Михаил дубинин вимм билль данн – Двухпроцентный агент – Секрет фирмы – Коммерсантъ

Миссия невыполнима | Forbes.ru

Вернувшись из армии, в 1991 году Михаил Дубинин вместе с другом и соседом Сергеем Пластининым торговал мебелью и бытовой химией. Через год, когда у Пластинина родилась дочь и выяснилось, что в Москве не достать соков, приятели начали делать напитки из концентрата: взяли в Сбербанке $50 000 в кредит, арендовали на Лианозовском молочном комбинате линию по разливу сока в картонные пакеты. Потом появились серьезные партнеры, бизнес вырос. Дубинин остался одним из крупнейших акционеров, курировал финансы и региональное развитие.

После того как в начале 2002 года компания разместила 25% акций на Нью-Йоркской фондовой бирже, основатели стали передавать дела наемным менеджерам. Дубинин захотел заняться самостоятельными проектами и начал потихоньку продавать свои акции ВБД: с 2003-го по 2007 год его пакет сократился с 12,6% до 4,7%. Продажа акций могла принести ему около $80 млн. На что ушли деньги?

В 2002 году стартовал первый самостоятельный проект Дубинина — коттеджный поселок «Резиденция Бенилюкс» на престижном Новорижском шоссе, к западу от Москвы. Совладелец ВБД мечтал построить поселок, в котором хотелось бы жить самому. Сам придумывал название, сам вместе с архитекторами сидел над планами. Стройкой занималась партнерская компания, которой принадлежал участок. Но Дубинин часто туда наведывался. Заметив, например, что в жару падает уровень воды в озере, он распорядился установить систему регулировки. «С точки зрения маркетинга я абсолютно все сделал неправильно, — говорит он. — Я все строил под себя, чего по учебникам делать нельзя».

А практика показала: можно. «Проект успешный», — признает Мария Литинецкая, исполнительный директор агентства Blackwood, занимающегося элитной недвижимостью. Из 320 недешевых домов (цена $2,5–3 млн) не продано всего 23. Из запланированной инфраструктуры не удалось построить лишь крытый каток для хоккея, о котором мечтал Дубинин, — пришлось ограничиться менее затратной и более компактной открытой площадкой с искусственным охлаждением. «Бизнес надо любить, и он должен быть красивым. Уродливый бизнес не принесет денег», — формулирует предприниматель свое кредо.

Его следующий проект, казалось, был вполне красив. Дмитрий Тамурка, семь лет отвечавший в ВБД за продажи, очень хотел управлять собственным бизнесом и предложил Дубинину несколько идей для инвестиций. Первым совместным делом стала сеть хозяйственных магазинов «Дом+Сад», стартовавшая в конце 2003 года. Откуда идея? «Во Франции есть такие магазинчики», — объясняет Дубинин. Казалось, партнеры все продумали: торговля на подъеме, свободные помещения на рынке еще имелись, конкурентов почти не было — немецкая сеть OBI только-только появилась в России. Но розничный оборот не оправдал ожиданий Дубинина — шурупы, дрели и газонокосилки жители спальных районов, где открывались магазины «Дом+Сад», покупали редко. Через полтора года проект закрылся. Сумму убытков Дубинин не разглашает.

Часть помещений использовали под очередной проект — сеть «Подружка». Она торгует косметикой, бытовой химией, средствами по уходу за телом — товарами, которые покупают гораздо чаще, чем инструменты и семена. На этот раз идею подсмотрели в Германии, где такой формат популярен (например, сети Schlecker и Rossmann). На свой вкус решили не полагаться — заказали сторонним компаниям проверить на фокус-группах название, выработать оптимальный ассортимент, разработать интерьер (магазины оформлены в розовых тонах). «Получилось красиво, как за границей», — доволен Дубинин. Но удачно ли?

По оценкам, акционер ВБД вложил в новый проект $15 млн. По бизнес-плану до конца 2008 года должно было открыться 300 магазинов, а выручка — достичь $110 млн. Но в ноябре 2007 года, когда число «Подружек» перевалило за 70, оказалось, что многие из них убыточны, — в погоне за количеством акционеры упустили из виду вопрос о прибыли. Два десятка торговых точек пришлось закрыть, выручка за 2008 год, по прогнозу Дмитрия Тамурки, составит около $40 млн — почти в три раза меньше, чем планировалось.

У ближайшего конкурента, сети «Ол!Гуд», первые магазины которой открылись на год раньше «Подружки», сейчас 160 торговых точек и выручка около $100 млн. Правда, «Ол!Гуд» пользуется мощной поддержкой материнской компании — крупного дистрибьютора бытовой химии «Мак-Дак», обеспечивающего сети до 60% ассортимента.

«Тамурка — хороший маркетолог, весь 2007 год он сильно пиарился, рассказывал на всех конференциях, как быстро будет расти сеть», — вспоминает директор по развитию «Ол!Гуд» Марк Левинтан. (Ему даже попадало от руководства за то, что «Подружка» росла быстрее.) По мнению Левинтана, Дубинин и Тамурка рассчитывали привлечь инвесторов и выгодно продать «Подружку».

Дубинин признает, что допустил много ошибок. Теперь он собирается больше внимания уделять выбору товара, расстановке и прочим мелочам, обеспечивающим рост продаж с одного квадратного метра. Одним словом, компанию будут спасать.

«Агенту 002» повезло меньше — его закрыли на неопределенный срок, «пока кризис не кончится». Проект был запущен в начале 2005 года, партнером стал англичанин Кристофер Маккензи, гендиректор инвестиционной группы Brunswick Capital Limited. У компании были амбициозные планы: к 2012 году выйти на биржу, завоевав 8–10% рынка риелторских услуг столицы за счет оригинальной концепции — «Агент 002» работал по принципу дискаунтера, взимая за сделку 2% от стоимости квартиры, а не 4–6%, как другие столичные риелторы. (Правда, юридические услуги по оформлению сделок приходилось заказывать на стороне и оплачивать отдельно.)

В агентстве внедрили американскую систему ведения сделки — за разные этапы отвечали разные люди. Агенты не получали процентов с продаж, как в других аналогичных компаниях. Предполагалось, что разделение труда позволит повысить прозрачность процесса и исключить случаи, когда агент без ведома продавца поднимает цену, присваивая себе разницу. Неудивительно, что здесь предпочитали набирать персонал без опыта, всему необходимому обучали в тренинговом центре. Американскую систему внедряли гендиректор Сергей Махоткин и директор по маркетингу Ольга Побединская, которые прежде жили и работали в США. Стартовые инвестиции составили $1,5 млн, реклама «Агента 002» появилась на щитах по всей Москве.

Через полтора года, однако, акционеры полностью сменили руководство «Агента» — в него пришли генеральный директор Леонид Меньшиков и директор по продажам Валерий Барнинец.

В чем причина? Схема работы дискаунтера не пользовалась популярностью у россиян. «Они как бы провалились между двух сегментов, — поясняет причины неуспеха «Агента 002» Олег Репченко, гендиректор аналитического центра по недвижимости «ИРН». — Люди, которые вообще ничего не знают о рынке недвижимости, боятся обмана и предпочитают переплатить известному агентству. А опытным покупателям проще обратиться к частному маклеру, который возьмет с них меньше 2%». Агентство не делало продаж. «Понабрали «американцев», которые на нашем рынке не ориентируются, нам пришлось какие-то вещи корректировать», — говорит Барнинец, риелтор-практик, с 1991 года работающий на московском рынке недвижимости.

Новому руководству пришлось адаптировать американскую систему к российским реалиям. На каждую сделку стали назначать супервайзера, который полностью ее контролировал, чтобы клиент не ощущал себя брошенным. Усилия новой команды дали положительный результат — выручка росла, но по числу сделок компания сильно уступала крупным агентствам, которые когда-то намеревалась потеснить. В лучшие времена у «Агента 002» было порядка сотни сделок в месяц, в то время как у конкурентов сделки исчислялись тысячами. «Они так назывались, потому что у них 0,02% рынка», — иронизирует сотрудник крупной риелторской фирмы, пожелавший сохранить анонимность.

Финальную точку поставил кризис. Решение о закрытии проекта Дубинин принял в день, когда пришлось вернуть шесть авансов: банки отказали клиентам в ипотечном кредите. У него осталось еще несколько проектов, связанных с недвижимостью: традиционное агентство недвижимости Doki (после закрытия «Агента 002» его возглавил Барнинец), «Независимое бюро ипотечного кредитования» и United Realty Group, специализирующаяся на коммерческой недвижимости.

Но бизнесмен уже увлечен новым концептуальным проектом. В марте 2008 года открылся портал gdeetotdom.ru, на котором можно посмотреть изображение любого здания в Москве, а также трехмерные панорамы улиц. Их снимали со специального автомобиля, оборудованного камерами, — технология сферической съемки аналогична той, которую использует Google для своего сервиса Street View (то есть дубининский проект снова скопировал западный). Летом для портала были отсняты Подмосковье, Санкт-Петербург и Ленинградская область. В планах — все крупнейшие города России. За месяц одна машина может отснять 1000 км пути.

