Познер где сейчас – «Я думаю о том, что я говорю, и для чего говорю, потому что понимаю, что я влияю на огромное количество людей»

Познер (телепередача) — Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Познер.

«По́знер» — еженедельная авторская программа Владимира Познера, которая выходит на «Первом канале» с 17 ноября 2008 года в ночь с понедельника на вторник в 0:00 (ранее в 23:30). В сезоне 2010—2011 и частично 2012—2013 годов программа выходила по воскресеньям в 23:00[2]. Ещё одним исключением был последний выпуск сезона 2017—2018 годов, вышедший 15 июля 2018 года (в воскресенье) в 22:00, сразу после программы «Время».

Фрагмент выпуска с Хиллари Клинтон, 2010 год

«Познер» — это программа-интервью: Владимир Познер задаёт вопросы политикам, общественным деятелям, деятелям культуры, искусства, науки, спорта. Беседа может быть как привязана к актуальным событиям недели, так и не связана с последними событиями[3]. Передача идёт в прямом эфире на Дальний Восток России (в случае занятости ведущего или его гостя программа может быть записана за несколько дней до эфира). Как правило, выходит в эфир с конца сентября — начала октября по конец июня (с перерывами в январе и мае ежегодно, а также в периоды транслируемых «Первым каналом» крупных спортивных соревнований, таких как Зимние Олимпийские игры, Чемпионат Европы по футболу, Чемпионат мира по футболу).

Первоначально, по задумке Познера, после каждых трёх программ-интервью (то есть примерно ежемесячно) должен был следовать выпуск, проходящий в формате ток-шоу, с гостем и зрителями в студии. В настоящее время в таком формате вышли две передачи, обе являющиеся заключительными по отношению к тому или иному телевизионному сезону:

  • 29 июня 2009 года — последний выпуск первого сезона, на который по результатам голосования зрителей был приглашён Михаил Горбачёв.
  • 26 июня 2011 года — последний выпуск третьего сезона. Гостем студии был Михаил Прохоров.

В течение некоторого времени постоянной частью каждого выпуска являлась рубрика «Vox populi» (глас народа), в которой вопросы гостю программы задавали случайные люди на улице (место проведения опроса специально не анонсировалось) и/или посетители сайта «Первого канала».

Также постоянным элементом в программе является применение опросника Марселя Пруста, на 10 вопросов из которого, выбранных ведущим, предлагается кратко ответить гостю в заключение интервью. При этом некоторых вопросов у Пруста нет, они сформулированы самим Познером.

По традиции, программа заканчивается «прощалкой» — мини-эссе в исполнении Познера на произвольную тему, схожим, по его словам, с заключительным словом журналиста Энди Руни, завершающим программу «60 минут» на канале Си-Би-Эс[4]. Выпуск от 24 декабря 2018 года стал первым в истории программы, в котором прощалка была отменена. Большинство «прощалок» первого сезона программы (2008—2009 гг.) заканчивались фразой «Вот такая история» (по аналогии с программой «Времена», которая заканчивалась словами «Вот такие времена»)[5]. В дальнейшем они, как правило, заканчивались риторическим вопросом, обращённым к зрителю и призывающим подумать о теме, затронутой ведущим, а также словами «Удачи вам и приятных сновидений»[6] (вольный перевод фирменной фразы американского журналиста Эдварда Мароу «Good night and good luck»)[7].

Дважды «прощалка» Познера была снята с эфира по личному указанию директора «Первого канала» Константина Эрнста: в выпуске с Александром Прохановым от 17 мая 2010 года (Познер спросил, не нужно ли было объявить траур по погибшим шахтёрам по всей стране, а не только в Кемеровской области) и с Михаилом Мишустиным от 21 ноября 2010 года (Познер сравнил протесты против ареста Виктора Бута с обращением с собственными гражданами внутри страны)

[8].

19 июля 2010 года, завершая программу, Познер сам дал ответы на некоторые вопросы из опросника Марселя Пруста, в частности, на последний традиционный вопрос «Представ перед Богом, что вы ему скажете?», он ответил: «Как тебе не стыдно?»[9].

Одиннадцать раз Владимир Познер проводил интервью за пределами останкинской телестудии. Так, 24 апреля 2011 года вышла программа с участием Валдиса Затлерса[10], 25 июня 2012 года — с Николаем Азаровым, 25 ноября 2013 года — с Биньямином Нетаньяху, 27 апреля 2015 года — с Сержем Саргсяном, 30 октября 2017 года — с Джулианом Ассанжем[11][12], 25 июня 2018 года — с Сергеем Ивановым, 17 декабря 2018 года — с Галиной Волчек, 24 декабря 2018 года — с Резо Габриадзе, 8 апреля 2019 года — с Филом Донахью, 13 мая 2019 года — с Ноамом Хомским, и 24 июня 2019 года — с Ювалем Ноем Харари.

25 мая 2015 года, выступая на совместной конференции президентского Совета по правам человека и общественной коллегии по жалобам на прессу, Владимир Познер заявил о наличии строгой цензуры при отборе гостей для его передачи. В качестве примера он привёл российского политика Бориса Немцова[13].

Дважды за всю историю передачи случалось, что был снят с эфира её полный выпуск. Оба случая произошли в 2018 году. Интервью с Эдуардом Лимоновым, записанное в мае, планировалось к показу 18 июня, но так и не вышло в эфир. Официальная причина — переверстание сетки вещания канала из-за чемпионата мира по футболу, однако, по заявлению Константина Эрнста, это произошло по другим, не зависящим от него и Познера причинам[14][15]. Второй такой случай произошёл осенью, когда был снят с эфира выпуск с депутатом Тамарой Плетнёвой, запланированный на 19 ноября 2018 года, в связи с проблемами со здоровьем гостя.

Визуальный почерк «картинки» программы характерен обилием крупных планов с акцентами на глазах, руках, жестах гостя и ведущего.

2008 год[править | править код]

2009 год[править | править код]

Дата показа Гость выпуска
7 26 января Джон Байерли — чрезвычайный и Полномочный Посол США в РФ.
8 2 февраля Эдвард Радзинский — советский и российский телеведущий, писатель, сценарист, драматург и историк.
9 9 февраля Михаил Плетнёв — пианист, композитор и дирижёр, народный артист России.
10 16 февраля Владимир Лукин — уполномоченный по правам человека в РФ.
11 2 марта Егор Гайдар — директор Института экономики переходного периода (ИЭПП), член Наблюдательного совета АПЭ.
12 16 марта Андрей Кончаловский — советский и российский режиссёр, сценарист.
13 23 марта Сергей Шойгу — министр Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий.
14 30 марта Андрей Фурсенко — министр образования и науки РФ.
15 6 апреля Николай Фёдоров — президент Чувашской Республики.
16 13 апреля Михаил Жванецкий — русский писатель-сатирик и исполнитель собственных произведений.
17 20 апреля Андрей Макаревич — певец, поэт, композитор, писатель, художник, продюсер, телеведущий и лидер рок-группы «Машина времени».
18 27 апреля Игорь Юргенс — предприниматель и общественный деятель, вице-президент РСПП.
19 18 мая Иван Ургант — российский актёр, телеведущий, шоумен.
20 25 мая Сергей Кургинян — советский и российский аналитик, политолог и театральный режиссёр.
21 1 июня Сергей Соловьёв — кинорежиссёр, сценарист, продюсер, народный артист России.
22 8 июня Виктор Вексельберг — российский бизнесмен, управленец, председатель правления Тюменской нефтяной компании, президент ЗАО «Ренова».
23 15 июня Герман Греф — президент и председатель правления Сберегательного банка РФ.
24 22 июня Владислав Третьяк — советский хоккеист, президент Федерации хоккея России, депутат Государственной думы РФ.
25 29 июня Михаил Горбачёв (2-й раз) — единственный Президент СССР (Ток-шоу).
26 21 сентября Иосиф Кобзон — популярный советский и российский эстрадный певец, народный артист СССР, депутат Государственной думы РФ.
27 28 сентября Александр Гордон — российский радио- и телеведущий, журналист, актёр, режиссёр.
28 5 октября Гарик Сукачев — музыкант, поэт, композитор, актёр, режиссёр, лидер групп «Бригада-С» (1986—1994) и «Неприкасаемые».
29 12 октября Михаил Прохоров — российский предприниматель, самый богатый человек в России на начало 2009 года.
30 19 октября Жорес Алфёров — российский физик, лауреат Нобелевской премии.
31 26 октября Юнус-Бек Евкуров — президент Ингушетии.
32 2 ноября Тед Тёрнер — американский бизнесмен, основатель круглосуточного новостного канала CNN.
33 9 ноября Павел Лунгин — сценарист и кинорежиссёр.
34 16 ноября Чулпан Хаматова — российская актриса театра и кино. Заслуженная артистка России, одна из учредителей благотворительного фонда «Подари жизнь».
35 23 ноября Александр Градский — советский и российский певец, мультиинструменталист, автор песен, композитор.
36 30 ноября Виталий Мутко — министр спорта, туризма и молодёжной политики Российской Федерации.
37 7 декабря Сергей Степашин — председатель Счётной палаты РФ.
38 14 декабря Евгений Гришковец — писатель, драматург, режиссёр, актёр, музыкант.
39 21 декабря Виктор Иванов — директор Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков

2010 год[править | править код]

Дата показа Гость выпуска
40 25 января Никита Михалков — российский актёр и кинорежиссёр, народный артист РСФСР, лауреат кинопремии «Оскар».
41 1 февраля Сергей Миронов — Председатель Совета Федерации, председатель партии «Справедливая Россия».
42 8 февраля Алексей Кудрин — министр финансов РФ.
43 1 марта Владимир Шахрин — российский рок-музыкант, лидер группы «Чайф».
44 15 марта Михаил Давыдов — директор Российского онкологического научного центра, Президент Российской академии медицинских наук.
45 22 марта Хиллари Клинтон — государственный секретарь США.
46 29 марта Анатолий Карпов — экс-чемпион мира по шахматам.
47 5 апреля Владимир Васильев — председатель комитета Госдумы РФ по безопасности.
48 12 апреля Ежи Бар — Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Польша в РФ.
49 19 апреля Григорий Явлинский — российский политический деятель, основатель партии «Яблоко».
50 26 апреля Кирсан Илюмжинов — глава Республики Калмыкия, президент ФИДЕ.
51 4 мая Георгий Жуков — маршал Советского Союза (специальный выпуск: премьера интервью, которое провёл Константин Симонов 40 лет назад).
52 17 мая Александр Проханов — политический деятель, писатель, публицист.
53 24 мая Владимир Скулачёв — биохимик, академик РАН, декан факультета биоинформатики и биоинженерии МГУ, работающий над лекарством от старения.
54 31 мая Никита Белых — губернатор Кировской области.
55 7 июня Армен Джигарханян — народный артист СССР, руководитель Московского драматического театра под руководством Армена Джигарханяна.
56 28 июня Виктор Садовничий — академик РАН, ректор Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова.
57 12 июля Жан Де Глиниасти — Чрезвычайный и Полномочный Посол Франции в России.
58 19 июля Денис Мацуев — российский пианист, Народный артист Российской Федерации.
59 12 сентября Владимир Жириновский — политик, лидер ЛДПР, заместитель председателя Государственной думы РФ.
60 19 сентября Татьяна Голикова — министр здравоохранения и социального развития РФ.
61 26 сентября Владимир Машков — российский актёр театра и кино, Заслуженный артист России, Народный артист России.
62 3 октября Владимир Колокольцев — начальник Главного управления внутренних дел Москвы.
63 10 октября Владимир Платонов — председатель Московской городской думы.
64 17 октября Станислав Говорухин — российский актёр, кинорежиссёр и сценарист.
65 24 октября Игорь Артемьев — руководитель Федеральной антимонопольной службы.
66 31 октября Алексей Венедиктов — главный редактор радиостанции «Эхо Москвы».
67 14 ноября Борис Гребенщиков — рок-музыкант, лидер группы «Аквариум».
68 21 ноября Михаил Мишустин — руководитель Федеральной налоговой службы.
69 28 ноября Игорь Бестужев-Лада — российский историк, социолог и футуролог.
70 5 декабря Дмитрий Рогозин — представитель РФ при Организации Североатлантического договора (НАТО).
71 12 декабря Михаил Федотов — советник Президента РФ, председатель Совета при Президенте по правам человека, секретарь Союза журналистов России, автор закона о СМИ.
72 19 декабря Сергей Фурсенко — президент Российского футбольного союза.
73 26 декабря Стинг — британский рок-музыкант и актёр.

2011 год[править | править код]

Дата показа Гость выпуска
74 23 января Ирина Антонова — директор Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина.
75 30 января Вячеслав Фетисов — хоккеист, президент хоккейного клуба ЦСКА, председатель комиссии Совета Федерации ФС РФ по физической культуре, спорту и развитию олимпийского движения.
76 6 февраля Александр Ткачёв — губернатор Краснодарского края.
77 13 февраля Вячеслав Зайцев — российский модельер.
78 20 февраля Виктор Христенко — министр промышленности и торговли России.
79 27 февраля Михаил Горбачёв (3-й раз) — первый и последний президент СССР.
80 13 марта Михаил Пиотровский — директор Государственного Эрмитажа.
81 27 марта Сергей Кириенко — руководитель Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом».
82 3 апреля Николай Цискаридзе — российский артист балета, премьер Большого театра.
83 10 апреля Игорь Волк — лётчик-космонавт СССР, президент международной ассоциации «Земля и космонавтика».
84 17 апреля Геннадий Зюганов — председатель Центрального комитета Коммунистической партии Российской Федерации.
85 24 апреля Валдис Затлерс — президент Латвии.
86 22 мая Евгений Ясин — российский экономист и общественный деятель, научный руководитель Высшей школы экономики.
87 29 мая Андрей Звягинцев — российский кинорежиссёр, актёр, сценарист.
88 5 июня Олег Табаков — народный артист СССР, художественный руководитель МХТ им. А. П. Чехова.
89 19 июня Павел Гусев — главный редактор газеты «Московский комсомолец», президент Союза журналистов Москвы, член Общественной палаты РФ.
90 26 июня Михаил Прохоров (2-й раз) — предприниматель-миллиардер, президент частного инвестиционного фонда группы ОНЭКСИМ, лидер партии «Правое дело» (Ток-шоу).
91 10 октября Иван Охлобыстин — российский актёр, режиссёр, сценарист и священнослужитель Русской православной церкви, временно освобождённый от служения.
92 17 октября Игорь Шувалов — российский государственный деятель, первый заместитель Председателя Правительства Российской Федерации.
93 24 октября Сергей Собянин — мэр Москвы.
94 31 октября Константин Райкин — актёр театра и кино, руководитель московского театра «Сатирикон».
95 14 ноября Геннадий Зюганов (2-й раз) — председатель Центрального комитета Коммунистической партии Российской Федерации.
96 21 ноября Сергей Миронов (2-й раз) — председатель партии «Справедливая Россия».
97 28 ноября Сергей Маковецкий — актёр театра и кино.
98 5 декабря Анатолий Максимов — продюсер фильма «Высоцкий. Спасибо, что живой».
99 12 декабря Виталий Кличко — украинский боксёр, лидер партии «УДАР».
100 19 декабря Татьяна Толстая — писательница, публицист и телеведущая.

2012 год[править | править код]

Дата показа Гость выпуска
101 23 января Алексей Кудрин (2-й раз) — бывший министр финансов РФ.
102 30 января Майкл Макфол — посол США в России.
103 6 февраля Тина Канделаки — телеведущая, продюсер, член Общественной палаты РФ.
104 13 февраля Михаил Леонтьев — тележурналист, публицист.
105 20 февраля Михаил Прохоров (3-й раз) — предприниматель, миллиардер, кандидат в президенты РФ.
106 5 марта Леонид Радзиховский — журналист, публицист.
107 12 марта Константин Ремчуков — журналист, политик и бизнесмен, владелец, генеральный директор и главный редактор «Независимой газеты».
108 19 марта Протоиерей Димитрий Смирнов — священнослужитель Русской Православной Церкви, известный церковный и общественный деятель.
109 26 марта Кифер Сазерленд — канадский актёр, обладатель премий «Эмми» и «Золотой глобус».
110 2 апреля Джеймс Кэмерон — канадский кинорежиссёр, сценарист, продюсер.
111 9 апреля Алла Пугачёва — советская и российская эстрадная певица, народная артистка СССР.
112 16 апреля Вагит Алекперов — миллиардер, президент и совладелец нефтяной компании «Лукойл».
113 23 апреля Карен Шахназаров — кинорежиссёр, генеральный директор концерна Мосфильм.
114 14 мая Алёна Долецкая — главный редактор русского издания журнала Interview.
115 21 мая Виктор Лошак — главный редактор журнала Огонёк.
116 28 мая Леонид Рошаль — директор НИИ неотложной детской хирургии и травматологии.
117 4 июня Дмитрий Медведев — председатель правительства Российской Федерации.
118 25 июня Николай Азаров — премьер-министр Украины, лидер партии регионов.
119 21 октября Валентина Матвиенко — председатель Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации.
120 28 октября Рената Литвинова — актриса, режиссёр, сценарист и телеведущая, заслуженная артистка РФ.
121 11 ноября Андрей Макаров — адвокат, депутат Государственной думы РФ, телеведущий.
122 18 ноября Сергей Юрский — актёр, режиссёр, народный артист РСФСР.
123 25 ноября Дмитрий Рогозин (2-й раз) — политик, государственный деятель, дипломат.
124 2 декабря Владимир Мединский — министр культуры РФ.
125 9 декабря Борис Титов — уполномоченный при президенте России по правам предпринимателей.
126 16 декабря Родион Щедрин — композитор и пианист, народный артист СССР.
127 23 декабря Людмила Улицкая — писатель, общественный деятель.
128 30 декабря Ален Делон — французский киноактёр, актёр театра, режиссёр, продюсер, сценарист.

