стыдно сказать, что мне нужны записи, которые даже я не могу вспомнить. Я ищу документ о каком-то секретном событии.

[2] Холмс:
Ха-ха-ха-ха-ха! Это совсем не то. Меня интересует чистая правда!
На моей совести нет ни капли вины, нет! Меня волнует правда, а не экология частных лиц!

Холмс:
Теперь, Триермес, птица, которая парит в загробной жизни! Ответь на мой вопрос!
Я ищу инцидент, который был удален из всех записей.Покажите мне полную запись Войны за Святой Грааль, которая произошла в Японии в 2004 году!

Mash:
Война за Святой Грааль !? Вы имеете в виду Singularity X?
T-Директор действительно сказал, что в Singularity X произошел ритуал под названием Война Святого Грааля, но …
Вы имеете в виду, что правда об испепелении человечества — что там зажглась искра !?

Холмс:
Нет, это началось не там. Но это важный фактор.
Война Святого Грааля — это грандиозный ритуал, в котором вызываются Героические духи и заставляют сражаться друг с другом, после чего выжившие Мастер и Слуга получают Святой Грааль.
Вы так много знаете, мистер Гудао?
Хорошо. Так вот, это действительно произошло. И последнее происшествие произошло в 2004 году в японском городе Фуюки.
Я исследовал записи этой войны, но, несмотря на мои усилия, я ничего не узнал о ее ходе или ее завершении.
Все, что я смог найти, это данные о начале Войны за Святой Грааль; ничего, кроме списка семи магов, которые собрались, чтобы сражаться на войне.
И один из этих людей вам известен. Скорее его дочь, я бы сказал.

1. Может быть…
2. Предыдущий директор Халдеи…?

Холмс:
Верно. Я говорю об отце Ольги-Мари Анимусфер, ныне покойном директоре Халдеи.
Он был Лордом Часовой Башни, который тайно путешествовал в Японию и сражался в этом пропитанном кровью ритуале.
Его зовут…

… Хм. Результаты вернулись. Жалко, что не шумит.
Но я рад видеть, что они были в пределах моих оценок. Теперь на один из моих вопросов дан ответ.
В 2004 году в Японии произошла Война за Святой Грааль. Победителем стала Марисбилли Анимусфера.
Трихермес записал, что он убил шесть магов и получил всемогущую машину желаний, известную как Святой Грааль.


Mash:
Он… получил Святой Грааль?
До того, как человеческий порядок был сожжен… до того, как был разработан ре-шифтинг?

Холмс:
Да. Запись продолжается. Марисбилли привела с собой на войну помощника.
В год после Войны Святого Грааля этот человек получил особое приглашение присоединиться к персоналу Халдеи.
Было неслыханно, чтобы кто-то стал руководителем медицинского учреждения в 22 года. Настолько, что я не решился бы назвать его нормальным человеком.

1. Начальник медицинского учреждения…
2. ………

Маш:
Цыганский архиман?
Доктор… знал предыдущего директора до приезда в Халдею?

Холмс:
Да. Что еще более странно, так это то, что история цыганского архимана совершенно неизвестна.
Как бы я ни искал, я не смог найти никаких записей о нем до Войны Святого Грааля.Если бы мы использовали Гермес, мы, вероятно, могли бы что-нибудь откопать, но у нас просто нет времени просеивать личные дела миллиардов людей, которые меняются каждый год.
Вот почему я не доверяю доктору Роману. Без сомнения, он человек, а не маг, но…
Он что-то скрывает. Это что-то экстраординарное. Что-то близкое к истине во всем этом.

Маш:
……

Санзанг:
Умм… Могу я кое-что спросить?
Я не пытаюсь жаловаться, что я устал молчать все это время, но …
Вы сказали, что парень Марисбилли получил Святой Грааль, верно?
Чего он желал?

Холмс:
К сожалению, у Гермеса нет записей о своем желании.Он только показывает результаты.
Согласно Гермесу, Марисбилли процветала как маг после войны.
В Часовой башне теории Халдеи и семьи Анимусфер до сих пор рассматривались как абстрактные и непрактичные.
Но череда успехов изменила судьбу Анимусферы. Была создана система призыва Heroic Spirit. Было проведено
виртуальных экспериментов, которые позволяли не только наблюдать будущее, но и взаимодействовать с разными периодами времени посредством ре-смещения.
Примерно в 2004 году Халдея, ранее представлявшая собой астрономическую обсерваторию, была превращена в исследовательский центр.

Согласно обычным рассуждениям, Марисбилли желала процветания.
У него не было причин желать уничтожения человеческого порядка. Согласно документам, его личность была «трудолюбивой».
У него были обычные желания, обычная зависть, и он любил обычную удачу. Вот каким он был человеком.
В этом случае им могло манипулировать третье лицо, или, возможно, он случайно наступил на фугас.

Mash:
Третья сторона … Может быть, это профессор Лев?

Холмс:
Лев Рейнол был назначен в Халдею в 1999 году, что совпало с передачей технологии для объектива наблюдения Шива.
Он был пешкой Короля Магии. В этом нет никаких сомнений.
… Это то, что меня больше всего раздражает, если честно. Лев присоединился к Халдеи с намерением.
В этом случае это будет означать, что в Халдее была проблема до Войны за Святой Грааль в 2004 году.
Возможно, что для Марисбилли Война за Святой Грааль 2004 года была просто карьерным шагом, не имевшим ничего общего с уничтожением человечества.
Если правда, мне неприятно это признавать, но… Это поднимает вопрос о цыганском архимане.
Мы остаемся с загадкой, деятельность которой неизвестна, кто не имеет отношения к делу и кто представляет собой банальную неприятность, которой с таким же успехом может и не существовать.

Sanzang:
Что за черт !? Это так отрывочно!

1. Звучит как Роман!
2.Загадочный человек, которого вполне могло и не существовать!

Маш:
Да как же очень нравится Доктор!

Холмс:
На мой взгляд, он вполне может быть важным игроком в этом случае.
Будьте осторожны в том, чем вы поделитесь с ним в будущем. Ему нельзя доверять, пока его секреты не раскроются.
Как минимум, цыганский архиман знал о завершении Войны за Святой Грааль и скрыл эту информацию от вас.


Холмс:
… Вот и все, что я хотел знать.Теперь твоя очередь. Но перед этим…
Пока я просматривал записи о Халдее, я нашел ответ для мисс Кириелайт.
Прошу прощения за то, что сбился с пути, но вы не против?

Маш:
Ответ для меня…?
О, вы имеете в виду то, о чем мы говорили ранее? Истинное имя Героического духа, даровавшего мне силы?

Холмс:
Верно! Я подозревал правду, но сдерживался, потому что у меня не было доказательств …
Но теперь я могу сказать вам с уверенностью.Вы готовы это услышать, мисс Кирилайт?

Бедивере:
Подождите. Леди Маш должна открыть это сама. Не нам говорить —

Холмс:
Нет! Я открою это! Во всяком случае, все уже догадались!
Только дурак отвергает истину. Мисс Кириелайт — дура?
Абсолютно нет! Категорически нет, сэр Бедивер! Чего вы боитесь в первую очередь !?
Так что, если ничего не изменится, когда она узнает свое настоящее имя? Что, если она не может активировать свой Благородный Фантазм, услышав его название?
Заявляю, что ваши опасения напрасны! В конце концов…
Дух Mash Kyrielight уже цел! Ее страхи не изменятся, независимо от того, есть ли у нее Благородный Фантазм!
Поэтому! Даже если она не сможет использовать свой Благородный Фантазм, она никогда не перестанет быть на высоте!
Она будет храброй и будет бороться до конца за то, во что верит!

Маш:
[безмолвный]

Бедивер:
[тоже безмолвный]

Холмс:
… Простите меня.Я потерялся в моменте. Могу я раскрыть его имя сейчас, мисс?
Имя Героического Духа, который завещал вам новую судьбу и спас вашу жизнь.

Маш:
… Мастер, вы не возражаете?

1. Вперед.
2. Жаль, что Романа нет.

Маш:
… Да. Мне бы хотелось, чтобы в этот момент было немного особенного.

Скажите, пожалуйста, мистер Холмс. Мое настоящее имя. Название этого щита.

Холмс:
Очень хорошо.Тогда я буду проложен путь к правде, как следовало бы сыщику.
Начнем с того, как Халдея стабилизировала свою систему вызова Heroic Spirit?
Это было благодаря чему-то, что собирает героических духов.
Когда-то здесь был сбор героев. Ритуал клятв, именуемый Круглым столом.
Халдея обработал эту святую реликвию, использовал ее как катализатор призыва и похоронил в составном теле.
Вы понимаете, мистер Гудао? Оружие, которым она владеет, похоже на щит, но это не так.
Первый Слуга, с которым вы заключите контракт, станет фундаментом, на котором соберутся многие Героические Духи.

1. Каким-то образом я это знал.
2.Это круглый щит.

Holmes:
Умный каламбур, конечно. Я аплодирую инженерам Халдеи за этот подвиг.
Она держит ядро, вокруг которого был построен Круглый стол — священный Круглый Щит.

Послушайте меня, мисс Кирилайт.
Второй вызванный в 2010 году Героический Дух был единственным успешным испытанием Халдеи слияния Героического Духа.
Он осудил жестокие эксперименты Халдеи, но остался в мире, чтобы сохранить жизнь своему хозяину. Затем, после бомбардировки Халдеи, он доверил ей все, что у него было.

Имя твоего Героического духа — Галахад.

Он был священным рыцарем Круглого стола и единственным рыцарем, добившимся успеха в поисках Святого Грааля.

Маш:
Галахад, Круглый стол…

[Маш падает]

1. Маш !?
2. Ты в порядке !?

Маш:
Д-да… Мои ноги слабели, поэтому я сел…
Но я не чувствую боли или удивления.
Я просто … очень счастлив.
Я наконец-то знаю имя человека, который поверил в меня и спас мне жизнь …
Я просто … так, так счастлив прямо сейчас.
Достаточно ли я воздал должное его имени…?

Холмс:
Видите, разве я вам не говорил? Вот такая она девушка.
Она никогда не забудет своей благодарности. Как вы думаете, она из тех, кто разочаровался бы в своем спасителе?

Бедивер:
… Вы действительно были правы. Галахад сделал правильный выбор.
Даже в другом веке и среди других людей он наверняка доверил бы свое наследие кому-то вроде себя.


Холмс:
Что ж, я оставлю пробуждение Благородного Фантазма мистеру Гудао.
Гермес находится в плохом состоянии. Я считаю, что ему осталось только один поиск, прежде чем он потеряет силу.

… Я тоже должен извиниться.
Я поддался искушению заставить его выполнять фоновый поиск по количеству нераскрытых дел, оставшихся в мире…

Mash:
Мистер Холмс !?

Fou:
Foh!

Холмс:
Не волнуйтесь, он еще раз заработает нормально.Я человек, который никогда не позволяет истине ускользнуть.
Тебе нужно знать о священном копье Короля Льва Ронгоминиаде.
Конечно, я слышал об этом артефакте раньше, но я впервые узнаю о его природе.

Гермес, покажи нам его истинную ценность.
……
… Понятно.

Маш:
(Сэмпай, я думаю, поиск закончен. Гермес, конечно, пригодится.)

Fou:
Foh. Фох.

Холмс:
Сэр Бедивер, что вы знаете о священном копье?

Бедивере:
Ничего детального.Помимо святого меча, у короля было несколько других сокровищ.
Святое копье Ронгоминиад было одним из них. Рыцари Круглого стола так и не узнали его конкретных деталей.
Однако Мерлин называл его «Башней Конца».
Он назвал это столпом света далеко за морем к западу от Британии. Башня на краю света, за горизонтом.

Санзанг:
Башня? Но ведь это же копье? Оба они действительно длинные … так какой?

Бедивер:
Это выше моего понимания… Мастер Холмс?

Холмс:
Есть два священных копья, мисс Санзанг.
One — это гигантская башня, пронзающая этот мир. В этом суть святого копья в данной форме.
Нам сказали, что «святое копье стоит высоко». На самом деле это башня, но она вне досягаемости человека.
В конце концов, он находится на краю света. Таким образом, он вечно далек.
Башня стоит за пределами мира людей, всегда наблюдая за ним.

Tawara Touta:
Хм, вы говорите, башня с великолепным видом, предназначенная для богов и Будды?