Кирилл Данилюк, аналитик венчурного фонда ABRT, инвестировавшего в несколько интернет-проектов, отмечает, что у портала интересное позиционирование и удобный интерфейс: «Видно, что вложили не меньше миллиона долларов, что для интернет-стартапа очень много. Но как окупать это в кризис?» Дубинин рассчитывает зарабатывать на продавцах недвижимости. «Это красивый проект, — воодушевленно вещает предприниматель, — и очень дешевый способ продвижения своего предложения». Сейчас, по его словам, на портале уже 50 000 объявлений по Москве. Но не факт, что за них заплачено. Связавшись по телефону с одним из агентов, чье объявление висит на сайте, корреспондент Forbes выяснил, что тот даже не подозревает о существовании портала: «Мы размещаем рекламу в газетах «Недвижимость и цены», «Из рук в руки», а всякие сайты обычно оттуда берут».

Проект только стартовал. Возможно, у Дубинина на этот раз снова все получится, как с «Бенилюксом», где он достраивает собственный дом. «Увы, красивая идея не гарантирует успеха, — вздыхает Дубинин. — Бизнес — это рыбалка, а не покупки в рыбной лавке».

www.forbes.ru

Заложник судьбы. Как Давид Якобашвили справлялся с бандитами — Рамблер/новости

Председатель совета директоров «Вимм-Билль-Данна» Давид Якобашвили впервые столкнулся с серьезными трудностями в своем основном бизнесе. Ключевые показатели крупнейшей компании российского пищепрома ухудшились, ее брэнды чувствуют себя на рынке куда менее уверенно, чем раньше. Из бизнеса выходят старые партнеры. Неужели 46-летний Якобашвили — один из самых удачливых предпринимателей России — утратил талант превращать все, к чему прикасается, в золото?

Послужной список Якобашвили уникален. В перестройку он возглавил один из первых кооперативов, в 1992-м — чуть ли не первый современный автосалон, в 1993-м — самое большое в России казино. В середине 1990-х «Вимм-Билль-Данн» запустил на молочном и соковом рынке первые брэнды национального масштаба — «J-7», «Домик в деревне» и «Милая Мила», а 8 февраля 2002 года успешно разместил акции на Нью-Йоркской фондовой бирже (NYSE). В тот день стало ясно, что российский капитализм вышел на принципиально новый этап развития: потребительская компания сумела стать столь же привлекательной, как и сырьевые.

И вдруг что-то сломалось в работавшем как часы механизме. За последние два года главный барометр экономической активности России — фондовый индекс РТС вырос на 140%, а акции ВБД так и остались на уровне тех цен, по которым они были размещены, и даже подешевели на 5%. Компания заработала $21 млн чистой прибыли в прошлом году при обороте в $939 млн — это на 41% ниже, чем в 2002-м. Задолженность выросла на целых $201 млн Агентство Standard&Poor’s изменило прогноз инвестиционного рейтинга компании со стабильного на негативный.

А в ноябре прошлого года, после двух лет переговоров, французский пищевой гигант Groupe Danone отказался от своих намерений купить контрольный пакет ВБД. Якобашвили утверждает, что переговоры были прекращены по решению обеих сторон. Но если для Danone эта сделка одна из многих, для совладельцев ВБД она могла стать венцом их многолетних усилий.

Семья

Костяк группы, создавшей впоследствии «Вимм-Билль-Данн», сложился в гостинице «Союз» на северной окраине Москвы; там работали Павел Дудников и Евгений Ярославский — один администратором ресторана, другой барменом. Иногда друзья ездили по делам в Тбилиси, где в 1984 году подружились с недоучившимся студентом политехнического института Давидом Якобашвили, который тогда служил во вневедомственной охране. Тот и сам часто бывал в Москве: оттуда родом его мать. «Москва — город маленький, — рассказывает Якобашвили в интервью Forbes. — Я до сих пор поддерживаю знакомства, которые завел в 70-е годы». Некоторые из его старых знакомых оказались у истоков кооперативного движения. В начале 1987 года Дудников и Ярославский вместе с партнером Михаилом Вишняковым основали на Покровке салон красоты «Женьшень», один из первых кооперативов в России. В 1988 году москвичи вспомнили о тбилисском друге, Якобашвили переселился в столицу и подключился к делу.

В то время заниматься бизнесом могли лишь по-настоящему смелые люди: за новоявленными предпринимателями охотились рэкетиры. «Ребятам приходилось ездить на „стрелки“, — вспоминает Якобашвили. — Часто к нам приезжали. Кому-то понравилось помещение „Женьшеня“, качки приходили, говорили: „Здесь мы будем тренироваться. Это наше“. Как удавалось отбиться? Якобашвили продолжает: „Многие люди уважают только грубую физическую силу. Слава Богу, это не переходило определенных рамок. Но люди чувствовали, что могут получить отпор“.

В 1989 году Якобашвили привел в команду нового компаньона — только что вышедшего из тюрьмы Гавриила (»Гарика») Юшваева. В 1980 году Юшваева упекли на 9 лет за то, что он выколачивал из должника деньги. Вряд ли стоит объяснять, с какими связями он мог вернуться с зоны. Сам Юшваев интервью Forbes давать отказался. Якобашвили же прошлое этого человека не смутило, он уверяет, что «вором в законе» Юшваев не стал.

Гарика не просто приняли в общий бизнес, Якобашвили породнился с ним, женившись на его племяннице. Партнерство двух бизнесменов и по сей день — основа «семьи». Один предприниматель, сотрудничающий с группой, но не входящий в нее, в интервью Forbes назвал Юшваева «кулаками команды», «человеком-медведем». Якобашвили же, говорит он, «мозг всего этого бизнеса».

Легкие деньги

Команда будущих основателей «Вимм-Билль-Данна» с готовностью бралась за любое выгодное дело. Партнеры арендовали теплоход на Москве-реке под гостиницу для иностранных рабочих; развозили туристов по гостиницам из «Шереметьево»; обставляли мебелью отель «Метрополь».

С мебелью помог приятель из Швеции. Он же, кстати, и подбросил идею названия фирмы. Однажды Якобашвили и два его партнера обсуждали со шведским другом дела. Выпивали. Иностранца так поразила сплоченность партнеров, что он заметил: «Вы прямо Holy Trinity. Святая Троица».

Первым действительно крупным бизнесом «Тринити» стала торговля подержанными американскими автомобилями. Якобашвили с партнерами поначалу сами ездили в США за «Кадиллаками» и «Шевроле» и даже лично сидели за рулем автоперевозчика из Финляндии.

Тем временем зарождался еще более прибыльный бизнес — игорный. «Тринити» стала завозить в Петербург и Москву первых «одноруких бандитов». А когда начали появляться казино, «Тринити» совместно со шведской компанией, занимающейся игорным бизнесом, и концерном «Олби», принадлежащим предпринимателю Олегу Бойко, отстроили самый большой в столице игорный комплекс — казино «Черри» и ночной клуб «Метелица» на Новом Арбате. Открывшееся мрачным летом 1993 года казино «Черри» поражало блеском разноцветных огней. Деньги текли рекой. Английский менеджер «Метелицы» тогда говорил Forbes: «Если так пойдет и дальше, мы вернем вложенные деньги ($5 млн) через четыре месяца».

Бандитские войны

Чем больше появлялось в Москве денег, тем неспокойнее становилось на улицах. Автобизнес превратился в арену жесточайшей борьбы за выживание: «чеченские» и «бауманские» обменивались автоматными очередями, расправы часто проходили у дверей тех же казино и ночных клубов. Процветающая «Тринити», естественно, не могла не привлечь взоры завистников. «У нас была хорошая охранная организация, — вспоминает Якобашвили. — Все то же самое, что и другие делали. Власть тогда не особо защищала, приходилось защищаться самим — где хитростью, где силой, где умом, где еще чем-нибудь».

Одним из тех, кто не выжил в те смутные времена, был Владислав Ваннер, которому газеты приписывали роль главы бауманской преступной группировки, — его расстреляли в январе 1994 года. По данным следствия, киллером был знаменитый Александр Солоник (кличка Александр Македонский). Смерть Ваннера близко коснулась Якобашвили.

«Мы с ним дружили, — говорит бизнесмен. — Я ему помогал, а он мне. Он с нами возил машины, когда надо было». А как же бауманская группировка? «Можно ярлыки клеить по-всякому… Можно всех обозвать, чем хотите. Если он вырос в Бауманском районе, это не значит, что он был руководителем группировки, — говорит Якобашвили. — И вообще, что такое бауманская преступная группировка? Пресса не разбирается во многих вещах. Они насмотрелись фильмов про мафию».

На фоне конфликтов и «разборок» «Тринити» процветала. И со временем перед партнерами впервые встала задача выгодно вложить заработанные деньги.

В соку

За полгода до запуска «Черри» к Якобашвили обратились два молодых человека — Сергей Пластинин и Михаил Дубинин. Они арендовали линию по розливу соков на Лианозовском молочном комбинате и нуждались в помощи. «Им надо было появиться на рынке, — объясняет Якобашвили, — а у нас уже были какие-то связи». Связи эти позволили не только арендовать новые линии для розлива, но и выкупить целый комбинат — Раменский.

