Франкизм это – Историческая память о Гражданской войне 1936–1939 годов и эпохе Франсиско Франко в современной Испании . Испания по-русски

Франкизм — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 29 апреля 2018; проверки требуют 4 правки. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 29 апреля 2018; проверки требуют 4 правки.

Франкизм (исп. franquismo) — система и идеологическое обоснование диктатуры Франсиско Франко, правившего в Испании с 1939 по 1975 годы. Наряду с итальянским фашизмом и немецким национал-социализмом, относится к трём «классическим» типам фашизма[1]. К особенностям относятся наличие реакционных движений (Фаланга), большое влияние католической церкви.

Форма правления и франкистская система имели ярко выраженный личностный характер, то есть в большей степени определялась личностью диктатора, нежели какой-то определённой идеологией. Не отличавшийся харизматичностью Франко сумел удержать в своих руках неограниченную власть до самой своей смерти в 1975 году. Во время его правления в Испании не было кодифицированной конституции, действовало лишь ограниченное количество изданных им основных законов, имевших статус конституционных. На все значимые должности в государстве, вплоть до уровня провинций, Франко назначал людей, с которыми его связывали личные доверительные отношения. Те учреждения, которым он передавал властные полномочия или которые он не мог игнорировать, например, государственную партию «Национальное движение», католическую церковь и военных он постоянно настраивал друг против друга.

По мнению франкистской элиты, франкизм получил свою легитимацию победой в Гражданской войне, которая рассматривалась не просто как победа своего мировоззрения, но и как защита испанской и европейской цивилизации и культуры. Поскольку католицизм считался составной частью испанской культуры, церковь тесно сотрудничала с государством в рамках так называемого национал-католицизма.

За 39 лет своего существования франкистское государство претерпело значительные изменения в экономике, внешней политике и в меньшей степени во внутренней политике. Период диктатуры Франко в Испании можно разделить на несколько этапов. Начальный, деспотический этап, когда шла массовая расправа над группами населения, потерпевшими поражение в Гражданской войне, обнаруживает определённые черты фашистских режимов того времени и плановой экономики. В конце правления Франко режим был скорее авторитарно-консервативным, когда после длительного периода внутренней стагнации страна пережила «экономическое чудо», начало которому положил стабилизационный план 1959 года. Испании удалось подняться до уровня развитых стран в десятке самых крупных индустриальных держав мира. Экономический прогресс, тем не менее, не поддерживался каким-либо стремлением к политической открытости.

После смерти Франко Испанию возглавил король Хуан Карлос, который немедленно приступил к демонтажу созданной Франко идеологической и политической системы, закончившийся установлением парламентской демократии в форме конституционной монархии.

У современных исследователей отсутствует однозначная позиция по классификации франкизма. В результате позиции разных авторов варьируются от его отнесения к фашизму до признания формой авторитаризма. Иногда франкизм также относят к уникальным формам политического (государственного) режима.

Франкизм - это... Что такое Франкизм?

Question book-4.svg В этой статье не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 15 мая 2011.
Question book-4.svg Флаг Испании при Франко в 1945—1977 годах

Франкизм (исп. franquismo) — система и идеологическое обоснование диктатуры Франсиско Франко, правившего в Испании с 1939 по 1977 годы. Идеология носит гораздо менее тоталитарный характер, нежели итальянский фашизм и немецкий нацизм. Характеризовалась наличием реакционных движений (Фаланга), большим влиянием католической церкви. С течением времени «жёсткость» режима слабела.

Форма правления и франкистская система имели ярко выраженный персоналистский характер, то есть в большей степени определялись личностью диктатора, нежели какой-то определённой идеологией. Не отличавшийся харизматичностью Франко сумел удержать в своих руках практически неограниченную власть до самой своей смерти в 1975 году. Во время его правления в Испании не было кодифицированной конституции, действовало лишь ограниченное количество изданных им основных законов, имевших статус конституционных. На все значимые должности в государстве, вплоть до уровня провинций, Франко назначал людей, с которыми его связывали личные доверительные отношения. Те учреждения, которым он передавал властные полномочия или которые он не мог игнорировать, например, государственную партию "Национальное движение", католическую церковь и военных он постоянно настраивал друг против друга.

По мнению франкистской элиты франкизм получил свою легитимацию победой в Гражданской войне, которая рассматривалась не просто как победа своего мировоззрения, но и как защита испанской и европейской цивилизации и культуры. Поскольку католицизм считался составной частью испанской культуры, церковь тесно сотрудничала с государством в рамках так называемого национал-католицизма.

За 39 лет своего существования франкистское государство претерпело значительные изменения в экономике, внешней политике и в меньшей степени во внутренней политике. Период диктатуры Франко в Испании можно разделить на несколько этапов. Начальный, деспотический этап, когда шла массовая расправа над группами населения, потерпевшими поражение в Гражданской войне, обнаруживает определённые черты фашистских режимов того времени и плановой экономики. В конце правления Франко режим был скорее авторитарно-консервативным, когда после длительного периода внутренней стагнации страна пережила «экономическое чудо». Ей удалось подняться до уровня развитых стран в десятке самых крупных индустриальных держав мира. Экономический прогресс, тем не менее, не поддерживался каким-либо стремлением к политической открытости.

У современных исследователей отсутствует однозначная позиция по классификации франкизма. В результате таковые у разных авторов варьируются от его отнесения к фашизму до признания формой авторитаризма. Иногда франкизм также относят к уникальным формам политического (государственного) режима.

См. также

Ссылки

Значение слова ФРАНКИЗМ. Что такое ФРАНКИЗМ?

Франкизм (исп. franquismo) — система и идеологическое обоснование диктатуры Франсиско Франко, правившего в Испании с 1939 по 1975 годы. Наряду с итальянским фашизмом и немецким национал-социализмом относится к трём «классическим» типам фашизма. К особенностям относятся наличие реакционных движений (Фаланга), большое влияние католической церкви.

Форма правления и франкистская система имели ярко выраженный персоналистский характер, то есть в большей степени определялась личностью диктатора, нежели какой-то определённой идеологией. Не отличавшийся харизматичностью Франко сумел удержать в своих руках неограниченную власть до самой своей смерти в 1975 году. Во время его правления в Испании не было кодифицированной конституции, действовало лишь ограниченное количество изданных им основных законов, имевших статус конституционных. На все значимые должности в государстве, вплоть до уровня провинций, Франко назначал людей, с которыми его связывали личные доверительные отношения. Те учреждения, которым он передавал властные полномочия или которые он не мог игнорировать, например, государственную партию «Национальное движение», католическую церковь и военных он постоянно настраивал друг против друга.

По мнению франкистской элиты, франкизм получил свою легитимацию победой в Гражданской войне, которая рассматривалась не просто как победа своего мировоззрения, но и как защита испанской и европейской цивилизации и культуры. Поскольку католицизм считался составной частью испанской культуры, церковь тесно сотрудничала с государством в рамках так называемого национал-католицизма.

За 39 лет своего существования франкистское государство претерпело значительные изменения в экономике, внешней политике и в меньшей степени во внутренней политике. Период диктатуры Франко в Испании можно разделить на несколько этапов. Начальный, деспотический этап, когда шла массовая расправа над группами населения, потерпевшими поражение в Гражданской войне, обнаруживает определённые черты фашистских режимов того времени и плановой экономики. В конце правления Франко режим был скорее авторитарно-консервативным, когда после длительного периода внутренней стагнации страна пережила «экономическое чудо», начало которому положил стабилизационный план 1959 года. Испании удалось подняться до уровня развитых стран в десятке самых крупных индустриальных держав мира. Экономический прогресс, тем не менее, не поддерживался каким-либо стремлением к политической открытости.