Холмс:
Другое копье находится в руках Короля Льва.Это похоже на тень, которую Башня сбросила на землю.
Это похоже на личное оружие, которое позволяет владеть силой и властью Башни.

Маш:
Значит, Башня — это основной корпус, а копье — его удаленный терминал?

Холмс:
Удовлетворительный пример, мисс Кириелайт.
Башня стоит на краю света, и ее администратор владеет копьем.
Вопрос в том, почему Башня пронзает планету?
Существует теория, согласно которой наш мир — человеческий мир — представляет собой не что иное, как один из текстурированных слоев, которые окутывают поверхность планеты, как ковер.
Для планеты это сознание разумных форм жизни, которые безраздельно правят. Другими словами, наши физические законы.
«Ковер», поддерживающий законы физики, — это наш мир. Она пришита к планете, чтобы не отслаивалась.
Похоже, это явление называется Башней Конца. Это также не ограничивается Великобританией.
Таких столпов несколько, расположенных по всему миру. Одно из них — священное копье в руках Короля Льва.

Бедивер:
Таков смысл Башни Конца.Король годами держал такую ​​ужасающую реликвию…

Sanzang:
Это похоже на пагоду, которой люди предлагают свою веру в Будду, верно? Я понял!
Но какое это имеет отношение к Святому городу? Что Король Лев планирует делать с Башней?

Холмс:
… Вполне вероятно, что Король Лев намеревается использовать святое копье в качестве Башни.
Король Лев превратил Священный город в утопию и собрал избранных людей.
Не просто чистые люди, но люди, которые будут работать правильно при любых обстоятельствах.
Согласно расчетам Гермеса, святое копье может поглотить пятьсот душ.
Священный город был построен на Святой Земле за одну ночь. Вы можете подумать, что это невозможный подвиг, но правда проста.
Этот город и есть само копье. Привезенные в город люди должны храниться в копье.
Король Лев утверждал, что чистые люди будут защищены, но правда в том, что они были запечатаны внутри, так что они не могут сбежать.

Бедивере:
Невозможно! Этот город — Камелот.Он немного отличается, но это замок Круглого стола.
Это не может быть использовано для таких злых целей!

Маш:
Нет, мистер Холмс прав. Это не Камелот.
Это правда, что Камелот был замком, построенным феями. Он также появился за одну ночь.
Но это… другое. Я почувствовал нечто пугающее с тех пор, как впервые увидел это …
Это внешняя оболочка священного копья Ронгоминиада. Это не может быть чем-то, что помогает людям.

Бедивере:
Тогда … как насчет людей в городе? Под защитой короля они вынуждены вести жизнь угнетения?

Холмс:
Это не вопрос жизни и смерти.Все в Священном городе будут поглощены копьем.
Священное копье похоже на Институт Атласа. Это убежище, сэр Бедивер.
Но жить негде. Все внутри обрабатывается как элементы, необходимые для хороших людей.
В конце концов, Святой город превратится в единую башню. Только сжатый ад ждет тех, кто находится в башне.
Люди собрались не для того, чтобы жить в утопии. Они были собраны как идеальные образцы человечества.
Образцы для вечного присмотра Королем Львом.Пример ценности человечества для демонстрации в витрине.

Бедивере:
Нет !!! Это слишком отвратительно, чтобы быть делом рук людей!

Sanzang:
……

Tawara Touta:
… Я не могу судить, хорошие или плохие действия Короля Льва. Король защищает свой народ. Это без сомнения.

Sanzang:
Конечно, это неправильно! О чем ты, Тута !?

Tawara Touta:
Дай мне закончить! Священный город войдет в Башню.
Что будет дальше? Это очевидно. Святой город исчезнет, ​​как и армия Короля Льва.
По крайней мере, горцы больше не будут сражаться с Королем Львом. Король Лев закрылся бы вместе со своими идеалами.

Санзанг:
О… я понял. Тогда борьба закончится. По крайней мере, на время.
«Я буду защищать только людей моей земли». Король Лев следует этой политике на всем протяжении…

Холмс:
Это было бы оптимальным.Я согласен с мистером Таварой.
… То есть если бы дело дошло до анализа Гермеса.

Маш:
… Это еще не все, не так ли? Священный выбор Короля-льва имеет более глубокое значение.

Холмс:
Да. Король Лев превратит Святой Город в Башню Конца. Я уверен, что вы все знаете о последствиях этого.
Создание Башни превратит окрестности в край света.
В обмен на создание полного мира, известного как Башня, мир за пределами башни исчезнет.
Король Лев защищает не только народ своей страны. Она намерена отбросить все, кроме своего народа.

И разрушение уже началось.
Эта особенность — исключение среди исключений, потому что это уже место, которого нет нигде в мире.

Санзанг:
… О. Нет ничего, кроме пустыни, потому что эта эпоха уже отрезана от остальной истории…

Холмс:
Верно, мисс Санзанг.
Партия, создавшая эту сингулярность и теперь пытающаяся ее разрушить, давно перестала быть Королем Магии.
Это богоподобный Король Лев, который зашел так далеко, что пожертвовал краеугольным камнем Человеческого Ордена в стремлении создать идеальный город.

Санзанг:
………


Бедивере:
Все, давайте вернемся на поверхность. Мы не можем позволить себе откладывать.
Мы должны войти в Священный город до того, как будет закончено копье, и выяснить намерения Короля Льва.

Санзанг:
Я согласен с Бедивером. Теперь мы знаем, почему босс-скелет послал нас сюда.
Давай поспешим и встретимся с другими скелетами. Нам нужно рассказать им то, что мы узнали.
… А? Но почему босс тогда просто не сказал всем? Это сэкономило бы нам много времени…

Tawara Touta:
Гудао нужно было приехать сюда. Возможно, в эту пустыню, а не в эту академию.
Вы не всегда можете полагаться на помощь других. Даже первый Старик Горы может только так много.
Гудао еще есть чем заняться на этой земле. Может быть, поэтому нас на самом деле послали сюда.

Холмс:
[смеется]

Тавара Тутта:
Хм? Что смешного, детектив?

Холмс:
Извините. Я смеялся?
Если так, то это потому, что в ваших словах было много смысла. Я не мог сдерживаться.

[позже. сигнализация в туннелях]

Sanzang:
Подождите, их еще на обратном пути !?

Холмс:
Конечно.И на этот раз они не сравнятся с тем, с чем мы сталкивались раньше.
Выход из Академии Атласа запрещен. Я сказал это, помнишь?
Это будет наша последняя битва в этом затерянном подземном мире. Сражайтесь так отчаянно, как хотите!

[битва]

Маш:
Сенпай, я вижу свет в конце туннеля! Это солнечный свет!

Бедивер:
Наше возвращение было быстрым. Все благодаря мастеру Холмсу.

Холмс:
Элементарно, друзья мои.При входе в лабиринт нельзя полагаться только на зрительную память.
При перемещении по помещению нужно нарисовать конкретную мысленную карту.

1.Впечатляюще, детектив!
2. Спасибо, Холмс.

Холмс:
Хм. Я рад, что в конце концов помог. И здесь наши пути расходятся, друзья мои.

Mash:
Итак … вы все-таки не можете доверять Халдеи?

Холмс:
Грм. У Халдеи есть свои загадки, но я ищу другую добычу.
Его зовут Фантом-
А, ну ладно, сейчас не время. Я прощаюсь здесь, мистер Гудао.

Во-первых, позвольте мне оставить вас с проблемой, над которой нужно подумать. Это простейший вопрос, касающийся сожжения Человеческого Порядка.
Я думал. Почему он возник в 2016 году?

Маш:
А?

Holmes:
Кто-нибудь еще не рассматривал этот вопрос? Король Магии сжег саму человеческую историю.
Вот и все. Если бы он сделал это в начале нашей эры, мир должен был бы закончиться без вашего рождения.
Но он начался в 2016 году. Поджог начался в 2016 году и ушел в прошлое.
Это было пламя, которое вспыхнуло в вашем 2016 году, а оттуда выгорело в прошлое.
Почему он это сделал? Я обдумал вопрос и пришел к одному выводу.

Должна быть причина, по которой Королю Магии пришлось ждать до 2016 года. Предположим, ради аргументации, что он находится в 1000 Б.
г. до н. Э. Между 1000 г. до н. Э. Должно пройти около 3000 лет истории. и 2016 год н.э.И ему нужно было все это сжечь.
Вы понимаете? Король Магии разрушал не просто потому, что хотел.
Возникла необходимость уничтожить. Вывод может быть таким же, но мы не можем игнорировать это различие.

1. Не потому, что он ненавидит человечество?
2. Если подумать, «безразличие» означает…

Холмс:
Верно. Враждебность не может существовать рядом с безразличием.
… Однако именно здесь мои размышления вызывают беспокойство. Я имею в виду, конечно, свои подозрения по поводу возможных причин.
Одна из гипотез, о которой я упоминал, заключается в том, что существует определенное значение в промежутке времени между 2016 годом и далеким прошлым.
… Другое, что после 2016 года есть что-то, чего не мог увидеть даже царь Соломон.

Соломон обладает ясновидением, которое позволяет ему заглядывать в будущее.
Если есть что-то после этой даты, чего даже он не мог увидеть…
1.… Может быть, будущего никогда не существовало?
2. Что делать, если не существует, потому что он его уничтожил?

[1] Holmes:
Я пришел к такому же выводу. Я молюсь, чтобы мы ошибались.

[2] Холмс:
Да, это самый простой ответ. Я надеюсь, что это так.

Холмс:
Что ж, друзья мои, я прощаюсь здесь! В следующий раз, когда мы встретимся, дай подумать…
Пусть будет в шумном городе, а не на пустыре! Я с нетерпением жду возможности снова поработать вместе в городе, достойном Лондона!

Что государственные служащие говорят нам о своих потребностях в Повестке дня на период до 2030 года | UNSSC

«Наши бюджеты были сокращены, все было перепрограммировано, и личные встречи были приостановлены.Мы пытаемся перенести наши программы в онлайн, но нам не хватает знаний о том, как это сделать, и нашим учащимся нелегко перейти к онлайн-обучению, особенно для более старшей аудитории ».

«Мы всегда знали, что в конечном итоге нам нужно будет перейти в онлайн. Это дало нам необходимый толчок. Страна большая, и лицом к лицу никогда не будет необходимого досягаемости. При наличии возможности подключения онлайн-обучение позволяет нам охватить участников из местных администраций на удаленных островах, которые никогда не смогли бы принять участие в очном обучении.Но мы должны диверсифицировать форматы, а пропускная способность — это проблема. На данный момент мы в основном пишем электронные письма и загружаем документы на веб-сайты. Этого недостаточно «.

Это лишь некоторые из голосов, которые мы слышали от сотрудников школ государственного управления, которые через несколько месяцев после начала пандемии поделились своими размышлениями о влиянии Covid-19 на их работу и дальнейших действиях.

Помимо этих важных голосов, мы в Колледже персонала системы Организации Объединенных Наций (UNSSC) имели честь работать с учреждениями государственных служащих и школами государственного управления в различных контекстах.Спустя пять лет после создания нашего Центра знаний по устойчивому развитию мы извлекли несколько уроков, касающихся потребностей и вопросов, которые необходимо решить, чтобы помочь вывести государственную службу на новый уровень.

Наши выводы показывают, что, хотя необходимость перемен широко признана среди государственных служащих, все еще есть много сомнений относительно дальнейших действий:

Значение модных слов

Хотя мы официально не оценивали уровень осведомленности в масштабе, мы проводили оценку потребностей в обучении (LNA) перед каждой инициативой по развитию потенциала, предлагаемой для государственных учреждений.На сегодняшний день участники сообщили о высокой степени осведомленности о существовании Повестки дня на период до 2030 года, а также о целях устойчивого развития (ЦУР) и связанных с ними основных концепциях. В то же время участники выразили потребность узнать об особенностях Повестки дня, чтобы понять, что подразумевается под «трансформацией» и «интегрированными подходами».

Обучение у сверстников

LNA также демонстрируют, среди прочего, сильное желание узнать о подходах конкретных стран к комплексной реализации ЦУР, особенно от стран, чей опыт и условия сопоставимы или актуальны.Информационные потребности разнообразны и проливают свет на то, как лучше поддержать государственные учреждения.