2013 год[править | править код]

Дата показа Гость выпуска
129 27 января Юрий Башмет — российский альтист, дирижёр, педагог, народный артист СССР.
130 3 февраля Сергей Капков — руководитель Департамента культуры Москвы.
131 10 февраля Валерий Фёдоров — генеральный директор Всероссийского центра изучения общественного мнения.
132 17 февраля Дмитрий Хворостовский — оперный певец, баритон, народный артист России.
133 24 февраля Елена Мизулина — председатель комитета ГД РФ по вопросам семьи, женщин и детей.
134 3 марта Александр Проханов (2-й раз) — главный редактор газеты «Завтра».
135 17 марта Дмитрий Ливанов — министр образования и науки России.
136 24 марта Мария Гулегина — оперная певица.
137 31 марта Александр Чубарьян — директор Института всеобщей истории РАН, председатель Национального комитета российских историков, академик РАН.
138 7 апреля Константин Агладзе — биофизик, заведующий лабораторией «Наноконструирование мембранно-белковых комплексов для контроля физиологии клетки» научно-образовательного центра «Нанобиофизика» Московского физико-технического института.
139 14 апреля Валерий Фадеев — журналист, главный редактор журнала «Эксперт», директор Института общественного проектирования, глава Гильдии деловой журналистики, президент Общероссийской организации работников СМИ «МедиаСоюз», член Общественной палаты, доверенное лицо Путина.
140 21 апреля Ирина Яровая — российский политический деятель, депутат Государственной думы V и VI созывов от «Единой России», член Генерального совета партии, председатель комитета Государственной думы по безопасности и противодействию коррупции.
141 28 апреля Валерий Гергиев — российский дирижёр, художественный руководитель и главный дирижёр Мариинского театра.
142 20 мая Максим Кантор — российский художник и писатель.
143 27 мая Константин Ромодановский — глава Федеральной миграционной службы.
144 3 июня Евгений Миронов — российский актёр театра и кино, художественный руководитель Государственного театра наций, народный артист РФ.
145 10 июня Юрий Любимов — театральный режиссёр, актёр и педагог, бывший художественный руководитель Театра на Таганке.
146 17 июня Андрей Воробьёв — временно исполняющий обязанности губернатора Московской области.
147 24 июня Рамазан Абдулатипов — временно исполняющий обязанности президента Дагестана.
148 7 октября Сергей Безруков — актёр, народный артист Российской Федерации.
149 14 октября Гейдар Джемаль — общественный деятель, председатель Исламского комитета России.
150 28 октября Соломон Волков — музыковед, журналист и писатель.
151 18 ноября Алексей Улюкаев — министр экономического развития Российской Федерации.
152 25 ноября Биньямин Нетаньяху — премьер-министр Израиля.
153 2 декабря Татьяна Голикова (2-й раз) — председатель Счётной палаты РФ.
154 9 декабря Игорь Слюняев — министр регионального развития Российской Федерации.
155 16 декабря Татьяна Тарасова — советский и российский тренер по фигурному катанию, заслуженный тренер СССР.

2014 год[править | править код]

Дата показа Гость выпуска
156 20 января Сергей Железняк — заместитель председателя Государственной думы РФ, заместитель руководителя фракции «Единая Россия».
157 27 января Эльвира Набиуллина — председатель Центрального банка России.
158 3 марта Александр Жуков — первый заместитель председателя Государственной Думы РФ, президент Олимпийского комитета России.
159 17 марта Фёдор Лукьянов — российский журналист-международник, политолог.
160 24 марта Кшиштоф Занусси — польский кинорежиссёр (передача записана 10 марта).
161 31 марта Юлий Гусман — российский кинорежиссёр, художественный руководитель национальной кинопремии «Ника».
162 7 апреля Михаил Мень — министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации.
163 14 апреля Элла Памфилова — уполномоченный по правам человека в Российской Федерации.
164 21 апреля Александр Дугин — лидер Международного евразийского движения.
165 28 апреля Вероника Скворцова — министр здравоохранения Российской Федерации.
166 19 мая Захар Прилепин — писатель, журналист, шеф-редактор интернет-издания «Свободная пресса».
167 26 мая Алексей Учитель — российский кинорежиссёр, народный артист России.
168 2 июня Александр Залдостанов (Хирург) — российский байкер, основатель и руководитель байкерского клуба «Ночные волки».
169 9 июня Сергей Доренко — российский журналист, главный редактор радиостанции «Говорит Москва».
170 24 июня Михаил Казиник — российский скрипач и музыковед.
171 6 октября Алексей Кудрин (3-й раз) — российский государственный деятель, министр финансов Российской Федерации с 2000 по 2011 год.
172 13 октября Алексей Арбатов — политолог, руководитель Центра международной безопасности, академик РАН.
173 20 октября Николай Фёдоров (2-й раз) — министр сельского хозяйства Российской Федерации.
174 27 октября Сергей Неверов — заместитель председателя Государственной думы Российской Федерации, секретарь генсовета партии «Единая Россия»
175 10 ноября Оливер Стоун — американский кинорежиссёр, сценарист и продюсер.
176 17 ноября Авдотья Смирнова — сценарист, режиссёр и телеведущая.
177 24 ноября Евгений Сатановский — президент Института Ближнего Востока.
178 1 декабря Александр Аузан — декан экономического факультета МГУ, заведующий кафедрой прикладной институциональной экономики, президент Института национального проекта «Общественный договор».
179 8 декабря Елена Панфилова — вице-президент организации «Transparency International».
180 15 декабря Наталья Солженицына — вдова и ближайшая помощница Александра Солженицына, президент фонда Солженицына.
181 22 декабря Игорь Артемьев (2-й раз) — руководитель Федеральной антимонопольной службы, член политкомитета партии «Яблоко».

2015 год[править | править код]

Владимир Познер том, где искать правдивую информацию

– Владимир Владимирович, мне 20 лет, и у меня такой вопрос к вам: вот на YouTube у нас блогеры, а не журналисты, на телевидении присутствует цензура, где же нам, молодому поколению, черпать информацию, как ее фильтровать, где нам узнавать правду?

Владимир Познер: Мне хочется достать носовой платок и вытереть слезы по вашему поводу. Мне вас «так жаль», я даже передать не могу, как.

Когда мне был 21 год и я жил в Советском Союзе, был «железный занавес», никуда нельзя было ездить. Чтобы куда-то поехать, нужно было пройти партком и потом комиссию старых большевиков, в народе их называли «старые Б». Они должны были тебя одобрить и могли спросить, например, «Вот вы едете во Францию, а сколько, интересно, станций метро в Москве?», и ты говоришь им: «Я не знаю». «А как это вы собираетесь во Францию ехать? А если к вам подойдет простой француз, рабочий, спросит вас, сколько этих станций, и вы не знаете. Это же позор. А вы ездили по собственной стране? Нет еще? Так вы поезжайте, узнайте сначала свою страну. А насчет Франции…» и так далее.

Теперь насчет информации. Была одна информация – это работа тех людей, которых называли «солдатами идеологического фронта», это были так называемые журналисты. Их задачей было, и это совершенно официально, разъяснять и продвигать политику партии и правительства. Никакого интернета, никакого иностранного кино, кроме того кино, которое одобрено Особым отделом.

Да, были «голоса», радио «Голос Америки», «BBC» на русском языке, Deutsche Welle на русском языке и другие, но их глушили со страшной силой, чтобы люди не слушали; но все равно слушали порядка 40 миллионов человек. Вот и вся информация, которая была.

А вы говорите «где нам взять информацию?». Да у вас миллион возможностей, вы можете любую газету почитать иностранную, стоит это – копейки. Подпишитесь на New York Times и читайте, что там пишут, читайте, что пишут в Le Monde, читайте, что пишут в «Независимой газете», и сравнивайте, будьте активны. Но вы хотите, чтобы вам принесли и сказали «вот, пожалуйста, вам информацию», но так не будет. Конечно, вы привыкли чуть что пользоваться Гуглом, набрали и ответ, и никакой работы головой. Так постепенно атрофируется мозг, но это уже другое дело.

На самом деле у вас возможности любые. Вы можете ездить куда хотите, конечно, надо заработать какие-то деньги, но это нормально. Уже ведь нет российской визы, чтобы выехать, а было так, что надо сперва советскую выездную получить, а потом только иностранную. Теперь вам могут отказать только иностранцы. У вас полное раздолье, только будьте активны.

У нас цензура на телевидении? Как вам сказать… вот на советском телевидении была цензура, была организация, которая называлась Главлит. Ты приходил в комнату со своим текстом и там сидел дядя или тетенька, ты оставлял им свой текст, и если они ставили штамп – значит можно в эфир, а если нет штампа – то нельзя. Вот это – цензура. У нас другое сейчас, конечно, у нас есть контроль, но это не цензура в том плане, могут сказать «это не то, что мы бы хотели», ну что делать, не всегда все так, как мы хотим.

Понимаете, я сравниваю, я знаю, что было тогда и где мы сегодня. И я просто счастлив, я могу работать, а тогда был вынужден уйти.

«Я не считаю нужным кому-то доказывать, что я люблю эту страну»

О феномене Владимира Познера говорят много и страстно – и пре­данные почитатели его таланта, и ярые недоброжелатели. Одни безмерно его любят, другие – остро реагируют на каждое высказы­вание. Но те и другие неизменно сходятся в своём неравнодушии к личности известного тележурна­листа. Владимиру Познеру сегодня 85, а живёт он так, как многие не рискнут в свои 30, – занимается большим теннисом, ведёт свою авторскую программу на Первом, выпускает по две книги в год и, самое главное, не боится говорить и писать то, что думает.

– Владимир Владимирович, пока мы в течение нескольких месяцев договаривались с вами об интервью и я готовила вопросы о книге «Немецкая тетрадь», кото­рая вышла весной этого года, вы написали ещё одну книгу – «Испан­ская тетрадь». Вы ведёте жизнь на очень высокой скорости. Как вам это удаётся? Откуда находите на всё силы и волю?

– Я об этом не задумываюсь, жизнь идёт и идёт. Мне кажется, чем боль­ше ты делаешь, тем больше успева­ешь. Когда-то я работал литературным секретарём у Самуила Яковлевича Мар­шака. Он говорил, что он очень ленивый человек и что именно ленивый успева­ет больше, потому что понимает, что он ленивый. А вообще, мне очень интерес­но, интересно жить. Появляются новые идеи, и хочется их реализовывать.

– А что вас приводит в ресурсное состояние? Когда вы понимаете, что сегодня надо что-то такое сде­лать, чтобы включиться.

– Мне каждое утро надо себе гово­рить: я должен сделать это и то. Вчера, например, я должен был быть в Уфе, и я был в Уфе. На сегодня у меня было запланировано четыре дела, в том числе и вы. Я всё это записываю.

– То есть вы чётко планируете каждый свой день?

– А как иначе?

– Ну, люди по-разному живут…

– Да, я это знаю, но у меня столько дел, что если не планировать, то нужно отказываться от всего.

– А в большой теннис вы до сих пор играете?

– Три раза в неделю. Завтра вот буду играть.

– Вернёмся к вашим новым кни­гам – «Немецкая тетрадь» и «Испан­ская тетрадь». Эти книги вышли в одной серии, но, на мой взгляд, получились абсолютно разными. В «Немецкой тетради» вы не скры­ваете свою ненависть к Германии и немцам, и это настроение пере­даётся читателю. Эссе об Испании другие – более яркие, позитивные, что ли. Но там вы всё время срав­ниваете Испанию и Россию и зача­стую приводите довольно резкие, критические высказывания отно­сительно России и русских. Объ­ясните, почему вы решили таким образом построить своё повество­вание. Не боитесь, что вас снова будут обвинять в русофобии?

– Я этого совершенно не боюсь, мне это безразлично, потому что я знаю, что это неправда. Пускай говорят те, кто говорит – господин Певцов или ещё кто-то. Меня это мало волнует. А касательно написания книг я при­держиваюсь мнения Толстого, который говорил: «Если можешь не писать – не пиши». В этом он был абсолютно прав. И я не собирался этого делать, но вот в чём дело. Я очень люблю фотогра­фировать, поэтому, когда мы с Ива­ном Ургантом снимали фильмы о раз­ных странах, я брал интервью у людей для этих фильмов и просил разре­шения сделать портрет. Так у меня собралось довольно большое количе­ство снимков. Однажды я их просма­тривал и – это получилось совершен­но случайно – глядя на одну из этих фотографий, я задумался и вспомнил, что этот человек говорил. Потом стал размышлять об этом и решил, что будет любопытно написать книжку, где напечатана фотография человека, то, что он сказал и то, что я по этому поводу думаю. Но я с вами совершен­но не согласен, что в книге «Немецкая тетрадь» чувствуется ненависть к Гер­мании. К фашистской Германии – да, конечно, к нацизму, нацистам – без­условно. Но сказать, что я ненавижу Германию? Нет, это не так.

– Я скорее нелюбовь имела в виду.

– Это да. Не «люблю», но не то, что «не люблю», понимаете, это разные вещи. Так родилась эта книга. Потом я подумал, а что если сделать такую серию: Германия, Испания. Дальше будет Англия и, скорее всего, Израиль или Япония, всего четыре книжки.

– То есть сравнение Испании с Россией – это случайность?

– Для меня это было очевидно, столь­ко всего общего между этими странами! И та и другая – край Европы, там запад­ный край, а тут – восточный. И та и дру­гая находились долго под чужим влия­нием – восемьсот лет мавров, триста лет татар. И та и другая имели ужасающих правителей в лице Филиппа II и Ива­на Грозного. Позже обе страны имели диктаторов – Франко и Сталина. До сих пор в обеих странах люди продолжают делить друг друга на красных и белых. В России чуть меньше, но тем не менее. Я решил, что будет интересно об этом написать, но не думал заранее о том, как писать. Это получилось само собой, никакого плана нет и не могло быть.

– Тем не менее вас регулярно обвиняют в том, что вы русофоб и иностранный агент. Вы предпо­читаете не отвечать на подобные обвинения – потому что считаете их глупостью? Или вас в принципе мало интересует, что о вас говорят?

– Я не отвечаю по нескольким при­чинам. Первая, хоть это может звучать высокомерно, – на глупости я не счи­таю нужным отвечать. Почему я дол­жен оправдываться, что я не верблюд? Журналист, публичный человек, коим я являюсь, всегда имеет врагов. Мне очень близко то, что сказал в своё вре­мя Сирано де Бержерак: «Под взглядами врагов я хожу прямее». Я горжусь неко­торыми своими врагами, я рад, что они мои враги. А вторая причина заключа­ется в том, что я никого ни в чём не хочу переубеждать. Если кому-то хочется со мной поговорить – это другое дело. Недавно у нас были публичные дебаты с главным раввином России Берл Лаза­ром по поводу веры. Получилось очень интересно для зрителей, но не для Берл Лазара. Потому что есть такая способ­ность, как умение вести дебаты. Это не его чашка чая, он здесь оказался доволь­но беспомощным. Моя позиция заклю­чается в следующем: если вы хотите знать, почему я неверующий, то я готов об этом говорить. Если же вы меня обви­няете в том, что я безбожник, то я отка­зываюсь на это отвечать. Это неинтерес­но, скучно, это потеря времени, а у меня его все меньше и меньше, всё-таки мне много лет. Когда меня обвиняют в том, что я русофоб – слушайте, я столь­ко лет защищал Россию – советскую и нынешнюю, что я не считаю нужным кому-то доказывать, что я люблю эту страну и поэтому очень остро реагирую на то, что не в порядке. Я считаю, что патриотизм заключается прежде всего в неприятии того, что плохо для страны, а не в том, чтобы размахивать флагом и кричать «Россия – вперёд!»

– А Дмитрию Певцову вы так и не ответили?

– Нет, конечно.

– И раз уж мы затронули тему атеизма. Вы никогда не скрывали того, что вы атеист. Но в телепе­редаче «Вечерний Ургант» весной этого года сказали, что не исклю­чаете возможность того, что може­те изменить своё мнение. Во-пер­вых, почему вы так сказали?

– Потому что понимаю – никто не знает, что может произойти у него вну­три при стечении определённых обстоя­тельств. Я не думаю, что это случится. Я почти на сто процентов уверен, но не на сто (улыбается).

– А во-вторых, мне всегда хоте­лось задать вам только один вопрос. Если вы не верите в Бога, как объясняете себе устройство этого мира и такие его проявления, как вещие сны, интуицию, судьбо­носные встречи? Наверняка у вас в жизни их было немало?

– Никак. Что такое интуиция? У одного есть, а у другого нет. У жен­щин интуиция всегда лучше развита, чем у мужчин. Так устроены женщины, объяснить это я не могу. Для меня самое таинственное, что имеет место, – это мозг. Но никто и никогда не разгадает его загадку, в этом я уверен. Но объяс­нить это Господом? А при чём тут Гос­подь?!

– Бог не в религиозном понима­нии, а как высший закон мирозда­ния, единая энергия…

– Это можно называть как угодно – высший разум и прочее. Я не возражаю, пожалуйста, но я же говорю о религии. А как я объясняю Вселенную? Да никак. Поражаюсь, восхищаюсь… Например, я убеждён, что никто не может предста­вить себе бесконечность – то есть потом всё равно есть ещё что-то? Но объяснять это так, что в шесть дней это создал какой-то дяденька или тётенька… Пото­му что Бог может быть и женщиной.

– А вам бы хотелось, чтобы это было так?

– Да, конечно (улыбается). У меня был спор с одним кардиналом, чле­ном римской курии, который сказал: «Видите ли, есть две истины – науч­ная и религиозная. И они не сходят­ся». Я ответил: «Ваше преосвященство, я с вами согласен». Так оно и есть. Но самое главное – я никого не пытаюсь переубедить. И никогда не говорю об этом, если меня не спрашивают.

– Поговорим о литературе. Вы читаете современную русскую про­зу?

– Нельзя сказать, что я за ней сле­жу. Если мне говорят, что есть такая-то интересная книга, то я её прочту. Мне понравились, например, некоторые книжки Водолазкина. А так… сейчас я не вижу ни одного крупного русского писателя.

– А Прилепин?

– Он талантливый писатель, но я настолько с ним не согласен, что – нет.

– Вы любите классику. Недав­но я читала автобиографию Вла­димира Набокова «Другие берега». И была удивлена, заметив много схожих моментов с вашей биогра­фией. Он не только ваш тёзка. Смо­трите: он зарабатывал переводами, знал с раннего детства три язы­ка (русский, английский и фран­цузский), играл профессионально в теннис и даже преподавал теннис, обожал Биарриц, а в книге «Другие берега» тоже достаточно откровен­но выражает свою нелюбовь к Гер­мании («чужой и ненавистный Бер­лин»). Вы сами отмечали когда-ни­будь своё сходство с Набоковым?

– Да, конечно, я это всё знаю. Думаю, что как «человеки» мы очень разные. Но так как я не имел счастья с ним встре­чаться и разговаривать, то не могу это утверждать. Судьба у нас действительно во многом схожая – любовь к Биаррицу, нелюбовь к Берлину, знание трёх язы­ков, правда, приобрели мы их по-разно­му. Набоков, конечно, блестящий писа­тель, поразительный стилист, я ему не чета. Наверное, я прочитал всё, что он написал.

– А любимое что-то есть?

– Его «Лолита» – поразительный роман. Многие говорят, что это эротическая книга, но не в этом же дело. Это траги­ческая, глубоко трагическая вещь. Я её перечитывал несколько раз. Ещё мне нравится его книга «Бледный огонь» – не знаю, переведена ли она на русский. «Аду» я очень люблю, «Защиту Лужина».

– Вы на английском его читали?

– То, что он написал на англий­ском, – да. Вы знаете, ни один пере­вод, какой бы он ни был, не может полностью передать запах оригинала. О поэзии я вообще молчу. Пастернак, например, настолько сильный поэт, что в его переводе стихи Шекспи­ра получаются стихами Пастернака, а вовсе не Шекспира. Язык дикту­ет многое, национальный характер выражается в языке. То, что многие тексты я могу читать в оригинале, – это огромный подарок.

– Вы говорили как-то, что не пользуетесь интернетом. А каким образом вы получаете информа­цию о том, что происходит в мире?

– Я подписан на целый ряд газет и журналов в интернете – это очень удобно. Читаю кое-что американское, кое-что английское, кое-что француз­ское. Ну и русское, конечно. Но когда в интернете имярек пишет свои сообра­жения – это не информация, это уже из другой области.

– В одном интервью вы сказа­ли, что совсем не смотрите «Ютуб» и блогеров.

– Не смотрю, но хочу сделать малень­кую поправку. Если мне советуют кого-то – я могу посмотреть, мне любо­пытно, но пока не нашёл тех, кого мне хотелось бы читать или смотреть регу­лярно.

– Не боитесь, что, не исполь­зуя должным образом социаль­ные сети, вы, как журналист, в какой-то момент можете упустить нечто важное? Не уловить, так сказать, нерв современности?

– Может быть, но надеюсь, что нет. Та популярность, которая у меня есть, пойдёт на нет, и я очень быстро это пойму.

– И тогда начнёте читать?

– Не знаю.

– Ваши социальные сети вы ведёте сами?

– Нет, у меня есть сайт, который ведёт администратор. Я иногда туда что-то пишу, потом это попадает в «Инста­грам», но это всё не я веду. Недавно мне сказали, что у меня в «Инстаграме» около миллиона подписчиков.

– Вы также говорили, что, на ваш взгляд, блогеры не являются журналистами, поскольку у них нет редактора, они не несут ни за что ответственность.

– Да, блогер в основном занимается тем, что высказывает свою точку зре­ния. А это не журналистика.

– Но есть же на «Ютубе» талант­ливые интервьюеры…

– Если вы говорите, то, наверное, есть.

– Вы сами так говорили каса­тельно того же Дудя. Ксения Собчак сейчас ведёт там своё шоу.

– Мне кажется, на сегодняшний день – и я говорю об этом без радо­сти – Дудь стал менее интересен. Ксе­ния Собчак – она вообще талантливая, но, понимаете, чтобы по-настоящему преуспеть в чём-то, надо этому отда­ваться целиком. Нельзя одновремен­но делать и то, и это, и в кино сыграть, и ещё где-то. На мой взгляд, Ксения Анатольевна перестала расти.

– И всё же. Если взять тех бло­геров, пусть их единицы, которые делают качественный контент на «Ютубе». Они могут приглашать любых гостей, задавать им пря­мые, самые неудобные вопросы и в этом будут гораздо свободнее и честнее, чем те журналисты, которые сильно ограничены цензу­рой. В связи с этим не выполняют ли такие блогеры в большей степе­ни задачи журналистики?

– В моём случае (а я предпочитаю говорить о себе) цензура заключается в том, что есть определённое количество конкретных людей, которых я не могу пригласить в свою программу, потому что Первый канал не желает, чтобы они появлялись на экране. Скорее даже не Первый канал, а Кремль. Их немного, но они есть, и они мне интересны. Они – ньюсмейкеры, и публика имеет право знать, о чём они говорят. Но существует мнение генерального директора Перво­го канала, и с этим мнением мне прихо­дится считаться. Но, знаете, это повсю­ду. Да, в «Ютубе» этого нет. Означает ли это, что блогеры честнее? Вовсе нет. Честность тут ни при чём. Они – блоге­ры, это да, но не журналисты. У них есть определённые преимущества, но у меня есть другие. Если Первый канал скажет, что моя программа им не нужна, то куда я пойду? На Второй канал и НТВ я точно не пойду. На «Дождь»? Может быть. Как говорят американцы: я перейду этот мост, когда я к нему подойду.

– В книге «Испанская тетрадь» вы сказали: «Журналистика сего­дня поражена самоцензурой – и не только в России». Насколько вы в данный момент времени подвер­жены самоцензуре? Она ведь все­гда сопряжена со страхом?

– Это сопряжено с опасениями, а может быть, и со страхом. Я вообще-то ничего не боюсь. Нет, я боюсь акул, очень даже. Самоцензура обычно сопровожда­ется примерно следующими соображе­ниями: если меня уволят, то как будет жить моя семья? У меня нет таких мыс­лей, потому что моя семья будет в пол­ном порядке и без меня. Кроме того, за все эти годы я заработал достаточно денег и не боюсь остаться без работы. Но у меня есть жена, она крупный промоу­тер. И у меня может возникнуть мысль, что если я скажу что-то не то, это может сказаться на ней. Но так устроена жизнь. Опять же это не сугубо российское, а общее явление. Самоцензура, о кото­рой я упоминаю в книге, связана со страхом по политическим соображени­ям, и этого в нашей стране очень много.

– Вы учились на биолого-поч­венном факультете МГУ, ещё в процессе учёбы поняли, что это не ваше, и по окончании институ­та сменили сферу деятельности, несмотря на то что близкие вас не поддерживали. Позже вы оценива­ли этот поступок как один из самых главных в жизни. Сейчас очень много людей, кому 30–40 лет, тех, кто задаётся вопросом, как сме­нить профессию и выбрать дело по душе. Казалось бы, время измени­лось, вокруг уйма возможностей, а найти себя всё равно трудно. Если бы вы давали совет своему дру­гу, который оказался в подобной ситуации, что бы вы ему сказали?

– Вы знаете, давать советы в таких случаях – это брать на себя большую ответственность, потому что ты не можешь влезть в шкуру другого чело­века. Когда я отказался от биологии, то не понимал, куда иду. Мне надо было кушать, у меня были жена и ребёнок. Тогда я стал зарабатывать переводами научной, медицинской, биологической литературы, хоть, признаться, терпеть это не мог. Через два с половиной года работы у Самуила Яковлевича я осо­знал, что не буду переводчиком, но абсолютно не понимал, что буду делать дальше. Вдруг мне позвонил мой прия­тель и сообщил, что создаётся Агент­ство печати «Новости» и туда набирают людей со знанием языков. Мне пред­ложили попробовать, и я согласился. Поэтому то, что я стал журналистом, по сути, случайность. А вообще я придер­живаюсь того убеждения, что если ты будешь настойчив, то добьёшься своего. Это не просто, но непременно случится. Главное знать, чего хочешь.

– А если знаешь?

– Тогда добивайся. А как по-другому?

– А в предназначение вы верите? В то, что один рождается с талан­том художника, другой – писателя, а третий – с коммерческой жилкой?

– Да, я считаю, что каждый человек рождается с определённым даром, но не подозревает об этом. Только у единиц он проявляется очень рано. Если человек так и не смог понять, для чего он родил­ся, – это большая трагедия. Есть такая замечательная история. В четырнадца­том веке во Франции, в городе Шартр, строили самый красивый в мире собор. Один журналист гулял по стройпло­щадке, увидел человека, который нёс бревно, и спросил его: «Скажите, а что вы делаете?» Тот ответил: «Я несу брев­но». Второй с тачкой перевозил кирпи­чи. «А вы что делаете?» – «Я перевожу кирпичи». Третий разбивал молотком камни. «А вы что делаете?» – «Я раз­биваю камни». Четвёртый убирал строительный мусор. «А вы что делае­те?» – «Я строю собор в Шартре». Вот, собственно, и весь ответ. Есть такая замечательная книга «Работа». Это кни­га – интервью с людьми разных про­фессий об их работе. Так, председатель правления крупнейшей корпорации рассказывал в ней о том, как он нена­видел свою работу, как мечтал уйти на пенсию. А другой, водитель автобуса, говорил, как он классно водит автобус и что лучше него никто этого не делает.

– Вы не верите в судьбу, но вери­те в удачу. А удача – это исключи­тельно везение или результат тру­да? Или, как в той знаменитой пес­не, – награда за смелость?

– По-моему, удача – это синоним везения, так уж сложилось. И, кстати говоря, без удачи ничего не получает­ся. Но, говорят, сильному везёт. А силь­ный – это кто? Тот, который добивается. Поэтому за упорство и упрямство в том числе. Я, например, очень упрямый человек и очень терпеливый.

– Терпение – ваша главная сила?

– Да, я ведь очень долго терпел. Меня не пускали на экран, 29 лет я был невы­ездным, но я терпел. Я появился на экране, когда мне было 52 года, многие в это время уже думают о пенсии.

– А рефлексию вы когда-то назвали своим главным недостат­ком.

– Да. С другой стороны, если спро­сить меня, хотел бы я не рефлексиро­вать? Я бы ответил – нет. Но это мучи­тельная вещь, сопровождающаяся постоянными сомнениями. Причём даже если все про тебя говорят: «Ух, как здорово!» – я могу про себя думать: «Они преувеличивают».

– Часто вас посещают такие мысли?

– Да. Касательно всего, что я делаю.

– А бывает, что хвалите себя?

– Очень редко. Знаете, я вот похва­лил себя за «Испанскую тетрадь». Мне она очень понравилась. Но это редкий случай. Я понимаю, что я умный чело­век, но я очень сомневаюсь в себе – сомнения у меня постоянные, и в этом смысле мне очень помогает моя жена, которая умеет успокоить.

– Вы общаетесь с большим коли­чеством успешных, знаменитых людей. Можете назвать три каче­ства, которые помогают добиться успеха (под успехом здесь я имею в виду самореализацию, возмож­ность заниматься тем, что нравит­ся, в том числе умение монетизи­ровать свои таланты)?

– Я не считаю, что монетизация – это есть цель. Ты можешь жить в очень тяжёлых обстоятельствах, но при этом всё равно создавать нечто прекрасное. Ван Гог умер в нищете, но Ван Гог – это Ван Гог, и он будет вечный. Так что не обязательно монетизировать. А каче­ства – я думаю, воля имеет огром­ное значение, наличие таланта, само собой, любовь к тому, что делаешь, даже страсть. И умение держать удар.

– Недавно вы ездили в Екатерин­бург и там взяли интервью у Вален­тина Юмашева. Темой интервью были события теперь уже двадца­тилетней давности, а именно выбор Борисом Ельциным кандидатуры Владимира Путина в качестве сво­его преемника. Можете рассказать, какие впечатления у вас остались от этого разговора – вы были удо­влетворены им? И почему всё-таки Путин?

– Смотрите. Примерно полгода назад Татьяна Юмашева, жена Валентина Юмашева, сообщила мне, что в ноя­бре Ельцин-центр планирует прове­сти мероприятие, посвящённое дню, когда Борис Ельцин ушёл в отставку. Она предложила мне взять интервью у Валентина. Поскольку это было их предложение, то это немного меняло тональность разговора. Поэтому я не очень наседал на моего собеседника. И, в общем, да, я понял, почему Путин. Потому что такие люди, как Чубайс и Кудрин, которые знали Путина по Питеру, говорили Ельцину и Юмаше­ву, что он очень толковый человек, что его надо привезти в Москву. Соответ­ственно, я понял, как он попал в Москву к Юмашеву, который тогда возглавлял Администрацию президента. В свою очередь, Юмашев видел, что он рабо­тал лучше всех, был очень исполнитель­ным. В определённый момент Владимир Путин сказал, что больше не хочет зани­мать эту должность, и тогда его сделали первым заместителем. До этого Ельцин его никогда не видел. А тут первый заме­ститель – раз в неделю встреча с пре­зидентом, и он стал нравиться. Я пони­маю, как это произошло – абсолютно логично и понятно, тут нет чего-то таин­ственного. Он просто произвёл то самое впечатление. Но если бы я пригласил Юмашева в свою программу, то постро­ил бы разговор по-другому.

– Вы планируете это сделать?

– Уже нет. Более того, Первый канал не захотел показывать и эту нашу встре­чу в Екатеринбурге.

– Владимир Владимирович, в конце не могу не затронуть тему путешествий. Вы много ездите по России и миру, снимаете фильмы о разных странах, пишете кни­ги. Если бы на завтра объявили железный занавес и у вас была воз­можность сегодня посетить любое место на земле, что бы это было?

– Есть два города, которые я очень сильно люблю, они связаны с моим детством и юностью – это Нью-Йорк и Париж. И если бы мне сказали, что ты можешь увидеть только одно место и на этом жизнь закончится, я бы очень дол­го и мучительно думал. Нью-Йорк или Париж? Меня иногда в шутку спраши­вают: «Кто вы?» Я говорю: «Да я то ли парижанин из Нью-Йорка, то ли нью- йорковец из Парижа» (смеётся).

Беседу вела Диана Дельмухаметова для «Литературной газеты»

"Да, такие сейчас времена. Сероватые чуть-чуть"

Владимир Познер всегда был очень занят. Но сегодня, когда ему 81, тележурналист и телеведущий еще бережнее подходит к вопросу о том, на что стоит тратить время. Например, на уверенную, но умеренную критику власти – стоит. На модные желтые калоши – стоит. И на интервью с Земфирой – первое для певицы за несколько последних лет, пусть она и назовет его потом “эпикфейлом”, – тоже стоит.

А еще – на то, чтобы 4 февраля широкая публика впервые увидела документальную хронику о Яне Карском – тайном посланнике польского движения Сопротивления, который “в одиночку пытался остановить Холокост”. Сегодня 27 января – Международный День памяти жертв Холокоста. А это повод для серьезного разговора, на который стоит потратить свое время.

В преддверии памятного дня в московском Еврейском музее и центре толерантности состоялся закрытый показ документального фильма “Ян Карский. Праведник мира”, в котором Владимир Познер озвучил американского историка и журналиста Томаса Вуда, интервьюера.

Именно Ян Карский впервые сообщил западным лидерам правду о геноциде еврейского населения Европы в годы Второй мировой войны после увиденного собственными глазами в Варшавском гетто, где немцы содержали в плену порядка 400 тысяч евреев, и транзитном лагере Ижбицы, где встретил 46 составов с коррозионной негашеной известью, наполненных умирающими от голода евреями.

Мы встретились с телеведущим после закрытого кинопоказа, чтобы поговорить об антисемитизме, современном телевидении и уроках истории.

– Как вы попали в этот проект и почему согласились принять в нем участие?

– Когда мне позвонили с предложением и рассказали о Карском, я сразу ответил, что хочу принять участие в проекте, хотя я очень занят. У меня совсем нет времени, я очень бережно подхожу к тому, как я его трачу. И чем больше я думал, анализировал, тем яснее становилось, что для меня это выполнение определенного долга. Перед кем? Перед Карским.

Я убежден, что нужно делать все, чтобы о таких людях помнили, таких людей знали. Ведь знают же Матушку Терезу. Он сделал не меньше, а по-моему, даже и больше. Знают Ганди. Вот тут-то я и запнулся. Их не так много. Этих людей нужно знать и помнить. Память о них должна быть живой. Надо напоминать каждому о том, какие мы во зле, и о том, что человек все же способен на поразительное добро. Даже не на подвиг как нечто разовое, а на добро вообще.

Кроме того, это и чувство долга перед погибшими. Чтобы не забывали, чтобы не смели никогда забывать об этих людях, зачастую безымянных, старых и совсем молодых, мужчинах и женщинах.

– Результат не разочаровал?

– Сама работа заняла у меня часа полтора, наверное. Ну прочитал книгу. Ну подумал. А самой работы – от силы полтора часа. Но это невероятное счастье, не скажу – гордость, а счастье от того, что я принял в этом участие. Я атеист, но если вдруг я ошибаюсь, кто его знает, и однажды на одну чашу весов будут положены мои грехи, а на другую – мои достойные поступки, то этот, несомненно, ляжет на вторую. И, может быть, благодаря ему, вторая перевесит.

Мы на днях обсуждали этот фильм в одной аудитории, и человек в зале задал вопрос, за который я ему благодарен: “Ну послушайте, ну шесть миллионов. Но ведь Советский Союз потерял 27 миллионов. Почему столько внимания этим шести?” И это надо объяснять, проговаривать. Да, война ужасна, страшна и беспощадна. Но в этой войне не ставился вопрос уничтожения всех русских, всех украинцев, всех поляков. Вопрос превращения их в рабов – да, но не уничтожения. Единственный народ, по отношению к которому этот вопрос ставился, – это евреи.

– Почему о Карском так мало знают? Памятники ему стоят в США, Польше, Израиле, Карскому вручена “Медаль Свободы”, звание “Праведника мира” – и при этом такая несопоставимо малая известность? Может быть, дело в политическим факторе? В конце концов, в этой истории в невыгодном ракурсе предстают и Соединенные Штаты, и Великобритания, и Польша, и Россия.

– Этому есть несколько причин. Я, как и большинство, не знал, кто такой Ян Карский. Если из тысячи сегодня хотя бы трое ответят, что знают, кто это, я буду поражен. О нем действительно узнали относительно недавно. Но я уверен – этот фильм сыграет свою роль. И у нас, и не только. Есть и политические причины. И это видно в фильме – в этой истории сами Соединенные Штаты выглядят не лучшим образом, Великобритания выглядит не лучшим образом, я уж не говорю о России, и упоминается Катынь с двадцатью тысячами убитых.

В России о Холокосте вообще всегда говорят чуть поморщившись, или прекрасно понимая, или делая вид, что не понимают. Говорят – конечно, это ужасно, но это ведь шесть миллионов человек, а не 27. Но ведь одно дело – военные потери, страшные, тяжелые, а другое дело – цель уничтожить целый народ, неважно, воюет он или нет.

– С докладом о зверствах нацистов против польских евреев и мольбой предотвратить их уничтожение Карский отправился на Запад, где просил министра иностранных дел Великобритании Энтони Идена и президента США Франклина Рузвельта принять меры. Однако никто из чиновников не был готов остановить зверские убийства миллионов. Мир оказался безразличен к страшной правде Карского. Почему? Дело в антисемитизме?

– Антисемитизм существовал и продолжает существовать в Европе. Для французов, например, это уже стало по-настоящему заметным явлением, хотя в России его, напротив, сегодня гораздо меньше, чем когда-то. В Германии же исторически совпали два фактора – появление нацизма и одновременно, в общем-то, сумасшедшего человека во главе, который патологически боялся и ненавидел евреев.

Почему в мире так прохладно отнеслись к сообщениям Карского? Рузвельт, вероятно, не хотел, чтобы считали, что его втянули в войну евреев, как это могло бы быть истолковано. Другие говорили – сейчас не время, есть более важные вещи. Играл ли антисемитизм роль в принятии решений? Конечно, играл. Я не думаю, что Рузвельт или Черчилль были ярыми антисемитами. Но в то же время антисемитизм имел место и имеет в очень многих людях сегодня.

– Вы бы хотели встретиться с Карским лично?

– Да, хотел бы.

– А какой вопрос задали бы ему?

– Самый первый вопрос, который я бы ему задал: “Почему вы решили это делать? Вы были в подполье, вы боролись с нацизмом и этим помогали не только полякам. Почему вы приняли решение заняться этим и сделать это своим главным делом?”.

– Предполагаете, какой получили бы ответ?

– Когда имеешь дело с людьми такого уровня, невозможно предсказать ни их действия, ни их мышление.

– Доводилось ли вам в жизни встречаться с людьми такого уровня – теми, при общении с кем ощущаешь неловкость от своей несопоставимости в моральном плане?

– Мне приходилось встречаться с людьми, которые намного умнее меня. Мне доводилось встречаться с гениальными людьми, а это даже не ум, это совершенно иная категория. И, пожалуй, да, я встречался и с теми, чей моральный уровень для меня недостижим. В данном случае я имею в виду Сахарова. Это было после того, как его вернули из Горького, уже во время перестройки.

– Какие ощущения?

– Тяжелые. Я долго работал в пропаганде, был убежденным сторонником советской власти и разочаровался в этом довольно поздно, вышел из партии довольно поздно. Сахаров, конечно, знал это и разговаривал со мной очень жестко. И был прав.

– Есть для вас подобные моральные авторитеты среди ныне живущих? С учетом, конечно, того, что о многих своих современниках мы можем просто не знать, как в свое время не знали о Карском.

– Пожалуй, что нет. Есть люди, чьи поступки вызывают у меня чувство уважения. Но они всегда мотивированы какими-то дополнительными причинами – желанием прийти к власти, например. То есть они не бескорыстны, как те, кто, например, вышел на Красную площадь в 1968 году по поводу Чехословакии. Они понимали, на что идут. Ими ничего не руководило, кроме чувства долга.

Сегодня я таких людей не вижу, во всяком случае, лично я ни на кого не могу показать пальцем. Из всех государственных деятелей – это Нельсон Мандела. Но и его уже нет.

– Отсутствие таковых как-то характеризует наше время и общество?

– Если бы такие люди были, и мы бы знали о них, но отстранялись, это бы характеризовало общество. Но ведь такие люди возникают не каждый день, да и сами обстоятельства сегодня не такие, чтобы их появлению способствовать. Это все равно что попытаться объяснить, почему одно время стало “золотым веком русской литературы”, а другое нет. Это тайна, и, я надеюсь, ее никогда не разгадают – почему вдруг возникает что-то из ряда вон. Я бы не стал особенно по этому поводу переживать, а принял бы это философски. Да, такие сейчас времена. Сероватые чуть-чуть.

Не видишь людей, появление которых заставляет тебя сказать: да, я бы хотел, чтобы мои дети брали с них пример. У древних римлян было выражение – “время жабы”. Если жалуешься, что все отвратительно, съешь живую жабу – сразу покажется, что до жабы все было гораздо лучше. Сейчас время жабы.

– Значит, в какой-то мере, это хорошо. Ведь, к счастью, мы сегодня находимся попросту в более благоприятных обстоятельствах.

– И это верно.

– В фильме рассказывается история, одновременно очень далекая от нас и при этом абсолютно современная. В мире по-прежнему идет война, гибнут люди, а страшную правду каждый склоняет на свой лад. В этом свете закономерно спросить – учит ли нас все-таки история?

– История – это одно, а то, как ее представляют, – это другое. Математика тоже учит, если ее изучать. А если не изучать – то не учит. Если историю представляют правдиво, а не субъективно, то человек усваивает ее – в зависимости, конечно, от того, насколько талантливо, доходчиво ее преподают. Человечество, я полагаю, все-таки усваивает уроки истории.

– А лично вас история учит? Вы не раз, в том числе, в своей книге “Прощание с иллюзиями”, честно говорили о таких эпизодах в своей биографии, за которые вам, к примеру, стыдно. Вы быстро учитесь на своих ошибках или вам доводилось наступать дважды на одни и те же грабли?

– Доводилось, как и всякому, и в этом смысле здесь уже речь как раз не об объективной истории, а субъективном опыте. Это жизненный опыт, частный.

– А что до объективности на телевидении – такой, как во времена Теда Тернера на CNN. О ней можно забыть?

– Телевидение – это бизнес, это интерес. Это либо частное владение, и хозяин требует от своего телевидения, чтобы оно освещало события определенным образом, либо оно принадлежит государству, и государство требует, чтобы телевидение освещало события определенным образом.

Есть и общественное телевидение – BBC, CBC в Канаде или NHK в Японии, где нет ни государственного контроля, ни влияния рекламы, где стремление показать события объективно и правдиво является основой.

Что до Теда Тернера – вы вспомнили выдающегося человека, у которого была именно такая цель. Но и он продал свою компанию – с одной стороны, чтобы заработать побольше, с другой стороны, чтобы оказаться большим человеком в другой телевизионной компании.

– Однако суть не поменялась – журналистский долг именно в объективности?

– Да, журналист должен быть объективным, или по крайней мере стремиться к объективности, не должен врать. Он прекрасно понимает, когда врет, а когда говорит правду или полуправду, он должен выдавать максимум информации. Собственно, это его долг. Другое дело, что сегодня в нашей стране и не только этот долг не выполняется, и журналистика стала пропагандой. Сегодня в эфире отстаивается какая-то точка зрения, дается только определенная отработанная информация. Это совсем другое.

Текст: Вероника Губина специально для “Spletnik”
Фото: Андрей Ярошевич

"Уровень антироссийских настроений сегодня таков, что считать Россию виновной – в порядке вещей"

Александр: Владимир Владимирович, добрый день. Часто ли Вы ходите в театр? Какие российские и зарубежные постановки Вам запомнились за последнее время? Как Вы считаете, чего больше всего не хватает современному российскому театру в его развитии?

Владимир Познер: Хожу я в театр не часто, только тогда, когда мои театральные знакомые – а их у меня немало – очень советуют. Я совсем не театральный критик и не считаю для себя возможным высказываться о том, чего не хватает современному российскому театру. Могу лишь признаться в том, что я с трудом переношу постановки, в которых режиссерское «видение» совершенно отличается от авторского. Сейчас это очень модно, но я, видимо, за модой не поспеваю. К примеру, если у Ростана Сирано не расставался со шпагой и всегда был одет в мушкетерскую форму, то мне кажется странным, когда по воле режиссера он ходит в пижаме и без шпаги. Впрочем, дело вкуса…

Лусин: Здравствуйте, что вы думаете по поводу коррупции в нашей стране? Что изменилась, на ваш взгляд, кроме того что только и слышим, что задержали того или иного чиновника? Но от этого коррупции не стало и не станет меньше. Может, в этой ситуации надо действовать как при Сталине? Но тогда не может идти речь о том, что мы движемся к демократии. Что ждет в этой сфере Россию?

Владимир Познер: А почему Вы думаете, что при Сталине не было коррупции? Разница между тем временем и этим заключается, в частности, в том, что тогда деньги имели совершенно другое и гораздо меньшее значение. Невозможно было купить собственную яхту, собственный самолет, иметь собственный особняк, лишь очень немногим разрешался выезд «за бугор»; деньги были нужны для еды (повсюду царил дефицит), для одежды (ее было еще меньше) и для того, чтобы пойти в ресторан или поехать в отпуск. Давались ли взятки? Конечно. В частности, чтобы вставили в очередь на «Жигули», чтобы дали без очереди квартиру, чтобы приняли в кооператив, чтобы гаишник не отнял права, но все это были мелочи. Однако полная развращенность советской системы, в которую под конец уже никто не верил, подготовила почву для взрыва коррупции, как только изменились обстоятельства.

Что до сегодняшнего дня, то я не считаю «борьбу с коррупцией» реальной, это так, общие слова популистского характера. Люди видят, что НИКОГО из крупных чиновников не сажают, а раз так, то почему бы не жить по таким же правилам, как они? Борьба с коррупцией может быть успешной только при условии, что все понимают, что перед законом ВСЕ РАВНЫ, а понимают они это потому, что видят это реально в жизни. Для этого должна быть политическая воля лидера и – обязательно! – свободные СМИ. В отсутствии и того, и другого борьба с коррупцией – фикция.

Валерий: Уважаемый господин Познер! Как Вы думаете, почему Россия считает, что проведение трибунала по сбитому «Боингу» «несвоевременно и контрпродуктивно»? Уж не потому ли, что «рыльце в пушку»? Спасибо!

Владимир Познер: Я этого не исключаю. Есть, однако, еще одно соображение: российское руководство не без основания считает, что оно не может рассчитывает на справедливое, объективное отношение со стороны Запада. Уровень антироссийских настроений сегодня таков, что считать Россию виновной – в порядке вещей. Так что я понимаю отношение президента Путина к вопросу о создании международного трибунала в вопросе сбитого авиалайнера: он убежден, что суд заранее решит, что виноваты повстанцы, которых оружием снабдила Россия, поэтому виновата Россия. Но в то же время, готовность России наложить вето в Совете Безопасности ООН на это предложение волей-неволей наводит на мысль, которую высказали Вы. Вот и получается, что в любом случае Россия проигрывает с точки зрения общественного мнения. А коль скоро так, российское руководство должно решить, какой из двух проигрышей хуже…

Виталий: Господин Познер, как Вы считаете, можно ли назвать современные военные конфликты (начиная от Северной Африки, Ближнего Востока и вплоть до Украины) в комплексе с политическими конфликтами, началом крупномасштабного (в масштабах большей части Земли) военного конфликта? Ведь и Первая и Вторая мировые войны на первых порах не назывались «мировыми» войнами… Благодарю!

Владимир Познер: Я воздержался бы от аналогий. Уж очень охотно мы сразу, поглядев назад и находя там подходящие слоганы, пытаемся, стряхнув с них пыль, использовать их сегодня: «холодная война», «мировая война», «железный занавес» и тому подобное. Нет, я считаю, что ни те вооруженные конфликты, которые сегодня имеют место быть, ни политическое противостояние не являются «мировой войной». Более того, я совершенно уверен, что время мировых войн миновало хотя бы потому, что ни одна страна не готова подвергнуться уничтожению – что неизбежно при применении ядерного оружия.

Кайди: Если бы у вас была возможность узнать ответ на один любой не разгаданный в мире вопрос, о чем бы вы хотели узнать?

Владимир Познер: Пожалуй, я хотел бы знать точно, каким образом возникла Вселенная и, в частности, Земля со всем, что ее населяет.

Задать вопрос Владимиру Познеру

При использовании текста активная ссылка на сайт “Познер Online” обязательна!

«Очевидно были большие опасения, что Украина уйдет на Запад»

Александр Мельман: Что еще хотел бы у вас спросить – это про Украину. Самая болевая точка и то, о чем все время думается, и не только из-за того, что пропагандисты об этом говорят, а потому что это происходит и уже 14 тысяч человек там погибло.

Я понимаю, что здесь целая большая тема, но хочу один вопрос вам задать. Роль России в этой ситуации и роль Украины: мне кажется, что Россия виновата в том, что «повернула этот ключ» и все завертелось таким образом, и вина России и Путина безмерна; но и Украина за последние пять лет, как мне кажется, тоже сделала очень много, чтобы часть этой вины принять на себя, потому что во многом там и гражданская война.

Как вы оцениваете эту ситуацию сейчас на Украине и как оцениваете то, что сейчас там происходит в связи с этим договором по Нормандскому формату, формулой Штайнмайера, замирением и теми националистами, которые не дают этого сделать. Ну, в общем, обо всей этой ситуации.

Владимир Познер: Вы знаете, если бы я знал, что надо делать и как делать, наверное, я бы был где-нибудь в другом месте и принимал решения. Это очень сложный вопрос.

Вот что меня удивляет. Почему украинцы, на которых, давайте скажем откровенно, Россия всегда смотрела как на младшего брата, снисходительно, почему они настолько более свободолюбивы, чем мы? Почему они выходят на улицы? Все-таки другая история, видимо, что-то там не так. Вроде очень похожи, одна религия, язык очень похож, а вот тем не менее – очень разные. На самом деле совсем непохожи. Это меня очень интересует.

Почему Россия поступила так, как она поступила? Я понимаю, что очевидно были большие опасения, что Украина уйдет на Запад, станет членом НАТО, на нашей границе будет НАТО, в Севастополе будет американский Шестой флот. Это угроза, с точки зрения этих людей, этого нельзя допускать. Ну вот, собственно, такой «способ решения» этого вопроса. Конечно, это не решение.

Как его решить? Я не знаю. Может быть, была возможность решить вопрос Востока, создать федеральное государство, это было реально возможно, но поезд ушел.

Предложение Штайнмайера вроде бы дает какие-то надежды. Да и вообще, мне кажется, что новый президент, над которым все подхахатывают: «комик» и так далее, совсем не комик. Он сказал, обратившись к своим чиновникам, что не надо вешать мою фотографию в ваших кабинетах, а надо вешать фотографии ваших детей, и когда вы подписываете что-нибудь, смотрите на эти фотографии. Замечательные слова.

Какая-то надежда у меня есть, потому что для России это очень тяжелая ситуация; наверняка хотели бы из этого выпутаться каким-то образом, есть желание как-то решить вопрос. И мне кажется, что у Зеленского тоже есть такое желание. Но сложно очень.

«Времена не выбирают». Документальный фильм к юбилею Владимира Познера

Жизнь Владимира Познера настолько закручена, а порою и невероятна, что лишний раз подтверждает истину, что именно она, жизнь — самый лучший драматург, и ни один сценарист ее не переплюнет.

Он родился в Париже от матери-француженки и русского отца, в три месяца был увезен в Америку, где прожил пять лет только с матерью. Затем вернувшийся Владимир Познер-старший снова увез семью во Францию — весной 1939 года. А осенью началась Вторая мировая война. Каким-то чудом в 1940-м они смогли попасть на корабль и снова уплыть в Америку. Там они прожили восемь лет, пока отцу — ярому стороннику коммунизма и СССР — снова не пришлось уезжать из США времен разгула маккартизма. Семья перебралась сначала в советскую зону Берлина, а еще спустя четыре года — в Москву. В Америку Владимир Познер смог попасть только в 1986-м, поскольку долгие годы был невыездным.

Жизнь в СССР была далека от представления Владимира, который поначалу разделял взгляды своего отца. Чем больше проходило времени, тем сильнее становилось его разочарование. Спустя пять лет жизни в Москве он решил вернуться в Америку, но Познер-старший, узнав об этом, сказал сыну, что сообщит в КГБ и добьется его ареста. И это так и осталось глубокой трещиной в отношениях отца и сына на всю жизнь.

Спустя годы Познер будет вести на телевидении программу с названием «Времена». И это будет символичным — в центре ведущий, проживший разные времена в разных странах и разных системах, переживший большие ожидания и большие разочарования, с чем-то смирившийся, а что-то так категорически и не принявший. Но всегда хотевший, чтобы политики и простые люди находили взаимопонимание и слышали друг друга.

Его телемосты в период холодной войны между США и СССР вошли в историю советского телевидения. Вместе с известным американским телеведущим Филом Донахью, с которым дружит и по сей день, Познер был ведущим телемоста Ленинград — Сиэтл в декабре 1985 года. А в 1986 году — ведущим телемоста Ленинград — Бостон.

Люди, которые проработали с ним немало лет, — на телевизионных программах и съемках документальных фильмов — практически в один голос называют его пацаном. Когда ему было далеко за 70, он проехал более 10 тысяч километров по всей Америке за рулем, и любую помощь воспринимал как оскорбление. Когда ему было за восемьдесят, в Германии, на испытательном полигоне, он сел за руль гоночной машины, справиться с которой могут только профессиональные водители-испытатели, и нарезал виражи со скоростью 200 километров в час. А в Финляндии устроил гонки на машинах по льду.

Он до сих пор играет в теннис пять раз в неделю, каждый день в семь утра ходит в ближайший спортзал, за неделю может побывать в трех странах на разных континентах, и всякий раз по окончании съемок за рубежом устраивает ужин для всех, кто в них участвовал, включая местных водителей.

Он не боится начинать жизнь с начала. В третий раз Познер женился, когда ему было за 70, прожив со второй женой 37 лет. Что поделать — влюбился!

В его маленьком кабинете в Останкино, где на столах высятся огромные стопки газет и где базируется вся группа программы «Познер», коллеги повесили на стену фотографию. На Познере — чужая кепка, у него лукавые глаза и улыбка до ушей. Эти самые коллеги говорят: если вы хотите понять, кто такой Познер, посмотрите на эту фотографию!

Съемки проходили в Риме, Нью-Йорке, Берлине, Москве.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о