У современных исследователей отсутствует однозначная позиция по классификации франкизма. В результате позиции разных авторов варьируются от его отнесения к фашизму до признания формой авторитаризма. Иногда франкизм также относят к уникальным формам политического (государственного) режима.

Франкизм — WiKi

Франкизм (исп. franquismo) — система и идеологическое обоснование диктатуры Франсиско Франко, правившего в Испании с 1939 по 1975 годы. Наряду с итальянским фашизмом и немецким национал-социализмом, относится к трём «классическим» типам фашизма[1]. К особенностям относятся наличие реакционных движений (Фаланга), большое влияние католической церкви.

Форма правления и франкистская система имели ярко выраженный личностный характер, то есть в большей степени определялась личностью диктатора, нежели какой-то определённой идеологией. Не отличавшийся харизматичностью Франко сумел удержать в своих руках неограниченную власть до самой своей смерти в 1975 году. Во время его правления в Испании не было кодифицированной конституции, действовало лишь ограниченное количество изданных им основных законов, имевших статус конституционных. На все значимые должности в государстве, вплоть до уровня провинций, Франко назначал людей, с которыми его связывали личные доверительные отношения. Те учреждения, которым он передавал властные полномочия или которые он не мог игнорировать, например, государственную партию «Национальное движение», католическую церковь и военных он постоянно настраивал друг против друга.

По мнению франкистской элиты, франкизм получил свою легитимацию победой в Гражданской войне, которая рассматривалась не просто как победа своего мировоззрения, но и как защита испанской и европейской цивилизации и культуры. Поскольку католицизм считался составной частью испанской культуры, церковь тесно сотрудничала с государством в рамках так называемого национал-католицизма.

За 39 лет своего существования франкистское государство претерпело значительные изменения в экономике, внешней политике и в меньшей степени во внутренней политике. Период диктатуры Франко в Испании можно разделить на несколько этапов. Начальный, деспотический этап, когда шла массовая расправа над группами населения, потерпевшими поражение в Гражданской войне, обнаруживает определённые черты фашистских режимов того времени и плановой экономики. В конце правления Франко режим был скорее авторитарно-консервативным, когда после длительного периода внутренней стагнации страна пережила «экономическое чудо», начало которому положил стабилизационный план 1959 года. Испании удалось подняться до уровня развитых стран в десятке самых крупных индустриальных держав мира. Экономический прогресс, тем не менее, не поддерживался каким-либо стремлением к политической открытости.

После смерти Франко Испанию возглавил король Хуан Карлос, который немедленно приступил к демонтажу созданной Франко идеологической и политической системы, закончившийся установлением парламентской демократии в форме конституционной монархии.

У современных исследователей отсутствует однозначная позиция по классификации франкизма. В результате позиции разных авторов варьируются от его отнесения к фашизму до признания формой авторитаризма. Иногда франкизм также относят к уникальным формам политического (государственного) режима.

Франкистская Испания — Википедия

Франки́стская Испа́ния (также националистическая Испания) — период в истории Испании между 1936 и 1975 годами, когда Испания находилась под управлением диктаторского режима Франсиско Франко.

Правление режима началось 1 октября 1936 года, когда к власти в стране пришли Франсиско Франко и Национальный комитет обороны (часть испанской армии, восставшей против Республики). Режим смог закрепиться у власти после победы в гражданской войне в Испании коалиции повстанцев Nacionales. Кроме поддержки внутри страны, мятеж Франко был поддержан из-за границы салазаровской Португалией, фашистской Италией и нацистской Германией, в то время как Вторая Испанская республика в значительной мере опиралась на поддержку Советского Союза.

После победы в гражданской войне националисты создали однопартийное авторитарное государство с фактически абсолютной властью Франко. Правящей и единственной партией являлась Испанская фаланга. Первоначально франкизм обладал чертами, сближавшими его с германским нацизмом: была запрещена деятельность любых еврейских организаций (запрет отменён в 1964 году)[2], Высший совет по научным исследованиям публиковал работы, обосновывающие превосходство белой расы над черной[3], использовался римский салют[4]. Хотя официально во время Второй мировой войны Испания сохраняла нейтралитет, она направила в помощь Германии воевать против СССР «Голубую дивизию», и прогерманская позиция привела её к изоляции после поражения держав Оси в войне. Ситуация изменилась с началом холодной войны, на фоне которой сильная антикоммунистическая направленность Франко естественным образом склонила его режим к вступлению в союз с Соединёнными Штатами.

В 1947 году Испания была опять объявлена королевством, однако престол оставался незанятым при регентстве «каудильо» Франко. Франко оставил за собой право самому назвать имя человека, который должен быть королём, и намеренно задерживал выбор из политических соображений.

1 апреля 1959 года был открыт мемориальный комплекс Долина Павших, посвящённый памяти погибших в гражданской войне с обеих сторон, но построенный в основном заключенными республиканцами.

С конца 1950-х годов начался период консервативной модернизации Испании. Новый курс, связанный с большей открытостью страны по отношению к Европе и экономической модернизацией, но в рамках чётких границ франкизма, исключавших демократизацию общественно-политической жизни, поддерживал близкий к Франко министр адмирал Луис Карреро Бланко. В феврале 1957 года ключевыми фигурами правительства стали члены «Opus Dei» Лауреано Лопес Родо (исп.)русск., министр финансов Мариано Наварро Рубио (исп.)русск. и министр торговли Альберто Ульястрес[5]. В начале 1959 года был принят подготовленный ими стабилизационный план, осуществление которого привело к росту экономики, позже ставшему известным как «испанское экономическое чудо». Планы развития, которые начались в 1964 году, помогли расширить экономику. Развивались сталелитейная, текстильная промышленность, судостроение. Важнейшую роль сыграло открытие Испании как мирового курортного центра. В 1960—1974 годах экономические показатели росли в среднем на 6,6 % в год. Среди компаний, добившихся успеха вследствие подъёма экономики, была основанная в 1956 году Мондрагонская кооперативная корпорация.

10 июля 1962 года Франко назначил начальника Генерального штаба Муньоса Грандеса на вновь учреждённый пост вице-президента правительства Испании, ставший вторым по значению постом во франкистской Испании. В декрете о назначении было указано, что вице-президент правительства может заменять главу государства во время отсутствия, болезни или нетрудоспособности последнего. 14 декабря 1966 года на референдуме был утверждён «Органический закон», предусматривавший в случае смерти Франко создание регентского совета и назначение короля и регента. Закон разделял посты главы государства и главы правительства, и после его вступления в силу 10 января 1967 года Муньос перестал быть заместителем главы государства.

В 1969 году будущим королём был объявлен Хуан Карлос де Бурбон как официальный преемник Франко. В июне 1973 Франко ушёл с поста председателя правительства, назначив на него Карреро Бланко. 20 декабря 1973 года Карреро Бланко был убит террористами ЭТА.

После смерти Франко 20 ноября 1975 года Хуан Карлос стал королём Испании. Он сразу же начал процесс перехода страны к демократии, закончившийся установлением парламентской демократии в форме конституционной монархии.

Количество жертв репрессий до сих пор точно не установлено. По словам очевидцев, людей могли убивать даже за непочтительные отзывы о церкви или чтение оппозиционной литературы. По данным историка Пола Престона (англ.), после окончания войны «20 000 человек было уничтожено, десятки тысяч погибли в заключении от болезней и голода. Полмиллиона бежало из страны»[6].

«Наш режим — режим открытой, а не закрытой Конституции, готовой ко всем усовершенствованиям, которые требуются страной…»

Ф. Франко

Национал-синдикалистская Испания времён Франсиско Франко не имела единой конституции. Её заменяли семь принятых в разное время «основных законов», которые в совокупности определяли форму правления, основы государственного строя, статус граждан и официальную идеологию:

  • декрет об утверждении «Хартии труда» от 9 марта 1938 г.
  • закон об учреждении испанских кортесов от 17 июля 1942 г.
  • закон об утверждении «Хартии испанцев» от 17 июля 1945 г.
  • закон о народном референдуме от 22 октября 1945 г.
  • закон о наследовании поста Главы Государства от 26 июля 1947 г.
  • закон о «Принципах национального движения» 1959 г.
  • «Органический закон о государстве» 1966 г.

Франкистский режим, создав синдикалистскую структуру, «если бы захотел, мог иметь управляемую синдикалистскую систему. Но не захотел… Франко и большинство его последователей сами не были особо заинтересованы в этой теории и считали, что это лишь средство контроля рабочего класса».

«Хартия труда» излагает важные принципы «корпоративного строя» в Испании. Во всех отраслях производства и экономики создаются государственные «вертикальные синдикаты» (то есть построенные не по классовому, а по иерархическому принципу), объединяющие в единой организации рабочих, предпринимателей и технический персонал. «Вертикальные синдикаты» являются «орудием на службе государства», которое через них оказывает своё влияние на экономику страны. Синдикаты организуются по отраслевому признаку. Руководящие органы первичных организаций синдикатов, создаваемые на каждом предприятии или группе предприятий, формально являются выборными, причем большинство председателей синдикатов — предприниматели.

Руководила синдикатами Испанская фаланга. Она была широко представлена в высших органах государства. Гражданские губернаторы провинции являются одновременно провинциальными вождями фаланги. Аппарат фаланги проявляет активность в социально-культурной области, однако в политической действительности фаланга представляет лишь мертвый бюрократический скелет партии. Провинциальный и центральный аппарат синдикатов в соответствии с «Хартией труда» в «обязательном порядке» занимаются членами правящей Испанской фаланги. Правительство назначает «национального делегата» (руководителя) и членов «национального совета синдикатов»; этот совет в свою очередь назначает «национальных делегатов (руководителей) отраслевых синдикатов» и представителей центральной организации в провинциях; «провинциальные делегаты» назначают руководителей местных отделений синдикатов.

Членство рабочих, служащих, инженеров и предпринимателей в синдикатах обязательно. Выборы от синдикатов в кортесы (как и в местные органы) производятся на основе сложной системы, в несколько этапов. Первый этап предусматривает раздельное голосование по «социальным» (рабочим) и «экономическим» (предпринимательским) хунтам с неодинаковым избирательным цензом для рабочих и предпринимателей. Выборы прокурадоров от общин также не прямые. Каждый общинный совет сначала избирает выборщиков, которые затем собираются в столице провинции и избирают абсолютным большинством голосов представителя общинных советов. Прокурадоры рассматриваются не как представители народа, не как депутаты, а как представители, доверенные корпорации.

Кóртесы (англ.) представляют не нацию, а корпорации (государственные «вертикальные синдикаты», муниципалитеты, университеты, профессиональные объединения). Прямых выборов в кортесы не производится. Часть членов кортесов (прокурадоров) назначается непосредственно каудильо за «особые заслуги». Общее число прокурадоров, назначенных каудильо, не должно превышать 50 человек. За главой государства сохраняется право отменить в любой момент своё назначение. 191 прокурадор получает свой пост в кортесах ex officialo, то есть в силу занимаемой государственной должности. Сюда относятся: члены правительства (18 человек), члены национального совета Испанской фаланги (103 человека), председатели Государственного совета, Верховного суда и Верховного совета военной юстиции (3 человека), алькальды 50 провинциальных центров и городов Сеуты и Мелильи (52 человека), ректоры университетов (12 человек), президенты Испанского института, Высшего совета научных исследований и Института гражданских инженеров (3 человека).

Остальная часть прокурадоров избирается соответствующими «корпорациями» на срок в 3 года (с правом переизбрания).

100 прокурадоров избирается местными органами власти (по 2 от каждой из 50 провинций). 19 прокурадоров избирают научные и культурно-просветительные учреждения, торговые палаты и профессиональные объединения (коллегии) адвокатов, судебных работников, врачей, фармацевтов, архитекторов и т. д.

Наиболее многочисленной является группа прокурадоров, избираемая государственными «вертикальными синдикатами». В соответствии с законом о создании кортесов от 17 июля 1942 г. количество прокурадоров, избираемых синдикатами, не должно превышать одной трети общего числа прокурадоров. Специальные постановления регулируют порядок выборов от каждой корпорации.

Общее число прокурадоров — 443 (на 1956 год).

Кортесы функционируют на пленарных заседаниях и комиссиях. Согласно закону о регламенте кортесов в них образуются 17 комиссий. Руководит всем законодательным процессом президент кортесов. Существует, кроме того, постоянная комиссия кортесов, работающая в перерывах между сессиями. Министры, заместители государственных секретарей, вице-секретари министерств, национальные делегаты фаланги, а также директора департаментов министерств могут принимать участие в заседаниях комиссий, когда рассматриваются дела, относящиеся к соответствующим ведомствам.

Законодательная инициатива принадлежит в основном правительству, вносящему законопроекты на рассмотрение кортесов. Комиссии кортесов имеют право выдвигать свои предложения о рассмотрении тех или иных законопроектов. Однако в повестку дня кортесов эти предложения вносятся лишь с согласия правительства.

Система местных органов власти Испании строилась в основном в соответствии с положениями декрета об административном и избирательном режиме от 17 июля 1945 г.

Территория Испании делится на 50 провинций. Во главе провинций стоят губернаторы, назначаемые правительством. В каждой провинции имеется так называемая провинциальная депутация (провинциальный совет), две трети членов которой выделяются муниципалитетами и одна треть — «корпорациями».

Каждая провинция объединяет по нескольку десятков муниципалитетов. Во главе муниципальных советов стоят алькальды, назначаемые правительством (в провинциальных центрах) или гражданскими губернаторами провинций (в остальных муниципалитетах).

Муниципальные советы образуются путём выборов по сложной системе. Одна часть муниципальных советников избирается прямым голосованием глав семей, внесённых в избирательный список. Вторую часть избирают представители, выделенные «вертикальными синдикатами» каждого округа. Затем муниципальные советники, избранные главами семей и представителями «вертикальных синдикатов», на совместном заседании избирают ещё часть советников из списков, предоставляемых «корпорациями».

Автаркия и социально-экономические реформы[править | править код]

Решение экономических проблем Франко и его окружение надеялись найти на путях создания системы автаркии — экономики, которая сама себя обеспечивала, максимальная независимость от импорта. Осенью 1939 г. были приняты законы, направленные на защиту национальной промышленности, в частности ограничивались иностранные капиталовложения в испанские предприятия 25 %, которые практически подчинили деятельность значительного количества промышленных предприятий государственному контролю.

24 октября 1939 г. был издан закон «Об учреждении и защите промышленных предприятий национального значения», а месяц спустя, 24 ноября 1939 г. — закон «О принципах и границах вмешательства государства в промышленность», в которых определялись основные направления развития промышленности, причём особое внимание уделялось добывающей горнорудной промышленности. Эти законы фактически подчинили деятельность значительного числа промышленных предприятий государственному контролю. Государство через министерство промышленности регулировало распределение сырья, топлива, электроэнергии, давало разрешения на открытие новых и модернизацию старых предприятий, устанавливало стандарты и фиксировало цены. Большую роль при этом оказывали «вертикальные синдикаты». Комментируя роль синдикатов, газета «Информасьонес де Мадрид» оценила их как систему самоуправления в экономике, открывающую Испании «путь к управляемой экономике».

Реформы республиканцев и разруха, порождённая гражданской войной, привела в упадок сельское хозяйство страны. Ещё до окончания гражданской войны была создана Генеральная дирекция экономической и социальной земельной реформы. 18 октября 1939 г. в Бургосе приступил к работе Национальный институт колонизации, выступавший посредником между помещиком и крестьянином по продаже земли. У помещиков покупались малоценные земли и после проведения на них мелиоративных работ продавались в рассрочку крестьянам. Существовала система строгого государственного регулирования цен сбыта сельхозпродукции.

По закону от 25 сентября 1941 г. был создан Институт национальной промышленности — государственно-монополистическое объединение, в задачу которого входило образование и содействие становлению тех промышленных предприятий, деятельность которых обеспечивала необходимые условия для дальнейшего развития системы автаркии. Денежные средства института формировались за счёт бюджетных ассигнований, банковских кредитов и облигаций. Большинство предприятий, построенных на эти средства, подчинялись Институту. В 1941 г. было создано государственное объединение «Национальная сеть железных дорог», которому принадлежало 5/6 железнодорожного транспорта.

К 1942 г. относится первая попытка «планирования» развития электротехнической и химической промышленности. Трёхлетний план предусматривал создание предприятий; «Сефа-Нитро», «Нитратос де Кастилья», электротехнического концерна «Сальтос дель Дуэро», электрического концерна «Идроэлектрика эспаньола», концерна искусственного волокна «Миранда дель Эбро» и др

Франко и идеология франкизма :: Издательство Русская Идея

Франсиско Франко. Идеология франкизмаФранкистское государство представляет собой крайне интересный феномен истории Европы XX в. Но не менее интересна идеология франкизма, на которой это государство основывалось и которая, как будет показано в статье, его пережила. Актуальность исследования состоит в том, что если режим Франко и его политическая практика привлекают внимание ученых, то как раз проблема франкистской идеологии поныне остается сравнительно малоизученной областью. Что касается вопроса о политических силах в сегодняшней Испании, апеллирующих именно к идеологии франкизма как таковой, то автор не знает каких-либо серьезных исследований, посвященных этому в России. Изучение франкизма представляет интерес еще и потому, что эта идеология сформировалась на основе уникального синтеза различных других правых идеологий. Целью статьи является рассмотрение формирования идеологии франкизма, причины и факторы, способствовавшие этому, а также то, как и кем франкизм представлен на политической арене современной Испании.

Режим Ф. Франко, существовавший в Испании с 1939 по 1975 г., был основан на уникальном синтезе различных правых идеологий, подобного которому практически невозможно найти в истории. Иногда франкизм ошибочно отождествляют с фалангизмом. Однако франкизм и фалангизм — вовсе не одно и то же. Фалангизм был лишь одной из составных частей идеологии франкизма наряду с другими, которые имели отнюдь не меньшее значение. Возникновение вышеобозначенного синтеза различных правых идеологий, приведшего к формированию новой идеологии — франкизма, было обусловлено историческими условиями, в которых оказалась Испания в 1936 г., и логикой событий, вызванных выступлением 17─18 июля 1936 г. правых сил этой страны против Республики Народного фронта и его леворадикальной политики. Общеизвестно, что советская и левая западная историография называла силы, выступившие против Республики, «фашистами», что, однако, не соответствует действительности. Против правительства Республики Народного Фронта в июле 1936 г. выступила широкая коалиция правых сил, из которой только «Фаланга», и то с определенными оговорками, может быть рассматриваема как фашистское движение. Остальные участники этой коалиции — монархисты-карлисты, монархисты альфонсисты (их было особенно много среди генералов и высшего офицерства), близкие к христианско-демократическому направлению сторонники партии СЭДА, участники различных католических  организаций и проч. — фашистами никак не являлись. Разнородность коалиции достаточно очевидна. Выступление этих сил против Республики не было связано с предпочтением какой-то определенной формы правления, режима, определенной политической программы, это было движение «против» — против Народного фронта и проводимой им политики, которая, по мнению его противников, вела к установлению в Испании коммунистической диктатуры.

По ряду других вопросов они имели различные взгляды. Кроме того, в отличие от Гражданской войны в России, где против большевиков выступали совершенно разнородные силы — от монархистов до эсеров, в Испании так называемый «национальный» лагерь составляли лишь силы правой направленности, которые, хотя и, как указывалось выше, имели разный взгляд на некоторые специфические вопросы, например методы своей деятельности, все же разделяли базовые философско-политические установки, что облегчало возможность их объединения. Сам Франко, возглавивший в сентябре 1936 г. силы, выступившие против Народного фронта, был человеком правых взглядов и монархистом, но не принадлежал ни к одной партии; в «Фаланге» он никогда не состоял. Однако он понял представившуюся ему возможность и провел в апреле 1937 г. Унификацию, то есть объединение фалангистов и карлистов в единую «Испанскую Традиционалистскую Фалангу» («традиционалисты» — другое название карлистов), к которым потом присоединились все остальные правые силы (см.: Garcia, 1970). С этого момента начинается деятельность Ф. Франко непосредственно как политика и идеолога.

После победы в гражданской войне Франко не стал оказывать предпочтение идеологии какого-либо из движений, вошедших в «Испанскую Традиционалистскую Фалангу», а взял из них то, что представлялось ему наиболее правильным и полезным. В декларации агентству «Юнайтед пресс» от 7 ноября 1944 г. Франко указывал, что «победа (в гражданской войне. — С. П.) не была победой (какой-либо одной. — С. П.) партии», а в речи в городе Сеговия перед ветеранами гражданской войны 19 октября 1952 г. отметил, что победа в гражданской войне была «победой всех» сил, выступивших против «Народного фронта», а потому ее плодами могут, в свою очередь, распоряжаться все (см.: Pensamiento, 1975, p. 53–54). Так для него возникла возможность синтезировать идеологии различных течений испанской правой традиции, объединив их своим именем. Новую идеологию, возникшую на их основе, таким образом, следует обозначить как франкизм.

Более четко ее суть можно понять из слов Франко, сказанных им в речи 17 июля 1956 г. в Мадриде перед Национальным советом Движения, где он, в частности, заявил: «В противовес политике, которая разрушала, необходимо начать другую, которая созидает и которая проявляется в общих принципах тех политических сил, которые с первого же часа выступили на стороне Движения и среди которых почетное место занимают Фаланга и Традиционализм, которые, мобилизовав свое руководство и организации, объединились с вооруженными силами нашей Армии. Все (“национальные”, правые. — С. П.) политические силы нации дали Крестовому походу своих лучших людей. Имена Кальво Сотело, Хосе Антонио Примо де Риверы, Прадеры, Маэсту и Мадарьяги между столькими мучениками составляют символ политического спектра, который имело Движение. Верность Богу или отличие на службе Родине были достаточным основанием для того, чтобы столько людей испытали заточение, преследования и мученичество (от рук сторонников Народного фронта. — С. П.). Реакция нации (на это. — С. П.) равным образом не могла не иметь огромного размаха, выразившегося в том, что все испанцы доброй воли объединились с энтузиазмом вокруг освободительного Движения» (см.: Pensamiento, 1975, p. 55).

На примере этой речи можно увидеть, что среди предтеч движения, чьи идеи стали составными частями идеологии франкизма, названы, например, монархист-альфонсист Х. Кальво Сотело, фалангист Х. А. Примо де Ривера, карлист В. Прадера. На основе тех или иных идей, высказанных этими или иными представителями различных правых политических течений Испании, и строилась политика франкистского периода. В социальной и экономической политике Франко сначала отдавал предпочтение идеям «Фаланги», потом — идеям католической организации «Опус Деи»; в вопросе о форме правления он предпочел общую для карлистов и альфонсистов (но не такую бесспорную для фалангистов) идею монархии; в вопросе о роли Католической Церкви Франко опирался на идейное наследие карлизма; в вопросе о престолонаследии предпочел наследника альфонсистской ветви династии Бурбонов и т. д. Так постепенно вырабатывалась новая идеология.

Характерными чертами режима Франко были: антикоммунизм, большая роль Католической Церкви и католических моральных принципов и норм в общественной и культурной жизни, монархизм (проявлявшийся не только в формальном восстановлении монархии, при которой Франко фактически стал регентом, но и в церемониальном оформлении режима; последнее было куда более пышным и соответствовавшим традиционному церемониалу испанского королевского двора, нежели нынешняя монархия Хуана Карлоса), корпоративизм, авторитарность власти, отрицание либеральной демократии, сочетание традиционных консервативных ценностей с праворадикальными методами и риторикой, приверженность концепции Испанидад Р. де Маэсту, указание на наличие сверхъестественного, духовного, измерения человеческого существования и т. д. (см.: Pensamiento, 1975; Payne, 1987; Zafra, 2004; Пономарева, 1989).

Верность не только этим базовым принципам, но и подобной политике «равновесия» Франко сохранял почти до самой своей смерти, что можно увидеть на примере состава правительств франкистского периода, которые часто обозначаются в историографии как «кабинеты равновесия», так как они всегда состояли из представителей различных правых сил Испании, выступивших против Республики в 1936 г., а затем вошедших в «Испанскую Традиционалистскую Фалангу», переименованную в конце 1940-х годов в «Национальное движение» (это еще больше подчеркнуло разнообразие франкистской коалиции, объединенной все же определенными общими принципами, которые нашли выражение в принятом в 1958 г. Законе о принципах «Национального движения») (см.: Ley de, 1958). Консенсус между различными правыми силами Испании просуществовал вплоть до смерти Франсиско Франко. Однако с его смертью франкизм не исчез, а, можно сказать, наоборот, окончательно сформировался как самостоятельная идеология.

После смерти Франко в 1975 г. правые силы в Испании пережили период дезинтеграции и дробления, вызванный в том числе решением короля Хуана Карлоса отказаться от создания особой «монархии Национального движения» путем так называемого «переустановления» («реинставрации») монархии, чего желал покойный каудильо, и превратить Испанию в обычную конституционную монархию с демократическим режимом. В стране образовался целый ряд политических партий, движений и группировок, представлявших те или иные тенденции исчезнувшего Национального движения или некие новые тенденции правого политического спектра. Самой крупной из них был «Народный альянс», организованный бывшим франкистским министром информации и туризма, выходцем из «Фаланги», М. Фрагой Ирибарне. Однако эта партия, которую некоторые исследователи и современники порой называли праворадикальной (см., например: Випперман, 2000, с. 108), позднее была переименована в Народную партию и со временем совершила радикальный сдвиг в сторону центра. Более того, сейчас эта партия стоит к центру ближе многих других правоцентристских партий Европы, например германского ХДС–ХСС или британской Консервативной партии. Среди действительно праворадикальных партий и движений первоначально самой влиятельной было созданное еще в последние годы франкистского режима движение «Новая сила», которое возглавил Блас Пиньяр. Однако спустя некоторое время оно начало терять влияние и ныне представляет собой своего рода центр пропаганды и издательство, а не политическую партию. В период с конца 70-х годов XX в. по нынешнее время в Испании появляется целый ряд новых праворадикальных партий и движений.

Праворадикальные силы современной Испании можно условно разделить на две группы. К первой относятся наследники тех правых сил, что представляли правый лагерь во времена Второй Республики и Гражданской войны — карлисты, фалангисты и др. В ней нет разве что наследников альфонсистского монархизма, так как их претендент взошел на испанский трон. Ко второй группе можно отнести ряд организаций, представляющих новый фактор на праворадикальном фланге испанской политики, например, созданную по образцу французского «Национального фронта» Ле Пена партию «Национальная демократия» или созданное совсем недавно и выступающее под лозунгами социального консерватизма движение «Испанская альтернатива» (первоначально — «Национальная альтернатива»). Однако есть организации, которые можно отнести и к первой, и ко второй группе одновременно, поскольку, с одной стороны, они апеллируют к исторической преемственности, а с другой стороны, представляют собой новый самостоятельный фактор в испанской политической жизни. Речь идет о наследниках франкизма, то есть не отдельных тенденций, которые объединили франкистское государство, а именно франкизма как такового, соединившего эти тенденции вместе. Наиболее политически активными среди них являются «Испанское католическое движение» и «Испанское молодежное действие».

«Испанское Католическое движение» (Movimiento Catolico Espanol — MCE) было основано в 1981 г. Хосе Луисом Корралем. До этого 10 лет Корраль был членом международной католической организации «Легион Марии», а затем был одним из лидеров молодежной организации движения «Новая сила» Б. Пиньяра, как уже говорилось выше, наиболее известного и активного тогда движения, отстаивавшего франкистские принципы. 25 января 1982 г. «Испанское католическое движение» было зарегистрировано как политическая партия и обрело полностью легальный статус. Символом движения является зеленое знамя с изображенным на нем крестом св. Иакова (Сантьяго) красного цвета.

В октябре 1982 г. MCE впервые участвовало во всеобщих выборах в Испании, выставив в мадридском регионе 32 своих кандидата, которые не прошли в парламент. В марте 1983 г. движение стало организатором массовой манифестации против абортов в Вальядолиде, собравшей около 10 000 человек. В том же году движение выпустило собственную газету La Cruz («Крест»), впрочем, вышло всего 4 номера. 11 ноября 1984 г. состоялся Первый генеральный капитул движения, на котором Х. Л. Корраль был выбран национальным главой-основателем движения. Это событие приковало к себе внимание испанской прессы, поскольку продемонстрировало единство определенной части испанских ультраправых, в то время как фалангисты и карлисты переживали период расколов (см.: Movimiento Catolico, 2001). В 1986 г. движение вошло в «Коалицию Национального единства» наряду с партией «Национального действия» и «Фалангистским движением Испании». Но с появлением на политической арене Испании такой организации, как «Национальный фронт», который возглавил уже упоминавшийся Б. Пиньяр, MCE, как и другие праворадикальные силы Испании, переключились на поддержку этой организации. После поражений и раскола, которые претерпел «Национальный фронт» из-за внутренних разногласий и иных причин, лидеры MCE пришли к выводу, что приход к власти праворадикальных сил Испании путем выборов стал довольно проблематичным и необходимо искать иные пути деятельности.

С этой целью было создано «Испанское молодежное действие» (Accion Juvenil Espanola — AJE), являющееся сейчас наиболее активной частью «Испанского католического движения», поэтому далее речь пойдет прежде всего о нем. «Испанское молодежное действие» было зарегистрировано в 1996 г.  Национальным главой «Испанского молодежного действия», как и «Испанского католического движения», является Хосе Луис Корраль, генеральным секретарем — Роберто Сималь. Движение выступает под лозунгом «За Бога, Родину и Справедливость». Члены этого движения говорят о себе, что они — национальные католики, национал-синдикалисты, традиционные консерваторы, иными словами, франкисты. В декларации идеологических принципов AJE говорится: «Мы воспринимаем франкистов как защитников всей нашей истории, которая нашла свое высшее выражение в деле славного и эпохального Национального Крестового похода, когда все наши принципы были воплощены на практике в войне и в мире» (Ideario de AJE). Члены движения возражают против тезиса нынешних фалангистов о том, что Франко «предал» идеи «Фаланги». Х. Л. Корраль утверждает, что унификация партий во время гражданской войны, приведшая, по мнению многих фалангистов, к обезличиванию «Фаланги», была необходима, чтобы обеспечить единство сил «национального лагеря» во время гражданской войны и для обеспечения победы и укрепления национальной власти в Испании после войны. Лидер AJE утверждает, что со смертью Франко «кончилось царство Христа в Испании» (см.: Ultima Hora, 1998). Члены AJE считают, что отстаивают не партикулярный эгоизм, не произвольно сконструированные человеческие теории, но священные принципы. По их мнению, «настоящим испанским движением» может считаться только то, которое опирается на христианскую веру, испанскую традицию и национал-синдикализм.

Приверженность движения «политической траектории режима Франко» выражается в символике и атрибутах движения. Так, членами AJE используются как национальный испанский флаг, так и карлистское знамя с крестом Святого Андрея и фалангистское черно-красное знамя с ярмом и стрелами; как фалангистское приветствие поднятием руки, так и красный берет карлистов и приверженность памяти Франко. На мероприятиях AJE и MCE исполняются как национальный гимн Испании (Королевский марш), так и фалангистский (потом ставший фактически гимном франкистского государства) гимн «Лицом к солнцу» (Cara al Sol) и гимн карлистов «Ориаменди» (Oriamendi).

Члены AJE противопоставляют конституцию франкистского режима Конституции 1978 г., подвергая последнюю жесткой критике. Лидер движения Х. Л. Корраль выступает критиком идей «нового конституционного патриотизма» и «политического центра», то есть фактически как идей правоцентристской «Народной партии», так и левых партий. Конституция 1978 г. вообще является одной из основных мишеней нынешних испанских ультраправых, ибо воплощает для них средоточие социального либерализма, по их мнению, — основу многих бед современной Испании. Одной из таких бед современности, на взгляд членов «Испанского католического движения», является упадок института семьи и нравственного состояния современного испанского общества. Члены движения утверждают, что Испания сейчас переживает время морального упадка. Разводы, аборты, беспорядочная жизнь, порнография, проституция, наркомания, коррупция — вот свидетельства этому, утверждают в MCE и AJE. А государство, которое должно служить общему благу, вместо этого поощряет такой чудовищный и «дьявольский» акт, как аборты. Движение выступает убежденным противником абортов, которые, с точки зрения его членов, являются «омерзительным преступлением», ибо «ничто не может оправдать смерть невинного» (см.: http://www.ctv.es/USERS/aje/). Как уже говорилось выше, MCE с самого начала своей деятельности организовывало многочисленные манифестации против абортов,  в которых ныне объединяются как члены МСЕ и АJE, так и карлисты и фалангисты. Проблеме абортов движение придает международный масштаб. Так, AJE приветствует борьбу Республиканской партии США против абортов и осуждает деятельность Демократической партии и ее кандидатов в президенты (например, А. Гора на выборах 2000 г.) за «абортистскую программу».

В религиозной сфере MCE и AJE тяготеют к католическому традиционализму. Члены движения предпочитают посещать традиционную, так называемую Тридентскую, мессу, если имеется такая возможность, критически смотрят на реформы в Католической Церкви, проведенные на Втором Ватиканском Соборе, и на последующую за ними литургическую реформу, которая, по мнению Х. Л. Корраля, «десакрализировала» Церковь (см.: Historia de). Тридентскую мессу продолжали служить так называемые католики-традиционалисты, некоторые группы которых, например самая известная традиционалистская организация — «Братство св. Пия X», основанная архиепископом М. Лефевром, находятся в определенном конфликте с современным Ватиканом. Члены MCE и AJE предпочитают контактировать с такой традиционалистской организацией, как Институт Христа-Царя, разрешенной Ватиканом. Тридентскую мессу, которую служат в Мадриде священники «Института Христа-Царя», регулярно посещают члены MCE и AJE. Впрочем, возможно, это связано с тем, что деятельность Братства св. Пия X в Испании не так масштабна, а мессы «Института Христа-Царя», что называется, проводятся «под рукой». Однако определенные контакты с «Братством св. Пия X» все-таки есть, о чем свидетельствует ссылка на Колледж Святой Марии (Канзас, США), принадлежащий этому «Братству», на сайте AJE. Представляющим силы «революции» течениям было мало лишить церковь светской власти и ее материальных благ, было мало дехристианизировать общество, мало пресечь ее деятельность в школе, лишив ее влияния на формирование сознания, мало извергнуть всю аморальность на христианский народ, им надо было попытаться разрушить саму Церковь изнутри — этот тезис Х. Л. Корраля (см.: Historia de) также полностью совпадает с мнением последователей Архиепископа Лефевра из «Братства св. Пия X». Однако в целом позиция AJE в религиозной сфере выглядит более умеренной. Впрочем, это не касается, например, такого вопроса, как отношение к исламу.

AJE выступает против иммиграции из исламских стран, против «исламской экспансии», в том числе и потому, что ислам, по мнению членов движения, является «гедонистической» и либеральной религией (см.: Ortiz) — в отличие от традиционного католицизма, которого придерживаются члены движения! Надо сказать, что как бы ни казалось это кому-либо удивительным, подобная точка зрения имеет под собой достаточные теологические основания, так как ислам с его многоженством, довольно гедонистической концепцией рая, отсутствием монашества и целибата действительно выглядит куда либеральнее традиционного католицизма. Члены AJE говорят и о том, что ислам имеет тенденцию к «экспансии и насилию» (см.: Corral, 2001). AJE и MCE участвуют в манифестациях против постройки в некоторых городах Испании «исламских центров» (например, в Талайюеле (Эстремадура)), которые часто становятся очагами исламского экстремизма (см.: Gonzalez, 2006).

«Испанское молодежное действие» является антикоммунистическим движением и рассматривает коммунизм как «великое зло XX в.». Члены AJE считают, что король Хуан Карлос предал их, способствуя таким актам, как легализация Коммунистической партии, и тем самым фактически перечеркнул плоды победы национальных сил в гражданской войне. Именно поэтому они ставят снова на повестку дня династический вопрос. AJE подвергло критике короля Хуана Карлоса за то, что он в 2001 г. присутствовал на праздновании 14 июля во Франции, отправив участвовать в параде свою гвардию, хотя следует вспомнить, что во время Французской революции его родственник, король Людовик ХVI Бурбон, был казнен (см.: Ultimas Noticias, 2001). Еще одной проблемой, вызывающей беспокойство AJE, является терроризм. AJE выступает за активное противодействие такой террористической организации, как «ЭТА». AJE считает, что террористы «ЭТА» заслуживают не иначе как смертной казни. По мнению членов AJE, политика центристского правительства А. Суареса и правоцентристского правительства Х. М. Аснара по противоборству с «ЭТА» неэффективна. Понятно, что политика нынешнего социалистического правительства Х. Л. Родригеса Сапатеро в отношении «ЭТА» вызывает еще большее неприятие.

MCE и AJE не остаются в стороне и от процессов, происходящих в международной жизни, особенно тех, что затрагивают проблемы, связанные с правыми силами других стран. MCE и AJE активно выступали в защиту генерала Аугусто Пиночета во время его ареста в Великобритании в 1998 г. AJE, как и многие члены британской Консервативной партии, например М. Тэтчер, и различных правых организаций Испании, Великобритании и Чили заявило, что арест был спровоцирован социалистами, проводниками желаний которых были испанские судьи Гарсон и Кастельон (см.: Ultima hora, 1998), и являлся «местью» человеку, спасшему Чили от коммунизма. Х. Л. Корраль удивлялся тому, что Фидель Кастро, действия которого привели ко многим жертвам, находившийся во время ареста Пиночета в Европе, арестован не был. Кроме того, лидер AJE напоминал, что в самой Испании на свободе находятся такие люди, как бывший глава испанской Компартии Сантьяго Каррильо, на совести которого множество жертв. Он удивлялся и позиции испанского правительства «Народной партии», которая не препятствовала деятельности Гарсона и Кастельона. В дни дипломатического кризиса вокруг Пиночета AJE призывало к его освобождению. По мнению Корраля и его единомышленников, Пиночет — «мировой антикоммунистический герой» (см.: Ultima hora, 1998). После смерти А. Пиночета в декабре 2006 г. Движение отдало ему дань уважения в своем издании, повторив еще раз, что они считают его человеком, который спас свою страну от хаоса, царившего при «правительстве масона и социалиста Альенде», и от надвигавшейся… опасности коммунизма, смог превратить ее в самую процветающую страну Южной Америки (см.: Ultimas Noticias, 2006). «Масонство и коммунизм», мутировавшие в «прогрессизм», утверждается в заявлении AJE по случаю кончины Пиночета, решили унизить генерала, обрушив на него поток обвинений, и тем самым отомстить ему. Однако генерал умер свободным. «Генерал Пиночет. С нами!» (“General Pinochet. Presente!”), — таким традиционным франкистским восклицанием оканчивается сообщение (см.: Ultimas Noticias, 2006).

Во время президентских выборов во Франции в 2002 г. члены AJE выступили с поддержкой кандидата от «Национального фронта» Ж.М. Ле Пена. После этого движение усилило контакты с французскими ультраправыми (с «Национальным фронтом», с движением «Христианство, Солидарность» Б. Антони и др.). Во Франции побывало несколько делегаций движения, которые участвовали в том числе в ежегодном мероприятии «Национального фронта» у памятника Жанне д'Арк. AJE имеет контакты и с французскими монархистами. Кроме того, проходят встречи с ветеранами различных праворадикальных движений прошлого. Так, представители AJE встречались с ветеранами Итальянской Социальной республики («республики Сало»). Совместно с другими ультраправыми и с участием Б. Пиньяра и гостей из Румынии недавно прошла манифестация у монумента Моте и Марину — членам румынской «Железной гвардии» капитана Кодряну, которые воевали во время гражданской войны в 1936–1939 гг. на стороне франкистов и погибли в Испании.

Но MCE и AJE положительно смотрят отнюдь не на все радикальные силы Европы, противостоящие господствующей либерально-демократической системе. Они отрицают возможность какого-либо сотрудничества с левыми радикалами, национал-коммунистами, неоязычниками и т. п. Члены «Испанского молодежного действия» говорят о том, что они остались верны идеалам франкизма. Хотя они принимают участие в различных мероприятиях с другими движениями, которые могут иметь одинаковые с ними символы, — они с ними не то же самое. Они не будут самими собой, заявляет Х. Л. Корраль от лица AJE, если не будут почитать Иисуса Христа как Царя народов (см.: Corral, 1999). Они не будут самими собой, если будут считать Франко не «данным провидением Каудильо Испании», который выиграл войну и привел к миру, а будут обвинять его в гибели Х. А. Примо де Риверы и разрушении «Фаланги» и карлизма, и вообще во всех бедах, которые обрушились сейчас на Испанию. Они не будут самими собой, если будут рассматривать 18 июля 1936 г. не как историческую дату начала национальной революции, основанной на испанской традиции, «воплотившей в полной мере политические принципы националсиндикализма и традиции», а будут рассматривать объединение этих идеалов властью во главе с Каудильо как незаконное злоупотребление. Они не будут самими собой, если будут считать, что не имеют ничего общего с этим восстанием и с этой победой, а будут считать, что были «обмануты», что они были началом разрушения идеалов участвовавших в них движений; и что равнозначные преступления совершались как «красными», так и националистами, а Франко был «убийцей». Они не будут самими собой, если будут ближе к анархистам, нежели к традиционалистам; или будут восхищаться Че Геварой и другими марксистскими лидерами, или исламизмом, или язычеством. Из-за того, что некоторые иные группы используют такие же символы, неосведомленные люди смешивают их с АJЕ. Однако то, что они используют, например, орла, который был изображен на гербе франкистской Испании, но в то же время отрекаются от 20 ноября и проч., говорит о другом. Конечно, когда они противостоят терроризму «ЭТА», как и мондиализму, это делает их ближе к AJE.

Однако, проводя аналогию, пишет Х. Л. Корраль, то, что протестанты говорят о Боге, используя Его слова, не делает их католиками (см.: Corral, 1999)! Наоборот, быть католиком означает исповедовать символ веры во всей своей полноте без изъятий. Во время выборов союз также возможен только с теми, кто на самом деле разделяет те же основные принципы, что и AJE. В качестве иллюстрации к вышесказанному можно привести следующий пример. AJE и MCE выступили с осуждением радикальной организации «Европейская альтернатива», которая участвовала в различных мероприятиях совместно с крайне левыми, национал-коммунистами, язычниками, национал-большевиками, и ее орган, газету Tribuna de Europa, за апологию Бакунина, Ленина, Мао и Троцкого, которых та превозносила в качестве борцов «антисистемы» (см.: Ultima hora, 1998). AJE осуждает тех фалангистов, которые голосуют за левых в знак протеста, поскольку это означает, указывают в AJE, поддержку протагонистов и наследников республики со всеми ее грабежами, разр

Франкисты (секта) — Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Франкисты.

Франкисты (сер. XVIII века — нач. XIX) — полухристианская мистическая секта, основанная среди польских евреев Яковом Франком (1726—1791), с учением мессианских преданий саббатианцев и признанием троичности Божества; её члены были вынуждены принять католичество во Львове и Варшаве[1].

Середина XVIII века[править | править код]

Новая религиозная секта, возникшая среди польских евреев в середине XVIII века явилась конечным результатом двух причин:

  • мессианского движения, волновавшего еврейский мир после появления смирненского лжемессии Саббатая-Цеви и выродившегося затем в религиозно-мистическое сектантство;
  • социально-экономических потрясений в жизни польских евреев.

Разгар мессианского движения (1660—1670) совпал с эпохой, последовавшей за разгромом евреев при Богдане Хмельницком. Сотни разорённых общин, где редкая семья не оплакивала своих мучеников, ждали спасения свыше. В украинской резне склонны были видеть «предмессианские страдания», а в Саббатае-Цеви — грядущего Мессию-избавителя. Падение лжемессии и его переход в ислам оттолкнули от него многих приверженцев; но в низших слоях народа еще долго держалась вера в мистическое призвание Саббатая.

Конец XVII века[править | править код]

Утратив свой политический характер, мессианизм с конца XVII века получает мистическую окраску; открытое народное движение превращается в тайное сектантское учение. В Турции образовалась полуеврейская, полумагометанская секта саббатианцев. В Польше (особенно в Подолии и Галиции) размножились кружки тайных саббатианцев, называвшихся в народе «шабси-цвинниками» или «шебсами» (по западному произношению имени «Саббатай»). Члены этих кружков в ожидании великих мессианских переворотов сбрасывали с себя иго строгой еврейской религиозности, пренебрегая многими религиозными законами и обрядами. Мистический культ «шебсов» заключал в себе элементы и аскетизма, и чувственности: одни предавались покаянию, истязали свою плоть и «скорбели о Сионе»; другие эмансипировались от присущих иудаизму строгих правил целомудрия и даже впадали иногда в половую распущенность. Польские раввины воздвигали гонения на «саббатианскую ересь» (Львовский собор (1722) и др.), но совершенно искоренить её было невозможно, так как она держалась главным образом в тайных кружках, имевших нечто вроде масонской организации.

Распространению мистицизма содействовало тяжелое социально-экономическое положение подольских и галицийских евреев в первой половине XVIII века, когда Польша клонилась к упадку, а гайдамацкие движения уничтожили в многих местах еврейской оседлости безопасность личности и имущества. Вызванный этим упадок раввинских школ и умственной деятельности вообще способствовал развитию мистических доктрин, принимавших иногда в народе самые уродливые формы.

Основатель секты[править | править код]

Из этих тайных кружков саббатианцев вышел основатель секты франкистов Яков Франк, родившийся в Подолии около 1726 года. Его отец был исключён из своей общины за принадлежность к тайному кружку «шебсов» и переселился в Валахию, где было сильно влияние соседних турецких саббатианцев. В школьном возрасте Яков обнаружил отвращение к еврейской науке, в основе которой лежал Талмуд, и впоследствии часто называл себя «простаком», то есть неучем. В качестве странствующего торговца он часто ездил с товарами в соседнюю Турцию (здесь он получил прозвище «Франк», даваемое на Востоке всякому выходцу из Европы) и жил в центрах тамошнего саббатианства — Салониках и Смирне. В начале 1750-х годов он сблизился с вождями секты и принимал участие в её полумагометанском культе. В 1755 году он появился в Подолии и, собрав вокруг себя группу местных сектантов, стал вещать им те откровения, в которые его посвятили салоникские преемники лжемессии. В своих тайных сходках сектанты под руководством Франка совершали много такого, что резко противоречило религиозно-нравственным понятиям правоверных евреев. Одна из таких сходок, окончившаяся скандалом, обратила внимание раввинов на новую пропаганду. Франк, как иностранец, должен был уехать в Турцию, а его приверженцы были отданы в распоряжение раввинов и кагальных властей (1756).

Раввинские суды и первый диспут (1757)[править | править код]

Перед раввинским судом в местечке Сатанове масса сектантов и сектанток созналась в нарушении основных начал нравственности; женщины сознались в нарушении супружеской верности и рассказали о половой распущенности, царившей в секте под видом мистической символики. Вследствие этих улик собор раввинов в Бродах объявил строгий «херем» (исключение из общины) над всеми нераскаявшимися еретиками, вменив в обязанность всякому благочестивому еврею выявлять их и преследовать.

Гонимые сектанты объявили каменец-подольскому католическому епископу, что еврейская секта, к которой они принадлежат, отвергает Талмуд и признает лишь священную книгу каббалы «Зогар», допускающую будто бы догмат Св. Троицы. Сектанты уверяли, что они признают Мессию-искупителя одним из трёх лиц Божества, но скрыли, что под мессией они подразумевают Саббатая-Цеви. Епископ взял под свою защиту «контра-талмудистов» или «зогаристов», как отныне назывались сектанты, и устроил в 1757 году религиозный диспут между ними и раввинами. Контраталмудисты выставляли свои двусмысленные тезисы, на которые раввины возражали очень слабо и неохотно из опасения раздражить присутствовавших сановников церкви. Епископ решил, что талмудисты побеждены, и приказал им уплатить денежный штраф в пользу своих противников и сжечь все экземпляры Талмуда, которые найдутся в Подольской епархии.

Новые гонения[править | править код]

После смерти покровительствовавшего им епископа сектанты подверглись ожесточенным гонениям со стороны раввинов и кагальных старшин. Контраталмудистам удалось получить от короля Августа III охранную грамоту (1758), но и это не могло вывести их из тяжёлого положения людей, которые, порвав связь с своими единоверцами, ещё не успели примкнуть к чужим. В этот критический момент Яков Франк явился в Подолию с новым планом: он выдавал себя за прямого преемника Саббатая-Цеви и уверял своих адептов, что получает чудесные откровения от Бога. Эти откровения гласили, что Франку и его последователям предназначено принять христианскую веру, которая должна служить только видимой переходной ступенью к будущей «мессианской религии».

В 1759 году франкисты деятельно вели переговоры с высшими представителями польской церкви о своем желании перейти в христианство; вместе с тем они хлопотали о назначении второго публичного диспута с раввинами.

Второй диспут (1759)[править | править код]

Примас польской церкви Лубенский и папский нунций Серра относились недоверчиво к стремлениям франкистов; но по настоянию администратора Львовской епархии, каноника Микульского, диспут был назначен. Он состоялся во Львове, под председательством Стефана Микульского. На этот раз раввины дали энергичный отпор своим противникам. По окончании диспута от франкистов потребовали, чтобы они немедленно доказали на деле свою привязанность к христианству.

Переход в католичество (1759)[править | править код]

Прибывший тем временем во Львов Яков Франк поощрял своих приверженцев к этому решительному шагу. Крещение франкистов было торжественно совершено в церквях Львова, причём восприемниками были представители польской знати; неофиты принимали фамилии и звания своих крёстных отцов и матерей и впоследствии вступили в среду польского дворянства. В течение года во Львове приняло крещение свыше 500 человек, в том числе приближённые и сподвижники Франка. Сам Франк принял крещение в Варшаве; крестным отцом его был сам король Август III (1759). В крещении Франк получил имя Иосиф.

Тюремное заключение Франка (1760—1772)[править | править код]

Вскоре, однако, обнаружилась неискренность франкистов; обращенные сектанты продолжали заключать браки только между собой, держались особняком и преклонялись перед Франком, называя его «святым паном»: обнаружено было также, что Франк в Турции выдавал себя за магометанина. Франк был арестован в Варшаве (1760) и предан церковному суду по обвинению в притворном принятии католицизма и в распространении вредной ереси. Духовный суд постановил заключить Франка, как ересиарха, в Ченстоховскую крепость и содержать при тамошнем монастыре так, чтобы он не мог сообщаться с своими приверженцами. Тринадцать лет длилось заключение Франка, но оно только усилило его влияние на секту, окружив его ореолом мученичества. В окрестностях Ченстохова расположились многие франкисты, поддерживавшие постоянные сношения с своим «святым паном» и нередко проникавшие в самую крепость. Франк воодушевлял своих последователей мистическими речами и посланиями, где говорилось, что спастись можно только через «религию Эдома», или дас, под которой подразумевалась какая-то странная смесь христианских и саббатианских воззрений. После первого раздела Польши Франк был освобожден из заточения занявшим Ченстохов русским генералом Бибиковым (1772).

Секта в 1772—1816 годы[править | править код]

До 1786 года Франк жил в моравском городе Брно, окружённый многочисленной свитой преданных ему сектантов и «паломников», приезжавших к нему из Польши. Большой приманкой для многих паломников служила красивая дочь Франка — Ева, которая с этих пор стала играть выдающуюся роль в организации секты. Франк ездил неоднократно с дочерью в Вену и успел приобрести расположение Венского двора. Набожная Мария Терезия смотрела на него как на распространителя христианства среди евреев, а Иосиф II, как рассказывали, был благосклонен к юной Еве Франк.

Впоследствии и здесь узнали о сектаторских планах Франка; он вынужден был покинуть Австрию и переселился с дочерью и свитой в Германию, в городок Оффенбах. Здесь он присвоил себе титул «барона Оффенбахского» и жил как богатый магнат, получая деньги от своих польских и моравских приверженцев, часто совершавших паломничество в Оффенбах. По смерти Франка (1791) роль «святой панны» и руководительницы секты играла Ева. С течением времени прилив паломников и денег все более сокращался, между тем как Ева продолжала по привычке жить расточительно. Кончилось тем, что она запуталась в долгах и умерла в одиночестве в 1816 году.

Разбросанные в Польше и Чехии франкисты постепенно превращались из мнимых католиков в настоящих, и потомки их слились с окружающим христианским населением. Секта франкистов исчезла, не оставив никаких следов в еврействе.

Попытки точно формулировать учение Франка на основании его изречений, сохранившихся в рукописных сборниках («Biblia balamutna»), были неудачными. Франкизм заключался в отрицании как религиозной, так и моральной дисциплины иудаизма. «Я пришёл избавить мир от всяких законов и уставов, которые существовали доселе», — гласит одно из характерных изречений Франка. В этом движении мечтательный мистицизм выродился в мистификацию, а мессианизм — в стремление избавиться от «еврейского горя» путем отречения от еврейства.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о