Первое название соков дало название самой компании: слово «Вимм-Билль-Данн» было придумано по созвучию со звонким английским «Уимблдон». Развивая манящую постсоветского покупателя западную тему, основатели компании в 1994-м придумали брэнд «J-7» (Seven Juices, «Семь соков»), а через год ВБД купил контрольный пакет Лианозовского комбината.

«Вимм-Билль-Данн» рос стремительно. Партнерам группы «Тринити» поначалу казалось, что это лишь очередной «приработок», размеры которого не шли ни в какое сравнение с потоками наличности от игорного бизнеса. Но сверхприбыли первых казино постепенно снижались, а на потребительский рынок, наоборот, хлынули деньги. «Вимм-Билль-Данн» открыл производство молочных продуктов (сегодня 70% от общего оборота компании), миллионы долларов были вложены в рекламу, благодаря чему на рынке появились известные всем брэнды. За 10 лет «Вимм-Билль-Данн» объединил 24 предприятия по всей стране.

Конечно, не все шло так гладко, как кажется сегодня. В 1997 году, например, разразился конфликт с Владимиром Тамбовым, директором Лианозовского комбината и крупным акционером всей группы. «Он был у нас партнером, но, к сожалению, связался с какой-то группировкой, с бандитами, и захотел нас выгнать с комбината», — рассказывает Якобашвили. В итоге Тамбов проиграл конфликт и вынужден был уступить свои акции.

В «семье», возглавляемой Якобашвили и Юшваевым, действовало четкое правило: кто не работает — не ест. Правило распространялось даже на отцов-основателей. Павел Дудников, например, был ключевым членом команды с самого начала, именно ему принадлежала гениальная мысль вывести «Вимм-Билль-Данн» на Нью-Йоркскую биржу. Но в 2000 году из-за тяжелой глазной болезни Дудников вынужден был покинуть пост председателя совета директоров компании и продать свою долю другим партнерам, не дождавшись выхода на NYSE. «Он все прекрасно понимал, — говорит Якобашвили. — Сказал: я не могу работать, я хочу продать. И продал». После этого председательское кресло занял сам Якобашвили.

Правила «семьи» строги. Единственное исключение, очевидно, делалось для Юшваева. По словам Якобашвили, он «никогда не принимает решений по ВБД». Однако именно Юшваев является крупнейшим акционером компании: у него 19% акций. У Якобашвили лишь 9%.

Новые конкуренты

До сих пор неясно, почему сорвалась сделка с Danone: стороны договорились хранить в тайне подробности переговоров. Версии строятся разные: Danone хотела купить только молочные активы, а акционеры продавали «молоко» вместе с «соком»; нынешние партнеры по ВБД намеревались остаться в управлении компанией, а Danone возражала; наконец, просто не договорились о цене.

Очевидно одно: пока шли переговоры, ВБД начал сдавать позиции. В прошлом году впервые в истории «Вимм-Билль-Данн» снизились физические объемы продажи соков. Это снижение вдвойне тревожно, если учесть, что сам соковый рынок вырос на 13% за счет молодых конкурентов ВБД, таких как ОАО ЭКЗ «Лебедянский» (брэнды «Я», «Тонус» и «Фруктовый сад») и «Мултон» (Rich, «Добрый»). В молочном бизнесе ВБД пока удерживает позиции, хотя быстро набирают обороты такие опасные конкуренты, как все та же Danone и германская компания Ehrmann.

За последний год административные издержки ВБД возросли, с запуском новых упаковок компания запоздала, дистрибуторская система начала давать сбои. Как признается Якобашвили, за время переговоров с Danone компания «расслабилась». Сейчас ВБД спешно пытается исправить положение: сменили директора сокового бизнеса, наконец запустили новые виды упаковок, начали широкую рекламную кампанию.

Но если ВБД, несмотря на все потрясения, продолжает оставаться самым крупным производителем молочных продуктов в России, то на пивном рынке Якобашвили так и не сумел выбиться в лидеры. За последние несколько лет партнеры по «Вимм-Билль-Данну» вложили порядка $50 млн в покупку четырех пивзаводов в Москве, Нижнем Новгороде, во Владивостоке и в Башкирии, а также в развитие общенациональных брэндов. Однако обе созданные торговые марки — «Легион» и «Гонец» — с треском провалились. Центрально-европейская пивоваренная компания (ЦЕПКО) оказалась не способна конкурировать с «Балтикой» и Sun Interbrew, принадлежащими мощным западным холдингам.

Инкубатор проектов

Якобашвили с партнерами продолжают действовать так же, как в начале 1990-х, распыляя усилия на самые разные виды бизнеса. В месяц Якобашвили рассматривает почти полсотни различных проектов. Каждый из партнеров по Вимм-Билль-Данну и «Тринити Групп» вправе вынести на обсуждение коллег свою идею и привлечь к ее реализации других.

Проекты, как и в первые годы, на удивление разные. Есть 800 коров элитных пород на ферме в подмосковных Горках-2. Есть коммерческая недвижимость в престижных районах Москвы. Есть 200 000 гектаров земли в долгосрочной аренде в Волгоградской области. Часто бизнес-проекты отбираются без глубокого обоснования. «Начиная бизнес, мы, конечно, привлекаем профессионалов, которые анализируют рынок. Но интересен проект или нет, я решаю сам, — поясняет Якобашвили. — Не могу сказать, что я читаю техническое описание, но идею улавливаю».

При таком подходе высока вероятность ошибок. В середине 1990-х Якобашвили с партнерами вложили $1 млн в разработку российских ученых — систему антенн, позволяющую отслеживать передвижения объектов по городу. Но ученым так и не удалось добиться, чтобы система работала с необходимой точностью. К тому же, если бы Якобашвили более тщательно проконсультировался с экспертами, те наверняка предупредили бы его о грядущем приходе спутниковой навигационной системы GPS, которая почти полностью вытеснила все локальные системы вроде той, что создавалась на его деньги.

Якобашвили говорит размеренно и монотонно и загорается, лишь когда речь заходит о новых проектах. Тогда в его речи снова слышатся колоссальные амбиции и желание осуществить прорыв.

Именно так он относится к своим инвестициям — $6 млн — в строительство гипсового завода в Кабардино-Балкарии. Это совместный бизнес с президентом Российского еврейского конгресса Евгением Сатановским. Якобашвили готов отвоевать часть рынка у немецкой фирмы Knauf, которая доминирует на рынке гипсовых стройматериалов в России.

С еще большим энтузиазмом Якобашвили отзывается об открытом несколько лет назад производстве средств респираторной защиты. Вместе с Юшваевым и другими партнерами он вкладывает $30 млн в изготовление по уникальной технологии компактных противогазов-капюшонов. К следующему году он собирается производить до миллиона изделий в месяц. Осталось только понять, кто купит столько чудо-респираторов. «Наши защитные средства должны быть у каждого человека, — заявляет предприниматель. — Особенно учитывая нынешнюю угрозу террористических атак».

Все на продажу

Тем временем члены старой команды, которые основали «Вимм-Билль-Данн» и «Тринити Групп», продолжают расходиться. «Кто-то из основных акционеров „Вимм-Билль-Данна“ увлекся своим бизнесом и продает акции, — говорит гендиректор ВБД Сергей Пластинин. — Кто-то вообще думает бросить бизнес». Но не все акции уходят из «семьи». «Есть договор, который связывает основных акционеров определенными правилами, — объясняет Якобашвили. — Мы не можем продать акции на сторону без общей договоренности. Если ребята решили что-то продавать на рынке, то сначала мы договариваемся, чтобы это не ударило по компании и не обвалило цены».

В феврале–марте этого года, в условиях падающих цен на акции ВБД, пятеро давнишних партнеров Якобашвили продали в совокупности 8% «Вимм-Билль-Данна». Часть акций Якобашвили вынужден был купить сам — вероятно, по заниженной цене. «То, что основные партнеры скидывают акции, — это плохой знак для внешнего рынка» — объясняет он.

За последние два года Якобашвили либо продал, либо готов был продать большинство своих активов. После неудавшейся попытки получить контроль над «Краснодарнефтегазом» он уступил свой 45-процентный пакет в этом нефтедобывающем предприятии «Газпромбанку»; по мнению аналитиков, конечным покупателем является «Роснефть». Недавно он расстался с проектом, который запускал девять лет назад, — рестораном «Белый лебедь» на Чистых прудах в Москве. Теперь же он готов продать автомобильный дилер «Тринити Моторс» и также ищет стратегических партнеров для пивоваренной компании ЦЕПКО и крупного производителя неоновой рекламы «Тринити Неон».

В интервью Forbes Давид Якобашвили отрицает, что у «Вимм-Билль-Данна» или других его компаний есть серьезные проблемы, и говорит, что всегда был готов расстаться с любым из своих бизнесов. Но одно ясно: российский рынок изменился, и Якобашвили с партнерами впервые столкнулись с настоящей рыночной конкуренцией. Напористость и смелость, помогавшие заработать миллионные состояния в начале 1990-х, сегодня отступают перед профессиональным менеджментом и умением закрепиться в определенных рыночных нишах. Мало выйти на рынок с дефицитным товаром, нужно тщательно разрабатывать бизнес-план, инвестировать миллионы долларов в маркетинг, строить дистрибуторскую сеть, четко контролировать административные издержки и производственные процессы.

По душе ли такой кропотливый труд Давиду Якобашвили и его партнерам? Председатель совета директоров «Вимм-Билль-Данна» говорит, что несколько лет тому назад уже хотел покинуть компанию. Тогда ему это не удалось, да и сегодня решиться на это было бы непросто. «Я, к сожалению, не могу так поступить из-за обязательств перед людьми, с которыми давно работаю, — говорит бизнесмен. — В некотором смысле, я заложник всего этого дела».

news.rambler.ru

Заложник судьбы. Как Давид Якобашвили справлялся с бандитами | Бизнес

И вдруг что-то сломалось в работавшем как часы механизме. За последние два года главный барометр экономической активности России — фондовый индекс РТС вырос на 140%, а акции ВБД так и остались на уровне тех цен, по которым они были размещены, и даже подешевели на 5%. Компания заработала $21 млн чистой прибыли в прошлом году при обороте в $939 млн — это на 41% ниже, чем в 2002-м. Задолженность выросла на целых $201 млн. Агентство Standard&Poor’s изменило прогноз инвестиционного рейтинга компании со стабильного на негативный.

А в ноябре прошлого года, после двух лет переговоров, французский пищевой гигант Groupe Danone отказался от своих намерений купить контрольный пакет ВБД. Якобашвили утверждает, что переговоры были прекращены по решению обеих сторон. Но если для Danone эта сделка одна из многих, для совладельцев ВБД она могла стать венцом их многолетних усилий.

Семья

Костяк группы, создавшей впоследствии «Вимм-Билль-Данн», сложился в гостинице «Союз» на северной окраине Москвы; там работали Павел Дудников и Евгений Ярославский — один администратором ресторана, другой барменом. Иногда друзья ездили по делам в Тбилиси, где в 1984 году подружились с недоучившимся студентом политехнического института Давидом Якобашвили, который тогда служил во вневедомственной охране. Тот и сам часто бывал в Москве: оттуда родом его мать. «Москва — город маленький, — рассказывает Якобашвили в интервью Forbes.

— Я до сих пор поддерживаю знакомства, которые завел в 70-е годы».
Некоторые из его старых знакомых оказались у истоков кооперативного движения. В начале 1987 года Дудников и Ярославский вместе с партнером Михаилом Вишняковым основали на Покровке салон красоты «Женьшень», один из первых кооперативов в России. В 1988 году москвичи вспомнили о тбилисском друге, Якобашвили переселился в столицу и подключился к делу.

В то время заниматься бизнесом могли лишь по-настоящему смелые люди: за новоявленными предпринимателями охотились рэкетиры. «Ребятам приходилось ездить на «стрелки», — вспоминает Якобашвили. — Часто к нам приезжали. Кому-то понравилось помещение «Женьшеня», качки приходили, говорили: «Здесь мы будем тренироваться. Это наше». Как удавалось отбиться? Якобашвили продолжает: «Многие люди уважают только грубую физическую силу. Слава Богу, это не переходило определенных рамок. Но люди чувствовали, что могут получить отпор».

В 1989 году Якобашвили привел в команду нового компаньона — только что вышедшего из тюрьмы Гавриила («Гарика») Юшваева. В 1980 году Юшваева упекли на 9 лет за то, что он выколачивал из должника деньги. Вряд ли стоит объяснять, с какими связями он мог вернуться с зоны. Сам Юшваев интервью Forbes давать отказался. Якобашвили же прошлое этого человека не смутило, он уверяет, что «вором в законе» Юшваев не стал.

Гарика не просто приняли в общий бизнес, Якобашвили породнился с ним, женившись на его племяннице. Партнерство двух бизнесменов и по сей день — основа «семьи». Один предприниматель, сотрудничающий с группой, но не входящий в нее, в интервью Forbes назвал Юшваева «кулаками команды», «человеком-медведем». Якобашвили же, говорит он, «мозг всего этого бизнеса».

Легкие деньги

Команда будущих основателей «Вимм-Билль-Данна» с готовностью бралась за любое выгодное дело. Партнеры арендовали теплоход на Москве-реке под гостиницу для иностранных рабочих; развозили туристов по гостиницам из «Шереметьево»; обставляли мебелью отель «Метрополь».

С мебелью помог приятель из Швеции. Он же, кстати, и подбросил идею названия фирмы. Однажды Якобашвили и два его партнера обсуждали со шведским другом дела. Выпивали. Иностранца так поразила сплоченность партнеров, что он заметил: «Вы прямо Holy Trinity. Святая Троица».

Первым действительно крупным бизнесом «Тринити» стала торговля подержанными американскими автомобилями. Якобашвили с партнерами поначалу сами ездили в США за «Кадиллаками» и «Шевроле» и даже лично сидели за рулем автоперевозчика из Финляндии.

Тем временем зарождался еще более прибыльный бизнес — игорный. «Тринити» стала завозить в Петербург и Москву первых «одноруких бандитов».   А когда начали появляться казино, «Тринити» совместно со шведской компанией, занимающейся игорным бизнесом, и концерном «Олби», принадлежащим предпринимателю Олегу Бойко, отстроили самый большой в столице игорный комплекс — казино «Черри» и ночной клуб «Метелица» на Новом Арбате. Открывшееся мрачным летом 1993 года казино «Черри» поражало блеском разноцветных огней. Деньги текли рекой. Английский менеджер «Метелицы» тогда говорил Forbes: «Если так пойдет и дальше, мы вернем вложенные деньги ($5 млн) через четыре месяца».

Бандитские войны

Чем больше появлялось в Москве денег, тем неспокойнее становилось на улицах. Автобизнес превратился в арену жесточайшей борьбы за выживание: «чеченские» и «бауманские» обменивались автоматными очередями, расправы часто проходили у дверей тех же казино и ночных клубов. Процветающая «Тринити», естественно, не могла не привлечь взоры завистников. «У нас была хорошая охранная организация, — вспоминает Якобашвили. — Все то же самое, что и другие делали. Власть тогда не особо защищала, приходилось защищаться самим — где хитростью, где силой, где умом, где еще чем-нибудь».

Одним из тех, кто не выжил в те смутные времена, был Владислав Ваннер, которому газеты приписывали роль главы бауманской преступной группировки, — его расстреляли в январе 1994 года. По данным следствия, киллером был знаменитый Александр Солоник (кличка Александр Македонский). Смерть Ваннера близко коснулась Якобашвили.

«Мы с ним дружили, — говорит бизнесмен. — Я ему помогал, а он мне. Он с нами возил машины, когда надо было». А как же бауманская группировка? «Можно ярлыки клеить по-всякому… Можно всех обозвать, чем хотите. Если он вырос в Бауманском районе, это не значит, что он был руководителем группировки, — говорит Якобашвили. — И вообще, что такое бауманская преступная группировка? Пресса не разбирается во многих вещах. Они насмотрелись фильмов про мафию».

На фоне конфликтов и «разборок» «Тринити» процветала. И со временем перед партнерами впервые встала задача выгодно вложить заработанные деньги.

В соку

За полгода до запуска «Черри» к Якобашвили обратились два молодых человека — Сергей Пластинин и Михаил Дубинин. Они арендовали линию по розливу соков на Лианозовском молочном комбинате и нуждались в помощи. «Им надо было появиться на рынке, — объясняет Якобашвили, — а у нас уже были какие-то связи». Связи эти позволили не только арендовать новые линии для розлива, но и выкупить целый комбинат — Раменский.

Первое название соков дало название самой компании: слово «Вимм-Билль-Данн» было придумано по созвучию со звонким английским «Уимблдон». Развивая манящую постсоветского покупателя западную тему, основатели компании в 1994-м придумали брэнд «J-7» (Seven Juices, «Семь соков»), а через год ВБД купил контрольный пакет Лианозовского комбината.

«Вимм-Билль-Данн» рос стремительно. Партнерам группы «Тринити» поначалу казалось, что это лишь очередной «приработок», размеры которого не шли ни в какое сравнение с потоками наличности от игорного бизнеса. Но сверхприбыли первых казино постепенно снижались, а на потребительский рынок, наоборот, хлынули деньги. «Вимм-Билль-Данн» открыл производство молочных продуктов (сегодня 70% от общего оборота компании), миллионы долларов были вложены в рекламу, благодаря чему на рынке появились известные всем брэнды. За 10 лет «Вимм-Билль-Данн» объединил 24 предприятия по всей  стране.

Конечно, не все шло так гладко, как кажется сегодня. В 1997 году, например, разразился конфликт с Владимиром Тамбовым, директором Лианозовского комбината и крупным акционером всей группы. «Он был у нас партнером, но, к сожалению, связался с какой-то группировкой, с бандитами, и захотел нас выгнать с комбината», — рассказывает Якобашвили. В итоге Тамбов проиграл конфликт и вынужден был уступить свои акции.

В «семье», возглавляемой Якобашвили и Юшваевым, действовало четкое правило: кто не работает — не ест. Правило распространялось даже на отцов-основателей. Павел Дудников, например, был ключевым членом команды с самого начала, именно ему принадлежала гениальная мысль вывести «Вимм-Билль-Данн» на Нью-Йоркскую биржу. Но в 2000 году из-за тяжелой глазной болезни Дудников вынужден был покинуть пост председателя совета директоров компании и продать свою долю другим партнерам, не дождавшись выхода на NYSE. «Он все прекрасно понимал, — говорит Якобашвили. — Сказал: я не могу работать, я хочу продать. И продал». После этого председательское кресло занял сам Якобашвили.

Правила «семьи» строги. Единственное исключение, очевидно, делалось для Юшваева. По словам Якобашвили, он «никогда не принимает решений по ВБД». Однако именно Юшваев является крупнейшим акционером компании: у него 19% акций. У Якобашвили лишь 9%.

Новые конкуренты

До сих пор неясно, почему сорвалась сделка с Danone: стороны договорились хранить в тайне подробности переговоров. Версии строятся разные: Danone хотела купить только молочные активы, а акционеры продавали «молоко» вместе с «соком»; нынешние партнеры по ВБД намеревались остаться в управлении компанией, а Danone возражала; наконец, просто не договорились о цене.

Очевидно одно: пока шли переговоры, ВБД начал сдавать позиции. В прошлом году впервые в истории «Вимм-Билль-Данн» снизились физические объемы продажи соков. Это снижение вдвойне тревожно, если учесть, что сам соковый рынок вырос на 13% за счет молодых конкурентов ВБД, таких как ОАО ЭКЗ «Лебедянский» (брэнды «Я», «Тонус» и «Фруктовый сад») и «Мултон» (Rich, «Добрый»). В молочном бизнесе ВБД пока удерживает позиции, хотя быстро набирают обороты такие опасные конкуренты, как все та же Danone и германская компания Ehrmann.

За последний год административные издержки ВБД возросли, с запуском новых упаковок компания запоздала, дистрибуторская система начала давать сбои. Как признается Якобашвили, за время переговоров с Danone компания «расслабилась». Сейчас ВБД спешно пытается исправить положение: сменили директора сокового бизнеса, наконец запустили новые виды упаковок, начали широкую рекламную кампанию.

Но если ВБД, несмотря на все потрясения, продолжает оставаться самым крупным производителем молочных продуктов в России, то на пивном рынке Якобашвили так и не сумел выбиться в лидеры. За последние несколько лет партнеры по «Вимм-Билль-Данну» вложили порядка $50 млн в покупку четырех пивзаводов в Москве, Нижнем Новгороде, во Владивостоке и в Башкирии, а также в развитие общенациональных брэндов. Однако обе созданные торговые марки — «Легион» и «Гонец» — с треском провалились. Центрально-европейская пивоваренная компания (ЦЕПКО) оказалась не способна конкурировать с «Балтикой» и Sun Interbrew, принадлежащими мощным западным холдингам.

Инкубатор проектов

Якобашвили с партнерами продолжают действовать так же, как в начале 1990-х, распыляя усилия на самые разные виды бизнеса. В месяц Якобашвили рассматривает почти полсотни различных проектов. Каждый из партнеров по Вимм-Билль-Данну и «Тринити Групп» вправе вынести на обсуждение коллег свою идею и привлечь к ее реализации других.

Проекты, как и в первые годы, на удивление разные. Есть 800 коров элитных пород на ферме в подмосковных Горках-2. Есть коммерческая недвижимость в престижных районах Москвы. Есть 200 000 гектаров земли в долгосрочной аренде в Волгоградской области. Часто бизнес-проекты отбираются без глубокого обоснования. «Начиная бизнес, мы, конечно, привлекаем профессионалов, которые анализируют рынок. Но интересен проект или нет, я решаю сам, — поясняет Якобашвили. — Не могу сказать, что я читаю техническое описание, но идею улавливаю».

При таком подходе высока вероятность ошибок. В середине 1990-х Якобашвили с партнерами вложили $1 млн в разработку российских ученых — систему антенн, позволяющую отслеживать передвижения объектов по городу. Но ученым так и не удалось добиться, чтобы система работала с необходимой точностью. К тому же, если бы Якобашвили более тщательно проконсультировался с экспертами, те наверняка предупредили бы его о грядущем приходе спутниковой навигационной системы GPS, которая почти полностью вытеснила все локальные системы вроде той, что создавалась на его деньги.

Якобашвили говорит размеренно и монотонно и загорается, лишь когда речь заходит о новых проектах. Тогда в его речи снова слышатся колоссальные амбиции и желание осуществить прорыв.

Именно так он относится к своим инвестициям — $6 млн — в строительство гипсового завода в Кабардино-Балкарии. Это совместный бизнес с президентом Российского еврейского конгресса Евгением Сатановским. Якобашвили готов отвоевать часть рынка у немецкой фирмы Knauf, которая доминирует на рынке гипсовых стройматериалов в России.

С еще большим энтузиазмом Якобашвили отзывается об открытом несколько лет назад производстве средств респираторной защиты. Вместе с Юшваевым и другими партнерами он вкладывает $30 млн в изготовление по уникальной технологии компактных противогазов-капюшонов. К следующему году он собирается производить до миллиона изделий в месяц. Осталось только понять, кто купит столько чудо-респираторов. «Наши защитные средства должны быть у каждого человека, — заявляет предприниматель. — Особенно учитывая нынешнюю угрозу террористических атак».

Все на продажу

Тем временем члены старой команды, которые основали «Вимм-Билль-Данн» и «Тринити Групп», продолжают расходиться.
«Кто-то из основных акционеров «Вимм-Билль-Данна» увлекся своим бизнесом и продает акции, — говорит гендиректор ВБД Сергей Пластинин. — Кто-то вообще думает бросить бизнес». Но не все акции уходят из «семьи». «Есть договор, который связывает основных акционеров определенными правилами, — объясняет Якобашвили. — Мы не можем продать акции на сторону без общей договоренности. Если ребята решили что-то продавать на рынке, то сначала мы договариваемся, чтобы это не ударило по компании и не обвалило цены».

В феврале–марте этого года, в условиях падающих цен на акции ВБД, пятеро давнишних партнеров Якобашвили продали в совокупности 8% «Вимм-Билль-Данна». Часть акций Якобашвили вынужден был купить сам — вероятно, по заниженной цене. «То, что основные партнеры скидывают акции, — это плохой знак для внешнего рынка» — объясняет он.

За последние два года Якобашвили либо продал, либо готов был продать большинство своих активов. После неудавшейся попытки получить контроль над «Краснодарнефтегазом» он уступил свой 45-процентный пакет в этом нефтедобывающем предприятии   «Газпромбанку»; по мнению аналитиков, конечным покупателем является «Роснефть». Недавно он расстался с проектом, который запускал девять лет назад, — рестораном «Белый лебедь» на Чистых прудах в Москве. Теперь же он готов продать автомобильный дилер «Тринити Моторс» и также ищет стратегических партнеров для пивоваренной компании ЦЕПКО и крупного производителя неоновой рекламы «Тринити Неон».

В интервью Forbes Давид Якобашвили отрицает, что у «Вимм-Билль-Данна» или других его компаний есть серьезные проблемы, и говорит, что всегда был готов расстаться с любым из своих бизнесов. Но одно ясно: российский рынок изменился, и Якобашвили с партнерами впервые столкнулись с настоящей рыночной конкуренцией. Напористость и смелость, помогавшие заработать миллионные состояния в начале 1990-х, сегодня отступают перед профессиональным менеджментом и умением закрепиться в определенных рыночных нишах. Мало выйти на рынок с дефицитным товаром, нужно тщательно разрабатывать бизнес-план, инвестировать миллионы долларов в маркетинг, строить дистрибуторскую сеть, четко контролировать административные издержки и производственные процессы.

По душе ли такой кропотливый труд Давиду Якобашвили и его партнерам? Председатель совета директоров «Вимм-Билль-Данна» говорит, что несколько лет тому назад уже хотел покинуть компанию. Тогда ему это не удалось, да и сегодня решиться на это было бы непросто. «Я, к сожалению, не могу так поступить из-за обязательств перед людьми, с которыми давно работаю, — говорит бизнесмен. — В некотором смысле, я заложник всего этого дела».

www.forbes.ru

Вимм-Билль-Данн — Википедия

«Вимм-Билль-Данн» (ВБД, WBD) — российская компания, крупный производитель безалкогольных напитков и молочных продуктов в 1990 — 2000-е годы.

Наиболее известные продукты — фруктовые и овощные соки J7, линейка молочных продуктов под маркой «Домик в деревне», минеральные воды «Ессентуки». Поглощена в 2011 году американской корпорацией PepsiCo и преобразована в её подразделение, основные организационные единицы, производственные мощности и торговые марки сохранены.

История

Компания была создана в 1992 году; её бизнес начался с линии по разливу соков, взятой в аренду на Лианозовском молочном комбинате, и кредита в $50 тыс.[1] Считалось, что название компании произошло от слова «Уимблдон»[2], впрочем, Сергей Пластинин эту версию опровергает[3]. Зверёк в поварском колпаке, изображённый на логотипе «Вимм-Билль-Данна», по словам разработавшего его в 1993 году художника Андрея Сечина, не имел реального прототипа, но воспринял ряд черт его любимого миттельшнауцера[4].

В 1995—1996 годы фирма выкупила Лианозовский молочный комбинат, который стал главной её производственной площадкой, в административном корпусе комбината расположилась штаб-квартира компании. Впоследствии компания приобрела более тридцати российских предприятий по розливу напитков и молочной промышленности, среди которых Раменский молочный комбинат (1997), Туймазинский молокозавод (2002), Ессентукский завод минеральных вод (2003), Очаковский молочный завод (2006). Кроме того, в состав компании входило несколько украинских предприятий — Киевский молочный комбинат (приобретён в 2001 году), Харьковский молочный комбинат (2002), Бурынский завод сухого молока, а также киргизский завод «Бишкек сут» (2000).

В 2002 году компания провела первичное размещение акций на Нью-Йоркской фондовой бирже, став первой российской компанией пищевой отрасли, осуществившей IPO[1]. В ходе размещения оценка компании составила $830 млн, крупнейшим покупателем акций стала французская Danone. Перед выходом на биржу компания максимально полно раскрыла о себе всю информацию в проспекте эмиссии, тогда стало известно, что крупнейший на тот момент акционер компании Гаврил Юшваев имел судимость за разбой и провёл девять лет в местах лишения свободы[5].

В конце 2006 года «Вимм-Билль-Данн» заключил контракт с дизайн-бюро одного из наиболее известных российских дизайнеров одежды Игоря Чапурина на оформление в едином корпоративном стиле всех своих 33 заводов. Ожидалось, что фасады цехов будут «одеты» в каркас из современных материалов, выкрашенных в серый металлик и несколько оттенков синего; стоимость проекта — $2-3 млн[6].

В конце декабря 2008 года «Вимм-Билль-Данн» вошел в перечень системообразующих организаций России, получивших государственную поддержку в период кризиса.

Продажа компании PepsiCo

Основными акционерами компании «Вимм-Билль-Данн», согласно отчету за 1 квартал 2009 года, являлись:

  • Deutsche Bank Trust Company Americas — 39,99 %.
  • Гаврил Юшваев — 19,611 % (17,25 % и 2,361 % через ГДР)[7].
  • Давид Якобашвили — 10,497 % (8,67 % и 1,827 % через ГДР)[7].
  • Михаил Дубинин — 4,56 % (4,11 % и 0,45 % через ГДР)[7].
  • Сергей Пластинин — 3,576 %[7].
  • Александр Орлов — 3,122 % (2,73 % и 0,392 % через ГДР)[7].

Фактически по состоянию на февраль 2008 года 18,36 % акций ВБД принадлежало французской компании Danone (летом 2010 года в связи со слиянием Danone с «Юнимилком» была достигнута договорённость о продаже данного пакета акций самой ВБД)[8][9].

В начале ноября 2010 года стало известно, что американская компания PepsiCo договорилась с акционерами «Вимм-Билль-Данна» о покупке компании. В ходе первого этапа сделки, завершившегося 3 февраля 2011 года, PepsiCo получила 66 % ВБД за $3,8 млрд (42,37 % акций было выкуплено у основателей и менеджмента компании, ещё 23,52 % акций — у её дочерних компаний), параллельно PepsiCo выкупила на рынке ещё 11 % акций ВБД. У американской компании осталось право полного выкупа компании[10][11]. Предполагалось, что в случае своего завершения эта сделка станет рекордной по объёму иностранных инвестиций в несырьевой сектор России[12]. В итоге по состоянию на 3 февраля 2011 года PepsiCo владела 76,98 % ВБД[10], а на 31 декабря 2011 года — 98,41 %.

Собственники и руководство

По состоянию на конец 2011 года, основным собственником ОАО «Вимм-Билль-Данн» являлось ОАО «Вимм-Билль-Данн продукты питания» (доля участия в уставном капитале — 98,41 %). ОАО «Вимм-Билль-Данн продукты питания» на 100 % принадлежит компании Pepsi-Cola (Bermuda) Limited (располагается на Бермудских островах).

Деятельность

Сок J7 «Юбилейный» (20 лет), выпущенный в 2014 году

«Вимм-Билль-Данну» принадлежало 36 производственных предприятий, выпускающих молочные продукты, соки и минеральную воду, а также центры продаж более чем в 25 городах России и странах СНГ. Основные торговые марки: «J-7», «100 % Gold Premium», «Любимый сад», «Домик в деревне», «Веселый Молочник», «Агуша», всего свыше 1000 наименований молочной продукции и более 150 наименований соков, фруктовых нектаров, негазированных напитков.

Выручка по итогам 2008 года (US GAAP) составила $2,82 млрд ($2,44 млрд в 2007 году), операционная прибыль — $245,1 млн ($214,0 млн), чистая прибыль — $101,7 млн ($140,0 млн).[13]

Примечания

  1. 1 2 От Wimm-Bill-Dann к PepsiCo (неопр.). // vedomosti.ru. Дата обращения 26 мая 2011. Архивировано 10 февраля 2012 года.
  2. Павел Хлебников, Юрий Львов, Александр Сазонов. Давид Якобашвили. Заложник судьбы // Forbes Russia, № 04, 2004 г.  (Проверено 21 января 2010)
  3. Ольга Проскурнина, Мария Плис. Отец-основатель (недоступная ссылка) // Ведомости, № 58 (2080), 1 апреля 2008
  4. ↑ Подборка наиболее репрезентативных работ агентства в области графического дизайна // Sechin Design Studio  (Проверено 1 июня 2010)
  5. ↑ Молоко на губах обсохло // Независимая газета, 9 октября 2003
  6. Светлана Ментюкова, Сергей Соболев, Майя Стравинская. Кройка века // Коммерсантъ, № 240 (3571), 22 декабря 2006
  7. 1 2 3 4 5 Сведения о кандидатах в Совет директоров ОАО «ВБД ПП» (2010 год).
  8. Александра Иванская. Наелись йогуртов (недоступная ссылка) / «Ведомости», № 37 (2059), 29.02.2008
  9. Ирина Скрынник. Danone выходит из ВБД // vedomosti.ru  (Проверено 12 августа 2010)
  10. 1 2 Ирина Скрынник. PepsiCo выжимает деньги из молока Архивная копия от 3 ноября 2013 на Wayback Machine // Ведомости, 08.02.2011, 21 (2787)  (Проверено 1 марта 2011)
  11. Петр Канаев. Pepsi с молоком // gazeta.ru  (Проверено 2 декабря 2010)
  12. Ирина Скрынник, Елена Виноградова, Александра Крекнина. Молоко по цене нефти // Ведомости, 03.12.2010, № 229 (2747)  (Проверено 3 декабря 2010)
  13. ↑ «ОАО „Вимм-билль-данн продукты питания“ объявляет о двузначном росте выручки в 2008 году и укреплении финансовой основы компании» Архивная копия от 20 июня 2009 на Wayback Machine, wbd.ru  (Проверено 8 апреля 2009)

Ссылки

wikipedia.bio

Вимм-Билль-Данн — Википедия

«Вимм-Билль-Данн» (ВБД, WBD) — российская компания, крупный производитель безалкогольных напитков и молочных продуктов в 1990 — 2000-е годы.

Наиболее известные продукты — фруктовые и овощные соки J7, линейка молочных продуктов под маркой «Домик в деревне», минеральные воды «Ессентуки». Поглощена в 2011 году американской корпорацией PepsiCo и преобразована в её подразделение, основные организационные единицы, производственные мощности и торговые марки сохранены.

История

Компания была создана в 1992 году; её бизнес начался с линии по разливу соков, взятой в аренду на Лианозовском молочном комбинате, и кредита в $50 тыс.[1] Считалось, что название компании произошло от слова «Уимблдон»[2], впрочем, Сергей Пластинин эту версию опровергает[3]. Зверёк в поварском колпаке, изображённый на логотипе «Вимм-Билль-Данна», по словам разработавшего его в 1993 году художника Андрея Сечина, не имел реального прототипа, но воспринял ряд черт его любимого миттельшнауцера[4].

В 1995—1996 годы фирма выкупила Лианозовский молочный комбинат, который стал главной её производственной площадкой, в административном корпусе комбината расположилась штаб-квартира компании. Впоследствии компания приобрела более тридцати российских предприятий по розливу напитков и молочной промышленности, среди которых Раменский молочный комбинат (1997), Туймазинский молокозавод (2002), Ессентукский завод минеральных вод (2003), Очаковский молочный завод (2006). Кроме того, в состав компании входило несколько украинских предприятий — Киевский молочный комбинат (приобретён в 2001 году), Харьковский молочный комбинат (2002), Бурынский завод сухого молока, а также киргизский завод «Бишкек сут» (2000).

В 2002 году компания провела первичное размещение акций на Нью-Йоркской фондовой бирже, став первой российской компанией пищевой отрасли, осуществившей IPO[1]. В ходе размещения оценка компании составила $830 млн, крупнейшим покупателем акций стала французская Danone. Перед выходом на биржу компания максимально полно раскрыла о себе всю информацию в проспекте эмиссии, тогда стало известно, что крупнейший на тот момент акционер компании Гаврил Юшваев имел судимость за разбой и провёл девять лет в местах лишения свободы[5].

В конце 2006 года «Вимм-Билль-Данн» заключил контракт с дизайн-бюро одного из наиболее известных российских дизайнеров одежды Игоря Чапурина на оформление в едином корпоративном стиле всех своих 33 заводов. Ожидалось, что фасады цехов будут «одеты» в каркас из современных материалов, выкрашенных в серый металлик и несколько оттенков синего; стоимость проекта — $2-3 млн[6].

В конце декабря 2008 года «Вимм-Билль-Данн» вошел в перечень системообразующих организаций России, получивших государственную поддержку в период кризиса.

Продажа компании PepsiCo

Основными акционерами компании «Вимм-Билль-Данн», согласно отчету за 1 квартал 2009 года, являлись:

  • Deutsche Bank Trust Company Americas — 39,99 %.
  • Гаврил Юшваев — 19,611 % (17,25 % и 2,361 % через ГДР)[7].
  • Давид Якобашвили — 10,497 % (8,67 % и 1,827 % через ГДР)[7].
  • Михаил Дубинин — 4,56 % (4,11 % и 0,45 % через ГДР)[7].
  • Сергей Пластинин — 3,576 %[7].
  • Александр Орлов — 3,122 % (2,73 % и 0,392 % через ГДР)[7].

Фактически по состоянию на февраль 2008 года 18,36 % акций ВБД принадлежало французской компании Danone (летом 2010 года в связи со слиянием Danone с «Юнимилком» была достигнута договорённость о продаже данного пакета акций самой ВБД)[8][9].

В начале ноября 2010 года стало известно, что американская компания PepsiCo договорилась с акционерами «Вимм-Билль-Данна» о покупке компании. В ходе первого этапа сделки, завершившегося 3 февраля 2011 года, PepsiCo получила 66 % ВБД за $3,8 млрд (42,37 % акций было выкуплено у основателей и менеджмента компании, ещё 23,52 % акций — у её дочерних компаний), параллельно PepsiCo выкупила на рынке ещё 11 % акций ВБД. У американской компании осталось право полного выкупа компании[10][11]. Предполагалось, что в случае своего завершения эта сделка станет рекордной по объёму иностранных инвестиций в несырьевой сектор России[12]. В итоге по состоянию на 3 февраля 2011 года PepsiCo владела 76,98 % ВБД[10], а на 31 декабря 2011 года — 98,41 %.

Собственники и руководство

По состоянию на конец 2011 года, основным собственником ОАО «Вимм-Билль-Данн» являлось ОАО «Вимм-Билль-Данн продукты питания» (доля участия в уставном капитале — 98,41 %). ОАО «Вимм-Билль-Данн продукты питания» на 100 % принадлежит компании Pepsi-Cola (Bermuda) Limited (располагается на Бермудских островах).

Деятельность

Сок J7 «Юбилейный» (20 лет), выпущенный в 2014 году

«Вимм-Билль-Данну» принадлежало 36 производственных предприятий, выпускающих молочные продукты, соки и минеральную воду, а также центры продаж более чем в 25 городах России и странах СНГ. Основные торговые марки: «J-7», «100 % Gold Premium», «Любимый сад», «Домик в деревне», «Веселый Молочник», «Агуша», всего свыше 1000 наименований молочной продукции и более 150 наименований соков, фруктовых нектаров, негазированных напитков.

Выручка по итогам 2008 года (US GAAP) составила $2,82 млрд ($2,44 млрд в 2007 году), операционная прибыль — $245,1 млн ($214,0 млн), чистая прибыль — $101,7 млн ($140,0 млн).[13]

Примечания

  1. 1 2 От Wimm-Bill-Dann к PepsiCo. // vedomosti.ru. Проверено 26 мая 2011. Архивировано 10 февраля 2012 года.
  2. Павел Хлебников, Юрий Львов, Александр Сазонов. Давид Якобашвили. Заложник судьбы // Forbes Russia, № 04, 2004 г.  (Проверено 21 января 2010)
  3. Ольга Проскурнина, Мария Плис. Отец-основатель (недоступная ссылка) // Ведомости, № 58 (2080), 1 апреля 2008
  4. ↑ Подборка наиболее репрезентативных работ агентства в области графического дизайна // Sechin Design Studio  (Проверено 1 июня 2010)
  5. ↑ Молоко на губах обсохло // Независимая газета, 9 октября 2003
  6. Светлана Ментюкова, Сергей Соболев, Майя Стравинская. Кройка века // Коммерсантъ, № 240 (3571), 22 декабря 2006
  7. 1 2 3 4 5 Сведения о кандидатах в Совет директоров ОАО «ВБД ПП» (2010 год).
  8. Александра Иванская. Наелись йогуртов (недоступная ссылка) / «Ведомости», № 37 (2059), 29.02.2008
  9. Ирина Скрынник. Danone выходит из ВБД // vedomosti.ru  (Проверено 12 августа 2010)
  10. 1 2 Ирина Скрынник. PepsiCo выжимает деньги из молока Архивная копия от 3 ноября 2013 на Wayback Machine // Ведомости, 08.02.2011, 21 (2787)  (Проверено 1 марта 2011)
  11. Петр Канаев. Pepsi с молоком // gazeta.ru  (Проверено 2 декабря 2010)
  12. Ирина Скрынник, Елена Виноградова, Александра Крекнина. Молоко по цене нефти // Ведомости, 03.12.2010, № 229 (2747)  (Проверено 3 декабря 2010)
  13. ↑ «ОАО „Вимм-билль-данн продукты питания“ объявляет о двузначном росте выручки в 2008 году и укреплении финансовой основы компании» Архивная копия от 20 июня 2009 на Wayback Machine, wbd.ru  (Проверено 8 апреля 2009)

Ссылки

wikipedia.green

Основатели "Вимм-Билль-Данна" демонстрируют неподдельный интерес к ритейлу

30 марта 2007, 09:10 830 просмотров

Сергей Пластинин — не единственный основатель “Вимм-Билль-Данна”, заинтересовавшийся розничной торговлей. Как стало известно “Ведомостям”, у Михаила Дубинина тоже есть ритейловый проект — ему принадлежит сеть небольших магазинов “Подружка”, торгующих косметикой и товарами “для женщин”. Бизнесмен готов вложить в проект еще $50 млн, чтобы через пять лет иметь 1000 магазинов по всей России. Компания “Табер Трейд” открыла первый магазин “Подружка” в 2005 г., хотя работает в ритейле с 2003 г., говорится на сайте “Подружки”. Сейчас в эту сеть входит уже 38 магазинов, но ни на сайте “Подружки”, ни в других открытых источниках не сказано, что учредителем и единственным владельцем ООО “Табер Трейд” является Михаил Дубинин. “Ведомости” обнаружили эти сведения в базе ЕГРЮЛ, а генеральный директор “Табер Трейда” Дмитрий Тамурка подтвердил, что владеет компанией один из основателей ВБД. Сам он ранее руководил продажами в этом холдинге.

Как рассказал “Ведомостям” Тамурка, Дубинин рассматривал разные варианты инвестиций в ритейл — от продуктового до аптечного, но решил остановиться на торговле непродовольственными товарами для женщин в небольших “магазинах у дома” — на Западе магазины такого типа называются drogeries. Основу их ассортимента составляет недорогая косметика, бытовая химия, предметы гигиены, аксессуары и т. д. “Зачастую женщинам негде купить рядом с домом необходимые мелочи, например крем для рук, бигуди или колготки. Мы искали перспективную нишу, где можно занять лидерские позиции. Ритейл растет ежегодно на 30-40%, но продуктовая и одежная розница плотно заняты конкурентами, а в сегменте drogeries их практически нет”, — объяснил руководитель проекта. По его словам, с самого начала в сеть было вложено $12 млн. А инвестиции в каждый из магазинов — площадью 120-150 кв. м в отдельно стоящих арендуемых помещениях в Москве и Московской области — составляют примерно $100 000. В течение трех лет в проект планируется вложить еще $50 млн, а к 2012 г. — открыть 1000 магазинов по всей стране, говорится в бизнес-плане сети, оказавшемся в распоряжении “Ведомостей”. Средний чек в сети не превышает $10, но за прошлый год выручка “Подружек” составила $6,5 млн. На этот год прогнозируется уже $30 млн, в через пять лет владелец ожидает от “Подружки” оборота в $500 млн.

В следующем году Дубинин рассчитывает привлечь в проект финансового инвестора, добавил Дмитрий Тамурка. У сетей drogeries высокий инвестиционный потенциал: недаром петербургского ритейлера в этой нише — “Спектр” — в прошлом году приобрел мировой лидер drogeries AS Watson, напоминает вице-президент маркетингового агентства “Старая крепость” Анна Дычева-Смирнова. Российский рынок в состоянии поглотить 1000 новых магазинов drogeries, но конкуренция обостряется, отмечает основатель московской сети drogeries “Ситимаркет” Илья Уваров. “В Москве у нас и у "Подружки" уже есть сильные конкуренты — сети "Ол! Гуд", "Парфюмерный рай" и "Южный двор". Локальные сети такого формата есть в каждом регионе. В ближайшие годы на рынке начнется серьезная борьба”, — предсказывает Уваров. Сам Михаил Дубинин подтвердил “Ведомостям” свое участие в проекте “Подружка”, но получить у него подробные комментарии вчера не удалось. Но о “Подружке” знает его партнер по ВБД Сергей Пластинин, тоже всерьез увлекшийся розничной торговлей. В прошлом году он приобрел сети магазинов одежды Fresco и “Модный базар”, которые объединяет в одну под брендом Taxi, а с нынешнего года начал открывать федеральную сеть магазинов молодежной одежды, которая шьется по эскизам его дочери Киры (Kira Plastinina).

Михаил Дубинин владеет 6,5% акций ОАО “Вимм-Билль-Данн” на сумму $221,6 млн (исходя из вчерашней капитализации ВБД на Нью-Йоркской бирже — $3,41 млрд). Дивиденды в 2004-2005 гг. компания не платила. Дубинин строит элитный коттеджный поселок “Резиденция Бенилюкс”, владеет риэлторской компанией “Агент 002” и выступает совладельцем ипотечной брокерской компании “Независимое бюро ипотечного кредитования”, агентства недвижимости Doki, брокера коммерческой недвижимости United Realty Group, юридической фирмы “Бергер & Партнеры” и девелоперской Millennium Properties.

ЛИДЕРЫ НОВОГО ФОРМАТА

Лидером формата drogeries считается гонконгский парфюмерно-косметический ритейлер A. S. Watson, насчитывающий 4000 магазинов в Европе и более 1000 — в Азии, с выручкой около $12 млрд. Второй по обороту в мире — немецкий Schlekcer с сетью свыше 14 000 магазинов в 17 странах Европы и выручкой 6,5 млрд евро. Немецкая сеть drogeries Rossmann насчитывает 1200 магазинов. В России самым крупным сетевым ритейлером этого формата считается московская сеть “Южный двор” (насчитывает около 200 магазинов) с выручкой в 2005 г. $190 млн, по собственным данным.

Статья относится к тематикам: Retail Поделиться публикацией: Подписывайтесь на наш канал в Telegram и Яндекс.Дзен , чтобы первым быть в курсе главных новостей Retail.ru.

www.retail.ru

Pepsi купила "Вимм-Билль-Данн": Финансы: Lenta.ru

В кои-то веки главная новость недели для мирового бизнес-сообщества пришла из России. Впрочем, в самой России это без всяких сомнений новость даже не квартала, а всего года. Pepsi договорилась о покупке "Вимм-Билль-Данна", оценив всю компанию более чем в пять миллиардов долларов. В несырьевом секторе российской экономики таких сделок еще не было.

В России, когда речь заходит о крупном преуспевающем частном бизнесе, обычно приводят в пример несколько компаний. Есть Альфа-банк и еще с десяток крепких частных финансовых организаций. Есть сотовые операторы, развившиеся в "большую тройку" "корпоративных монстров" без участия государства. Есть, наконец, и отечественные торговые сети, оценивающиеся рынком более чем в миллиард долларов. Есть авиакомпании, которые несмотря на регулярные сложности, все же перевозят миллионы пассажиров.

При этом продуктовый рынок как-то упускался из виду: российские производители мяса, молока, овощей и фруктов либо не превратились в огромные структуры, либо были проданы иностранцам на ранней стадии развития. Исключение из правила составлял "Вимм-Билль-Данн" - производитель соков и молочных продуктов, которые хотя бы раз в жизни пробовали едва ли не все россияне. "Домик в деревне", "Веселый молочник", "Агуша", J7 - это все бренды ВБД.

Сюрприз

"У нас была мысль удивить рынок". Именно эти слова одного из основателей ВБД Давида Якобашвили вынесли заголовком к интервью с ним "Ведомости". Слова эти, хотя и не относятся к сделке с Pepsi (они были сказаны Якобашвили в отношении других возможных слияний), тем не менее очень точно ее характеризуют.

Рекорды, установленные этой сделкой, можно перечислять долго. Pepsi произвела самую щедрую инвестицию в российский несырьевой рынок. Pepsi совершила свою самую масштабную покупку за пределами североамериканского рынка. Pepsi после поглощения ВБД станет лидером в России сразу по нескольким отраслям, в том числе по производству соков, детского питания и упакованных продуктов. Акционеры же ВБД, в свою очередь, могут стать едва ли не единственными участниками "золотой сотни Forbes", ни малейшим образом не связанными с полезными ископаемыми.

Давид Якобашвили. Архивный кадр телеканала "Россия"

Давид Якобашвили. Архивный кадр телеканала "Россия"

Lenta.ru

ВБД не впервой удивлять рынок. В 2002 году эта компания, созданная как скромный производитель соков из концентрата, провела первичное размещение акций (IPO) на Нью-йоркской фондовой бирже. Тогда (да и сейчас) IPO российских компаний за рубежом были случаями единичными, тем более в несырьевом секторе. По нынешним меркам ВБД получил за свои акции не очень большую сумму - всего 200 миллионов долларов. Но зато концерн Якобашвили, Михаила Дубинина и Гавриила Юшваева стал полностью публичным. Частные акционеры не стали жадничать и держаться за контроль в компании - ни один из них к 2010 году не владеет более чем 20 процентами акций ВБД.

Ранее считалось, что наиболее вероятным претендентом на покупку части ВБД является французский концерн Danone. Вернее, часть актива у него уже была - сначала французы купили три процента акций ВБД, а затем постепенно довели свою долю до 18,36 процента. Но "дружбы" не получилось - Danone в 2010 году решил объединить свой молочный бизнес с "Юнимилком", после чего инвестиции в ВБД Danone оказались не нужны. Акции у французов в итоге выкупил сам российский концерн. Сумма сделки за 18,4 процента ценных бумаг ВБД составила 470 миллионов долларов. Таким образом, вся компания была оценена в два с половиной миллиарда долларов. Не прошло и нескольких месяцев, как ВБД в глазах зарубежных инвесторов стал стоить уже 5,4 миллиарда долларов.

Суть сделки

Поскольку ВБД - публичная компания, то о покупке всех акций со стороны Pepsi речи пока не идет. Однако контрольный пакет американцы все же получат. Во-первых, они приобретут 25 процентов ценных бумаг, хранящихся на балансе самой ВБД (в том числе и те 18,4 процента, которые раньше принадлежали Danone). Во-вторых, акции продадут все основатели компании. Таким образом, Pepsi достанется 19,6 процента ценных бумаг от Гавриила Юшваева, 10,5 процента от Давида Якобашвили, 4,11 процента от Михаила Дубинина, 3,58 процента от Сергея Пластинина и, наконец, 2,96 процента от Александра Орлова. Все вместе получается почти 66 процентов, на что Pepsi потратит 3,8 миллиарда долларов.

Выручка компании по американским стандартам финансовой отчетности за первое полугодие-2010: 1,26 миллиарда долларов;
EBITDA (прибыль до уплаты налогов) - 159,7 миллиона долларов;
чистая прибыль - 69,5 миллиона долларов.

После выкупа этих ценных бумаг и одобрения сделки со стороны Федеральной антимонопольной службы, которая, кстати, на новости от Pepsi и ВБД пока никак не отреагировала, американцы сделают предложение о покупке ценных бумаг у миноритариев. Наверняка многие из них заинтересуются столь высокой ценой: 2 декабря акции ВБД на российских биржах в какой-то момент подорожали на 60 процентов, а в США ценные бумаги компании закончили торги 27-процентным ростом.

Широкий контекст

Pepsi и Coca-Cola в современном мире - это не только и не столько производители флагманских напитков - собственно "пепси" и "кока-колы". Уже давно американские компании борются за клиентов на других рынках. Как только газированные напитки с большим содержанием сахара стали подвергаться критике со стороны медиков и борцов за здоровое питание, Pepsi и Coca-Cola начали скупать активы в области спортивных напитков и соков. У одной есть Gatorade, у другой - Powerade, у одной Tropicana, у другой - Minute Maid, у одной - соглашение о производстве с Lipton Ice Tea, у другой - с Nestea. Список можно было бы продолжать и далее.

В России же в это время, отчасти из-за борьбы Coca-Cola и Pepsi, отчасти по совершенно другим причинам, началась настоящая охота за компаниями, работающими на молочном или соковом рынках. В 2005 году Coca-Cola купила за полмиллиарда долларов заводы "Мултона", на которых производятся соки "Добрый" и Rich. В 2010 году американская компания прикупила себе еще и "Нидан Соки" ("Моя семья", "Сокос", "Да!").

Pepsi ответила на это приобретением "Лебедянского" в 2008 году. Сумма сделки составила более 1,3 миллиарда долларов - за эти деньги американцам перешли бренды "Я", "Тонус", "Фруктовый сад".

Наконец, на молочном рынке состоялась уже упомянутая сделка Danone и "Юнимилка". К этому стоит добавить активность в России швейцарской Nestle и финской Valio. Получается, что кроме региональных производителей, неиностранцев на рынке напитков в России почти не осталось. В этом смысле сделка Pepsi и ВБД не является чем-то из ряда вон выходящим, а, наоборот, встраивается в уже существующую традицию.

lenta.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *