Ютуб воплощение идеи: Новый сезон на канале Samsung YouTube TV: воплощение невозможного

Содержание

Новый сезон на канале Samsung YouTube TV: воплощение невозможного

Samsung открывает новый сезон на официальном канале в YouTube  запуском серии видеороликов, участниками которых станут Иван Дорн, Обе Две, Валерия Гай Германика, Мгзавреби, «Каста» и другие.

 

Москва, 01 ноября 2017 г. – Стартовал новый сезон на канале Samsung YouTube TV, в котором зрителям будут представлены музыкальные клипы, снятые известными режиссерами на смартфоны Samsung Galaxy Note8, документальные фильмы и уникальное кино в формате 360. Все видео канала Samsung YouTube TV объединены одной идеей, отражающей философию бренда Samsung, –  Do What You Can’t («Выходи за рамки привычного»). В коротких роликах зрители смогут увидеть видеозарисовки о том, что человеческие возможности не имеют предела, о безграничности полета фантазии и о том, чего можно достичь, если заглянуть за горизонт своего потенциала.

 

В новом сезоне еженедельно на канале будут выходить два ролика: тизер и один клип или фильм. В общей сложности зрители смогут увидеть 8 музыкальных видео, два документальных фильма и фильм в формате 360. В съемках примут участие знаменитые музыканты, спортсмены, а также лучшие режиссеры и клипмейкеры: Валерия Гай Германика, Илья Найшуллер, Михаил Коротеев и другие.

 

Samsung стала одной из первых компаний, запустившей собственный канал на просторах русскоязычного YouTube. Samsung YouTube TV сразу попал в число лидеров среди брендированных каналов по количеству подписчиков. При разработке видеоконтента для наполнения канала Samsung ориентируется на молодежную аудиторию – миллениалов и представителей поколения Z, креативных, ценящих персонализацию и уставших от предсказуемого и неторопливого классического ТВ.  Интернет-канал продолжает завоевывать внимание зрительской аудитории и формирует лояльное комьюнити, благодаря невероятным коллаборациям музыкантов и режиссеров, документальным фильмам о выдающихся людях и уникальному кино в формате 360.

 

Самым популярным видео предыдущего сезона стал клип молодой рэп-певицы Иры Смелой (TATARKA) «Алтын» — вирусное видео набрало более 27 миллионов просмотров.

В новом сезоне зрителей Samsung YouTube TV  порадуют видеоработы с участием Ивана Дорна, групп Обе Две, Сансара, Каста и других.

 

«Смартфон Samsung Galaxy Note8 расширяет возможности пользователей, помогает в достижении целей и позволяет каждый день добиваться большего. Именно поэтому мы решили использовать его для воплощения идей лучших режиссеров и клипмейкеров. Съемка клипов на смартфон казалась невозможной, но благодаря великолепной камере нового флагмана Samsung каждый может стать режиссером», — заявил Дмитрий Гостев, глава Samsung Mobile в России.

 

Samsung Electronics Co., Ltd. вдохновляет мир и формирует будущее, внедряя инновационные идеи и технологии. Компания меняет традиционное представление о телевизорах, смартфонах, носимых устройствах, планшетах, камерах, бытовых приборах, медицинских устройствах, сетевых системах, полупроводниках и светодиодных решениях. Чтобы ознакомиться с последними новостями о компании, посетите Samsung Newsroom

news.samsung.com/ru.

Как делать видео. Часть 1: сценарий

В Cisco подсчитали, что к 2020 году доля видеотрафика достигнет 82% всего просматриваемого контента. Для компаний, которые представлены в интернете, это значит одно: пора научиться создавать видео и использовать их для достижения бизнес-целей. В серии статей я расскажу об основах видеопроизводства, знание которых поможет сделать увлекательное видео. Начну с первого этапа — создания сценария.

У каждого есть что-то, что он хотел бы сказать миру. Что вы хотите сказать? Что вас мучает? От чего вы хотите защитить или предостеречь миллионы людей?

Чтобы было понятнее, вот примеры идей в фильме «Американская история Х»:

  • не вешай ярлыки и не суди о людях по расе или внешности;
  • каждый может стать лучше;
  • за все победы и неудачи в твоей жизни ответственен только ты, а не белые, черные, политики или масоны.

Демон — тезис или вопрос, который не дает автору спать по ночам, вызывает страх или слезы при воспоминании. Ангел — то, что наоборот дает надежду и заставляет просыпаться по утрам. И то и другое есть в каждом. Они появляются после каждого болезненного или приятного жизненного опыта: после первой любви и ее потери, после первого карьерного взлета и социального падения, после первого предательства, очередного разочарования, окончательно разбитой надежды или потери близкого. Подумайте, что не дает вам покоя, а что наоборот дает силы.

Одно из главных правил сценариста — рассказывай о том, что знаешь. Это не значит «рассказывай только о работе маркетолога из Сызрани». Это значит, что для выражения идеи нужно использовать только уже сформировавшиеся из жизненного опыта выводы. Например, мультфильм «Корпорация монстров» вовсе не о приключениях монстра, а об отцовстве и о первом опыте ответственности за жизнь другого человека. «История игрушек» — не об оживших игрушках, а о взрослении и ностальгии по детству, о том, как у нас со временем меняются ценности и приоритеты.

После определения ангела или демона ему нужно дать физическое воплощение. Например, внутренний демон Джорджа Оруэлла в книге «1984» — это страх бесконечной холодной войны, тоталитаризма и диктатуры. Ангел — надежда на то, что придет герой и остановит все это. А воплощаются они через правительство и общество с одной стороны и героя книги с другой. Воплотить идею можно в качестве человека, мира, явления или общества.

Идея может быть утверждением или вопросом, заставляющим зрителя задуматься. И то и другое может быть одинаково сильным. Пример тезиса: смысл жизни — быть счастливым, поэтому делай только то, что тебе нравится. Пример вопроса: что делает человека тем, кто он есть? Воспоминания и жизненный опыт или изначально заложенные в нем качества?

Когда идея определена, нужно сформулировать цель. Что должен почувствовать или сделать зритель? Каким он должен стать после просмотра? Более уверенным в себе, честным или открытым?

В итоге ваш демон или ангел должен найти такое воплощение, чтобы тезис или вопрос достиг цели. Так рождается основа сюжета.

Пример: ангел — воспоминания о прекрасном прошлом. Демон — страх перед изменениями. Их воплощение — старенький полуразрушенный домик, в котором вырос герой, и вынужденное путешествие на край света. Идея-тезис — не живи прошлым и дай войти в твою жизнь чему-то новому. Цель — сделать зрителя смелее и научить не бояться чего-то нового и непривычного. Это сюжетный скелет мультфильма «Вверх», где ангел и демон в итоге меняются местами.

  • курение и алкоголь;
  • наркотики;
  • мат;
  • ЛГБТ;
  • религия;
  • политика;
  • обнаженка.

Все это может не понравиться зрителям, противоречить российскому законодательству или правилам площадок, на которых вы будете размещать ролик.

Настроение видео может быть постоянным или меняться от сцены к сцене. Примеры настроений:

  • эпичное и воодушевляющее;
  • лирическо-ностальгическое;
  • мрачное и зловещее;
  • яркое и оптимистичное;
  • драматичное.

Настроение передается через диалоги, одежду и образы героев, локации и декорации, цвето-световые решения, динамику съемки и монтажа, длительность сцен, объекты в кадре, музыку и так далее.

Чем выше ставки, тем интереснее. Ставки — это то, что стоит на кону. Например, низкие ставки — это победа или проигрыш в школьной олимпиаде. Высокие — спасение или гибель человечества.

Расставляйте капканы. Капканы — это сюжетные загадки и вопросы, которые появляются у зрителя в процессе просмотра. Постепенно автор дает ответы и подсказки на некоторые вопросы, но самые главные оставляет для финальной развязки. Люди обожают разгадывать загадки. Используйте это.

Используйте американские горки. Так сценаристы и драматурги называют эмоциональные контрасты, когда позитивное чувство сменяется негативным: радость от победы над главным злодеем, печаль от смерти харизматичного героя второго плана, снова радость и так далее. Классический пример — когда герои в беде и уже почти погибли, но тут прибывает подмога. Главная цель вирусного ролика — заставить испытать сильные эмоции, и американские горки созданы именно для этого.

Создавайте конфликт. Интереснее всего смотреть видео, в котором есть конфликт и противостояние, поэтому он есть в любой книге или фильме.

Обманывайте ожидания. Зрители устали от заезженных штампов и клише. Если какую-то сцену вы уже видели в кино или рекламе — измените ее полностью или хотя бы частично и обманите ожидания в конце сцены, сделайте неожиданную развязку.

Показывайте, а не рассказывайте. Раскрывайте героев и сюжет через действия, а не через слова. Например, если герой ненавидит соперника, покажите это косым взглядом или сжавшимся кулаком, а не репликой «Я тебя ненавижу».

Во время диалогов мы не стоим, как манекены. Когда люди общаются, они все равно что-то делают: смотрят на прохожих, поправляют волосы или протирают очки.

У каждого героя свой язык. Это означает уникальный словарный запас, слова-паразиты, термины, жаргонизмы, темп речи и так далее. Учитывайте это, когда пишете диалоги — они не должны звучать так, будто говорит один и тот же человек.

Если реплика не двигает сюжет или не раскрывает героя — удаляйте. Иначе зачем она нужна? Пустая болтовня = скука.

Часто мы не говорим то, что думаем. Реалистичные и органичные герои тоже не должны открыто озвучивать каждую мысль — это выглядит фальшиво и неправдоподобно.

от идеи до воплощения — 2020

Почему учебное видео находит широкое применение в обучении. История учебного видео. Учебное видео и мотивация слушателей. Учебное видео как тип взаимодействия Преподаватель – Слушатель.

Типология.
Профессиональные учебные фильмы.

Студийные и натурные видеолекции. Лектор на фоне презентуемого материала. Лектор рядом с презентуемым материалом. Текст в отдельном фрейме. Лектор на фоне доски. Лектор перед стеклянной доской. Картинка в картинке. Крупный план. «Шоу».

Видеоскрайбинг. Профессиональный. Полупрофессиональный. Любительский. Скрайбинг как школьная доска. Комбинированный скрайбинг (с готовыми изображениями). Скрайбинг как тип сторителлинга (рассказывания истории).

Видео-инфографика. Инфографика данных и инфографика знаний.
Учебная анимация. Объясняющие ролики Common Craft.

Скринкасты. Картинка в картинке. Только презентуемый материал. «Немой» скринкаст (без голоса с визуальными пояснениями). Убыстренный скринкаст. Скринкаст как хелп. Скринкасты с элементами видеоскрайбинга. Скринкасты в мобильных устройствах.

Демонстрации. Демонстрация опыта. Демонстрация лабораторной работы. Демонстрация эффектов. Демонстрация работы оборудования, программного обеспечения. Демонстрация сборки-разборки оборудования. Создание видео по фотосъемке фаз процесса (ремонт, сборка-разборка, процесс создания чертежа, рисунка и т. п.). Сверхдлинные видеоролики-демонстрации. Учебное видео на основе объективной видеосъемки (фиксация технологических процессов, правонарушений, ДТП).

Видеокомиксы.

Интерактивные видеоролики.
Использование YouTube и специальных сервисов.

Учебное видео как запись синхронных учебных мероприятий (вебинаров, видеоконсультаций).

Учебное видео как способ синхронного индивидуального взаимодействия преподавателя со слушателем.

Учебное видео, как способ фиксации временной координаты любой визуализации (timeline).

3D-визуализации

Фиксация движения зрачка глаза, зоны фиксации.

Псевдовидео. Презентация с озвучкой. Слайд-шоу. Последовательность скриншотов. Диалоги.

Юмор и эмоции в учебном видео

Новый сезон на канале Samsung YouTube TV: воплощение невозможного | Промо

Стартовал новый сезон на канале Samsung YouTube TV, в котором зрителям будут представлены музыкальные клипы, снятые известными режиссерами на смартфоны Samsung Galaxy Note8, документальные фильмы и уникальное кино в формате 360. Все видео канала Samsung YouTube TV объединены одной идеей, отражающей философию бренда Samsung, – Do What You Can’t («Выходи за рамки привычного»). В коротких роликах зрители смогут увидеть видеозарисовки о том, что человеческие возможности не имеют предела, о безграничности полета фантазии и о том, чего можно достичь, если заглянуть за горизонт своего потенциала.

В новом сезоне еженедельно на канале будут выходить два ролика: тизер и один клип или фильм. В общей сложности зрители смогут увидеть 8 музыкальных видео, два документальных фильма и фильм в формате 360. В съемках примут участие знаменитые музыканты, спортсмены, а также лучшие режиссеры и клипмейкеры: Валерия Гай Германика, Илья Найшуллер, Михаил Коротеев и другие.

Samsung стала одной из первых компаний, запустившей собственный канал на просторах русскоязычного YouTube. Samsung YouTube TV сразу попал в число лидеров среди брендированных каналов по количеству подписчиков. При разработке видеоконтента для наполнения канала Samsung ориентируется на молодежную аудиторию – миллениалов и представителей поколения Z, креативных, ценящих персонализацию и уставших от предсказуемого и неторопливого классического ТВ. Интернет-канал продолжает завоевывать внимание зрительской аудитории и формирует лояльное комьюнити, благодаря невероятным коллаборациям музыкантов и режиссеров, документальным фильмам о выдающихся людях и уникальному кино в формате 360.

Самым популярным видео предыдущего сезона стал клип молодой рэп-певицы Иры Смелой (TATARKA) «Алтын» — вирусное видео набрало более 27 миллионов просмотров.

В новом сезоне зрителей Samsung YouTube TV порадуют видеоработы с участием Ивана Дорна, групп Обе Две, Сансара, Каста и других.

«Смартфон Samsung Galaxy Note8 расширяет возможности пользователей, помогает в достижении целей и позволяет каждый день добиваться большего. Именно поэтому мы решили использовать его для воплощения идей лучших режиссеров и клипмейкеров. Съемка клипов на смартфон казалась невозможной, но благодаря великолепной камере нового флагмана Samsung каждый может стать режиссером», — заявил Дмитрий Гостев, глава Samsung Mobile в России.

«Сами идеи ничего не стоят. Стоит реализация и люди, которые могут их воплотить»: интервью с Андреем Дороничевым

Благодаря процессу цифровизации образование становится легко доступным. Не выходя из дома можно пройти курсы в Оксфорде, Стэнфорде и других топовых вузах мира. Поэтому ценными становятся не знания, а среда, в которой они передаются, считает Андрей Дороничев, предприниматель, директор по продуктам Google. Весной этого года он вместе с Яной Беловой и Николаем Давыдовым запустил проект «Место», в котором собираются люди со схожими ценностями, мировоззрением для создания чего-то стоящего и полезного для общества. Т&Р поговорили с Андреем Дороничевым о новом комьюнити, позитивном предпринимательстве, потере мотивации и о том, как возникают идеи и что способствует их реализации.

Андрей Дороничев

Создатель YouTube Mobile, директор по продуктам Google. Сооснователь нового комьюнити «Место»
— Когда вы были студентом, чего не хватало вам? Что вы хотели получить от высшего образования?

— Мне не хватало людей с горящими глазами, с ощущением, что они сделали то, о чем говорят. Вместо этого я попал в окружение усталых, старых, несчастных, неинтересных людей. Не хватало ощущения важности. Поэтому в какой-то момент я нашел группу людей, у которых мне хотелось учиться. Я попал в окружение, пожалуй, на то время одних из самых сильных технологов в России и работал с ними, учился у них, работая одновременно. Собственно, это то, как я вижу качественное образование. Я начинаю с практики, а потом ищу теорию, которая эту практику подтверждает.

Люди учатся у людей. И в первую очередь они заражаются от людей желанием учиться, и порой это гораздо важнее, чем знания. Мы все можем получить доступ к любым знаниям за 3 секунды с устройства, которое у каждого из нас в кармане. Сейчас знания — это commodity (предмет потребления. — Прим. ред.).

Сейчас ценно умение приобретать знания, работать с информацией и объединяться в группы людей, чтобы с этими знаниями что-то делать

Все лекции, например, Стэнфордского университета доступны онлайн. Можно зайти и в ближайшие 4 года окончить Стэнфорд. Почему это не происходит? Потому что самый важный компонент — это люди и структура, которую они создают, желание поглощать знания и наполнять себя ими. Для этого недостаточно книжек и образовательных видео. Нужно что-то большее, важна человеческая среда. Поэтому изначально, когда я заинтересовался вопросами образования, начал с блога. Потом я инвестировал в U Skillz — это сообщество для обучения. В результате пришел к тому, что необходима среда, сообщество, где люди совершенно из разных уголков планеты могли бы учиться друг у друга и делиться опытом. «Место» — это в первую очередь сообщество русскоязычных образованных людей, которые хотят что-то создавать, учиться и друг другу помогать.

— Образованный человек — он какой?

— Для меня образованный человек тот, кто обладает достаточным количеством мемов и референсов, чтобы очень сложные концепции упаковывать в короткие фразы. Во-вторых, образованный человек умеет поглощать знания, работать с ними и, скорее всего, их создавать. И третье — это умение и способность работать с другими. Есть множество умных людей, которые совершенно социально не адаптированы. По сути, это образованный человек, но он не образовал себя в том числе в способности работать, дискутировать и создавать с другими.

Сейчас одиночного гения недостаточно, чтобы двинуть человечество в каком-либо направлении

Соответственно, способность работать с другими людьми, взаимодействовать и создавать — ключевой навык XXI века для образованного человека. И я вижу в этом сейчас огромную беду в российском образовании. И именно поэтому «Место» — это в первую очередь штуковина, где люди учатся друг с другом создавать вместе.

— То есть «Место» возникло из вашей собственной «боли». И вы, определив личную проблему, решили разрешить ее в том числе для других? Какие триггеры были еще?

— Да. «Место» появилось как результат моей собственной внутренней работы, оно возникло из понимания того, как я хочу повлиять на мир. Все сводилось к знанию, объединению людей, желанию им помогать и создавать что-то вместе. Другим триггером стал фильм Юры Дудя, который побудил огромное количество людей посмотреть на предпринимательство под другим углом. Я получил тысячи сообщений от людей, которые писали: «А так можно было?! Я сижу на нелюбимой работе, кругом враги. А можно делать то, что любишь? У меня есть идея — хочу сделать такой-то проект…» Стало понятно, что есть частый запрос: «Я хочу реализовываться, познавать мир, создавать».

— Как вы отбираете людей с «той самой идеей» среди миллионов заявок?

— «Место» — это фильтр и среда. Во-первых, в заявках люди пишут, зачем они сюда пришли. Мы смотрим на ценности, на то, что нас волнует. Вы можете не работать инженером, менеджером, а быть домохозяйкой из Пскова. Но если по ценностям вы подходите и явно хотите создавать, помогать, делиться, доверять людям, то вам с нами по пути.

В «Месте» мы сформулировали такие ценности: мы создаем, мы помогаем, мы доверяем, и мы делимся

Вы придете в «Место» и там уже приобретете недостающие вам навыки за счет того, что вы либо присоединитесь к какой-то команде, либо просто будете общаться, участвовать в каких-то тематических группах и постепенно наполняться этим знанием.

— Получается, что создается такая своеобразная экосистема. Как вы думаете, как она будет развиваться? Будет ли масштабироваться?

— «Место» не является закрытым элитарным клубом. Мы хотим вовлечь как можно больше людей. Но не пускаем токсичных, тех, кто может испортить среду. Самое важное, чтобы каждый вновь пришедший человек что-то привносил, а не преуменьшал и забирал. Любая заявка рассматривается абсолютно одинаково. Наша миссия очень простая: мы стараемся развивать культуру осознанного, созидательного предпринимательства среди русскоязычных людей. Люди хотят работать честно, создавать что-то интересное с удовольствием, с доверием друг к другу. Надоело обманывать и верить в то, что богатство надо добывать из земли. Та же Кремниевая долина — это фильтр. Но чтобы попасть в нее русскоязычным людям, приходится проходить сложный отбор. А мы создаем им среду, подобную Долине, с более низким порогом входа. Людям не придется никуда уезжать и менять язык, оформлять миллионы документов и так далее. Что, если мы дадим русскоязычную среду, которая работает по тем же правилам? В «Месте» люди учатся друг у друга за счет взаимодействия.

Одна из моих любимых историй — это видеть, как люди стараются менять свой стиль общения. Это потрясающе. Например, кто-то привык к грубому общению. Ему хочется написать в чате что-то негативное. Ему отвечают модераторы, например: «Будьте добры, постарайтесь, чтобы атмосфера в „Месте“ с вами была не хуже, чем она была до вас». И ты видишь, как человек вскоре начинает меняться. И на третий раз он напишет: «Спасибо, я вас понял. Я буду стараться лучше». И ты понимаешь, что сейчас на твоих глазах произошло то, для чего эта среда создавалась. Человек понял, что есть другие правила и можно делать по-другому. И решил попробовать иначе. Ведь это не он плохой, просто его так приучили. Люди, обучаясь этому в виртуальной среде, потом несут это в жизнь и распространяют эти ценности. Моя самая большая мечта — создать самораскручивающееся колесо позитивного предпринимательства в широком смысле. Это не обязательно про бизнес. Я имею в виду создание чего-то, совершение больших шагов, которые меняют мир.

— А что для вас позитивное предпринимательство в широком смысле?

— Предпринимательство — это создание ценности, пользы — «value creation». Я разделяю понятия «обогащение» и «предпринимательство».

Предпринимательство связано с получением экономической выгоды, но оно может измеряться не только в том, сколько вы зеленых купюр под подушку спрятали, а в том, что вы создали знание, которое помогло другим

Я имею в виду предпринимательство, нацеленное на создание чего-то ценного и полезного и, как следствие, получение каких-то благ. Чем больше бизнесов, которые к этому стремятся, тем больше базы и тем проще людям создавать.

К вашему первому вопросу о том, чего мне не хватало в высшем образовании. Мне не хватало тех, с кого хотелось брать пример. Я не хотел брать пример с разочарованных спивающихся людей, которые остались от Советского Союза. Мне хотелось взаимодействовать с теми, у кого глаза горят, вы взаимно мотивируете друг друга.

— Да, безусловно, среда сильно влияет и мотивирует. Но иногда мотивация теряется, даже когда ты находишься в невероятно крутом месте. Не хватает какого-то внутреннего импульса. Как вы работаете над собой в таких случаях и возвращаетесь в прежнее состояние?

— На самом деле, мне не дается это легко. Работа над собой — это невероятно сложно. Гораздо проще дать полезный совет любому из своих сотрудников, чем самому себе. Мотивация — такая тонкая штука. Пока она есть, кажется, что так и надо, а когда она пропадает, нет ощущения, как ты когда-либо это в принципе делал. Иногда просыпаешься и думаешь: «У меня же вроде были проекты, 10 встреч в день. А сегодня я не могу встать с кровати и выбрать еду в приложении». Когда это происходит, на мой взгляд, самое важное — это приоритизировать именно это как проблему, а не как факт, что вы теперь не можете работать. Мы в ресурсном состоянии, когда у нас есть мотивация, работаем, приоритизируем много всего вокруг себя, но не себя. Когда она пропадает, мы пытаемся починить результаты депрессии и отсутствия мотивации, думаем о неудавшемся проекте и так далее.

На самом деле проблема мотивации, выгорание и депрессия — это сигнал о том, что сломано что-то внутри. Время перевести фокус с внешних проявлений вашей деятельности на внутренний мир и чинить его

Когда у вас начинается насморк и кашель, прямым следствием этого является то, что вы не можете бегать. Но вы же не пытаетесь починить сам бег? Стараясь вылечить насморк и кашель, вы хотите разобраться, что у вас за инфекция, выпить лекарство. И только потом вы начнете быстро бегать. А в случае с потерей мотивации люди реагируют не так, как на простуду. Они думают: «Со мной что-то не так. Я плохо работаю». Нужно уметь использовать инструменты рефлексии, которые позволяют ответить на вопрос «Что же не так? Чего мне не хватает? И что я должен изменить для того, чтобы мне опять захотелось жить и активно творить?».

Работа со своим ментальным пространством не сильно отличается от работы со своим телом. Как мы работаем с ним? Самое базовое — стараемся не вредить ему. Не пить, не курить, есть, спать. Если мы хотим чуть больше, то начинаем делать утреннюю зарядку, принимать контрастный душ. Следующий этап работы со своим телом — посещение спортзала и так далее. С точки зрения работы с психикой все происходит примерно так же. Просто это менее распространено и редко обсуждается. Как минимум не заставляйте себя поглощать информацию, которая вас травмирует, не окружайте себя токсичными людьми. Это базовый уровень заботы о себе. Далее уже идут чтение книг по самопознанию, медитация, рефлексия и так далее.

— Можно ли избежать выгорания?

— Я думаю, с ним сталкиваются большинство амбициозных людей. Если вы профессиональный спортсмен, будут у вас травмы? Конечно. Обязаны вы их иметь? Нет, не обязаны. Я отношусь к выгоранию как к психической травме, которая случается из-за умственного и эмоционального перенапряжения. Спортсмены ведь могут довести свое тело до изнеможения. А тот же предприниматель — выгореть. Хотя кто-то не сталкивается с этим. Но с другой стороны, кажется невозможным беспрерывно творить, что-то создавать и всегда быть на пике своих возможностей. Иногда бывают спады, и в такие моменты нужно быть внимательным в первую очередь к себе, а не к окружающему миру.

— Вы часто говорите о создании чего-то, о творчестве. Что для вас креативность? Как развивать в себе это качество?

— Я верю в то, что люди креативны от рождения. Посмотрите на детей: они все рисуют, лепят, строят. Креативность не надо развивать, ее просто не надо душить. К сожалению, все институты, которые нас окружают с самого раннего детства, всеми силами ее губят. Ты приходишь в детский сад, хочешь надеть колготки задом наперед, а ботинок с левой ноги — на правую, а тебе говорят: «Нет, это неправильно. Так не надо». Рисовать можно только за столиком, сидеть в рядочек. А потом в школе тебе говорят, как надо, а как не надо. И к 11-му классу вся твоя креативность еле дышит. Тебя учат подчиняться правилам и работать в системе.

Креативность — это в первую очередь желание творить. Если вернуться к «Месту» и его ценностям, то в нем первое правило звучит так: «Здесь мы создаем». Для меня креативность — это больше, чем просто придумать что-то. Создание идеи — это первый шаг в процессе творчества. Следующий шаг — создание команды или среды единомышленников, которые готовы в эту идею инвестировать. Далее — создание финансирования. И уже потом вы занимаетесь самой идеей и ее реализацией. Потом уже распространение, маркетинг и так далее.

Все эти этапы начинаются с внутренней искры. Творчество начинается с какого-то физического ощущения, которое заставляет вас встать и начать что-то делать. Напишите идею, позвоните единомышленнику, создайте сайт. Дальше вы скажете: «А сейчас я объявлю об этом всему миру, хотя у нас ничего нет. И я никогда в жизни этого не делал, это страшно. И, скорее всего, люди не поймут. Но я это все-таки сделаю и посмотрю, что получится». Это абсолютно реальная история о креативности. Она начинается с этого интересного ощущения где-то в области живота: «Ух! Я могу сейчас что-то сделать. Я могу создать что-то полезное». И это ощущение вами движет.

— Как, на ваш взгляд, возникает сама идея? Какой процесс этому предшествует?

— В озарения я точно не верю. Наш мозг синтезирует идеи из большого количества запчастей. Нет ни одной идеи, которая пришла в голову только вам. Они все у кого-то есть.

Сами идеи ничего не стоят. Стоит реализация и люди, которые могут их воплотить

Даже самая классная идея никому не нужна. Вы думаете, никому в голову не приходило построить космический корабль на Марс? Сколько было людей с идеей построить космический корабль, спутниковый интернет, электромашину, автопилот, айфон? Я не считаю момент создания идеи чем-то космическим. Самое мощное — это момент появления этого ощущения, мотивация, которая заставит вас загореться вашей идеей настолько, что вы будете готовы каждую минуту или час своей жизни делать выбор в пользу реализации.

Леонид Якубович рассказал, как работа в ток-шоу изменила Андрея Малахова

23:56, 07.10.2021

По мнению 76-летнего телепродюсера, из-за усиления роли редакторов личность ведущего отодвигается на второй план.

Сегодня 76-летний Леонид Якубович стал гостем YouTube-шоу «Алена, блин!». Во время беседы с журналисткой Аленой Жигаловой бессменный ведущий популярной передачи «Поле чудес» рассказал о всенародной славе, о том, что не терпит в работе, за что уволил человека, а также как получил диплом летчика в 52 года. Кроме того, Леонид Аркадьевич поделился своим отношением к профессии телевизионщика.

По мнению Якубовича, сейчас из-за усиления роли редакторов программы личность ведущего отодвигается на второй план. Именно это произошло с 49-летним Андреем Малаховым. 76-летний телепродюсер поделился воспоминаниями о том, что в свое время предложил Сергею Шумакову дать молодому Малахову, который на тот момент был журналистом программы «Доброе утро», собственный проект. Вскоре Андрей обрел популярность в качестве ведущего ток-шоу «Большая стирка».

Андрей Малахов

Однако, по мнению Якубовича, с течением времени из журналиста Малахов превратился в некую «функцию» скандальных ток-шоу. «Андрюшку любит камера. Но со временем то, что торчит у него в ухе, привело к тому, что у него стали другие глаза. У меня в жизни никогда не было и нет никакого «уха». Но когда тебе все время диктуют, что надо делать, ты перестаешь мыслить самостоятельно во многом. И это видно», — высказал свое мнение Леонид Аркадьевич.

Якубович также отметил, что не смотрит шоу своего коллеги, 49-летнего телеведущего, а также другие программы такого рода. При этом он добавил, что никого не осуждает. По мнению Леонида Аркадьевича, предъявлять претензии телеведущим — все равно, что актерам, играющим отрицательные роли.

Леонид Якубович в YouTube-шоу «Алена, блин!»

Стоит отметить, что в апреле этого года Якубович признался, что в течение многих лет пытался создать другую передачу помимо «Поле чудес». Телепродюсер отметил, что были хорошие предложения, которые можно было реализовать. Тем не менее по некоторым причинам воплотить идеи в жизнь так и не удалось. Леонид Аркадьевич из этого сделал вывод, что у него такое амплуа, и с этим ничего не сделаешь.

Кроме того Якубович поделился, что ему неоднократно говорили о том, что он ничего не смыслит в телевидении. Знаменитость объяснил, что отказаться от работы и сказать «надоело» он не может, поскольку так профессионалы не поступают. Также Леонид Аркадьевич признался, что вести передачи на других телевизионных каналах он не может. Причина в том, что 31 год назад он договорился с Константином Эрнстом, что не будет выступать в качестве шоумена на других передачах.

Константин Эрнст

Напомним, что впервые капитал-шоу «Поле чудес» появилось в эфире в октябре 1990 года на Первой программе Центрального телевидения СССР. В то время ведущим программы был Влад Листьев. Однако уже в ноябре 1991 его сменил Леонид Якубович. С тех Леонид Аркадьевич является бессменным ведущим шоу. К слову, у Якубовича есть две премии ТЭФИ: 1995 и 1999 годов.

Читайте также:

Перенесший в прошлом году инсульт Дмитрий Дибров публично поблагодарил Леонида Якубовича за свое спасение

Азиза попросила Андрея Малахова не мешать ее счастью с молодым мужем-итальянцем

Леонид Якубович рассказал, что не может работать на других каналах из-за договора с Константином Эрнстом

Театр Еланской || Московский драматический театр «Сфера»

Екатерина Ильинична Еланская — создатель Московского драматического театра «Сфера», народная артистка России.

Родилась в Москве, в семье мхатовцев второго поколения — актрисы Клавдии Еланской и выдающегося режиссера Ильи Судакова. Получила актёрское образование в Школе-студии им. В.И. Немировича-Данченко при МХАТе. Была принята в труппу Малого театра, играла ведущие роли: Софью в «Горе от ума» А. Грибоедова, Эмилию Галотти в трагедии Ф.Лессинга, Людмилу в «Вассе Железновой» М.Горького. Затем поступила в ГИТИС им. А.В.Луначарского в режиссерскую аспирантуру к профессору М.О. Кнебель. В те же годы Е. Еланская создала спектакли, ставшие заметным явлением в театральной жизни столицы и долгие годы украшавшие репертуар московских театров. Среди них такие спектакли как «Маленький принц» А. де Сент-Экзюпери и «Робин Гуд» С. Заяицкого в театре К.С. Станиславского«Вкус черешни» А.Осецкой в театре «Современник»«Месяц в деревне» И. Тургенева в театре М.Н.Ермоловой. В них играли: О. Даль, А. Калягин, Г. Бурков, О. Бган, Л. Круглый, Е.Васильева, Л. Сатановский, И. Козлов, В. Бочкарев и др. Многие из этих спектаклей, благодаря телевизионным съёмкам, вошли в золотой фонд телевидения. Своими постановками Е. Еланская всегда удивляла даже искушённых театралов — настолько неординарен был выбор литературного материала и смел, а порой и дерзок её режиссёрский почерк. Неукротимая творческая энергия Еланской искала выход. Её не удовлетворяли традиционные формы современного театра, и режиссёр всё более увлекалась идеей создания нового театра.

Вся дальнейшая творческая деятельность Е. Еланской была направлена на воплощение идеи театра в форме «сферы», а именно: отказ от традиционной коробки сцены, от разделения на сцену и зал; а вместо них — объединяющая в себе актеров и зрителей «сфера общения». Сиюминутный контакт актера и зрителя, по мнению режиссёра, есть основа живого театра.

Первым опытом такого театра стал спектакль «Почта на юг» А. де Сент-Экзюпери на сцене Концертного зала им. П.И. Чайковского, где в архитектурной форме воплотилась идея Вс.Мейерхольда, объединившая амфитеатр зрительного зала и сцену в большую полусферу. Спектакль шел на пустой сцене, что усиливало впечатление от сложной световой партитуры художника Э.Стенберга, необычным было также звучание в спектакле живого органа. В спектакле играли: Г.Тараторкин, А.Калягин, Г.Бурков, Л.Круглый, Л.Толмачева. Успех был несомненный. Позже на той же сцене возник «Нездешний вечер» М.Цветаевой, также на пустой арене сцены, в сопровождении живой органной музыки. Участники: А.Лазарев, Г.Бортников, М.Козаков, Е.Киндинов, Л.Толмачева, Г. Егорова. Затем «Россия моя, Россия» М. Цветаевой и С.Есенина с участием Т.Дорониной. Е. Еланская создавала спектакли, объединяя актеров разных театров: «Бедные люди» Ф.Достоевского, «Там, вдали…» В.Шукшина, «Письма к незнакомке» А.Моруа и А. Моравиа с участием Е.Васильевой, Е.Весника, Е.Симоновой, Е.Киндинова, Л.Круглого и др.

Все эти спектакли положили начало театру «Сфера», который окончательно был создан решением Министерства Культуры СССР в 1981 году. Общая его идея в формулировке создателя звучит так: «Мы отвергаем принцип театра-куба со снятой стенкой и подглядыванием — мы утверждаем принцип «сферы общения».

В конце 1984 года была закончена реконструкция зрительного зала театрального здания, находящегося в саду «Эрмитаж». Основателю театра Е. Еланской вместе с главным художником театра В. Солдатовым и архитектором Н. Голас удалось спроектировать и воплотить в жизнь идею сферического пространства. Они создали уникальный по своим возможностям трансформации (все места съёмные), единственный в то время в Москве зал — круговой амфитеатр с центральной и несколькими сценическими площадками внутри него. Зритель как бы втягивается в действие, становясь соучастником происходящего в спектакле. Создается круговое общение зрителей через актеров и между собой, некая круговая центробежная сила. По мнению создателей, театр есть высокоорганизованная форма человеческого общения, а «единственная подлинная роскошь — это роскошь человеческого общения» (А. де Сент-Экзюпери).

Лев Аннинский, литературный критик, литературовед, в статье «Музыка «Сферы»» писал о театре:

«Мажорная симфония в белом»… Не «театр-зрелище» — «театр-взаимодействие»… На видном месте — эмблема: круг. Круг, объединяющий всех, кто сюда пришел. Сцена — в центре: небольшой деревянный помост шестигранником. Деревянная круговая дорожка отделяет помост от рядов. Принцип цирка, принцип волчка: зрители — вокруг точки, в которой пульсирует действие. Нет деления на «зал» и «сцену с кулисами», на «театр» и «мир» — нет делящей стены, нет зеркала сцены. Есть сфера взаимодействия. Из центра, от этого деревянного помоста, бегут лучами деревянные проходы-дорожки. Лестницы с игровыми площадками — между рядов. По ним действие взбегает и опадает, как бы пронизывая зал. Актеры играют рядом со зрителями. Вот — на расстоянии вытянутой руки».

Спектакли «Сферы» никого не оставляли равнодушными, вызывая горячие споры у зрителей и у профессиональных критиков — настолько неординарными и непривычными они всегда казались. Еланскую, режиссёра могучего темперамента, всегда привлекало динамичное и яркое театральное действo, ассоциативный ряд её спектаклей очень велик, широк спектр средств сценической выразительности. Театр стремится к синтезу, соединяя драму с вокалом и пластикой. У театра интересный, свежий, не повторяющий ничью афишу репертуар, состоящий из произведений авторов наивысшей художественной пробы. «Сфера» заслужила право считаться театром «высокой литературы». Внимание театра всегда привлекали не только оригинальные пьесы русских и зарубежных авторов, но и инсценировки выдающихся прозаических произведений, которые Е.Еланская, обладая и литературным талантом, всегда писала сама.

Множество блистательных литературных имён украшали и украшают афишу театра. Среди них такие как А.Островский, А.Чехов, Н.Гумилёв, М.Булгаков, М.Цветаева, В.Набоков, М.Зощенко, Б.Пастернак, Г.Пинтер, Э.Олби, В.Шукшин, Т.Уильямс, А. де Сент-Экзюпери, Ч.Айтматов, Ю.Олеша, А.Стриндберг, Г.Ибсен, М.Лермонтов, П.Мельников-Печерский, Н.Лесков, А.Платонов, В.Шекспир и др. Невозможно представить себе более несхожих по своему видению мира авторов, но театр принимает в их творчестве то, что считает главным для себя: попытку глубинного постижения вечной тайны — тайны человеческой души, человеческих отношений. Именно эта увлекательнейшая для актёра сверхзадача привлекала в «Сферу» звёзд московских театров, охотно принимавших предложение Еланской для совместной работы. Не отказываясь от приглашения «звёзд», Е. Еланской более чем за 30 лет работы театра удалось создать и воспитать свою постоянную труппу, состоящую из высокопрофессиональных актёров молодого и среднего поколения, отлично владеющих не только актёрским мастерством, но и вокалом и пластикoй, несущих на своих плечах основную часть большого и сложного репертуара «Сферы». 

Московский драматический театр «Сфера» часто и с успехом гастролировал по стране и за её пределами: в том числе в 1994 году в Южной Корее со спектаклем «Доктор Живаго», в 1995 году со спектаклем «Король, дама, валет» В. Набокова был приглашён в США на Фестиваль театров стран Восточной Европы, а в 1998 году «Сфера» представляла Россию на фестивале Стриндберга в Стокгольме спектаклем «Эрик ХIV».

В 2003 году состоялось открытие Камерной сцены, где в малой форме продолжается идея «Сферы».

Последней режиссерской работой Е.Еланской стал спектакль «Честный аферист» по пьесе В. Газенклевера (премьера состоялась 17 мая 2013 г.).

Екатерина Ильинична Еланская скончалась в Москве 16 июля 2013 года. Похоронена на Новодевичьем кладбище.

После ухода из жизни Екатерины Еланской, театр продолжает свою работу под творческим руководством народного артиста России Александра Викторовича Коршунова, взявшего курс на продолжение дела «Сферы», сохранение эстетики и принципов этого театра.

Зритель не теряет интереса к театру «Сфера» — театру выразительных, живых композиций, бешеной динамики, сильных и ярких чувств. Своим желанием приходить на спектакли, а значит становиться соучастниками и сотворцами спектаклей, они убеждают коллектив театра в правильности выбранного творческого пути.

Фотографии

Мы в социальных сетях. Добро пожаловать!

Версия для
слабовидящих

Подпишитесь на нашу рассылку — и первыми узнавайте о новостях, специальных акциях и скидках для друзей театра!

Не указан электронный адрес

© Московский драматический театр «Сфера». Москва, 2021. Все права защищены.

Москва, улица Каретный ряд, дом 3, стр. 6, сад «Эрмитаж»

Сайт сделали в PASHN

Краткое руководство по воплощенному познанию: почему вы не свой мозг

Воплощенное познание, идея о том, что разум не только связан с телом, но что тело влияет на разум, является одной из наиболее противоречивых идей в когнитивной сфере. наука. Резким контрастом является дуализм, теория разума, известная как Рене Декарт в 17--м и -м веке, когда он утверждал, что «существует огромная разница между разумом и телом, поскольку тело по своей природе всегда делимо, а разум полностью неделима…. разум или душа человека полностью отличается от тела ». В последующие столетия понятие бестелесного разума процветало. Исходя из этого, западная мысль развила две основные идеи: разум бестелесен, потому что разум бестелесен, и разум трансцендентен и универсален. Однако, как объясняют Джордж Лакофф и Рафил Нуньес:

Когнитивная наука ставит все это философское мировоззрение под серьезный вопрос на эмпирических основаниях … [разум] возникает из природы нашего мозга, тела и телесных переживаний.Это не просто безобидное и очевидное утверждение, что нам нужно тело, чтобы рассуждать; скорее, это поразительное утверждение, что сама структура разума происходит из деталей нашего воплощения … Таким образом, чтобы понять разум, мы должны понимать детали нашей зрительной системы, нашей двигательной системы и общего механизма нейронных связей. .

Что именно это означает? Это означает, что наше познание не ограничивается корой. То есть на наше познание влияет, возможно, определяется нашим опытом в физическом мире.Вот почему мы говорим, что что-то «над нашими головами», чтобы выразить идею, которую мы не понимаем; мы опираемся на физическую неспособность не видеть чего-то над головой и ментальное чувство неуверенности. Или почему мы понимаем тепло с любовью; в младенчестве и детстве субъективное суждение о привязанности почти всегда соответствовало ощущению тепла, уступая место таким метафорам, как «Я согреваю ее».

Воплощенное познание имеет относительно короткую историю.Его интеллектуальные корни восходят к философам начала 20-го -го и -го века Мартину Хайдеггеру, Морису Мерло-Понти и Джону Дьюи, и лишь в последние несколько десятилетий он изучается эмпирически. Одной из ключевых фигур в эмпирическом изучении воплощения является профессор Калифорнийского университета в Беркли Джордж Лакофф.

Лакофф был достаточно любезен, чтобы задать несколько вопросов во время недавнего телефонного разговора, во время которого я узнал о его интересной истории из первых рук. После прохождения лингвистических курсов в 1960-х под руководством Хомского в Массачусетском технологическом институте, где он в конечном итоге специализировался на английском и математике, он изучал лингвистику в аспирантуре Университета Индианы.Он объяснил, что тогда это был другой мир, «это было начало информатики и искусственного интеллекта, и идея о том, что мысль может быть описана с помощью формальной логики, доминировала в большей части философского мышления. Машины Тьюринга были популярными темами для обсуждения, а мозг широко понимался как цифровое вычислительное устройство ». По сути, разум мыслился как компьютерная программа, отделенная от тела, а мозг — как оборудование общего назначения.

Теория языка Хомского как серии бессмысленных символов соответствует этой парадигме.Это был взгляд на язык, в котором грамматика не зависела от значения или коммуникации. Напротив, Лакофф нашел примеры, показывающие, что грамматика была зависимой от значения в 1963 году. На основе этого наблюдения он построил теорию, названную генеративной семантикой, которая также была развоплощенной, где логические структуры были встроены в саму грамматику.

Безусловно, когнитивные ученые не были дуалистами, как Декарт — они на самом деле не верили, что разум физически отделен от тела, — но они не думали, что тело влияет на познание.И именно в это время — на протяжении 60-х и 70-х годов — Лакофф осознал недостатки мышления о разуме как о компьютере и начал изучать воплощение.

Переломный момент наступил после четырех выступлений, намекавших на воплощенный язык в Беркли летом 1975 года. По его словам, они заставили его «отказаться и переосмыслить лингвистику и мозг». Это побудило его и группу коллег начать когнитивную лингвистику, которая вопреки теории Хомского и всему разуму как компьютерной парадигме считала, что «семантика возникла из природы тела.Затем, в 1978 году, он «обнаружил, что мы мыслим метафорически», и провел следующий год, собирая столько метафор, сколько смог найти.

Многие учёные-когнитивисты приняли его работу над метафорами, хотя она и выступала против большей части господствующей мысли в философии и лингвистике. У него был перерыв 2 января и 1979, когда ему позвонил Марк Джонсон и сообщил ему, что он едет в Беркли, чтобы заменить кого-то на философском факультете на шесть месяцев. Джонсон только что получил докторскую степень в Чикаго, где он изучал континентальную философию, и позвонил Лакоффу, чтобы узнать, интересуется ли он изучением метафор.Затем вышла одна из самых революционных книг в области когнитивной науки. Весной 1979 года Лакофф и Джонсон вместе написали статью для философского журнала, приступив к работе над Метафорами, которыми мы живем, и сумели закончить ее через три месяца.

В их книге подробно рассмотрено, как, когда и почему мы используем метафоры. Вот несколько примеров. Мы понимаем, что контроль — это ВВЕРХ, а подчинение контролю — ВНИЗ: мы говорим: «Я контролирую над ним, », «Я нахожусь на выше, чем над ситуацией», «Он находится на высоте , своей силы. , »И« Он на выше меня по силе »,« Он на под моим контролем »и« Его сила на падает. ». Точно так же мы описываем любовь как физическую силу:« Я мог чувствовать электричество между нами »,« Было искр, »и« Они сразу же притянули друг к другу ». Некоторые из их примеров отражают воплощенный опыт. Например, Happy is Up и Sad is Down, как в словах «Я чувствую себя сегодня хорошо» и «Я чувствую себя подавленным на помойках». Эти метафоры основаны на физиологии эмоций, которую открыли такие исследователи, как Пол Экман. Поэтому неудивительно, что во всем мире счастливые люди обычно улыбаются и веселятся, в то время как грустные люди склонны падать.

Метафоры, которыми мы живем, изменил правила игры. Он не только проиллюстрировал, насколько распространены метафоры в повседневном языке, но также предположил, что многие основные принципы западной мысли, включая идею о том, что разум является сознательным и бесстрастным, и что язык отделен от тела, помимо органов речи. и слух, были неправильными. Вкратце, это продемонстрировало, что «наша обычная концептуальная система, в терминах которой мы думаем и действуем, является в основе своей метафорической по своей природе.

После публикации «Метафоры, которыми мы живем», , воплощение постепенно набирало силу в академических кругах. В 1990-х годах диссертации Кристофера Джонсона, Джозефа Грэди и Срини Нараянана привели к нейронной теории первичных метафор. Они утверждали, что большая часть нашего языка происходит от физических взаимодействий в течение первых нескольких лет жизни, как проиллюстрировано метафорой «Привязанность — это тепло». Есть много других примеров; мы приравниваем «вверх» к контролю, а «вниз» — к тому, что нас контролируют, потому что более сильные люди и объекты имеют тенденцию контролировать нас, и мы понимаем гнев метафорически в терминах теплового давления и потери физического контроля, потому что, когда мы злимся, наша физиология меняется. e.g., температура кожи повышается, учащается сердцебиение и становится труднее управлять физическим здоровьем.

Эта и другие работы побудили Лакоффа и Джонсона опубликовать Philosophy in the Flesh, — гигантский шестисотстраничный проект, который бросает вызов основам западной философии, подробно обсуждая целые системы воплощенных метафор и, кроме того, утверждая, что философские теории сами по себе существуют. построено метафорически. В частности, они утверждали, что разум по своей сути воплощен, мысль в основном бессознательна, а абстрактные концепции в значительной степени метафоричны.Остается идея о том, что разум не основан на абстрактных законах, потому что познание основано на телесном опыте (несколько лет спустя Лакофф вместе с Рафаэлем Нуньесом опубликовал Where Mathematics Comes From , чтобы подробно доказать, что высшая математика также основана на тело и воплощенная метафорическая мысль).

Как указывает Лакофф, метафоры — это больше, чем просто язык и литературные приемы, они концептуальны по своей природе и физически представлены в мозгу.В результате такая метафорическая схема мозга может влиять на поведение. Например, в исследовании, проведенном психологом из Йельского университета Джоном Баргом, участники, державшие в тепле, а не в холоде чашки кофе, с большей вероятностью сочли сообщника заслуживающим доверия после всего лишь краткого общения. Точно так же в Университете Торонто «испытуемых просили вспомнить времена, когда их либо принимали, либо пренебрегали обществом. Те, у кого были теплые воспоминания о принятии, оценили, что в комнате было в среднем на 5 градусов теплее, чем те, кто помнил, что к ним относились холодно.Еще один эффект привязанности — тепло ». Это означает, что мы и физически, и литературно «греемся» по отношению к людям.

За последние несколько лет было проведено множество дополнительных исследований, все из которых основаны на первичном опыте:

• Думая о будущем, участники слегка наклонялись вперед, а размышления о прошлом заставляли участников слегка отклоняться назад. Будущее впереди

• Сжатие мягкого мяча заставляло испытуемых воспринимать гендерно-нейтральные лица как женские, в то время как сжатие твердого мяча заставляло испытуемых воспринимать гендерно-нейтральные лица как мужские. Женщина мягкая

• Те, кто держал в руках более тяжелые планшеты, считали, что валюты более ценными, а их мнение и лидеров — более важными. Важный — тяжелый .

• Субъекты, которых просили подумать о моральном проступке, таком как прелюбодеяние или обман на тесте, с большей вероятностью попросили антисептическую ткань после эксперимента, чем те, кто думал о добрых делах. Нравственность — это чистота

Подобные исследования подтверждают первоначальную догадку Лакоффа о том, что на нашу рациональность в значительной степени влияет наше тело, в значительной степени через обширную систему метафорического мышления.Как наблюдение, что идеи формируются телом, поможет нам лучше понять мозг в будущем?

Я также разговаривал с временным доцентом психологии Джошуа Дэвисом, который преподает в Барнард-колледже и фокусируется на воплощении. Я спросил Дэвиса, как выглядит будущее исследований воплощения (он относительно новичок в игре, получив докторскую степень в 2008 году). Он объяснил мне, что, хотя «многие идеи воплощения существовали уже несколько десятилетий, они достигли критической массы … в то время как сенсорные входы и моторные выходы были вторичными, теперь мы видим их как неотъемлемую часть когнитивных процессов.«Это не отрицание вычислительных теорий или даже бихевиоризма, как сказал Дэвис,« бихевиоризм и вычислительные теории по-прежнему будут ценными », но« я рассматриваю воплощение как новую парадигму, к которой мы движемся ».

Как именно будет выглядеть эта парадигма? Неясно. Но я был рад услышать от Лакоффа, что он пытается «объединить нейробиологию с нейронной теорией языка и мышления» с помощью нового языка мозга и мыслительного центра в Беркли. Надеюсь, что его работа там, наряду с работой молодых профессоров, таких как Дэвис, позволит нам понять мозг как часть гораздо более крупной динамической системы, которая не ограничивается корой головного мозга.

Автор хотел бы лично поблагодарить профессоров Лакоффа и Дэвиса за их время, мысли и идеи. Это было настоящее удовольствие.

Воплощенное познание — серьезная наука

Это вызывает некоторое волнение, это представление о том, что, чтобы полностью понять, как работает мозг, как работают когнитивные процессы, вы должны признать — мозг воплощен, он живет в теле, он использует тело, он получает все его ощущения через тело, несущее сенсорные слои, сенсорные органы — не только это, но и то, как мы получаем эту информацию, отбираем ли мы образец нашего мира, связаны ли мы с этим миром, зависит от его движения.

Если задуматься, мало что можно сделать, кроме секреции без движения, без своего тела: говорить, смотреть на разные части мира, ходить, передвигаться, перераспределяться — почти все зависит от простого движения вашего тела. Итак, единственный способ, которым мозг может общаться с окружающей средой, — это через свое тело. Если вы отрицаете это и просто посмотрите на мозг и какой-то пассивный сенсорный фильтр, который находится в привилегированном положении для получения всей этой богатой интересной сенсорной информации, которую вы должны осмыслить, вы получите очень ложный взгляд на игру. , который мозг на самом деле играет, и речь идет не только о фильтрации и осмыслении сенсорного ввода, он на самом деле активно выходит и производит выборку этого ввода, и использует свое тело для этого в соответствии со всеми императивами, которые подразумевает наличие тела.

Итак, воплощенное познание — это просто признание важности тела. Есть очень интересные ароматы и диапазоны приверженности этому воплощенному контексту. Обычно мы обсуждаем их под рубрикой инактивизма. Слабая форма инактивизма в том, что наши действия важны. Например, активный вывод или, в случае необходимости, активное восприятие усложняет понимание визуальных образов информации с точки зрения того, что их вызвало. Теперь вам также нужно пойти и собрать информацию, которая устранит неуверенность в том, что их вызвало.Вы должны активно пробовать эти важные части визуального мира.

Практическая проблема: если вы разрабатываете роботов, которые должны сканировать опасные объекты в аэропорту, например, вам нужно решить, вам нужно знать, куда идти, и получить информацию, чтобы устранить неопределенность в отношении того, что делает этот человек, как чувствует ли этот человек, что он собирается делать дальше. Это активное видение, активное восприятие, аспект нерадикального, почти здравомыслящего инактивизма.

Мы можем пойти прямо на другой конец — радикальный инактивизм.Философская позиция здесь заключается в том, что можно полностью обойтись почти без мозга, конечно, можно обойтись без репрезентативности. Мне легче всего понять эту философскую позицию, если посмотреть на YouTube видео с красиво сконструированными роботами, которые напоминают викторианские игрушки, которые, просто падая, изящно воспроизводят очень живое, очень преднамеренное движение.

Самый известный пример — шагающий робот из США, который в основном предназначен для падения с холма.Делает он это так изящно, что кажется, будто идет. Итак, он просто спускается по неглубокому пандусу, но при этом нет никакого контроля, нет электрического компонента — это все в теле, все в тщательно продуманных сочленениях частей тела. Это будет радикальная версия воплощенного познания, радикальная по активизму. Если тело в достаточной мере настроено на окружающую среду, вам даже не нужно познание — все заключается в соединении тела с окружающей средой, в которую оно погружено.

Эта философия, вероятно, для некоторых немного радикальна, но она унаследовала много писаний, гораздо более убедительную философию от таких людей, как Гибсон в 20-м веке, которые предположили, что то, как мы воспринимаем вещи, служит только тому, как мы можем действовать. на них. То, что можно увидеть, можно увидеть только благодаря тому, как этим можно манипулировать. Итак, я вижу яблоко. На самом деле я вижу возможности, которые дает это яблоко для того, чтобы хвататься за него и действовать. Каждая способность к восприятию фундаментально основана на возможностях действия, которые это восприятие предоставляет.Итак, мы видим только глазами наших мышц, что это значит для нашего поведения. Он назвал это аффордансом и подробно остановился на понятии прямого восприятия и этого прямого сообщения, такого как ярлыки или короткие замыкания, этой более репрезентативной когнитивной точки зрения, которую радикальные люди считают ненужной для понимания воплощенного познания.

Обычно можно также говорить о других способах воплощения познания, расширения познания. Я говорил о воплощенном познании, иногда также о познании в зависимости от ситуации, то есть мои познавательные процессы зависят от ситуации, в которой я нахожу свое тело.Мы говорили об инактивизме. Расширенное познание — это идея, которую в основном отстаивают такие люди, как Энди Кларк, который во второй половине прошлого века был заинтригован представлением о том, что большая часть наших когнитивных способностей на самом деле находится вне нашего разума, а на самом деле живет в таких вещах, как телефоны. Итак, вы можете подумать, что знаете номер телефона вашего партнера, но на самом деле это может быть тот случай, когда вы на самом деле не знаете. Вы знаете, где он находится, и можете выполнить быстрый повторный набор номера или вызвать его с помощью какого-либо кода или мнемоники со своего мобильного телефона, но именно ваш мобильный телефон знает фактический номер для набора.

Каким образом ваше познание останавливается, когда мы выходим за пределы разума в ваш мобильный телефон, или эта всеобъемлющая компетенция теперь распространяется на физический мир за пределами вашего тела? Я думаю, это прекрасный пример того, что мы подразумеваем под познанием. Это все в голове или это каким-то образом партнерство с окружающей средой, партнерство с миром, партнерство с физической ситуацией, в которой мы находимся, которую мы опосредуем и соединяем через свое тело? Позволит ли наше тело нашему познанию расшириться, чем просто умственные способности, обычно связанные с нами?

С моей точки зрения, инактивистская революция — это почти революция в смысле вращения, потому что, я думаю, каждые несколько десятилетий люди приходят к осознанию того, что нельзя просто смотреть на мозг как на какое-то прославленное звено стимула и реакции, некий банк фильтры, обрабатывающие информацию.Вам действительно нужно подумать о цикле действие-восприятие, круговой причинности, вызванной представлением о том, что окружающая среда действует на вас, а вы воздействуете на нее, и это диалог танцора.

Это определенно набирает силу в последние несколько лет. Я лично считаю, что это очень полезная и захватывающая разработка, особенно с точки зрения активного вывода, который следует из более общих формулировок, таких как принцип свободной энергии, который на самом деле говорит об обмене между внутренним пространством системы и внешнее состояние и делает очень мало концептуальных различий между направлениями.

В заключение я проиллюстрирую скупость и красоту концепций, к которым вы пришли из чисто теоретического подхода к познанию тела. Если дело обстоит так, что ключевым моментом является обмен между вами (вашим внутренним пространством) и окружающей средой (внешними состояниями) через то, что отделяет нас от нашей среды, или внутреннее и внешнее состояние, через эту границу, которая есть ощущения, идущие в этом направлении, действия, идущие в этом направлении, эта структура математически может быть полностью переставлена, и ничего не меняется.Это означает, что ваше действие в мире становится способом восприятия вас миром, и мир действует на вас через ваше восприятие мира. Здесь есть красивая симметрия, которая говорит об этой круговой причинности нас, причинно встроенных в мир через воплощение нашего мозга и его познания.

Воплощенное познание — это не только хорошо с философской точки зрения, и это, безусловно, интригующая концепция, которую нужно учитывать и занимать в нейрофилософских дискуссиях, но она имеет реальные практические и прагматические последствия.Когда вы проводите исследование визуальной стимуляции, важно, активно ли объект что-то искал, это придает совершенно новый смысл изучению движений глаз и того, как они контекстуализируют визуально вызванные реакции, это дает совершенно новый смысл тому, как мы понимаем перцептивная категоризация в мозге по отношению к намерению, по отношению к доступности, которую предоставляют нам определенные стимулы, она открывает линии связи с социальными нейронауками. В воплощении у меня должны быть идеи и когнитивные способности, которые моделируют мои физические возможности, у меня есть прямая модель или генеративная модель моего собственного тела.Я могу использовать это, чтобы делать выводы о том, как вы используете свое тело.

Если я вижу, что приближаюсь к стакану с водой с таким движением, я знаю, что обычно это отражение моего желания, моего намерения поднять стакан с водой. Теперь я могу использовать эти знания о моделировании мира, чтобы понять ваши намерения, когда вы воспроизводите точно такое же физическое движение. Затем мы попадаем в обширную область систем в нейробиологии и психологии, известную как наблюдение за действием, и мы переходим к таким вещам, как системы зеркальных нейронов и как они информируют наше понимание о самомоделировании по сравнению с другим моделированием.Мы попадаем в целый мир теории разума, насколько я вас понимаю. Все это пришло из признания того, что одна из самых важных вещей, которые я должен воспринимать, — это мое собственное действие, мое воплощенное действие.

Он объединяет множество различных и, возможно, неуместно разрозненных областей, которые изучали только визуальное восприятие и просто рассматривали моторный контроль. Теперь они контекстуализируют друг друга, обеспечивая гораздо более глубокое и лучшее понимание вычислительных принципов, вытекающих из совместного действия-восприятия при формировании экспериментального дизайна и, конечно, можно утверждать, в конечном счете, понимая неудачи воплощенного познания.Итак, можно смотреть сквозь призму неврологических состояний или даже на такие вещи, как аутизм, которые приписывают чисто теорией психических проблем. Действительно ли это неспособность понять собственное внутреннее тело?

Целая область интроцептивного вывода, дополняющая перцептивный вывод синтеза, который теперь контекстуализирован в терминах действия, те же правила также применяются к сигналам не из внешнего мира через мои глаза и мои уши, а из моего внутреннего мира — моего сердечная крыса, мои внутренние ощущения.Те же правила применимы к внутренним ощущениям, которые являются важным аспектом воплощенного познания, и у вас могут быть патологии в отношении умозаключений, эмоциональных и внутренних реакций. Это дает действительно интересную модель определенных психопатологий. Это могло бы объяснить, почему люди с аутизмом испытывают трудности с пониманием собственных эмоциональных реакций и действительно избегают контакта, чтобы избежать или вторично ориентироваться в подобных неудачах.

Профессор Института неврологии Университетского колледжа Лондона; Ведущий научный сотрудник Wellcome и научный директор

Размышления и текущие опасения по поводу конференции Embodiment 2020 | автор: Камилла Бартон

В понедельник, 9 ноября 2020 года, я попросил удалить мое видео из рекламных материалов и библиотеки The Embodiment Conference (TEC) или, по крайней мере, чтобы рядом с моим сеансом был заявлен отказ от ответственности, в котором говорилось, что я больше не хочу быть аффилированным с организацией.В ответ я получил электронное письмо от Марка Уолша 10 ноября, в котором говорилось, что «не было никаких обоснованных обвинений в отношении самой конференции… Только необоснованные или расплывчатые обвинения». Послание последовало с целью убедить меня передумать. Из-за обязательств по работе и перегруженности мне потребовалось некоторое время, чтобы сформулировать ответ, который, по ощущениям, соответствует моим ценностям. Я наблюдал за пузырем конфликтов в Интернете и временами чувствовал необходимость выбрать сторону. Попросив совета у коллег, я составил ответ, который мне кажется подлинным.9 декабря я отправил повторное электронное письмо, в котором повторил свой запрос с этим письмом. Я надеюсь, что моя просьба будет удовлетворена в ближайшие недели.

Я хочу извиниться за участие в TEC, не проводя более глубоких исследований. При краткой встрече с Марком на фестивале Body IQ в 2019 году у меня было ощущение, что он любит провоцировать, но я верил, что у него было желание научиться быть солидарным с теми, у кого другой опыт от него. Мое желание поделиться своей работой в компании тех, кем я глубоко восхищаюсь, затмило опасения, которые у меня были во время подготовки к мероприятию.Я знаю, что мое участие могло сигнализировать людям в моей сети, что эта организация смогла удержать людей, отличных от других, и теперь я знаю, что в настоящее время это не так. Это то, чему я научусь и о чем буду помнить в будущем. Спасибо за ваше терпение, пока я учусь и расту в обществе.

Мне кажется, что кампания по отказу от Марка Уолша и TEC поднимает некоторые важные вопросы, даже если выполнение этого кажется некоторым неприятным. Я не фанат культуры отмены.Я больше резонирую с подходами к преобразующему правосудию, которые стремятся к признанию причиненного вреда, примирению и преодолению разногласий. Однако в настоящее время Марк не желает осмысленно размышлять о своих действиях, поэтому у него мало места для посредничества. В определенных контекстах я могу понять, почему отмена культуры кажется единственным жизнеспособным вариантом для привлечения внимания к чему-то, что необходимо решить. В целом, я думаю, что внимание к Марку как личности отвлекает от более широкой проблемы сообщества, которая, на мой взгляд, заключается в следующем: как нам эффективно бороться с ультраправыми в наших сообществах и с насилием, которое они совершают?

Я ознакомился с ответами руководства TEC, включая сообщение в блоге Манала и видео о перспективах конференции на Youtube с некоторыми руководителями и некоторыми докладчиками.Я заметил, что видео-обсуждение игнорировало многие из имеющихся критических замечаний и рассматривало это как проблему разнообразия. Для меня это разочаровывающее искажение многих из поднятых опасений.

Я думаю, что есть две отдельные, но взаимосвязанные проблемы. В открытом письме Тада Ходзуми говорится о необходимости почитать предков практик воплощения и найти способы показать взаимность родословным, из которого они происходят. Я согласен со многими пунктами, поднятыми в письме, и упомянул об этом в своем выступлении на TEC.Вторая проблема заключается в том, что Марк поддерживает альт-правых и сторонников превосходства белых на своей странице в Facebook, которая, хотя и является «частной», но была ключевой рекламной площадкой для TEC и, следовательно, должна приниматься во внимание с точки зрения публичного представления конференции. . Я не думаю, что ни один из этих вопросов решался руководством ТИК.

Почему это важно? Приверженность разнообразию продолжает подниматься руководством, однако контекст того, почему необходимо разнообразие, продолжает стираться.Наследие европейской колонизации привело к постоянному дисбалансу сил, включая продолжающуюся добычу или эксплуатацию ресурсов, людей и информации с глобального юга, а также идею о превосходстве западных знаний и белых тел, что привело к целому ряду репрессивной динамики, включая расизм, сексизм, эйлизм и гомофобия. Понимание контекста колонизации имеет решающее значение, поскольку оно подкрепляет наши усилия по обеспечению справедливости.

Многие из воплощений или ритуальных практик коренных общин были жестоко остановлены и стерты во время колонизации.Например, британские колонизаторы запретили моим предкам йоруба в Нигерии практиковать наши ритуалы воплощения, и мой народ ассимилировался в западном культурном контексте. Это наследие напрямую приводит к тому, что потомки людей, которые придерживались этих воплощенных практик, не имеют доступа к ним сегодня. Учитывая эту историю, разочаровывает то, что основные докладчики на TEC были преимущественно европейцами и белыми и в большинстве своем не признавали родословную, в которой уходят корни их практики, то, как колонизация повлияла на поле или доступ к инструментам воплощения.

Во-вторых, мы находимся в эпицентре глобального пробуждения в отношении природы системного расизма в различных культурных контекстах. Насилие в отношении тел, охваченных расовой принадлежностью, — это постоянный вопрос жизни и смерти. Учитывая недавние восстания Black Lives Matter и подстрекательские посты Марка, я думаю, что руководство TEC упустило возможность провести более широкий разговор о том, как поддерживать и уважать все органы, в том числе те, которые являются мишенями расизма? Как мы можем умело начать бороться с идеологиями правого крыла, которые стремятся подстрекать к насилию и господству над другими организациями? Как мы можем выполнять эту работу с состраданием, если таких взглядов могут придерживаться наши коллеги или лидеры? Как нам заботиться друг о друге и не отворачиваться от зла, потому что мы больше всего хотим быть хорошими?

Мой друг и учитель Николь Биндлер разместила вопрос в социальных сетях в ответ на разворачивающуюся ситуацию, в которой спрашивалось: : «Когда я вижу людей, которые мне небезразличны — и которые делают отличную работу в мире — извините правые ненавистнические высказывания Марка Уолша. Я считаю, что благодаря их молчанию нам всем есть что узнать о том, как действует эта деспотическая сила.Я хочу лучше понять эту динамику, потому что, хотя и не на одном уровне с Трампом, кажется, что она связана с коллективным поведением, позволяющим фашисту занять пост президента США ».

TEC стремилась создать разнообразное сообщество, в котором ценятся все голоса и подразумеваются такие идеалы, как равенство и ненасилие. Поэтому неудивительно, что некоторые члены этого сообщества хотели бы лучше понять точку зрения Марка Уолша, учитывая то, как они, похоже, совпадают с крайне правыми. Имеет смысл, что члены сообщества также хотели бы получить ясность о том, как другие лидеры в TEC и конференции позиционируют себя.Вместо того, чтобы ценить критику и просьбы о ясности как возможность способствовать изучению системного расизма и того, как он проявляется в сообществе воплощений, лидеры TEC заняли пагубную позицию: они настаивали на том, что разнообразие команды лидеров делает критику в их адрес необоснованной. . Однако разнообразие представлений не решает сложных способов, которыми системное неравенство формируется в мире. Руководство TEC отвергло многие комментарии Марка как шутку, сказанное сгоряча или обвинив их в том, что у него СДВГ.У меня тоже есть различия в обучении, но я не использую это как средство, чтобы отказаться от своего мнения.

Марк является номинальным руководителем и владельцем ТИК. В результате я думаю, что организация несет ответственность за рассмотрение его комментариев и прояснение их позиции как организации. Поддерживают ли они альтернативное право? Действительно ли они служат равенству и заботятся обо всех людях в рамках созданного ими разнообразного сообщества? Их молчание очень громкое. Это больше, чем у Марка Уолша — это проблема сообщества, которую нам нужно решать на микро- и макроуровне.Здесь также можно извлечь урок, что если вы стремитесь объединить полмиллиона человек, стоит инвестировать в надежную заботу и поддержку для ведения сложных разговоров, которые возникают, вместо того, чтобы просто удалять несогласные мнения с общественных форумов. Любые несогласные комментарии были удалены из группы TEC в Facebook их модераторами. Я считаю, что конференция была проведена с добрыми намерениями, такими как желание бесплатно принести работу воплощения многим людям по всему миру. Однако я думаю, что важно понимать разницу между намерением и воздействием.

Работая на руководящих должностях в крупных проектах, я понимаю, что невозможно все сделать правильно, и может быть трудно получить критику, особенно когда вы достигли чего-то, что имеет ценность и ценность для людей. Однако как лидер важно нести ответственность перед своим сообществом. Я определяю подотчетность как способность брать на себя ответственность за свой выбор и за то, какое влияние ваш выбор оказывает на других. К сожалению, я не думаю, что Марк Уолш или руководство TEC несут ответственность или признают более серьезную проблему, которая все еще остается нерешенной.

Я с осторожностью отношусь к руководству, которое не может признать вред, прояснить свою позицию по проблеме, размышлять или пытаться исправить с сочувствием, зная, что конфликт — это возможность для сближения. В этом письме вред определяется как физическая, психическая или эмоциональная травма, причиненная сознательно или бессознательно. Даже если мы еще не понимаем позицию другого, особенно как практикующие воплощения, безусловно, мы должны быть внимательны к тому, когда был нанесен вред, и, по крайней мере, быть открытыми для того, чтобы выслушать, откуда он пришел.Я с недоверием отношусь к воплощенному лидерству, основанному на провоцировании или побуждении людей к их реакции на стресс из-за ощущения, что «политкорректная культура утомительна».

Вместо этого я желаю лидерства, которое понимает, как угнетение пересекается с воплощенной травмой, и стремится использовать практики, основанные на уходе, для хранения множества повествований, построения доверия и укоренения в сообществе, чтобы мы могли вести сложные разговоры, необходимые для построения более прекрасного мира. . Руководство ТИК обошло, проигнорировало и заставило замолчать разговор, который так важен для этого момента и необходимой работы по исцелению.В результате я больше не могу связывать свою работу с ними.

Мы все должны сыграть свою роль в принятии решения, в каком мире мы хотели бы жить. Призраки расизма, сексизма, классизма, эйлизма и других форм угнетения потребуют сострадания и заботы, чтобы избавиться от них. Эти формы коллективной травмы затрагивают всех нас, независимо от того, выступаем ли мы единолично или одновременно в роли жертвы, свидетеля, преступника или свидетеля. Контекст — это все. Я не верю, что работа по воплощению является общественным благом.Например, нацистская партия во время своего правления широко использовала психоделики и практики воплощения. Поскольку мы работаем в этих областях, исполненные предполагаемого обещания прогрессивных изменений, мы должны осознавать и придерживаться наших общих принципов, в то время как, по словам Миа Мингус, « практикует нашу мышцу подотчетности ».

Project MUSE — Body Battlegrounds

Body Battlegrounds исследует богатую и сложную жизнь общественных преступников — людей из множества социальных слоев, которые выступают против гегемонистских норм, обычаев и условностей в отношении тела.Оригинальные исследовательские главы (основанные на текстовом анализе, качественных интервью и включенном наблюдении) вместе с личными повествованиями открывают окно в повседневную жизнь людей, переписывающих нормы воплощения в таких местах, как школы, спортивные мероприятия и кабинеты врачей.

Содержание

Введение | Крис Бобель и Саманта Кван

Часть I: «Естественный»

Поля битвы за волосы на теле: последствия, отвращение и обещания женщин, отращивающих волосы на ногах, лобке и подмышках | Breanne Fahs

Радикальные дулы, активизм в области деторождения и политика воплощения | Моника Базиле

• Забота о трупе: воплощенное преступление и трансформация в домашней похоронной защите | Anne Esacove

Living Resistance:

• Деконструкция Реконструкция: сложная медицинская помощь после мастэктомии | Джоанна Рэнкин

• Мое десятилетнее путешествие по дредам: почему мне нравится «изгиб» в моих волосах.. . Сегодня | Шерил Томпсон

• Жить полной жизнью: мой отказ от потери веса как императива для выздоровления от переедания | Кристина Физаник

• Довольно коричневый: встречи с моим цветом кожи | Правина Лакшманан

Часть II: Представление сопротивления

• Кровь как сопротивление: Фотография как современный менструальный активизм | Shayda Kafai

• Достаточно ли я для вас ?: Сопротивление через пародию на красивое или уродливое YouTube Trend | Кэтрин Фелпс

• Неверный в зеркале: оппозиционное воплощение мормонских женщин | Келли Гроув и Дуг Шрок

Living Resistance:

• История цистора: синдром поликистозных яичников и нарушение нормативной женственности | Леда МакКеллар

• Старые сумки встают на ноги: противостояние эйджизму в Америке | Фейт Баум и Лори Петчерз

• Примирение с моим телом: применение косметики для сопротивления развенчанию | Хейли Джентиле

• Теперь я человек: аутизм, неразличимость и (не) оптимальный результат | Алисса Хиллари

Часть III: Создание сообщества, опровержение предположений

• Крики и толчки в автобусе: сложность сопротивления черных девочек | Стефани Д.Sears и Максин Лидс Крейг

• Перформативный протест мужчин-геев против позора тела: пример обхвата и веселья | Джейсон Уайтсел

• «Что с этим связано с любовью?»: Воплощенная активность переживших домашнее насилие в сфере социального обеспечения | Шейла М. Кац

Живое сопротивление:

• «Ваше подписание так красиво!»: Радикальная невидимость переводчиков ASL на публике | Рэйчел Колб

• Два коктейля | Ред.Адам Лоуренс Дайер

• «Демонстрация нашего мусульманина»: принятие хиджаба в эпоху парадоксов | Сара Рехман

• «Doing Out»: черный денди бросает вызов гендерным нормам в Бронксе | Марк Брумфилд

• Everybody: делаем толстое радио для всех нас | Кот Паузе

Часть IV: Преобразование институтов и идеологий

• Воплощение несуществования: столкновение с моно- и цинормальностями в повседневной жизни | Дж.Э. Сумерау

• Освобождение соска: Закодирование взгляда гетеросексуального мужчины в закон | J. Shoshanna Ehrlich

• Дайте нам закрутку: воплощенное сопротивление мужчин-дубинок в феминизированной местности | Трентон М. Халтом

• «Этот нежный человек»: переосмысление практики однополых чернокожих женщин и гетеронормативности в современной Южной Африке | Тейлор Райли

Living Resistance:

Опасности YouTube для детей младшего возраста

У ChuChu TV, компании, ответственной за один из самых популярных материалов для малышей на YouTube, довольно милая история происхождения.Винот Чандар, генеральный директор, всегда играл на YouTube, снимая индуистские молитвы и небольшие видеоролики о своем отце, известном индийском музыкальном продюсере. Но после того, как у него и его жены родилась маленькая дочь, которую они прозвали «Чу Чу», он понял, что у него появилась новая аудитория — одна. Он нарисовал персонажа, похожего на Чу Чу, во Flash, анимационной программе, а затем снял короткое видео, в котором девушка танцует под популярный и решительно спровоцированный индийский детский стишок «Пухлые щеки». («Вьющиеся волосы, очень светлые / Глаза голубые, тоже милые / Домашнее животное Учителя, это ты?»)

Чтобы услышать другие тематические статьи, просмотрите наш полный список или загрузите приложение Audm для iPhone.

Чу Чу понравилось. «Она хотела, чтобы я повторял это снова и снова», — вспоминает Чандар. Это натолкнуло его на мысль: «Если ей это понравится, то это должно понравиться детям во всем мире». Он создал канал на YouTube и загрузил видео. За несколько недель у него было 300 000 просмотров. Он сделал и загрузил еще одно видео, основанное на «Twinkle, Twinkle, Little Star», и оно стало популярным. После размещения всего двух видео у него было 5000 подписчиков на его канал. Кто-то из YouTube обратился к нам и, как помнит Чандар, сказал: «Вы, ребята, творит чудеса со своим контентом.Итак, Чандар и несколько его друзей основали компанию в Ченнаи, в южно-индийском штате Тамил Наду, на основе своего ИТ-бизнеса. Они наняли несколько аниматоров и начали выпускать видео в месяц.

Пять лет спустя ChuChu TV представляет собой быстрорастущую угрозу для традиционных конкурентов, от Улица Сезам до Disney и Nickelodeon. Улица Сезам насчитывает десятилетия серий, хорошо известных персонажей и всемирную известность бренда, а его просмотр на YouTube превышает 5 миллиардов.Это впечатляет, но у ChuChu их более 19 миллиардов. Главный канал канала Sesame Street имеет 4 миллиона подписчиков; оригинальный канал ChuChu TV имеет 19 миллионов, что помещает его в число 25 самых просматриваемых каналов YouTube в мире, согласно сайту Social Blade, отслеживающему социальные сети, и его дочерние каналы (в первую очередь ChuChu TV Surprise Eggs Toys и ChuChu TV Español ) есть еще 10 миллионов.

Согласно ChuChu, двумя крупнейшими рынками являются США и Индия, которые вместе составляют около одной трети его просмотров.Но каждый месяц десятки миллионов просмотров также поступают из Великобритании, Канады, Мексики, Австралии и со всей Азии и Африки. Примерно 20 миллионов раз в день смотритель где-нибудь на Земле запускает YouTube и воспроизводит видео ChuChu. То, что начиналось как шутка, превратилось в нечто очень и очень большое, раздувающее амбиции компании. «Мы хотим быть следующими Диснеем», — сказал мне Чандар.

Но в то время как Disney долгое время копила в культурах по всему миру легенды и мифы — превращая их в потребительские, семейные американские форматы, — видео ChuChu представляют собой гибрид другого рода: компания поглощает англо-американские детские стихи и праздники и выпускает новые версии с субконтинентальным чутьем.Самый известный друг персонажей — слон-единорог. Детские стишки превращаются в музыкальные клипы с индийскими танцами и иконографией. Дети любого оттенка кожи и типа волос говорят с индийским акцентом.

Многие обозреватели реагируют на неожиданный успех ChuChu, подразумевая, что компания каким-то образом играла в систему. «Каждый раз, когда мы едем в США, — сказал мне Чандар, — люди говорят:« Вы, ребята, взломали алгоритм ». Но мы ничего не сделали. Алгоритм — это полный миф.

ChuChu не использует странные заголовки, наполненные ключевыми словами, которые используются на каналах YouTube с низкой арендной платой. Заголовки компании простые, солнечные, последовательные. Его теория СМИ гласит, что побеждают хорошие материалы, поэтому побеждают его видео. «Мы знаем, чего хотят наши подписчики, и даем им это», — говорит Чандар. ChuChu заявляет, что добавляет около 40 000 подписчиков в день.

Такой рост говорит о том, что происходит что-то непредсказуемое и дикое: власть Америки над детскими развлечениями подходит к концу.ChuChu — всего лишь самый крупный из нового созвездия детских медиа-брендов на YouTube, разбросанных по всему миру: Little Baby Bum в Лондоне, Animaccord Studios в Москве, Videogyan в Бангалоре, Billion Surprise Toys в Дубае, TuTiTu TV в Тель-Авиве. , и LooLoo Kids в Яссах, румынском городе недалеко от границы с Молдовой. Новые детские медиа совсем не похожи на то, что мы, взрослые, ожидали. Они буйные, дешевые, странные и мультикультурные. Контент YouTube для детей младшего возраста — то, что я называю YouTube для малышей — это мешанина, безделушка, помойка, взрыв творчества.Это в значительной степени нерегулируемый, управляемый данными захват внимания малышей, и, как мы видели на примере остальных социальных сетей, его разветвления могут быть более глубокими и широкими, чем вы думаете.

С двумя маленькими детьми в моем собственном доме я не рассматривал этот новый мир как теоретическую задачу. Моя младшая, которой 2 года, редко может удерживать свое внимание, наблюдая за сериалами Netflix, которые мы ставим для моего 5-летнего сына. Но когда я показал ей видео ChuChu, просто чтобы посмотреть, как она отреагирует, мне практически пришлось отобрать у нее свой телефон.Что это было? Почему это произвело такой эффект?

Чтобы выяснить это, мне пришлось поехать в Ченнаи.

Uber в Ченнаи по сути то же самое, что Uber в Окленде, Калифорния, где я живу. В аэропорту я нажал кнопку на телефоне, и вскоре на улице подъехал белый седан. Моим водителем был студент, который приехал в Ченнаи, чтобы въехать в Толливуд. Да, Толливуд: T для телугу, языка, на котором говорят 75 миллионов человек, в основном в Южной Индии.

Водитель высадил меня к югу от центра города, в районе новых многоэтажек, выходящих на Шринивасапурам, рыбацкую деревню в Бенгальском заливе.Деревня примыкает к окраине города, который быстро модернизируется; правительство пытается переместить деревню в течение многих лет. Из своего отеля я наблюдал, как крошечные фигурки бродят к устью реки Адьяр и садятся на корточки, глядя на роскошь нового Ченнаи.

Штаб-квартира ChuChu занимает весь первый этаж здания из синего стекла с ярко-желтыми полосами. Ряды аниматоров обрамляют центральный проход, в котором расположены большие красочные украшения — странные стулья, структурные колонны с граффити на них, что означает «веселый технический офис!» Рабочий этаж окружают, наверное, 10 офисов, в которых размещается начальство.ChuChu говорит, что в нем работает около 200 человек.

Улица Сезам имеет более 5 миллиардов просмотров на YouTube. У ChuChu более 19 миллиардов.

Чандар встретил меня и провел в большой конференц-зал. Помимо того, что он является генеральным директором, он пишет музыку для ChuChu. Он публичное лицо компании и в свои 39 лет на несколько лет моложе четырех других основателей, каждый из которых владеет равными долями. Он послал молодого человека принести мне кофе, а затем мы сели вместе с его другом Б. М. Кришнаном, бывшим бухгалтером и соучредителем ChuChu, который сейчас является главным креативным директором компании.

Чандар сказал мне, что именно после того, как Кришнан присоединился к творческой команде, ChuChu действительно начал достигать глобальной популярности. Отчасти разница заключалась в том, что Кришнан решил переписать детские стишки, которые, по его мнению, не заканчивались хорошо или не учили хорошей морали. Что, если Джек и Джилл, упав за ведром с водой, снова встанут, извлекут уроки из стойкости птиц и муравьев, возьмут проклятое ведро с водой и отдадут его своей маме? «Это был« Джек и Джилл 2.0 », — сказал Чандар.«Я подумал, Вот каким должен быть детский стишок ».

После того, как Кришнан переписал детский стишок, Чандар брал текст и сочинял музыку вокруг него. Песни простые, но если вы их услышите один раз, вы будете слышать их всю оставшуюся жизнь. Кришнан раскадровывал видео, представляя последовательность кадров, что соответствовало его юношеской мечте стать режиссером. Производство ChuChu — это, по сути, музыкальные клипы для детей, иногда с танцевальными движениями Толливуда, которые Чандар и Кришнан демонстрируют аниматорам.

На ChuChu TV работает около 200 человек; его штаб-квартира в Ченнаи, Индия, полна больших красочных украшений, которые означают «веселый технический офис!» (Асмита Парелкар)

Ребята из ChuChu не собирались создавать образовательные программы. Они просто снимали видео для развлечения. Откуда им было знать, что они станут глобальной силой в сфере детских развлечений? Со временем, и штат расширился, компания создала обучающую серию под названием Learning English Is Fun и вместе с дошкольной компанией разработала приложение ChuChu School, имеющее явно дидактическую цель.Но вообще говоря, Чандар и Кришнан просто хотели, чтобы их видео были полезными — доставляли развлечения, которые, возможно, давали детям некоторую дозу моральных наставлений.

У Кришнана не было другого опыта, кроме собственного воспитания. Но если все, что он делал как родитель, работало для его детей, он чувствовал, почему это не сработает для всех? Например, когда он учил своих детей слева направо, ему нравилось делать это в машине, когда они сидели на заднем сиденье. Таким образом, если он указывал налево, это оставалось и для них.Поэтому, когда ChuChu делал видео, обучающее концепции левого и правого, он всегда старался показать персонажей сзади, а не в зеркале, чтобы, когда персонаж указывал влево, дети, смотрящие, понимали.

Когда стало ясно, что видео ChuChu смотрят миллионы людей на шести континентах, Кришнан и Чандар начали разветвляться на оригинальные песни и детские стишки, которые Кришнан писал последние пару лет. Их контент охватывает весь спектр, от адаптации «Здесь мы идем вокруг куста тутового дерева», посвященной посадке деревьев как способу борьбы с глобальным потеплением, до «Банановой песни» («На на на банан / длинный и изогнутый банан») .

Но их самое популярное видео, безусловно, — это сборник, который начинается с «Johny Johny Yes Papa», ставшего популярным в Индии детским стишком. Это одно из самых просматриваемых видео в истории, которое набрало 1,5 миллиарда просмотров.

В нем маленький мальчик просыпается посреди ночи и пробирается на кухню. Он хватает банку с сахаром; как только он набивает рот ложкой, включается свет, и входит его отец.

«Джонни Джонни?» его отец говорит.

«Да, папа?»

«Есть сахар?»

«Нет, папа.

«Врать?»

«Нет, папа».

«Открой рот».

«Ха-ха-ха!»

Когда сын смеется, зажигается песня, и все дети в семье играют и танцуют вместе.

Когда Кришнан смотрит «Джонни Джонни», он видит универсальное взаимодействие отца и ребенка. Ребенок пытается перебить папу, и когда папа его ловит, родитель на самом деле не раздражается. Вместо этого он почти в восторге от лукавого своенравия. «Внутри отец будет немного счастлив», — сказал Кришнан.«У этого ребенка есть мозги».

ChuChu и компании, подобные ему, могут точно видеть, что привлекает внимание малыша момент за моментом и что заставляет его отвлекаться.

Для взрослого привлекательность видео ChuChu не совсем очевидна. С одной стороны, песни броские, цвета яркие, а персонажи милые. С другой стороны, анимация двухмерная и прерывистая, это возврат к эпохе до Pixar. И есть много движения; иногда кажется, что каждый пиксель экрана находится в движении.Кришнан и Чандар считают, что любой кадр должен включать в себя много разных вещей, которые ребенок может заметить: птицу, летящую на заднем плане. Что-то шевелится. Эти вещи привлекают внимание детей.

Мужчины знают это с количественной точностью. Аналитика YouTube показывает, когда аудитория видео падает. ChuChu и другие компании, которым это нравится, независимо от их философии в целом, могут точно видеть, что привлекает внимание малыша, момент за моментом, и что заставляет его отвлекаться. Если средний показатель просмотра видео составляет 60 процентов, ChuChu знает, что оно популярно.Использование этих данных не позволяет «взломать алгоритм»; у каждого есть доступ к версии этих номеров. Вместо этого Чандар использует аналитику, чтобы настроить свою интуицию и интуицию других авторов относительно того, что работает.

Но то, что люди хотят, меняется. Когда YouTube стал всемирно известной няней — электронной соской во время поездок или ужина для взрослых, — родители начали искать видео, на которые уходит больше времени. Итак, в настоящее время на YouTube для малышей наиболее популярны не трехминутные песни, а сборники продолжительностью от 30 до 45 минут или даже дольше.

Винот Чандар ( справа ) начал создавать анимационные ролики для своей дочери, а затем решил поделиться ими со всем миром. Затем он основал ChuChu TV вместе со своим другом Б. М. Кришнаном ( осталось ) и тремя другими. (Асмита Парелкар)

ChuChu получает много уроков от родителей, которые постоянно дают компании обратную связь. Он слышал от родителей, которые ставили под сомнение разнообразие его характеров, которые все были светлокожими; теперь в нем два светлокожих и два темнокожих главных героя.Это слышали родители, которые интересовались игрушечными пистолетами в одном видео; он удалил их. Он услышал от родителей о более ранней версии видео «Johny Johny», в которой маленький мальчик спит в общей постели со своей семьей, как это принято в Индии; в новой версии у него своя комната.

ChuChu в основном придумывает вещи по ходу дела, отвечая — как и любая молодая компания — на то, чего хотят ее потребители. Несмотря на искреннее желание компании обучать детей, которые смотрят ее видео, она не пыталась использовать уроки, полученные от предыдущих поколений создателей образовательных программ.Его руководители и разработчики не регулярно работают с учеными, которые могли бы помочь им сформировать свой контент, способствующий здоровому развитию молодых умов. Итак, какое влияние шоу ChuChu оказывают на детей? Как то, что он производит, по сравнению с тем, что дети смотрели раньше?

Часть абсурда Интернета состоит в том, что эти вопросы задают только после того, как что-то метастазирует и распространяется по миру. Но детский контент отражает его время, и мы так живем.

Пятьдесят лет назад, благодаря финансированию Фонда Форда, Корпорации Карнеги Нью-Йорка и правительства США, возникла самая влиятельная студия детского телевидения ХХ века — Мастерская детского телевидения.Он создал беспрецедентную вещь — Улица Сезам — с помощью группы экспертов в области образования и Джима Хенсона, создателя кукол. Бросок был интегрирован. Обстановка была городской. Шоу в конечном итоге транслировалось по общественному телевидению по всей Америке, определяя мультикультурный идеал во времена расовой борьбы. Это было воплощение войны с бедностью в средствах массовой информации для дошкольных учреждений, решение национального правительства проблем американских городов.

В 1990-е и 2000-е годы наблюдался рост количества кабельных телеканалов, ориентированных на детей.С ростом повсеместных мерчандайзинговых сделок и нишевого контента влиятельные американские медиа-компании, такие как Disney, Turner и Viacom, придумали, как зарабатывать деньги на маленьких детях. Они создали, соответственно, Disney Channel, Cartoon Network и, конечно же, Nickelodeon, который был самым популярным кабельным каналом в пиковый год традиционного телевидения, 2009–10 (период измерения Нильсена начинается и заканчивается в сентябре). Однако с тех пор маленькие дети смотрят телевизор все меньше и меньше; по состоянию на весну прошлого года рейтинги в 2018 году снизились на целых 20 процентов по сравнению с прошлым годом.Как любят говорить аналитики, отрасль находится в состоянии свободного падения. Причина очевидна: все больше и больше детей смотрят видео онлайн.

Это не совсем похоже на трагедию. В конце концов, американцы много смотрят телевизор. К тому времени, когда Нильсен начал записывать, сколько времени американцы проводили перед экранами телевизоров в 1949–1950 годах, каждая семья уже тратила в среднем четыре часа 35 минут в день. Это число продолжало расти, составляя шесть часов в 1970–1971 годах, семь часов в 1983–84 годах, вплоть до восьми часов в 2003–2004 годах.Наконец, в 2009–2010 годах количество просмотров достигло пика — восемь часов 55 минут. С тех пор цифры постепенно снижаются, и самые последние данные показывают, что привычки зрителей американцев сокращаются до восьми часов в день — впервые со времен президентства Джорджа Буша-младшего.

Учитывая этот исходный показатель, возможно, это нормально, что телефоны — и YouTube в частности — отбирают некоторое количество часов от телевидения. Телевидение, рассматриваемое исключительно как средство массовой информации, мало что может рекомендовать по сравнению с YouTube. Но при этом игнорируется история детского телевидения, которое является одним из тех триумфов 20-го века, которые люди принимают как должное.

Институты 20-го века превратили телевидение в инструмент обучения. Исследователи, регулирующие органы и создатели вложили огромные ресурсы в создание версии детского телевидения, которая, по крайней мере, не вредна для детей и даже доказала свою полезность при правильных условиях.

Поначалу почти все согласны, телевидение для детей было плохим — тупые мультфильмы, ковбойские шоу, помойки местного производства. Его также было не так много, поэтому дети часто смотрели все передачи для взрослых по телевизору.В начале 1950-х годов одна учительница перечислила изменения, которые она увидела в своих учениках с тех пор, как у них «появилось телевидение»: «У них нет чувства ценностей, нет чувства удивления, нет постоянного интереса. Их поверхностность мысли и чувств очевидна, и они демонстрируют недостаток сотрудничества и неспособность выполнить задачу ». Были призывы к действию.

Некоторые детские видео на YouTube были садистскими или больными. Другие, казалось, собирались набрать ключевые слова: детских стихов, яйца-сюрпризы, семейство пальцев, обучение цветам .

Конгресс проводил слушания о возможном пагубном воздействии телевидения на детей (и взрослых) в 1952, 1954 и 1955 годах. Но ничего особенного не произошло, и правительство и телеканалы в целом вошли в цикл, описанный специалистом по СМИ Кейшей Хёррнер. «Во-первых, — писала она, — правительство осудило отрасль за ее прискорбное программирование, затем отрасль приняла словесное наказание и пообещала сделать лучше, а затем правительство отказалось от бизнеса отрасли.

В отсутствие существенного надзора со стороны регулирующих органов в конце 1960-х призывы к изменениям вступили в новую, более творческую фазу. Группа, назвавшая себя «Действие в защиту детского телевидения», начала выступать за конкретные изменения в программах для детей младшего возраста. Корпорация общественного вещания была образована в 1968 году на государственные средства. В то же время «Мастерская детского телевидения» начала выпуск Улица Сезам, , а предшественник PBS, Национальное образовательное телевидение, начал распространять Mister Rogers ’Neighborhood .Эти шоу оказались чрезвычайно успешными в создании действительно образовательного телевидения. К тому времени, когда детское программирование проникло в растущую кабельную индустрию, крупные телеканалы многому научились у публичной модели, которую они использовали в таких шоу, как Dora the Explorer и Blue’s Clues .

Сложите все эти факторы, и вы обнаружите удивительную вещь: благодаря постоянным усилиям реформаторов детского телевидения произошло нечто хорошее. «Фундаментальные научные исследования того, как дети смотрят телевизор и понимают его, превратились в сложные исследования того, как дети могут учиться с помощью электронных средств массовой информации», — заключил обзор литературы, проведенный Фондом семьи Кайзера.«Это, в свою очередь, привело к разработке и производству ряда эффективных образовательных телевизионных программ, начиная с Улица Сезам , которые многие эксперты считают одним из самых важных образовательных нововведений последних десятилетий».

Асмита Парелкар

Среди конкретных результатов исследователи продемонстрировали, что Улица Сезам улучшает словарный запас детей, независимо от образования или отношения их родителей. Другое исследование показало, что регулярные телепередачи для взрослых задерживают развитие словарного запаса, в то время как качественные образовательные программы ускоряют овладение языком.Самое увлекательное исследование началось в 1980-х годах, когда команда Массачусетского университета в Амхерсте установила видеокамеры более чем в 100 домах и заставила эти семьи и сотни других вести письменный журнал своей медиа-диеты. Спустя более десяти лет исследователи обнаружили, что «просмотр образовательных программ дошкольниками ассоциируется с более высокими оценками, чтением большего количества книг, повышением ценности достижений, большей креативностью и меньшей агрессией». С другой стороны, агрессивное программирование приводило к более низким оценкам, в частности, среди девочек.Команда однозначно оценила значение этих результатов: то, что смотрели дети, было гораздо важнее, чем то, сколько они смотрели. Или, как говорится в опровержении исследователями известного афоризма Маршалла Маклюэна: «Средство — это не сообщение, а сообщение».

S o какое сообщение маленькие дети получают из самых популярных видео на YouTube сегодня? И как видео формируют этих детей?

Чтобы изучить этот вопрос, я разыскал Коллин Руссо Джонсон, содиректора Центра ученых и рассказчиков Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе.Джонсон защитила докторскую диссертацию по детским медиа и работает консультантом студий, производящих детские программы. Я попросил ее посмотреть «Johny Johny Yes Papa» и несколько других видео ChuChu и рассказать мне, что она видела.

Ее ответ был прост: «Яркий свет, посторонние элементы и более быстрое передвижение». В одном из видеороликов, которые я видел, как маленький мальчик танцует на сцене в сопровождении двух коров. Толпа машет руками на переднем плане. На заднем плане мигают огни и кружатся звезды. Мальчик и коровы исполняют «Голову, плечи, колени и пальцы ног», и при этом танцпол загорается, а-ля Saturday Night Fever .Джонсон сказал мне, что любое движение может отвлечь детей от любой образовательной работы, которую могут выполнять видео.

Чтобы у детей были лучшие шансы на обучение по видео, сказал мне Джонсон, оно должно разворачиваться медленно, как в книге, когда ее читают ребенку. «Более спокойные, медленные видео с меньшим количеством отвлекающих элементов более эффективны для детей младшего возраста», — сказала она. «Это также позволяет видео привлечь внимание к релевантным визуальным элементам песни, тем самым облегчая понимание».

Чтобы пояснить, сложно делать видеоролики, на которых дети могли бы учиться.(Докторант Джонсона, Джорджин Тросет, была частью команды, которая продемонстрировала это.) Дети младше двух лет борются за то, чтобы преобразовать мир экрана в тот, который они видят вокруг себя, со всей его сложностью и трехмерностью. Вот почему такие вещи, как «Малыш Эйнштейн», были разоблачены как образовательные инструменты. Самым важным для детей младше 2 лет является активное взаимодействие с людьми и их реальной средой. Дети постарше — это те, кто может получить что-то по-настоящему познавательное из видео, а не просто развлечение и убийство времени.

Но даже в относительно ограниченных дозах эти видео могут повлиять на развитие малышей. Если дети смотрят много динамичных видеороликов, они приходят к выводу, что именно так и должны работать видеоролики, что может сделать другие обучающие видеоролики менее привлекательными и эффективными. «Если дети привыкнут ко всем сумасшедшим, отвлекающим, излишним визуальным движениям, они могут начать требовать, чтобы это удерживало их внимание», — говорит Джонсон.

ChuChu со временем изменился — он замедлил темп своих видеороликов, сосредоточился на ключевых элементах сцен и сделал более откровенные обучающие видеоролики.Но в дебрях YouTube видео с наибольшим количеством просмотров, а не с образовательной ценностью, — это те, которые поднимаются на вершину. Новые видео ChuChu, в которых есть больше функций, которые ищет Джонсон, не успели привлечь столько внимания, поэтому старые продолжают появляться в поисковых запросах и предложениях YouTube.

Чтобы не придавать этому большого значения, но это почти как раз та проблема, в которой находится остальной мир СМИ. Поскольку качество трудно измерить, существующие числа — это те, которые описывают внимание, а не эффект. : просмотры, время просмотра, завершенность, подписчики.YouTube использует эти показатели якобы объективно, когда рекомендует видео. Но как выразился Теодор Портер, великий историк науки и техники, в своей книге «Доверие к числам » : «Количественная оценка — это способ принимать решения, не создавая впечатление принятия решения».

В широко распространенном в прошлом году эссе художник Джеймс Брайдл выделил множество жестоких, странных и почти роботизированных детских видео, хранящихся в хранилищах YouTube. Он писал, что они не были созданы человеческими руками, по крайней мере, не полностью.Некоторые были садистами или больны. (После того, как эссе Брайдл было опубликовано, YouTube предпринял попытку очистить сайт от «контента, который пытается выдать себя за семейный, но явно не является таковым», и в конечном итоге удалил некоторые из тревожных видеороликов, о которых говорилось в эссе.) Другие казались захватывающими. пакеты ключевых слов, которые были успешными для более профессиональных операций: детские стихи , яйца-сюрприз , семья пальцев , цвета обучения . Это были видео, созданные методом обратной инженерии на основе того, что кто-то мог ввести в окно поиска YouTube.И хотя ни одно из этих видео не достигло масштаба работы ЧуЧу, их определенно увидят и иногда рекомендуют ребенку, который с удовольствием смотрел что-то более добродетельное.

Мир YouTube сильно отличается от мира эфирного телевидения. В то время как вещательные компании в Соединенных Штатах и ​​за рубежом связаны правилами и угрозой наказания за нарушение этих правил, гораздо меньше таких правил применяется к создателям контента YouTube или к самому YouTube.Позиция YouTube по умолчанию такова, что никто младше 13 лет не смотрит видео на его сайте, потому что это минимальный возраст, разрешенный условиями использования. Однако в дополнение к своему основному сайту компания разработала приложение под названием YouTube Kids. Как и на обычном YouTube, он воспроизводит видео, но дизайн и контент созданы специально для родителей и детей. Это очень хорошо. Он основан на опыте хорошо зарекомендовавших себя детских медиа-компаний. Родители могут ограничить просмотр своих детей множеством способов, например разрешить доступ только к контенту, подобранному PBS Kids.Но вот в чем проблема: им пользуется лишь небольшая часть из 1,9 миллиарда зрителей YouTube в месяц. (YouTube Kids не доступен в таком количестве стран, как обычный YouTube.)

Маленькие дети ответственны за миллиарды просмотров на YouTube — делать вид, что иначе, безответственно. В небольшом исследовании группа педиатров из Медицинского центра Эйнштейна в Филадельфии обнаружила, что YouTube пользуется популярностью среди детей младше 2 лет, использующих устройства. Да, и 97 процентов детей в исследовании использовали мобильные устройства.К 4 годам 75 процентов детей, участвовавших в исследовании, имели собственный планшет, смартфон или iPod. И это было в 2015 году. Огромное изменение детского контента, произведенное ChuChu и другими новыми создателями видео, прежде всего, прибыльно.

Динамичные, яркие видеоролики легко привлекают внимание маленьких детей, но эти качества могут свести на нет любые образовательные преимущества, которые могут быть у видеороликов. (Асмита Парелкар)

На сегодняшний день YouTube скрывается за защитой условий обслуживания, согласно которой его собственные данные должны указывать на его беззубость.Похоже, что здесь нет каких-либо неизбежных нормативных решений; по большому счету YouTube регулирует себя. Компания в любой момент может заявить, что ее усилий для детей достаточно.

Но есть кое-что, что компания может сделать немедленно, чтобы исправить ситуацию. YouTube знает, что я — и десятки миллионов других людей — смотрел множество видеороликов для детей ясельного возраста, но ни разу не рекомендовал мне перейти на YouTube Kids. Подумайте, как усердно работает Facebook, чтобы подтолкнуть пользователей из Instagram к Facebook и наоборот.Почему бы не попробовать привлечь больше семей в приложение YouTube Kids? (Малик Дукард, глобальный глава семьи и обучения YouTube, заявил в своем заявлении, что YouTube «упорно трудился над повышением осведомленности о приложении YouTube Kids с помощью активной рекламы. Эти промо-акции способствовали нашему росту. Сегодня YouTube Kids насчитывает более 14 миллионов еженедельно зрителей и более 70 миллиардов просмотров ».

Если потоковое видео будет следовать модели вещания, YouTube в партнерстве с правительствами всего мира также может субсидировать исследования по созданию образовательного контента специально для YouTube, а также по поиску наилучших способов его доставки дети.Компания могла бы инвестировать в исследования, чтобы разработать лучшие количественные сигналы для образовательных программ, чтобы рекомендовать программирование зрителям, которых ее алгоритм считает детьми. Он мог бы финансировать новые образовательные программы, как того требовали вещатели на протяжении десятилетий. («Мы всегда ищем способы сделать обучающий контент, предлагаемый в приложении, действительно интересным и интересным для детей», — сказал Дукард.)

Другие, более интенсивные меры тоже могут помочь.Например, как насчет ограничения видео для малышей в приложении YouTube Kids? Фактически, контент для малышей может быть запрещен на основной платформе. Если бы создатели видео хотели, чтобы их работа была в приложении YouTube Kids, им пришлось бы согласиться на то, чтобы только в приложении Kids. На начальном этапе это может повредить их количеству просмотров, но сохранит детей в более безопасной среде, а в долгосрочной перспективе защитит бренд от неизбежных скандалов, связанных с детьми. Проблема неприемлемых видео, появляющихся в YouTube Kids, широко освещается в национальной прессе, но общество может жить с крохотным кусочком плохих вещей, проскальзывающих через фильтры компании.Это небольшая проблема по сравнению с детьми, которые смотрят миллиарды видео на обычном YouTube. Зачем беспокоиться о том, как ребенок может пораниться в мягкой комнате, когда огромное количество детей бродят по пустым участкам виртуального города? (Дукард сказал, что YouTube знает, что семьи смотрят видео вместе: «Вот почему этот контент доступен на нашем основном сайте YouTube, а также в нашем приложении YouTube Kids».)

Возможно, существуют лучшие или более совершенные решения, но если история детского телевидения учит нас всему, только рынок не принесет детям наилучших результатов.Правительство Соединенных Штатов также вряд ли потребует перемен, по крайней мере, без подсказки. Придется появиться героям, чтобы добиться перемен в новом мире YouTube, как это было на заре детского телевидения. И не все эти герои будут выходцами из западного мира. Они приедут со всего мира, может быть, даже из Ченнаи.

Для любого продюсера, работающего из лучших побуждений, одной из моделей, на которую следует искать вдохновения, является Фред Роджерс — Мистер Роджерс из PBS. У Роджерса не было глубокого академического образования в области развития детей, но он рано осознал образовательные возможности новой среды, и за 15 лет между первым детским шоу, которое он произвел, и национальной премьерой Mister Rogers ‘Neighborhood , он постоянно работал над тем, чтобы детям было лучше.ChuChu вполне может пройти через похожую стадию сейчас. Основанный всего пять лет назад, он сталкивается с другим и более жестким медиа-ландшафтом, чем Роджерс, но его путь по-прежнему стоит того, чтобы идти по нему.

У дочернего канала ChuChu TV Brazil сейчас более 600 000 подписчиков. В совокупности каналов ChuChu насчитывается около 29 миллионов. (Асмита Парелкар)

W наблюдать, как моя дочь играет с моим телефоном, — ужасающий опыт именно потому, что ее мимика поведения взрослых уже настолько точна.Ее крошечные пальцы тыкают в кнопки, ущипнуть, чтобы увеличить, бесконечно прокручивают. Как будто она вырастила новый мозг из кончиков пальцев. Большинство родителей испытывают ту или иную версию этого ужаса. Наблюдая за тем, как они тыкают и щипают наши устройства, мы понимаем, что эти прямоугольники света и принуждения никуда не денутся, и все мы дозируем себя их удовольствиями и удобствами, не зная о последствиях.

Чтобы починить телевизор для детей, потребовались энергия и институциональное воображение. Откуда это будет сегодня? Кто будет оплачивать исследования, а затем и производство? Как YouTube мог бы реализовать какие-либо общие рекомендации?

Меня очень беспокоят эти вопросы, и мне интересно, справятся ли наши американские учреждения 21-го века с проблемами, которые они создали своими успехами на рынке и этическим отречением от престола.Тем не менее, когда я посетил Ченнаи, я был вполне уверен в будущем СМИ, в которое мы направляемся. Видео для малышей, которые ChuChu публикует на YouTube, являются культурными гибридами, яркими и космополитичными, и в философском смысле они предполагают мир, в котором все дети являются частью одного огромного сообщества, опираясь на коллективное наследие мира рассказывания историй. Это богатый повествовательный подвой, с множеством уроков, которым можно научить — и прямо сейчас кто лучше готов извлечь из него максимальную пользу, чем ChuChu и компании, которым он нравится, особенно если они могут извлечь уроки из наследия американского образовательного телевидения?

Основатели ChuChu не закрывают глаза на мощь новых медиа-платформ, на подступы дрянных продюсеров YouTube или на захватывающую силу устройств, но масштабы и невероятность их успеха более чем уравновешивают весы.Похоже, они не совсем понимают, почему (или как именно) им была предоставлена ​​возможность поговорить с миллионами из офиса в Южной Индии, но они не собираются упускать шанс. В конце концов, есть что рассказать так много историй.

В мой последний день в офисах ЧуЧу Кришнан рассказал мне притчу из Махабхараты, санскритского эпоса. Принц хочет прослыть щедрым, поэтому бог Кришна решает испытать его: он создает две золотые горы и приказывает принцу отдать их все в течение 24 часов.Принц начинает это делать, распределяя это между людьми, которые, по его мнению, в этом нуждаются. Но к концу дня он почти не продвинулся в горах. Итак, Кришна звонит другому принцу и говорит ему, что у него есть всего пять минут, чтобы отдать золото. Этот принц видит двух идущих людей, подходит к ним и дает каждому по горе. Вот так работа сделана. Мораль тревожная, но простая: не ограничивайте свою щедрость.

Кришнану нравится эта притча. «Это история, которую я могу сделать для ChuChu», — сказал он мне.«Но с пиццей».


Эта статья появится в печатном выпуске за ноябрь 2018 г. с заголовком «Создано YouTube».

Расовое воплощение и аффективность расизма в молодежном фильме

Когда я действительно встречу Другого «за стеной языка», в реальности его или ее бытия? Не тогда, когда я могу описать ее, не когда я узнаю ее ценности, мечты и т. Д., Но только когда я встречаюсь с Другим в момент ее наслаждения.Когда я различаю ее в крошечной детали — компульсивном жесте, чрезмерном выражении лица, тике — это сигнализирует об интенсивности настоящего jouissance. Эта встреча с реальным всегда травмирует. В этом есть что-то непристойное. (Жижек, 1998: 168)

В этой статье анализируется переживание расизма молодыми людьми и их выражение такого переживания с телесной и аффективной точки зрения. В Дании вопросы расизма часто обсуждаются публично и в политике; однако в основе этих дебатов лежит преобладающее понимание того, что политика социального, политического и экономического государства всеобщего благосостояния постепенно выводит общество за пределы старых форм биологического, юридического и структурного расизма, которые доминировали в западных странах в XIX веке и в первой половине XX века. двадцатый век (Андреассен и Фолке Хеннингсен, 2011).Более того, в академических дебатах расизм рассматривается в первую очередь как дискурсивный феномен, основанный на стереотипных представлениях о культуре, и как элемент — в разговоре общества о самом себе — идей и когнитивных, категориальных практик, направленных на (воссоздание) и оправдание семантического неравенства между рас (Wetherell, Potter, 1992; Wetherell, 2003). Хотя такие подходы могут многое предложить не только как средство осмысления институциональных и исторических форм расизма, но и как жизненно важная критика индивидуализированного подхода к расизму, они менее подходят для отражения аффективной, воплощенной природы и двусмысленности расизма, а также его очевидного упрямства по отношению к расизму. социальные изменения (Hook, 2004: 672).

В этой статье я исследую, как расизм воспроизводится не только дискурсивно, но также телесно и эмоционально разыгрывается и переживается. Чтобы открыть окно в такую ​​аффективную динамику, я использую 4-минутный фильм под названием Расизм: вернись в свою страну (далее Расизм ), который был сопродюсирован в 2010 году группой молодых датчанок с иммигрантское прошлое и профессиональная съемочная группа во время проекта по исследованию фильма, организованного мной. Я подхожу к расе как к воплощенной и частично Реальной (в лакановском смысле), и «не просто к реальности значения или значения, но к целостной эмпирической реальности воплощения, эмоциональной и духовной глубины» (Hook, 2002: 8) за пределами символических и вербальное представление.Однако в расовом воплощении тело по-прежнему является средством проецирования идеологических значений и символических и дискурсивных структур.

В Дании такие значения и структуры отражены в официальной расовой идеологии «равенство как тождество», имеющей различные социально-исторические корни. Непризнание колониальной истории Дании (Olwig, 2003) создало национальное самопонимание как монокультурное, в отличие от мультикультурного, преимущественно белого национального государства, в котором преобладают культурные нормы немаркированной белизны (Andreassen, 2005; Jöhncke, 2007; Мён Петерсен, 2009).Кроме того, с первой половины двадцатого века Дания, движимая идеологией социал-демократического государства всеобщего благосостояния, построила сильные институты для обеспечения социального и экономического равенства и универсальных (экономических и юридических) прав для всех граждан, независимо от классов, географических различий, пол, раса, сексуальность, религия, этническая принадлежность и так далее. Тем не менее, эти универсальные права — и легитимность стоящей за ними идеологии — оказались под давлением недавних глобальных событий, в том числе увеличения количества небелых иммигрантов в стране (например, Kvist et al., 2012). В течение предыдущих двух десятилетий Дания — наряду с другими европейскими странами — была свидетелем сильного противодействия иммиграции, и политические партии, выступающие против иммиграции, все больше укрепляли свои позиции (Mouritzen, 2006).

В публичных дебатах вопрос расизма чаще всего решается через индивидуализацию, которая объясняется (опираясь на традиционные психологические подходы) как явления, локализованные в восприятии, установках и стереотипах — не только отдельного расиста, но и жертвы. чем проблемы социальной власти (Hook, 2004: 674).Таким образом, в обвинениях в расизме расизм обычно представляется как исключительный случай, существующий в основном в умах, высказываниях или действиях девиантных людей (Jensen et al., 2010). Более того, с расизмом борются через лингвистическое оформление, находя новые способы говорить или предотвращать разговоры о расе и расизме (Myong Petersen, 2009). За последние несколько десятилетий термин «раса» исчез из датского языка в пользу термина «этническая принадлежность»; «Расизм» был почти вычеркнут из юридических и политических формулировок и был заменен менее политически и исторически значимыми понятиями, такими как «дискриминация», «неравное обращение» и «самооценка дискриминации» (Jensen et al., 2010). Таким образом, в то время как в конце девятнадцатого и начале двадцатого века расизм (например, сексизм и гетеросексизм) лежал на самой поверхности дискурсивного сознания и мог быть без сожаления заявлен на этом уровне (Young, 1990a), сегодня расовая объективация больше не оправдывается и возникла дискурсивная приверженность равенству (Young, 1990b). В совокупности Дания страдает от того, что Ахмед (2012) называет «чрезмерным», предполагая, что в целом общество «преодолено» расизмом (и другими отношениями структурного неравенства), а раса и расизм были поглощены идеологией равенства как одинаковость.Довольно ограниченное критическое научное расовое исследование в Дании задействует (и усиливает) дискурсивный и социальный конструктивистский подход к расизму и его искоренению (например, Jensen et al., 2010; Nielsen, 2010; Hervik and Jørgensen, 2002). Тем не менее, социальный конструктивный и дискурсивный анализ расистских явлений может, открывая поле для политических действий посредством новых дискурсивных практик, также страдать от того же недостатка, что и доминирующее представление о том, что расизм, представляющий расу иначе (формирование языка), больше не будет существовать.

После Жижека (1998: 667) дискурсивно исчезнувший расизм обычно повторяется как «возвращение репрессированных». Это возвращение происходит как замещение признанных и явных дискурсивных и даже институционализированных форм более коварными, косвенными типами расизма: «симптоматическим расизмом». Такой расизм симптоматичен в том смысле, что его заявленная причина отличается от его действительной причины (Hook, 2004: 684). Это симптом фундаментальных несоответствий в реальности расовых отношений, помимо несоответствий, которые мы можем представить и сформировать символически и дискурсивно.Другими словами, ответить на вопрос «как?» И «почему» симптоматического расизма нельзя, глядя на дискурсивную динамику в игре, но нужно смотреть на динамику, которая действует в онтологической области, которая предшествует — и существует в противовес ей — царство языка и «символического» (Оливер, 1993 в Крюке, 2004). Здесь мы можем найти публично признанное и «непристойное» дополнение — эмоциональную изнанку — нашей датской расовой идеологии равенства-как-тождества.

В фильме Расизм нам предлагается окно в такую ​​аффективную динамику, которая отражает не только определенный дискурсивный расизм и поддерживающие его фантазии, но, что более важно, неофициальную аффективную изнанку этого расизма (которая избегает попыток проникновения в суть). дискурсивно разрушается) и фантазии, питающие эти аффекты.Однако, хотя анализ аффективной конституции расизма, как правило, сосредоточен на страхе и ненависти (например, Clarke, 2003), я указываю на роль удовольствия в отвращении, которое испытывает как обидчик, так и обиженный в расистской встрече. Освещение приятных аффектов, связанных с переживанием расизма, не только расширяет наше понимание аффективной динамики в расовых формациях, но также проблематизирует распространенное представление о том, что в расистских столкновениях роли нарушителей и жертв четко различаются, и, таким образом, захватывает как личность вклад расиста в его или ее расистскую субъективность (Hook, 2004: 672) и, что более важно, вклад жертвы в то, чтобы стать жертвой расизма.Чтобы раскрыть динамику расового воплощения и аффективного расизма, а также идеологические и фантазматические качества такого расизма, я смотрю фильм через критическую и психоаналитическую перспективу идеологии Славоя Жижека (Жижек, 1989, 1992, 1997, 1998, 2006). Изучая динамику телесного и аффективного включения и исключения в расовых столкновениях, я применяю концепции отвращения и отвращения (Кристева, 1982; Ахмед, 2004; Крюк, 2004) и социального отвержения (Тайлер, 2013).

Городское воплощение йоги как психологической архитектуры

Проект «Психогорода» противопоставляет позы йоги психологической значимости архитектуре крупных городов.

Цель проекта — изучение психологии, йоги и городской среды.

Проект воплощенных принципов йоги

Мост Миллениум, Лондон, Великобритания

Йога все чаще изображается на экзотических пляжах или в других местах, далеких от нашей повседневной жизни, и часто в очень сексуальной манере. Красота используется, чтобы щекотать, получать признание и продавать под тонкой духовной оболочкой. Одна из целей этого проекта — расширить представления о красоте, которые в настоящее время изображаются с помощью йоги, и включить как современную городскую среду, так и психологические исследования с глубоким резонансом.Фотографии — отправная точка для исследования природы поз и жизни известных городов.

Проект «Психогорода» противопоставляет позы йоги психологической значимости архитектуре крупных городов. Цель проекта — изучить психологию, йогу и городскую среду.

Йога все чаще изображается на экзотических пляжах или в других местах, далеких от нашей повседневной жизни, и часто в очень сексуальной манере.

Красота используется, чтобы щекотать, получать признание и продавать под тонкой духовной оболочкой.Одна из целей этого проекта — расширить представления о красоте, которые в настоящее время изображаются с помощью йоги, и включить как современную городскую среду, так и психологические исследования с глубоким резонансом. Фотографии — отправная точка для исследования природы поз и жизни известных городов.

Некоторые позы сочетаются с архитектурным фоном, другие прямо противопоставляются, а некоторые просто интуитивно сопоставляются. Я оставлю вам угадывать, какие из них какие! На одном уровне мы просто пытались создавать красивые изображения, а также пытались заставить зрителей задуматься о психологической природе как асан йоги, так и городов, в которых мы снимали.Больше будет добавляться по мере развития проекта.

Названия поз в системе воплощенных принципов йоги (которая фокусируется на йоге в повседневной жизни «вне мата») даны в качестве отправной точки. Некоторые из них будут знакомы всем йогам, в то время как другие уникальны для EYP или взяты из других областей, таких как танцы и боевые искусства

Для людей, плохо знакомых с системой воплощенных принципов йоги, этот проект также может быть интересным введением в нее. Основная идея заключается в том, что позы не являются нейтральными спортивными тренировками, а указывают на аспекты нашего существа.Поза ребенка и поза воина, например, были названы не случайно, а выражают разные части нас самих. Позы также можно сознательно использовать, чтобы повлиять на то, как мы есть, как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе. Это «воплощенная» перспектива, а не просто телесная.

Для тех, кто плохо знаком с системой Embodied Yoga Principles, этот проект также может стать интересным введением в нее. Основная идея заключается в том, что позы не являются нейтральными спортивными тренировками, а указывают на аспекты нашего существа.Поза ребенка и поза воина, например, были названы не случайно, а выражают разные части нас самих. Позы также можно сознательно использовать, чтобы повлиять на то, как мы есть, как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе. Это «воплощенная» перспектива, а не просто телесная.

Изучение городов с учетом психологического воздействия зданий и статуй также было увлекательным и заставило меня взглянуть на знакомые места новыми глазами. Все три столицы, в которых мы сделали снимки, например, можно было рассматривать как «янь», и мы нашли места, которые, например, легко соответствовали авторитету и позе воина, в то время как места для более мягких поз «инь» было найти гораздо труднее.Позы EYP, по сути, архетипичны и обычно используются в качестве языка для изучения индивидуальной психологии, но в данном случае мы использовали их, чтобы выделить психологическую среду, в которой живут жители этих городов. Мы непропорционально показали хорошо известные места как для развлечения и включить тех, кто лишь мельком знаком с местностью в качестве туристов.

Я надеюсь, что этот проект даст вам свежий взгляд на йогу и мир, хотя больше всего я надеюсь, что вы найдете их красивыми и получите от них удовольствие.Не стесняйтесь обращаться ко мне с идеями и отзывами. Спасибо всем фотографам и волонтерам на фотографиях.

Марк Уолш, 2018, Брайтон, Великобритания.

Смотрите фотографии из городов, нажимая на кнопки ниже.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.