Для ускорения разработки многоотраслевой и многомерной политики участники стремились получить информацию о подходах к сбору данных и многомерному ситуационному анализу. Участники также хотели получить дополнительную информацию о способах усиления общегосударственных и общегосударственных подходов. Они также выразили особый интерес к способам, которыми институты могут способствовать взаимодействию с заинтересованными сторонами, общенациональным консультативным процессам по реализации ЦУР и институциональным механизмам для повышения согласованности между министерствами.Наконец, участники запросили дополнительную информацию о подходах к финансированию Повестки дня на период до 2030 года на национальном уровне, синергии между усилиями по осуществлению определяемых на национальном уровне вкладов (ОНД) в Парижское соглашение об изменении климата и усилиями по реализации Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года.

Изменение статус-кво: изменение лидерства и поведения

Мы заметили еще один важный пробел в потенциале — необходимость различных подходов к руководству и изменения поведения в государственных учреждениях.Чтобы открыть пространство для участия многих заинтересованных сторон и совместных решений, Повестка дня требует вертикальной и горизонтальной согласованности и большей степени свободы действий государственных служащих. Статус-кво в государственных учреждениях представляет собой проблему, в первую очередь из-за традиционных подходов сверху вниз, которые обычно существуют внутри бюрократии. Это требует фундаментальных изменений в возможностях, которые институты предоставляют государственным служащим для передачи обязанностей и предоставления пространства для агентских отношений между рядами и на всех вертикальных уровнях управления.В то же время такие изменения требуют изменения отношения к государственной службе и готовности идти на риск и развивать инициативы в благоприятном для этого пространстве. Этот разговор кажется пока довольно примитивным во многих администрациях.

Технические решения против комплексных подходов

Опросы перед мероприятием часто также показывают ожидание получения технических решений, которые могут быть применены и реализованы для улучшения реализации ЦУР.Осознание того, что устойчивое развитие требует пространства для размышлений о сложных и «злых» проблемах, а также способов их решения с помощью путей, которые могут усилить синергию, во многих случаях, кажется, подавляет участников. Многие хотели бы более четких указаний относительно способов конкретной реализации таких подходов в рамках институциональных ограничений, в которых они действуют.

Растущий спрос на обучение государственных служащих онлайн

Наконец, в основном из-за нынешней пандемии, мы наблюдали стремление к расширению онлайн-форматов.Школы государственного управления должны найти новые способы реализации своих программ. Хотя некоторые школы далеко продвинулись в своем опыте онлайн-обучения, первым рефлексом для многих часто является замена очных форматов онлайн-форматами, исходя из исходной логики практического обучения. Хотя большинство участников первоначально воспринимают переход к онлайн-обучению как негативную проблему, для многих становится все более очевидным, что это влечет за собой прекрасные возможности с точки зрения охвата и доступа к новым группам учащихся.С помощью этого метода учреждения могут полностью переосмыслить содержание и форматы и пересмотреть, как обучение может быть основано на определенных целях обучения. Вместо того, чтобы заменять старое, это дает возможность создавать и формировать новое, и, в этом контексте, дает шанс построить еще лучше.

Согласование между агентством и службой

С принятием Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года правительства во всем мире признают, что переход к результатам устойчивого развития требует усилий на всех уровнях общества.Хотя национальная политика и законодательство остаются основополагающими для создания системы стимулов и регулирования для всех участников, переход к более справедливому, равноправному, процветающему и экологически устойчивому обществу требует вовлечения и участия всех заинтересованных сторон. Государственная администрация должна играть роль в передаче и распространении идей и инициатив по горизонтали и вертикали, сверху вниз, снизу вверх, внутри и между секторами.

Для того, чтобы приспособить и интегрировать такие действия, укрепить сети участников и позволить местным идеям течь обратно в вертикальные администрации, роль государственных служащих должна измениться.Национальные школы государственной службы играют фундаментальную роль в закладке основ в отношении тем и методов работы, которые формируют государственную службу. Благодаря сотрудничеству с Немецким институтом развития (GDI_DIE) UNSSC работает с сетью из шести школ общественного обслуживания со всего мира в различных форматах.

Как Совет Безопасности ООН может поддержать государственных служащих

UNSSC с ноября 2020 года по апрель 2021 года проведет серию учебных программ по Повестке дня на период до 2030 года и Парижскому соглашению об изменении климата.Программы реализуются в сотрудничестве с Немецким институтом развития и при поддержке Deutsche Gesellschaft für Internationale Zusammenarbeit (GIZ) GmbH от имени Федерального министерства окружающей среды, охраны природы и ядерной безопасности Германии (BMU).

Общая инициатива, озаглавленная «Улучшение восстановления: усиление потенциала школ государственного управления в мире после коронавируса — 19», будет включать в себя интерактивное и предварительное обучение программ для инструкторов и представит различные возможности для обмена знаниями и существенного вклада по актуальным темам. увеличить роль государственных служащих как действующих лиц, способствующих достижению устойчивого развития.

По вопросам, касающимся индивидуальных программ для государственных служащих и государственных служащих, обращайтесь по электронной почте [email protected]

Мнения, выраженные в сообщениях нашего блога, принадлежат исключительно авторам. Они не отражают мнения или взгляды Совета Безопасности Организации Объединенных Наций, Организации Объединенных Наций или ее членов.

Что значит быть государственным служащим

На этой странице


Мы здесь, чтобы служить другим

Государственные служащие работают на правительство и на граждан. Они несут ответственность перед избранным правительством, а не перед политической партией. Они разрабатывают и реализуют государственные программы или услуги, информируют разработчиков политики и предоставляют руководителям научно обоснованные советы.

Узнайте о роли государственных служащих в правительстве

Работа через перемены на открытом воздухе. Государственные служащие регулярно адаптируют политику и услуги для удовлетворения текущих потребностей. Они устойчивы и сильны — реагируют на мнения общественности и полны решимости поддерживать услуги даже в самых сложных ситуациях.

Это больше, чем просто работа. Карьера на государственной службе предназначена для всех, кто хочет изменить мир к лучшему. Это означает ставить общественные интересы выше личных интересов. Многие государственные служащие говорят, что выбрали государственную службу, потому что им нравится отдавать что-то своему сообществу.

Постройте карьеру вокруг важных вещей. Дело не только в деньгах, престиже или «чистой прибыли». Быть государственным служащим означает упорно трудиться для благородной цели и быть преданным своей повседневной работе по служению гражданам.

Это для вас? Вы хотите служить другим? Отложите ли вы личные интересы в пользу общества? Вам нравится решать сложные проблемы или системы? Если да, приходите работать с нами!

Узнайте, куда может вас привести карьера на государственной службе


Мы придерживаемся высоких стандартов

От государственных служащих ожидается, что они будут поступать правильно — даже когда это непросто.Они придерживаются высочайших профессиональных и этических стандартов, потому что понимают большие ожидания общественности от их работы.

Каждый государственный служащий приносит присягу. Каждый раз, когда они приносят присягу, им напоминают об обязанностях, полномочиях и доверии государственных служащих.

В рамках присяги государственные служащие клянутся не только выполнять свою работу, но и:

  • Служить этично и честно, лояльно, беспристрастно и объективно
  • Ставить интересы общества и государственной службы выше своих личных интересов
  • Поддерживать и укреплять доверие населения к государственной службе

Эти обязательства гарантируют, что наши действия будут беспристрастными, объективными и безупречными.

В ситуациях, когда стандарты не соблюдаются, сотрудникам рекомендуется поговорить со своим руководителем, поговорить с консультантом по этике о ненадлежащем поведении на рабочем месте или раскрыть в общественных интересах информацию о серьезных проступках.


« Они привержены высочайшей степени добросовестности . Они привержены обеспечению наилучшего возможного администрирования. Они привержены справедливому и прозрачному управлению, предоставлению высококачественных услуг и управлению государственными фондами, которое приведет к максимальному увеличению затрат. эффективность и ответственность.Государственные служащие привержены делу улучшения возможностей государства по выработке политики и предоставлению услуг.

— Институт государственного управления Канады


Корпоративные ценности определяют нашу работу

Государственные служащие работают на разных должностях в разных министерствах. Но все они используют одни и те же ценности в качестве основы для своих решений, своих действий и того, как они измеряют результаты.

Ознакомьтесь с нашими корпоративными ценностями

Все дело в честности. Честность лежит в основе наших корпоративных ценностей. Это жизненно важно для построения доверия. Доверие населения к правительству основано на том, как они себя чувствуют, когда пользуются государственными услугами, программами или политикой.

Жители г. до н. Э. доверяют государственным служащим охрану автомагистралей, рациональное использование природных ресурсов, уход за уязвимыми группами населения и многое другое — и они ожидают, что они сделают это хорошо. Будучи признанным лицом B.C. На государственной службе государственные служащие делают все возможное, чтобы действовать честно как в профессиональной, так и в личной жизни.

Integrity помогает сотрудникам и руководителям доверять друг другу в достижении общей цели. Это означает, что они открыты, честны и гибки. Они вместе рискуют и готовы к конструктивным или интересным беседам.


«Жителям Британской Колумбии повезло, что у них есть такая квалифицированная и профессиональная команда, работающая днем ​​и ночью, чтобы давать продуманные политические рекомендации, разрабатывать чрезвычайное законодательство, а также разрабатывать и внедрять обширные новые программы в срочном порядке; все время приспосабливая радикально изменившим условия труда и поддерживая регулярные услуги, на которые полагаются жители Британской Колумбии.

Работа, которую вы выполняете за кулисами, не всегда может быть понятна теми, кто не идет в вашей обуви, но вы можете гордиться тем, что знаете, что вы обеспечиваете устойчивый руль, с помощью которого мы будем преодолевать беспрецедентные социальные и экономические проблемы. мы сейчас противостоим.

Я вижу, как усердно вы работаете над поддержанием стабильности нашей провинции, внедрением инноваций и защитой здоровья и благополучия жителей Британской Колумбии. Как представитель королевы и от имени всех жителей Британской Колумбии я благодарю вас за вашу неустанную работу и за то, что вы посвятили свою профессиональную карьеру служению общественным интересам.«

— Послание вице-губернатора достопочтенной Джанет Остин государственным служащим во время пандемии COVID-19


Гражданская служба Великобритании — Определения

(неписаная) конституция Великобритании признает три независимые основы власти в центральном правительстве:

  • Парламент,
  • Исполнительная власть (то есть правительственные министры и государственные служащие) и
  • Судебная власть

(СМИ и журналистов часто называют Четвертой властью.Это относится к трем историческим сословиям: дворянству, духовенству и «третьему сословию» — всем остальным. Епископы и некоторая потомственная знать даже сейчас продолжают заседать в Палате лордов, второй палате парламента Великобритании.)

Судьи, магистраты и сотрудники парламента, таким образом, являются , а не государственными служащими. Так же как и полиция, вооруженные силы, сотрудники Национальной службы здравоохранения и местных властей.

Перейдите по этой ссылке, чтобы получить дополнительную информацию о конституции Великобритании и Вестминстерской модели правления.

Подробнее …

Государственные служащие — это те, кто нанят « корона ».

«Корона» выполняет ту же роль на национальном уровне, что и «государство» на международном уровне. Исполнительная власть (правительство дня) представляет корону / государство. Корона и государство терпят; правительства приходят и уходят. «Корона», по крайней мере, для этой цели, не включает в себя саму Ее Величество — так что нанятые Монархом не являются государственными служащими.

Государственные служащие обычно — но не всегда — на практике нанимаются «министрами короны», поэтому большинство государственных служащих работают в правительственных ведомствах и, следовательно, нанимаются правительственными министрами.

Парламент совершенно отделен от Короны, поэтому те, кто работает в Парламенте, также не являются государственными служащими.

И те, кто наняты другими государственными органами, такими как местные органы власти, NHS, полицейская служба и BBC, также не являются государственными служащими.Действительно, только 1 из 12 государственных служащих Великобритании классифицируется как государственные служащие.

В этой записке, соответственно, более подробно рассматриваются различные типы государственных органов и рассматриваются, нанимают ли они государственных служащих. Как вы увидите из следующих примечаний, существует много различных типов государственных органов. Легко понять, почему некоторые попадают в ту или иную категорию, но другие легко могли быть созданы и классифицированы по-другому, и их статус больше обязан исторической случайности, чем продуманному замыслу.Тем, кто интересуется более подробной информацией, следует прочитать превосходный информационный документ «Общественные органы» библиотеки Палаты общин.

Эти недорогие публикации помогут вам понять методы работы тех государственных служащих, которые работают в «Уайтхолле»: — напрямую поддерживают министров и помогают разрабатывать политику и приоритеты правительства.

Перейдите по этой ссылке, чтобы проанализировать количество государственных служащих как в динамике, так и в процентах от общей государственной службы.

См. Примечание 2 ниже для получения некоторой информации о прерогативе Короны.

Лица, нанятые парламентом

Эта первая категория государственных органов состоит из самого парламента и органов, которые подчиняются непосредственно парламенту, включая Государственное контрольно-ревизионное управление, парламентского омбудсмена и избирательную комиссию. По конституции сотрудники этих органов не являются служащими Короны и, следовательно, не являются государственными служащими.

Государственные служащие

Вторая категория государственных органов состоит в основном из тех, кто работает в правительственных ведомствах, которые подчиняются министрам (которые, конечно, всегда являются парламентариями).

Этот сайт написан для и о тех государственных служащих, которые работают в таких ведомствах. Список министерских правительственных департаментов можно найти на веб-сайте Кабинета министров, а список (по состоянию на 2014 год) находится в конце этой заметки.

По закону существуют три отдельные государственные службы. Самой крупной на сегодняшний день является Домашняя государственная служба, в которую входят должностные лица, поддерживающие исполнительную власть Шотландии и правительство Уэльса. Два других — это государственная служба Северной Ирландии и дипломатическая служба.Для многих целей они управляются как единое целое.

Поскольку государственные служащие нанимаются Короной, а не отдельными ведомствами, их можно переводить из одного ведомства в другое без формальности и без потери прав на трудоустройство. Это не только способствует свободному перемещению персонала между департаментами, но также значительно облегчает реорганизацию в центральном правительстве. Действительно, довольно часто большое количество государственных служащих оказываются работающими в совершенно другом отделе всего за несколько часов.

Специальные советники — это политические назначенцы, которые нанимаются министерскими правительственными департаментами на особых условиях. Однако они по-прежнему остаются государственными служащими. (Перейдите по этой ссылке для получения дополнительной информации о специальных советниках.)

Многие министерские департаменты превратили части себя в …

… Исполнительные агентства

Существует около 45 таких органов (таких как Паспортный стол HM, Метеорологическое бюро, DVLA, Общественное здравоохранение Англии и Регистрационная палата), которые конституционно остаются неотъемлемой частью своих родительских отделов.Однако, как правило, они реализуют установленные политики, поэтому для них имеет смысл работать частично независимо от головного офиса своего отдела. Большинство депутатов, которые хотят поднять вопросы избирательного округа с такими агентствами, довольствуются тем, что переписываются напрямую со своими руководителями, а не через министерских посредников.

Но проблемы могут возникнуть, когда агентство использует (то, что оно считает) свою свободу управления таким образом, который, по мнению министров, влияет на установленную политику, особенно в очень политических областях, таких как те, которые входят в компетенцию Министерства внутренних дел.Соответственно, пенитенциарная служба была преобразована в исполнительное агентство, но затем решение было отменено, когда деятельность службы впоследствии подверглась критике. А затем возникли проблемы в Пограничном агентстве, когда менеджеры Агентства стремились одновременно (а) контролировать постоянно растущее число путешественников и (б) сокращать штат путем ослабления пограничного контроля способами, которые не были одобрены моими министрами. Джон Вайн, независимый главный инспектор Агентства, сообщил в отчете за февраль 2012 года, что: —

« В целом, я обнаружил плохое общение, слабый управленческий надзор и отсутствие ясности в отношении ролей и обязанностей.Не существовало единой системы, определяющей все потенциальные проверки безопасности границ, какие из них могут быть приостановлены, при каких обстоятельствах и уровень полномочий, требуемых для этого на уровне ведомства или министерства. Существует фундаментальный вопрос о том, насколько свободно должно быть Агентство определять свои собственные операционные приоритеты. Это важные вопросы, которые необходимо рассмотреть, чтобы определить и согласовать границы между Министерством внутренних дел и Агентством ». (выделено автором)

Это агентство впоследствии было упразднено.

Более подробную информацию об истории исполнительных агентств (также известных как агентства следующих шагов) можно найти здесь.

Неминистерские правительственные департаменты

Некоторые государственные служащие не отчитываются перед министрами, а работают в ряде внеминистерских правительственных департаментов (НМГД), подробный статус которых значительно варьируется от одного к другому: —

  • Старшие должностные лица Налогового управления и таможни Ее Величества тесно сотрудничают с министрами, и их основные принципы ежегодно устанавливаются в Законе о финансах.Однако ни министры, ни парламент не могут вмешиваться в повседневные налоговые решения.
  • Управление по борьбе с серьезным мошенничеством — это еще одно «независимое правительственное ведомство, работающее под надзором генерального прокурора», как и Королевская прокуратура.
  • Но большинство NMGD — это органы, которые еще более независимы от министров, такие как Комиссия по благотворительности, Управление по конкуренции и рынкам, Ofsted и экономические регулирующие органы (Ofgem, Управление железнодорожного регулирования и т. Д.). Эти органы являются «созданиями статута»: то есть они реализуют законы, которые у них нет полномочий изменять. Их политическая независимость обеспечивается при условии, что они имеют статус правительственных департаментов, но подотчетны только парламенту и судам. Нет подотчетных или контролирующих министров, и их бюджеты обычно устанавливаются Казначейством, а не департаментом, который их учредил. Кроме того, они часто финансируются за счет лицензионных сборов, уплачиваемых регулируемыми ими отраслями.
  • Агентство по пищевым стандартам — это особый случай, поскольку это NMGD, который был создан путем слияния двух больших частей Департамента здравоохранения и того, что тогда было Министерством сельского хозяйства, рыболовства и продовольствия. Цель заключалась в том, чтобы заверить общественность (после кризиса BSE / vCJD) в том, что решения о безопасности пищевых продуктов в будущем будут приниматься выдающимся и независимым органом, свободным от политического контроля. Однако министры попросили FSA продолжить переговоры от их имени в Брюсселе, а не воссоздавать управления теневой политики в рамках двух первоначальных департаментов.Но поскольку FSA было разработано, чтобы исключить политику из сферы безопасности пищевых продуктов, оно не требует одобрения министерства для своей позиции на переговорах. Действительно, он соглашается с европейским законодательством от имени Великобритании, после чего министры оказываются продвигающими и защищающими политику (то есть при реализации итогового европейского законодательства), на которую они не повлияли и не одобрили. Это глубоко неудовлетворительно с конституционной точки зрения, но, возможно, необходимо с прагматической точки зрения, и может быть хорошим примером гибкости неписаной конституции Великобритании.

Неминистерские правительственные департаменты перечислены ниже и на веб-сайте Кабинета министров. Перейдите по этой ссылке для получения дополнительной информации о регуляторах и нормах.

Большое количество государственных служащих также работает в Отделенных администрациях в Шотландии, Уэльсе и Северной Ирландии. Однако обратите внимание, что статистика государственной службы Великобритании обычно не включает лиц, работающих на дипломатическую службу и государственную службу Северной Ирландии.

Сотрудники Управления здравоохранения и безопасности (HSE) и Консультативной, примирительной и арбитражной комиссии (ACAS) также в настоящее время классифицируются как государственные служащие, хотя эти два органа на самом деле являются крупными NDPB (см. Определение ниже) НДПБ).

Другие государственные служащие

Существует множество других государственных органов, которые, как правило, не нанимают государственных служащих (за исключением случаев, когда они взяты взаймы у государственных ведомств). (Единственными исключениями (как указано выше) являются HSE и ACAS, которые не были классифицированы как правительственные ведомства, но сотрудники которых, тем не менее, считаются государственными служащими.)

Основные категории: —

  • вневедомственные общественные организации (NDPB), часто известные как Quangos.
  • Национальная служба здравоохранения
  • Вооруженные силы
  • Государственные корпорации
  • Местные власти
  • Полиция

Примечания : — Первые три в приведенном выше списке вместе с государственной службой и теми, кто подчиняется парламенту и монарху, обычно именуются « Центральное правительство ».

Число занятых в государственном секторе в сентябре 2016 года составило 5 442 тысячи человек, включая сотрудников центрального правительства 2950, ​​ местных органов власти 2180 и государственных корпораций 312 тысяч человек.

Дополнительная статистическая информация здесь.

Существует около 400 NDPB ( вневедомственных государственных органов , более известных как «quangos»: — квазиавтономных неправительственных организаций ), и их можно разделить на четыре основные категории. Некоторые из них являются «руководителями» и имеют собственный персонал. Остальные являются «консультативными», или специализированными судебными трибуналами различных видов, или другими, например советами тюремных посетителей и центрами иммиграции .Эта диаграмма IfG показывает, как их число уменьшилось с годами, поскольку министры все больше беспокоятся о размере этой части государственного сектора. (Я не видел никаких цифр, но очень сомневаюсь, что штат НДПБ уменьшился примерно на такую ​​же пропорцию, не в последнюю очередь потому, что часть сокращения численности была достигнута за счет слияния, а не полного упразднения, и было легче упразднить меньшие консультативные органы, чем более крупные исполнительные!)

Некоторые исполнительные NDPB — это очень крупные и / или влиятельные организации, такие как NHS England *, Public Health England, Environment Agency и Financial Conduct Authority, а также особые случаи ACAS и HSE (сотрудники которых являются государственными служащими).Известными консультативными NDPB являются Комиссия по границам и Комиссия по низкой оплате труда.

(* NHS England — комиссионный совет, который курирует более широкую национальную службу здравоохранения от имени Министерства здравоохранения.)

НПБ подотчетны Парламенту (и возглавляются «бухгалтерами») и имеют сложные отношения со своим спонсирующим департаментом. Они по определению не подчиняются напрямую министрам, а их сотрудники (хотя часто и прикомандированы из основных департаментов) не подпадают под те же ограничения, что и их коллеги в своих родительских департаментах.Например, должностные лица Агентства по охране окружающей среды будут критиковать отрасли, загрязняющие окружающую среду, в терминах, которые не будут использоваться должностными лицами из министерских департаментов. Тем не менее, NDPB созданы для выполнения работы, определенной, их бюджеты распределяются, а их члены назначаются их спонсирующими департаментами. Поэтому они вряд ли полностью независимы от этих отделов.

НДПБ перечислены на сайте Кабинета Министров. См., В частности, Public Bodies 2014 (или новее) и Public Bodies Data Directory .

Национальная служба здравоохранения относится к отдельной категории как огромная центральная правительственная организация, которая обладает значительной степенью независимости, но в остальном конституционно очень похожа на NDPB. Он не нанимает государственных служащих, кроме как нанятых, например, Департамент здравоохранения.

Вооруженные силы — еще один крупный работодатель в центральном правительстве для государственных служащих, не являющихся государственными служащими.

Другие государственные служащие, но не государственные служащие, работают в государственных корпорациях , таких как BBC, Channel 4, Банк Англии, регулятор связи Ofcom, Управление гражданской авиации, British Nuclear Fuels и British Waterways Board, которые запустить каналы и т. д.

Орган пруденциального регулирования является особым случаем, поскольку это компания с ограниченной ответственностью, которая осуществляет установленные законом полномочия и рассматривается для многих целей как часть правительства. Управление полностью принадлежит Банку Англии (который является государственной корпорацией), и его сотрудники не являются государственными служащими.

Некоторые списки государственных органов также включают следующее: —

  • государственных компаний (например, некоторые банки после финансового кризиса 2008 года),
  • государственно-частных партнерств и
  • специальные органы здравоохранения (например, NHS Blood and Transplant) .

И последнее, но не менее важное: очень много государственных служащих работают в местных органах власти различных форм и размеров, а также в полиции .

Интересно, что университеты не классифицируются как государственные органы, по крайней мере, для статистических целей.

Длина плеч (ALB)

Это коллективное описание тех организаций, за которые министры несут некоторую ответственность, но, тем не менее, имеют некоторую свободу действий.Есть три типа ALB:

  • Исполнительные агентства
  • Неминистерские правительственные департаменты (NMGDs или NMDs)
  • Внедепартаментские общественные органы (НАПБ)

Более подробно каждый из них описан выше. Обычно в первых двух органах работают государственные служащие. Тех, кто работает на НДПБ, нет. Но бывают исключения — опять же, см. Выше.

Некоторые из самых мощных ALB — это регуляторы.Более подробную информацию об этом можно найти на моем веб-сайте Understanding Regulation.

Важно знать, что теория основного агента напоминает нам, что ожидаемые преимущества делегирования ALB не всегда могут быть реализованы. Агенты (ALB) могут вести себя оппортунистически и преследовать свои собственные предпочтения за счет своего принципала (правительства).

Более подробная информация содержится в отчете Кабинета министров о результатах классификационного обзора за 2016 год, а прекрасную историю и анализ можно найти в книге Мэтью Флиндерса «Делегированное управление и британское государство: ходьба без приказа ».

Государственные органы

Всем государственным органам необходимы официальные полномочия, если они должны принимать решения, влияющие на общественность, и / или если они собираются тратить государственные деньги. А государственные деньги можно тратить только с разрешения парламента.

Министры правительства назначаются монархом. Они и их государственные служащие тратят деньги, за которые проголосовал парламент.

Большинство неправительственных правительственных департаментов и исполнительных НПБ создаются на основании первичного законодательства (парламентских актов).Их деятельность разрешена и ограничена этим законодательством, а также их бюджетами, ежегодно утверждаемыми Парламентом и их «головным» департаментом. Но, например, UK Sport был создан Королевской хартией.

Консультативные НСПБ могут быть созданы неформально, поскольку у них нет официальных полномочий или полномочий на расходование средств.

BBC и Банк Англии были созданы Королевской хартией. Большинство других государственных корпораций были созданы в соответствии с законодательством.

Банкноты

1.Правительственные ведомства — Деталь

Помимо канцелярии премьер-министра и канцелярии заместителя премьер-министра, существовало 24 министерских департаментов. по состоянию на апрель 2014 года:

Генеральная прокуратура; Кабинет Кабинета; Департамент бизнеса, инноваций и навыков; Департамент по делам сообществ и местного самоуправления; Департамент культуры, СМИ и спорта; Департамент образования; Департамент окружающей среды, продовольствия и сельских районов; Департамент международного развития; Департамент транспорта; Отдел по работе и пенсионному обеспечению; Департамент энергетики и изменения климата; Департамент здравоохранения; Министерство иностранных дел и по делам Содружества; Казначейство Ее Величества; Домашний офис; Министерство обороны; Министерство юстиции; Офис в Северной Ирландии; Офис генерального прокурора Шотландии; Офисы лидеров Палаты общин и Палаты лордов; Офис в Шотландии; Экспортное финансирование Великобритании; Офис в Уэльсе.

И было 22 внеминистерских департаментов :

Комиссия по благотворительности; Управление по конкуренции и рынкам; Королевская прокурорская служба; Агентство пищевых стандартов; Комиссия по лесному хозяйству; Департамент государственного актуария; Налоговая и таможенная служба Ее Величества; Земельный кадастр; Национальные сбережения и инвестиции; Национальный архив; Национальное агентство по борьбе с преступностью; Управление железнодорожного регулирования; Офгем; Ofqual; Ofsted; Обследование боеприпасов; Управление по борьбе с серьезным мошенничеством; Верховный суд; Правовой департамент правительства; Статистическое управление Великобритании; Торговля и инвестиции Великобритании; Офват.

2. Королевская прерогатива

Корона в британском общем праве имеет определенные права и привилегии, которыми может пользоваться только Корона. Одной из таких прерогатив было право определять условия службы своих служащих, то есть государственных служащих. Это право было неотъемлемой частью этой власти, что Корона могла изменять такие условия службы без согласия своего персонала, хотя — в наши дни — при условии судебного надзора.

Прерогатива была заменена Разделом 3 Закона о конституционной реформе и управлении 2010 года, который давал «полномочия по управлению государственной службой» министру государственной службы.Мне кажется, это означает, что министр теперь может изменять условия найма государственных служащих без согласия персонала. Приветствуются мнения других.

3. Неисполнительные члены советов департаментов,

и представители короны

Министры иногда просят тех, кто ими восхищается, помимо правительства, присоединиться к ведомственным (консультативным) советам и стать представителями короны, которые помогают правительству в закупочной деятельности. И есть много других консультативных советов различного размера и важности, многие из которых могут быть классифицированы как тела с длиной до руки — см. Выше.Никто из этих людей не является госслужащим.

Мартин Стэнли

государственных служащих — обзор

5.6 Политическая власть государственных служащих

Бразильские государственные служащие зарабатывают больше, чем их коллеги в частном секторе. Многие исследования (см. Barbosa and Barbosa Filho, 2012; Belluzo et al., 2005; Bender and Fernandes, 2006) показывают, что при сравнении бразильцев с одинаковыми социально-экономическими характеристиками (уровень образования, место проживания, пол, раса, опыт работы , так далее.), занятые в государственном секторе зарабатывают больше. По последним оценкам, государственные служащие-мужчины зарабатывают в среднем на 12,8% больше, чем их коллеги в частном секторе. Разница между женщинами была еще выше — 18%. В дополнение к этому, государственные служащие пользуются и другими существенными преимуществами, такими как более высокооплачиваемая пенсия (несмотря на недавние реформы в системе социального обеспечения) и продолжительность работы. (Информацию о реформах социального обеспечения, утвержденных в период с 1998 по 2012 год, см. В Afonso, 2005; Pinheiro and Giambiagi, 2006; Caetano, 2006; Amaro, 2011; Caetano, 2008, 2011a, 2011b; Tafner and Giambiagi, 2011.)

По уровню доходов государственные служащие в большинстве своем считаются представителями среднего и высшего классов. Таблица 5.4 показывает, что работники государственного сектора составляют около 30% работников высшего класса ( долларов на душу населения в день с доходом более 50 долларов США в день) и только 5,5% бедных (менее 4 долларов США в день). Профиль инвертируется в частном секторе, где участие уменьшается по мере увеличения дохода.

Таблица 5.4. Занятость в государственном и частном секторе по классам: работники в возрасте от 25 до 65 лет — 2009 г. (%)

Частный Государственный
Бедный 94.6 5,4
Уязвимый 90,1 9,9
Средний класс 81,4 18,6
Высший класс
Высший класс
917,82 95 др., 2013, с. 153. Примечание: бедность = человек в день дохода на душу населения менее 4 долларов США; Уязвимые = на душу населения в день, доход от 4 до 10 долларов США; Средний класс = на душу населения в день, доход от 10 до 50 долларов США; Высший класс = в день на душу населения доход превышает 50 долларов США.Значения выражены в долларах США в 2005 году по паритету покупательной способности.

Обратите внимание, что расслоение доходов, представленное в главе 2, предложенное Феррейрой и соавторами и используемое в таблице 5.4, устанавливает более высокие пределы для определения среднего и высшего классов. Даже при использовании этой классификации, которая повышает минимальное вознаграждение, необходимое для отнесения человека к категории лиц со средним или высоким уровнем дохода, государственные служащие по-прежнему сохраняют значительное присутствие наверху.

Вот еще один пример, использующий другую меру стратификации доходов.Помните, что в разделе 2.7 главы 2 было замечено, что, используя исследование семейного бюджета, основанное на значениях 2002 года, высший класс начинает с ежемесячного дохода домохозяйства на душу населения в размере 1661,00 реалов (около 722 долларов США). Семья из трех человек с одним источником дохода перейдет из среднего класса в высший класс с доходом около 5000 реалов (около 2200 долларов США). Изучая структуру заработной платы федеральных государственных служащих, редко можно найти карьерную должность среднего или высшего звена с вознаграждением ниже этой суммы (Статистический бюллетень по кадрам, http: // www.servidor.gov.br/index.asp?index=65&ler=s712). Например, высокопоставленный специалист в Центральном банке получает более низкую зарплату по сравнению с другими аналогичными профессиями. Их начальная заработная плата составляет 5100 реалов, а затем — 8900 реалов. Однако есть много вознаграждений, которые накапливаются в течение их карьеры, которые могут удвоить их базовый доход. Легко найти карьеру в таблицах заработной платы с брутто-зарплатой до выплаты вознаграждения более 12 000 тысяч реалов (около 5200 долларов США) в месяц.

Этот результат согласуется с выводами Педро де Соуза и Марсело Медейрос, приведенными в разделе 2 главы 2.2, согласно которому вознаграждение государственных служащих оказывает сильное регрессивное влияние на распределение доходов. Это означает, что его получают в основном люди с верхними уровнями распределения доходов.

Штатный профессор университета в США зарабатывает в среднем 135 000 долларов США в год ( The Economist 2013). Часто они не имеют права владения и работают на высококонкурентном рынке, где ежегодно добавляются тысячи заработанных докторских степеней. Они должны регулярно публиковать статьи в журналах с высокой репутацией и находятся под постоянной оценкой своих студентов и коллег.В бразильском государственном университете профессора являются государственными служащими со стажем работы и практически не требуют работы. Их зарплата может достигать 85 000 долларов США в год, не считая бесчисленных вознаграждений, добавляемых к их базовому окладу (Министерство планирования. Статистический кадровый бюллетень, 2013).

Разница в вознаграждении между профессором из Северной Америки и бразильцем, согласно приведенным выше цифрам, составляет всего 60%, в то время как разница в ВВП на душу населения между двумя странами составляет 377% (Penn World Table versão 7.1.).

Другая категория государственных служащих, бразильские судьи, являются одними из самых высокооплачиваемых в мире. В отчете, опубликованном Министром судебной реформы ( Secretaria de Reforma do Judiciário ), департаментом Министерства юстиции, говорится, что:

Бразильские федеральные судьи первого уровня имеют зарплаты выше, чем во всех странах, за исключением Канада. Магистраты второго уровня имеют зарплату выше, чем во всех других странах, за исключением Колумбии и Канады (Министерство юстиции Бразилии, 2004 г.).

Очевидно, что на государственной службе существуют низкооплачиваемые категории и большое неравенство между профессиями. Например, Морикони (2008) утверждает, что учителя начальной школы, окончившие колледж, могут найти более высокооплачиваемую работу в частном секторе. Однако даже в этих случаях вознаграждение в частном секторе может быть не лучше. Учителя, которые только начинают свою карьеру, не являются выпускниками или являются женщинами, зарабатывают больше в государственном секторе, чем в частном. Также необходимо учитывать дополнительные преимущества более высокой пенсионной заработной платы и продолжительности срока службы.

В Бразилии необходимо сдать экзамены, чтобы быть принятым на работу в качестве государственного служащего. Высокая заработная плата и преимущества, предоставляемые государственной службой, сделали эти экзамены национальной лихорадкой. Например, на экзамен государственного служащего в прокуратуру в 2013 году было подано более 800 000 кандидатов только на 147 вакансий. Это почти 5500 кандидатов на одно открытие (http://congressoemfoco.uol.com.br/noticias/maior-concurso-do-pais-mpu-registra-800-mil-inscritos/). Существует обширный рынок дополнительных занятий по этим экзаменам, а также продажа подготовительных учебных материалов.Радиоведущие представляют специальные программы с советами по этим соревнованиям. В электронных версиях основных газет страны насчитывается популярных блогов по данной тематике. Национальный конгресс был вынужден принять общий закон, устанавливающий правила, гарантирующие справедливость экзаменов при приеме на работу государственных служащих из-за большого общественного интереса к этому предмету. Поиск работы в государственном секторе приобрел такое социальное измерение, что послужило вдохновением для создания очень успешной театральной комедии: в «Как сдать экзамен на государственного служащего» ( Como passar em concurso público ) актеры пародируют рутинную повседневную жизнь. среди молодых людей, которые учатся годами, чтобы получить работу своей мечты.Тема, которую необходимо изучить, — это экономическое влияние времени, уделяемого подготовительным занятиям (а не другой более продуктивной деятельности) миллионами молодых людей на пике своего продуктивного возраста, включая тех очень талантливых людей, которые только что закончили университет.

Государственные служащие могут достичь этого привилегированного положения благодаря сочетанию факторов, которые позволяют им иметь политически сильную позицию, чтобы озвучивать свои требования. В терминах, предложенных Робинсоном в его часто цитируемой работе по политике перераспределения (Robinson, 2008), некоторые группы государственных служащих находятся рядом с центром принятия решений и находятся в той же профессиональной и социальной среде, что и политики.Другие группы обладают большой способностью использовать коллективные действия посредством союзов и ассоциаций. Вместе они могут оказывать давление на политиков в пользу политики типа Cell B, показанной на Рисунке 5.1: сконцентрированные выгоды в их пользу и издержки, распределяемые по всему обществу посредством налогообложения.

Как и в любом другом месте в мире, существуют группы государственных служащих, которые пользуются своей близостью к процессу принятия политических решений. Они консультируют политиков по вопросам повышения заработной платы, открытия новых рабочих мест и т. Д.Таким образом, они могут оказывать влияние на интересующие их темы. Другие задерживают власть из-за своей профессиональной деятельности. Например, если лица, ответственные за сбор налогов, решат объявить забастовку, поток доходов будет поставлен под контроль, и государству может быть трудно выполнить свои обязательства.

Этот типичный вид привилегий был усилен конституцией 1988 года, которая повысила способность государственных служащих использовать коллективные действия. Конституция давала государственным служащим право на забастовки (Федеральная конституция, статья 37, пункт VII), что до этого не только запрещалось, но и считалось преступлением.При этом сохранялась гарантия занятости государственных служащих (статья 41 Федеральной конституции). Ограничения права на забастовку должны быть установлены в специальном законе, который еще не утвержден.

Сочетание этих факторов сделало страйк прибыльными для государственных служащих. Они могут нанести удар, не опасаясь увольнения. Отсутствие закона, определяющего пределы и условия для забастовок, оставляет место для длительных забастовок без значительных ограничений или наказаний. Это также позволяет проводить забастовки в службах, которые считаются необходимыми, например в службах здравоохранения и полиции.Также не существует ограничивающих правил для забастовок, таких как минимальное количество служащих для оказания услуг, заблаговременное уведомление о приближающейся забастовке, дисконтирование заработной платы за дни забастовки и т. Д.

В сентябре 2007 года Верховный суд столкнулся с отсутствием правила проведения забастовок государственных служащих, определяли, что действующий закон, регулирующий частный сектор, должен соблюдаться (постановление суда 670) в том, «что применимо». Согласно законодательству, можно было бы удерживать заработную плату или ограничивать продолжительность забастовок.Однако на практике политическое давление государственных служащих и тот факт, что юристы, которые должны были действовать в пользу правительства в этом случае, сами являются государственными служащими (и, следовательно, не заинтересованы в обеспечении соблюдения правила), привели к тому, что неприменение судебного определения.

Следствием этого является то, что государственные служащие пропорционально бастуют чаще, чем частный сектор, и их забастовки длятся намного дольше. Таблица 5.5 отражает эту реальность. Несмотря на то, что государственные служащие составляют 25% официальной рабочей силы, они ответственны за 44% забастовок, проведенных в 2012 году (Министерство труда и занятости Бразилии, 2013).Что удивительно, так это разница в количестве часов бастующих: 74% времени на забастовке приходится на государственных служащих. В среднем забастовка государственных служащих длится 172 часа по сравнению с 46 часами в частном секторе.

Таблица 5.5. Общее количество забастовок и количество часов простоя в государственном и частном секторах (2012 г.)

Забастовки Часы работы Среднее время отсутствия работы ( C ) = ( B ) / ( A )
Номер (A) % от общего количества Номер (B) % от общего количества
Государственная служба 380 43.7 65,393 74 172
Государственные компании 28 3,2 1,434 2 51
Частный сектор Частный сектор 46
ИТОГО 869 100,0 88,050 100 101

Источник: DIEESE (2013).Подготовлено автором.

Например, в 2012 году забастовка профессоров федеральных университетов длилась 120 дней. На момент написания в Рио-де-Жанейро была забастовка учителей государственной школы, которая длилась более 60 дней. Это не единичные случаи, а простой факт повседневной жизни во многих сферах государственной службы.

Следовательно, государство ослабевает и неспособно применять санкции к бастующим госслужащим, и ему почти ничего не остается делать, кроме как присутствовать на предъявленных требованиях или видеть, как популярность правительственных лидеров падает во время забастовки служащих и прекращения оказания государственных услуг.Даже бывший президент Луис Инасиу Лула да Силва, бывший профсоюзный лидер, был возмущен чрезмерной свободой забастовок в государственном секторе. Он заявил в интервью:

Что невозможно, с чем не может согласиться ни один бразильец, так это то, что кто-то проводит 90 дней в забастовке и получает деньги за выходные. Затем он перестает быть забастовкой и превращается в отпуск (Guerreiro and Zimmermann, 2007).

Параллельно этому явлению есть еще одна характеристика нового конституционного строя.Он предоставил государственным служащим политическую власть в форме финансовой автономии судебной и законодательной ветвей власти и государственной прокуратуры. Чтобы гарантировать, что автономия этих учреждений не будет поставлена ​​под угрозу со стороны исполнительной власти посредством нормирования финансирования, конституция предоставила им административную и финансовую автономию. Статья 168 Конституции запрещает сокращение расходов этих учреждений, в то время как другие механизмы позволяют им определять общую сумму своих бюджетов.

Эта автономия использовалась в лучшем стиле для получения ренты для повышения заработной платы в этих государственных учреждениях. Политические и административные руководители законодательной и судебной ветвей власти, а также государственной прокуратуры могут год за годом увеличивать бюджет своего учреждения (и свои собственные зарплаты). Как следствие, некоторые карьеры в исполнительной власти, которые хорошо организованы и работают в стратегических службах (например, в налоговой службе или должностных лицах общественной безопасности), пользуются своей силой и требуют паритета заработной платы с финансово автономными отделениями.(По этому поводу см. Mendes, 2006.)

Из рисунка 5.2 видно, что в первые годы сериала Законодательная, судебная и государственная прокуратура увеличивали заработную плату сильнее, чем исполнительная власть. До 2003 года фонд заработной платы исполнительной власти оставался практически неизменным в реальном выражении, в то время как в других филиалах наблюдался значительный рост. После 2003 года произошло два факта. Во-первых, Рабочая партия (ПТ) получила контроль над федеральным правительством после избрания президента Лула да Силва.Поскольку PT имеет прочные связи с профсоюзами, профсоюзы работников исполнительной власти воспользовались этой ситуацией, чтобы добиться повышения заработной платы (см. Guerzoni Filho, 2006). Во-вторых, страна вышла из неспокойного периода международных финансовых кризисов (1997-2002 гг.) И вступила в сырьевой бум, который увеличил фискальное пространство государственного сектора для выплаты более высоких зарплат. Таким образом, требования исполнительной власти по отношению к другим ветвям в отношении равной оплаты труда были удовлетворены, и расходы исполнительной власти начали расти более интенсивно.

Рисунок 5.2. Индекс расходов на персонал по отраслям федеральной государственной службы (1996 = 100).

(Источник: Министерство планирования, бюджета и администрации. Статистический кадровый бюллетень. Несколько цифр. Подготовлено автором).

Таблица 5.6 показывает большое значение расходов на персонал в совокупных государственных финансах. В период с 2001 по 2011 год расходы на федеральных служащих выросли на 61% в реальном выражении, почти так же, как рост ВВП. Расходы в штатах и ​​муниципалитетах росли гораздо быстрее.(В Разделе 5.10 будут рассмотрены мотивы быстрого увеличения расходов на персонал в штатах и ​​муниципалитетах.) Рассматривая расходы на трех уровнях правительства, мы видим, что расходы на персонал более чем удвоились в реальном выражении, что представляет собой эквивалент 46% общих налоговых поступлений в 2011 году. 2 Следовательно, это высокие расходы, которые со временем стали определяющим фактором для траектории высоких государственных расходов.

Таблица 5.6.Расходы на персонал в федеральном правительстве, штатах и ​​муниципалитетах 2001 по сравнению с 2011 годом

% ВВП Реальное изменение 2001-2011 (%)
2001 2011
Федеральный 917 5,55 5,24 61
Штаты 4,37 6,00 134
Муниципалитеты 2,49 3,99 40 15,37 109
Налоговое бремя ( B ) 31,87 33,51
( A ) / ( B 51 95017 95017 95017 % 51 95017 95017

Источники: Министерство планирования. Статистический кадровый бюллетень (несколько выпусков) и Федеральные доходы Бразилии. Дефлятор: IPCA. Подготовлено автором.

Получение ренты в юридических деталях

Некоторые эпизоды последних лет показывают способность государственных служащих использовать правовые нормы в свою пользу, прибегая к близости к власти и силе своих союзов.Первый из этих эпизодов касается преобразования сотрудников, нанятых в соответствии с Законом о консолидации трудовых отношений ( Consolidação das Leis do Trabalho — CLT) — типичный контракт с частным сектором — в государственных гражданских служащих, подпадающих под действие так называемого «единого судебного режима». ( Regime Jurídico Único — RJU) — закон, регулирующий трудовые контракты государственных служащих и гарантирующий им многие льготы, не предоставляемые работникам в частном секторе. Переход с контракта CLT на контракт RJU приносит много выгод, таких как сохранение срока службы, высокие зарплаты и более высокие пенсии по возрасту.

Это преобразование позволило примерно 550 000 сотрудников, нанятых без сдачи специального экзамена на государственную службу и, следовательно, не имевших гарантий занятости, получить все преимущества, присущие их новой ситуации. (Следующее описание основано на Герцони Филхо, 2000.)

Новая Конституция установила условия для перевода сотрудников CLT в режим RJU. Те, кто не поступил на государственную службу посредством направленного экзамена на должность государственного служащего, могли быть переведены только в том случае, если они активно работали в течение не менее 5 непрерывных лет до утверждения новой Конституции (статья 37, пункт II Конституции и статья 19 Закона о переходных конституционных диспозициях ( Ato das Disposições Constitucionais Transitórias ).

Закон 8.112 от 1990 года, который создал RJU, однако, просто проигнорировал требования, изложенные в Конституции, и определил немедленный перевод всех сотрудников CLT в режим RJU, даже тех, кто был нанят накануне закона, был прошедший. Изо дня в день 550 000 федеральных служащих стали пользоваться преимуществами продолжительности работы и, особенно, государственными пенсионными выплатами, что увеличило актуарный дисбаланс пенсионной системы государственных служащих. Вскоре после принятия нового закона начался бум пенсий.В 1991 г. на пенсии находилось 542 000 федеральных государственных служащих. Это число выросло до 793 000 в 1994 г., увеличившись на 46% всего за 3 года благодаря включению бывших сотрудников CLT в систему RJU (Министерство социального обеспечения и социальной помощи Бразилии, 2002). Люди, которые не внесли свой вклад в пенсию государственных служащих (они платили только в частный сектор по пенсии по ставке, значительно ниже той, которая выплачивалась государственными служащими), теперь имели право на получение пенсии, эквивалентной 100% их последней зарплаты.

Обсуждение закона 8.112 за 1990 год в Конгрессе, очевидно, вызвала большой интерес для государственных служащих CLT. Правительство Коллора (1989–1992) пыталось заблокировать принятие законопроекта, который был отправлен в Палату депутатов предыдущим президентом (Хосе Сарни), но безуспешно. Конгресс отменил даже президентские вето на некоторые части закона.

Похожая история позже произошла с сотрудниками ЦБ. В 1996 году они были переведены из трудовых договоров CLT на контракты RJU. При переходе на новую систему, где они начнут получать полную пенсию и пенсии, выплачиваемые казначейством, сотрудникам Центрального банка возвращали все, что они заплатили, в их частный пенсионный фонд.Разумным финансовым решением было бы, если бы частный пенсионный фонд Центрального банка выплатил Казначейству сумму, накопленную на каждом счете сотрудника, для финансирования будущих пенсионных выплат. Однако расплаты между пенсионным фондом и казначейством не было. Все деньги были возвращены сотрудникам ЦБ. Они просто получали «бесплатную» пенсию по возрасту, платя взносы в казначейство только тогда, когда они начали свой новый трудовой договор в соответствии с законом RJU. Те, кто приближался к пенсионному возрасту, почти ничего не платили.

Решение было принято руководством пенсионного фонда (CENTRUS), который почти полностью состоял из сотрудников Центрального банка, прямых бенефициаров этого неудобного решения. Сумма денег, полученная каждым сотрудником, была настолько велика, что автомобильный дилер открыл выставочный зал перед зданием Центрального банка, предлагая удачливым госслужащим роскошные модели.

Также стоит упомянуть эпизод 1990-х годов, когда в целях сокращения размера правительства администрация Коллора (1990-1992 годы) решила продать около 20 760 объектов недвижимости, большинство из которых сданы в аренду государственным служащим.(Количество выставленных на продажу объектов недвижимости получено из Correio Braziliense 1990.)

Нет ничего необычного в том, что правительство продает активы, которые оно считает ненужными для своего использования. Для этого необходимо начать процесс торгов и продать имущество на аукционе тому, кто предложит самую высокую цену. Законодательство (Закон 8.025 от 1990 г., статья 6), однако, содержало одну небольшую деталь: недвижимость должна была быть продана ее нынешнему резиденту. Тот, кто по счастливой случайности жил в одной из этих квартир в 1990 году, имел честь купить ее.

Несмотря на то, что закон определил, что они должны продаваться по текущим рыночным ценам, на практике цены определялись оценкой, проведенной Caixa Econômica Federal (банк, контролируемый федеральным правительством), и условия оплаты были достаточно благоприятными. государственным служащим.

Оплата была произведена по ипотеке на 25 лет. Известно, что всплески инфляции способствуют увеличению реальной стоимости объектов недвижимости, поскольку они представляют собой безопасную гавань для личной ценности владельца.В долгосрочной перспективе государственные служащие, купившие квартиры у государства, получили крупный прирост капитала.

Несмотря на то, что продажа была выгодной для госслужащих, были созданы организованные группы для лоббирования дополнительных субсидий. Как обычно, они утверждали, что это вопрос «социальной справедливости». Эти группы («Движение за продажу жилья государственным служащим» и его диссидент «Движение за мобилизацию покупки жилья государственным служащим») получили широкую поддержку среди конгрессменов.

Один диссидентский голос в Конгрессе заявил об очевидном, но был проигнорирован:

Юрист и сенатор Хосе Пауло Бизоль вчера заявил, что намерен подать иск в Федеральный верховный суд с требованием аннулировать продажу правительственных квартир на территории основа неконституционности.

Бисол, однако, сказал, что он не верит в «беспристрастность» Верховного суда, поскольку его министры, как сообщалось в Folha [газете], подписали намерение приобрести документы на квартиры, в которых они проживают.«Суд рискует коррупцией», — заявил сенатор.

Согласно Bisol, отдавать предпочтение при продаже тем, кто проживает в собственности, является неконституционным, что было бы нарушением принципа равенства перед законом. Продажа должна быть публичной и доступной для всех желающих. Незаконность, по словам сенатора, — это «привилегия», предоставляемая государственным служащим, проживающим в собственности. (Dimenstein, 1990)

Еще один интересный эпизод произошел в 2003 году, когда сотрудник Федеральной аудиторской палаты запросил подтверждение времени, которое он проработал в почтовой службе (публичная компания, которая нанимает своих сотрудников по трудовому контракту CLT). , как срок службы в Счетной палате, со всеми юридическими последствиями (включая выход на пенсию).Счетная палата удовлетворила его ходатайство (Acórdão (Соглашение) 1.871 от 2003 г.). Как служащий почтовой службы, этот служащий внес свой вклад в пенсионную программу частного сектора и в пенсионный фонд почтовой службы, а не в пенсию государственного служащего, что является гораздо более высоким взносом. При признании стажа работы служащий Счетной палаты мог учитывать годы, проработанные до поступления на государственную службу, при расчете своего полного выхода на пенсию, возможность досрочно выйти на пенсию и получить более высокую пенсию, в которую он не вносил в полной мере взноса.

Это решение было немедленно распространено на всех сотрудников Счетной палаты, которые находились в той же должности, и вызвало волну аналогичных запросов во всей федеральной администрации. И снова расходы были оплачены обществом.

Также стоит упомянуть запутанную историю, в которой бонус, явно отмененный по закону, был возрожден благодаря способности высокой бюрократии создавать творческие интерпретации юридических текстов.

До 1997 года государственные служащие, занимавшие руководящие должности, имели право получать ежегодную премию в размере одной пятой суммы, полученной в качестве вознаграждения, в дополнение к заработной плате.Эта надбавка к заработной плате была прямо отменена Законом 9.257 от 1997 года, который запрещал выплату пятой части новым занимаемым руководящим должностям, сохраняя при этом уже полученные.

Позже аннулированные правовые механизмы были ошибочно указаны в других законодательных актах, направленных на регулирование незавершенных ситуаций в отношении уже исчезнувших пятых. Простой факт упоминания аннулированных устройств в законах открыл лазейки для творческой интерпретации того, что они снова были признаны законными: восстановление отозванной привилегии! (Эти законы были Законом 9.624 от 1998 г., статья 3 и Временная мера 2.225-45 от 2001 г., статья 3.)

Согласно этой интерпретации, бонус, который исчез с декабря 1997 года, был возрожден в период с апреля 1998 года по сентябрь 2001 года. , заканчивая с того времени вперед. Это не только давало служащим право увеличивать свою плату за руководящие функции, выполняемые в течение этого периода, но и получать обратно вознаграждение в связи с этим вознаграждением.

Процедура началась в судах, а точнее в Высшем трудовом суде (TST), и, по словам Уго Кавальканти, президента Национальной ассоциации магистратов трудовых судов в то время, «судебное изобретение, созданное высокой бюрократией TST [Верховный суд по трудовым спорам] в интересах привилегированной группы »(Folha de São Paulo, 2002).Интерпретация быстро распространилась на другие ветви судов.

В связи со статьями, опубликованными в прессе, прокуратура подала иск в Федеральную контрольную палату с требованием прекратить выплаты и запретить подобный творческий толкование. После двухлетнего рассмотрения Счетной палатой, в течение которого несколько профсоюзов выступили в качестве заинтересованных сторон с просьбой одобрить интерпретацию, Счетная палата вынесла решение в пользу законности платежей (Acórdão (Соглашение) 2.248, 2005 г. — TCU / Plenário). 3

Эти истории содержат много интересных элементов: способность государственной бюрократии искать ренту и использовать лабиринты закона в поисках интерпретаций, допускающих повышение заработной платы; активная роль профсоюзов, которые используют как традиционную профсоюзную тактику (забастовки), так и контакты и влияние их членов с лицами, принимающими решения; конфликт интересов высокопоставленных чиновников, принимающих решения, влияющие на их заработную плату и имущество; более высокая предрасположенность тех областей государственного управления, которые имеют автономное управление и бюджеты, защищенные от сокращений (законодательная, судебная, Счетная палата и прокуратура), к проведению процедур по увеличению их заработной платы; и поддержка Счетной палаты (TCU), которая должна защищать общественные интересы, таких процедур и полемических вопросов, которые отвечают частным интересам ее собственных сотрудников.

Государственные служащие работают, чтобы изменить ситуацию

Опубликовано: 5 ноября 2021 г.

Первое мероприятие Te taunaki e anga whakamua ai te Ratonga Tūmatanui | Перепись населения государственной службы 2021 года показывает, что государственные служащие сильно мотивированы духом служения и призваны изменить ситуацию к лучшему для сообществ, которым они служат.

Перепись на государственной службе показала:

  • Большинство государственных служащих (84 процента) имеют сильную мотивацию продолжать работать на государственной службе, потому что их работа положительно влияет на жизнь общества
  • Внесение положительного вклада в жизнь общества было самой распространенной (57 процентов) причиной, по которой люди поступают на государственную службу
  • Девять из десяти (89 процентов) государственных служащих понимают, как их работа приводит к улучшению результатов для сообществ

Также выяснилось, что 77 процентов государственных служащих находятся на работе, потому что их работа помогает людям в сообществе.И 63 процента остаются из-за своей веры в цели и принципы государственной службы.

Комиссар государственной службы Питер Хьюз сказал, что результаты переписи были очень приятными и доказывают, что нашу государственную службу объединяет дух служения обществу.

«Результаты показывают то, во что я всегда верил — государственные служащие мотивированы чем-то большим, чем они сами, более высокой целью», — сказал г-н Хьюз.

«Он приходит на работу каждый день, желая изменить ситуацию к лучшему для Новой Зеландии и сообществ, которые мы обслуживаем.”

Около 40 000 государственных служащих из 36 агентств ответили на опрос в мае и июне этого года.

Реакция на пандемию COVID-19 стала более наглядным примером деятельности государственной службы и упорной работы государственных служащих, призванных изменить ситуацию к лучшему в Новой Зеландии.

«Это во времена кризиса, когда дух служения, объединяющий государственных служащих, выходит на первый план», — сказал г-н Хьюз.

Вечер понедельника (8 ноября) — это ежегодное мероприятие, посвященное награждению Дня государственной службы, которое проводится раз в год, чтобы отметить дух служения, который государственные служащие вносят в свою работу каждый день.С 2018 года вручаются медали государственной службы в знак признания заслуг и награды за выдающиеся достижения.

«Каждый день по всей стране государственные служащие делают огромную работу, чтобы изменить ситуацию к лучшему для жителей Новой Зеландии и Новой Зеландии», — сказал г-н Хьюз. «Они заслуживают нашей поддержки. И признание ».

Концы

Медиа-запросы: Grahame Armstrong 021 940 457 или [email protected]

Государственная служба и федеральное правительство

Общественное мнение и уважение к государственной службе и государственным служащим в Соединенных Штатах неуклонно снижалось с 1960-х годов, за двумя короткими исключениями: в 1990-е годы при администрации Клинтона и в месяцы сразу после террористических атак 11 сентября. Федеральное правительство США испытывает особенно глубокое недоверие. Например, в опросе Pew Research Center в апреле 2019 года только 17% респондентов указали, что они доверяют федеральному правительству «поступать правильно».» Почему это так?

  • В США почти 24 миллиона человек — чуть более 15% рабочей силы — задействованы на военной, государственной и национальной службе на местном, государственном и федеральном уровнях.

  • Вопреки распространенному мнению, размер федерального правительства, пропорциональный общей численности населения США, значительно уменьшился за последние 50 лет.

  • Одна треть федеральной рабочей силы будет иметь право на выход на пенсию до 2025 года.

Хотя жизненно важные функции, которые государственные служащие выполняют на местном уровне и уровне штата, а также во время кризисов, пользуются значительной поддержкой, глубоко укоренившиеся неправильные представления о федеральном правительстве США и его отдельных агентствах формируют более негативные взгляды. Например, мнение о том, что правительство США обширно и неуправляемо, широко распространено за пределами государственного сектора. В течение нескольких лет население США было равномерно разделено во взглядах на оптимальный размер U.Правительство Южной Америки — 47% опрошенных Pew в 2019 году считают правительство либо слишком большим, либо слишком маленьким. Эти две точки зрения демонстрируют резкое разделение между партиями. Шестьдесят семь процентов тех, кто присоединяется к Демократической партии, выражают поддержку расширению государственных услуг. Что касается «слишком большой» части бухгалтерской книги, 74% тех, кто называет себя республиканцами, хотят, чтобы правительство уменьшилось как в размерах, так и в функциях. Заголовки газет и страниц с мнениями, такие как «Огромная численность наших государственных служащих — тревожная проблема», отражают эту точку зрения.

Насколько велико федеральное правительство?

Федеральное правительство вызывает особую ярость из-за своего размера, когда привлекает подрядных рабочих вместе с теми, кто получает федеральные гранты. Когда все это вместе взятые, федеральное правительство, как утверждается, включает чуть более 9 миллионов рабочих — или почти 6% от общей численности рабочей силы США, составлявшей 156,92 миллиона в 2019 году. сравнительная перспектива, дает более детальную картину.Что касается подрядных работников, то сюда входят канцелярские работники, обслуживающий персонал и персонал кафетерия во всем спектре государственных учреждений в связи с постепенным привлечением этих услуг к аутсорсингу. В число получателей федеральных грантов входят правоохранительные органы, органы власти штатов и местных органов власти, университеты и исследовательские лаборатории, а также некоммерческие организации и малые предприятия.

В США почти 24 миллиона человек — чуть более 15% рабочей силы — задействованы на военной, государственной и национальной службе на местном, государственном и федеральном уровнях.Из этого числа около 16 миллионов работают в государственных и местных органах власти. Цифры по федеральному правительству включают военнослужащих, находящихся на действительной военной службе, и работников почтовой службы США. В вооруженных силах США около 1,4 миллиона человек, находящихся на действительной военной службе, и еще 800 тысяч человек в резерве. Есть около 800 000 почтовых работников. Помимо военных и почтовой службы, 2 миллиона человек — чуть более 1% рабочей силы США или 0,6% от общей численности населения — постоянно работают в федеральном правительстве.Более 70% федеральной рабочей силы служат в агентствах обороны и безопасности, таких как Министерство обороны, агентства разведывательного сообщества и НАСА.

Вопреки распространенному мнению о чрезмерном росте государственного сектора США, размер федерального правительства, пропорциональный общей численности населения США, значительно уменьшился за последние 50 лет. Он также сократился в абсолютных цифрах с точки зрения как полной, так и неполной рабочей силы. Если сравнить размер U.S. государственный сектор как процент от общей рабочей силы в других развитых странах, США часто меньше, чем их европейские коллеги, включая Соединенное Королевство, хотя и больше, чем Япония, которая имеет один из самых маленьких государственных секторов в мире. Напротив, 40% рабочей силы в России занято в государственном секторе. В Европе столь же горячо обсуждается оптимальный размер правительства, в то время как в России размер правительства и зависимость, которую это порождает внутри рабочей силы, как правило, приглушают критические комментарии.

А где работают все эти федеральные служащие?

Федеральное правительство в первую очередь связано с Вашингтоном, округ Колумбия, и считается отключенным от остальной части страны. Фактически, 85% служащих федерального правительства работают за пределами столицы страны в учреждениях и офисах по всей стране. В каждом штате профсоюза есть федеральные гражданские служащие, а не только военные и почтовые работники в форме, которые занимаются здравоохранением, образованием, жилищным фондом, управлением стихийными бедствиями, охраной наших границ, береговой линии и водных путей, прогнозированием погоды, защитой и обеспечением наших продуктов питания. , поддержание национальных парков и укомплектование их персоналом, поддержка малого бизнеса, а также доставка почты.Опрос Pew, проведенный в октябре 2019 года, показал неизменно высокую поддержку правительства, продолжающего выполнять все эти функции. Другие опросы, проведенные в 2019 году, зафиксировали высокий уровень общественного беспокойства по поводу последствий закрытия правительства в 2018–2019 годах.

Действительно ли федеральным служащим платят больше, чем среднему американскому рабочему?

Прекращение работы правительства в 2019 году — 35 дней с 22 декабря 2018 года по 25 января 2019 года — было самым продолжительным в истории США. 800 000 служащих из девяти федеральных правительственных ведомств были отправлены в отпуск или на принудительные работы без сохранения заработной платы.Аналогичным образом пострадали около 4 миллионов подрядчиков. Прекращение работы имело серьезные негативные последствия, поскольку были отложены федеральные гранты, жизненно важные ссуды для малого бизнеса и проверки скидок Службы внутренних доходов, небольшие компании, зависящие от правительственных заказов США и патронажа сотрудников, потеряли повседневную работу, а важные сотрудники из таких агентств, как Транспортная служба Администрация безопасности и береговая охрана США были вынуждены работать без компенсации. Хотя сотрудникам в конечном итоге была выплачена задолженность, более 60% пострадавших федеральных работников сообщили об исчерпании своих сбережений во время останова — это отражает 63% американцев в опросе 2016 года, которые отметили, что у них недостаточно сбережений для покрытия чрезвычайной ситуации в размере 500 долларов, помимо их обычной оплаты. .

Остановка в 2018–2019 годах подчеркнула, что большинство служащих федерального правительства США живут от зарплаты до зарплаты, как и многие другие американцы. Это резко контрастирует с другим набором частых обвинений в том, что государственные служащие являются частью необъяснимой привилегированной элиты, которая извлекает выгоду из более высокой заработной платы и гарантий занятости и образует почти неприкасаемую касту внутри страны. Безусловно, государственные служащие не избираются и, следовательно, не могут быть привлечены к ответственности и сняты с должности избирателями так же, как выборные государственные служащие.Но сотрудники государственного сектора набираются на основе конкретных знаний и опыта более широких слоев населения. Сотрудники государственного сектора на местном уровне и на уровне штата отражают общую американскую рабочую силу. Они также подлежат частым проверкам эффективности и формальному надзору.

Данные действительно показывают иную картину для 2 миллионов служащих федерального правительства, не занятых на военной и почтовой службе, и здесь есть основания для критики. Из-за характера их работы на высококвалифицированных профессиональных и административных должностях и конкретной квалификации, необходимой для их выполнения, согласно данным за 2018 год, 70% государственных служащих в федеральном правительстве имели больше шансов, чем остальные в США.S. рабочая сила, имеющая степень бакалавра или ученую степень — от 47,7% до 41%. Те, кто входит в верхние государственные рамки заработной платы (GS, или General Schedule, тарифная сетка), похоже, также извлекают выгоду из «инфляции оценок» в своих ежегодных обзорах результатов деятельности, что действительно поднимет планку для привлечения их к ответственности и отстранения их от должности. В отчете за 2016 год собственный надзорный орган федерального правительства, Счетная палата правительства (GAO), раскритиковал проведение проверок и выставление оценок для этой группы.GAO призвал к реформам, которые позволят федеральному правительству отсеять плохих исполнителей.

Подобно военнослужащим США, профессионалы и администраторы федерального правительства образуют постоянные силы, постоянный штат экспертов, который поддерживает непрерывность основных операций и функций правительства США посредством последовательных смен в администрации. В постоянном составе правительства немногим более 7000 сотрудников составляют Высшую исполнительную службу (SES). Расположение и состав этой группы руководителей высшего звена также подтверждают некоторые из наиболее резких критических замечаний в адрес федерального правительства.Хотя это всего лишь 0,35% от общей численности федеральной рабочей силы, SES в основном (70% сотрудников) находится в регионе Вашингтона, округ Колумбия (включая Мэриленд и Вирджинию). Как группа, SES гораздо менее разнообразна, чем остальная часть федерального правительства, а также рабочая сила США в целом. Фактически, разнообразие федеральной рабочей силы, особенно с точки зрения расы и этнической принадлежности, резко сокращается по сравнению с уровнями оплаты труда начального уровня. Около 37% от общей федеральной рабочей силы идентифицируют себя как меньшинство, что составляет около 20% в SES.Женщины составляют менее 43% всех федеральных служащих по сравнению с 47% от общей рабочей силы США.

Какие проблемы необходимо решить наиболее остро?

Пока Соединенные Штаты задумываются о разрушительных экономических и социальных последствиях пандемии COVID-19, помимо воздействия на общественное здравоохранение, мы сталкиваемся с дилеммой: как открыть и восстановить. В крайнем случае, с марта 2020 года федеральное правительство расширило свою роль в укреплении экономики, но восстановление доверия к федеральному правительству и рост интереса к государственной службе остаются серьезными проблемами.Это насущная проблема, потому что федеральная рабочая сила стремительно стареет. Одна треть будет иметь право выйти на пенсию до 2025 года, и только 6% федеральных служащих моложе 30 лет. Государственная служба никогда не входила в число лучших вариантов работы для выпускников колледжей. В период с 2001 по 2017 год процент вошедших в федеральное правительство из общего числа тех, кто выбрал государственную должность, снизился с почти 75% до 25%. Это означает, что все больше выпускников колледжей ищут работу на уровне штата и местного самоуправления.Узнать о постоянных рабочих местах в федеральном правительстве — а не о вакансиях на уровне штата или на местном уровне — особенно сложно и часто требует просеивания огромного количества вакансий на веб-сайте USAJOBS. Отчасти поэтому государственные подрядчики заняли многие должности в федеральном правительстве.

Недостатки при найме гражданских лиц федеральным правительством резко контрастируют с простотой зачисления в армию США, с их центрами вербовки на главных улицах небольших городов, торговыми центрами, аэропортами и частыми публичными рекламными кампаниями.В течение последних десятилетий военные США прилагали значительные усилия для привлечения женщин и представителей меньшинств на службу, а также для решения проблем разнообразия по мере продвижения кадров по служебной лестнице. Хотя вооруженным силам США также предстоит провести дополнительные реформы, доверие населения к вооруженным силам остается высоким. Действительно, военные сейчас играют важную роль в обучении и поддержке федеральных кадров. После выхода на пенсию большое количество бывших военнослужащих вновь поступают на федеральную службу в качестве гражданских лиц.В 2017 году треть всех федеральных служащих были ветеранами по сравнению с 6% от общей численности рабочей силы США, и почти 40% новых сотрудников федерального правительства, нанятых в том же году, пришли из вооруженных сил.

Военные исторически видели корреляцию между серьезными кризисами и всплеском безработицы и более высоким уровнем набора. Например, после террористических атак 11 сентября военнослужащие испытали скромный, но временный рост набора. Смертность от COVID-19 давно превзошла потери в результате терактов 11 сентября; и, учитывая исторический уровень безработицы в результате массового останова экономики для борьбы с пандемией, в предстоящие годы, вероятно, произойдет дальнейший рост набора в армию.Тем не менее американская молодежь, имеющая семейную связь с военной службой, чаще всего поступает на военную службу, и многие американцы никогда не думали о военной службе. Во время пандемии COVID-19 общественное здравоохранение стало тесно связано с национальной безопасностью, поскольку медицинские работники вышли на передовые рубежи борьбы с болезнью. Это подчеркивает важность создания новой правительственной инфраструктуры США для более широкого набора государственных служащих из числа американского населения в целом, пока сохраняется импульс.Это может включать информационно-пропагандистскую деятельность, направленную на рассказывание личных историй и призывов к долгу людей, выбравших карьеру на государственной службе в результате COVID-19.

Обеспечение эффективности и подотчетности правительства на всех уровнях является постоянной задачей правительственных надзорных органов, Конгресса США и даже таких организаций, как Институт Брукингса, который был впервые создан в 1916 году как Институт правительственных исследований для анализа государственной политики на федеральном уровне. уровень.После каждого избирательного цикла каждая новая администрация США назначает около 4000 высокопоставленных политических сотрудников, которые возглавят постоянный штат федеральных правительственных агентств по реализации новой политики. Ученые Брукингса работали в каждой президентской администрации, начиная с Франклина Делано Рузвельта.

Копать глубже

10 вопросов и ответов о «большом правительстве» Америки

Продолжающиеся дебаты по поводу плана администрации Трампа по замораживанию найма на федеральном уровне до сих пор приводили к аргументам и «альтернативным фактам» со стороны сторонников этого вопроса.Это скрывает определенные суровые истины об американском «большом правительстве» и его реальной федеральной бюрократии. Далее следует (я надеюсь, краткая и понятная, но должным образом подробная) попытка […]

Государственная служба США: Защитники республики

Сегодняшние показания в Комитете по разведке Палаты представителей показывают важность и целостность государственной службы или «постоянного правительства». С начала его президентского срока бюрократия США служила боксерской грушей для президента Трампа.По мере того как истекал его срок, Трамп пообещал, что центральным элементом его наследия станет «разрушение […]

Вот предложение по рентабельной национальной службе, которое могло бы преодолеть наши глубокие разногласия.

Изабель В. Сохилл и Джон Бриджеланд обсуждают, как универсальная национальная служба может ограничить токсичный трайбализм и социальный разрыв, способствуя культурному обмену.

Изабель В. Сохилл, Джон Бриджеланд

Как сосредоточение внимания на национальной службе может объединить нашу разделенную страну

Проверенный метод мирных переговоров, трудовых споров и многих других типов сложных переговоров заключается в том, чтобы начать с поиска некой точки соприкосновения, на которой могут прийти к согласию противоборствующие стороны.Но в сегодняшнем политическом климате все кажется трудным. Так почему бы не найти общий язык, чтобы помочь нашим молодым людям извлечь пользу из этого опыта […]

Генерал Стэнли А. Маккристал (в отставке) Майкл Э. О’Хэнлон

Вебинар: Вдохновлен служить — будущее государственной службы

Американцы на военной, национальной и государственной службе играют важную роль в нашей повседневной жизни — защищая родину, обеспечивая общественную безопасность, реагируя на стихийные бедствия и многое другое. Сегодня, когда наша страна борется с пандемией коронавируса, государственные служащие, военнослужащие, волонтеры и национальные служащие являются незамеченными героями этого кризиса, неустанно трудясь над […]

Неравенство скачка

В Неравенство скачка исследователи намечают новый путь для глобального образования, исследуя возможность скачка — использования инноваций для быстрого ускорения образовательного прогресса — чтобы гарантировать, что все молодые люди развивают навыки, необходимые для быстро меняющегося Мир.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *