Препараты современные: Современные противовирусные препараты — Государственное бюджетное учреждение здравоохранения «Детская городская поликлиника города Краснодара №5» Министерства здравоохранения Краснодарского края

Содержание

Современные препараты дают эффективный бой онкогематологии — Российская газета

В рамках нацпроекта «Здравоохранение» реализуется программа «Борьба с онкологическими заболеваниями». В общей структуре онкологической заболеваемости раком особое место занимают онкогематологические болезни, то есть опухоли кроветворных и лимфатических органов.

О том, чем отличается их диагностика и лечение, «РГ» рассказала проректор по лечебной работе и международному сотрудничеству Российской медицинской академии непрерывного профессионального образования (РМАНПО), академик РАН Ирина Поддубная.

Ирина Владимировна, какова доля онкогематологических заболеваний в общей структуре заболеваемости и смертности от злокачественных новообразований?

Ирина Поддубная: Среди общего количества злокачественных новообразований их доля на первый взгляд невелика — опухоли кроветворной и лимфатической ткани составляют менее 3 процентов. Но их отличие в том, что возможности помочь этим больным с использованием эффективных современных лекарственных средств гораздо больше, чем в лечении других видов рака.

А среди этих больных велика доля молодых трудоспособных людей, которых можно вернуть к здоровой полноценной жизни. Поэтому мы, онкогематологи, так остро восприняли тот факт, что эти заболевания не были включены в федеральный проект «Борьба с онкологическими заболеваниями». И нас очень радует, что сейчас эта проблема решается. В клинические рекомендации по лечению злокачественных опухолей онкогематологические заболевания также включены.

Эффективна ли существующая система диагностики? Успешно ли врачи первичного звена выявляют эти заболевания?

Ирина Поддубная: Причины развития онкогематологических заболеваний, как и большинства других видов рака, изучены недостаточно, и поэтому определить для врача первичного звена группы риска трудно. Вторая сложность состоит в том, что эти заболевания не имеют никакого фона, то есть тех хронических недугов, которые позволяли бы включить пациента в группу риска, как при некоторых видах рака. Скрининговых исследований для этих заболеваний нет. Только увеличение лимфатических узлов дает основание заподозрить онкогематологическое заболевание и требует серьезного обследования. Клинической особенностью лимфом (опухоли лимфатической системы) является возможность возникновения в любом из органов и систем организма: желудочно-кишечный тракт, легкие, почки, печень, кожа, центральная нервная система и т.д. Это обусловливает появление клинических симптомов, схожих с другими патологическими процессами определенной локализации, и требует проведения тщательной дифференциальной диагностики.

Благодаря существующему сегодня инновационному лечению выделять дополнительные средства на онкогематологию оправдано со всех точек зрения

А врачи первичного звена насторожены в отношении этих заболеваний?

Ирина Поддубная: Понятие онкологической настороженности очень значимо. Поэтому сейчас врачей первичного звена, врачей общей практики учат с особым акцентом на нее. В нашей академии есть кафедра общей врачебной практики и поликлинической терапии. Проводятся специальные циклы по онконастороженности, в том числе выездные циклы в регионы. И это очень эффективно, потому что привносит единое понимание проблемы у врачей одного региона или большого города.

Как развиваются методы лечения онкогематологических больных?

Ирина Поддубная: Возможности применения хирургического метода в лечении этих заболеваний ограничены; для лучевой терапии есть особые показания — в частности, к ним чувствительны лимфомы. Сейчас лучевые методики очень усовершенствовались, можно, например, облучать лимфому глаза без потери зрения. Но основной метод в лечении этих заболеваний — лекарственный. В этой области прогресс огромный. Благодаря успехам фундаментальной медицины мы стали больше понимать механизмы развития опухолей. И, как следствие, появилась возможность создания множества новых препаратов: например, за последние пять лет только для лечения множественной миеломы мы получили 7-8 новых препаратов. Кроме того, их стали гораздо быстрее регистрировать в нашей стране. Это разные классы препаратов — и те, что действуют непосредственно на опухолевые клетки, и те, что «включают» собственную иммунную систему пациента — последние используются при многих видах опухолей. Они эффективны, новы по переносимости, у них другая палитра токсических реакций. И практикующие врачи о них хорошо информированы.

Как вы оцениваете доступность инновационных препаратов для российских пациентов?

Ирина Поддубная: Наше государство сделало очень много для повышения доступности лекарств для онкобольных. Примером этого является создание программы «7 высокозатратных нозологий». Теперь их в программе уже 12, и по ней определенные группы больных полностью обеспечиваются основным препаратом бесплатно. Для лимфом это было сделано очень своевременно, наши врачи начали применять первый инновационный препарат на основе моноклональных антител (МАБ). Этот препарат используется очень широко практически при всех лимфомах, и это значительно улучшило результаты лечения большой группы пациентов. Но на создание и выпуск каждого нового препарата уходят огромные деньги, поэтому они очень дорогие, и я считаю, что дешевле новые инновационные препараты не будут. А воспроизводить оригинальные биопрепараты, к которым относятся и моноклональные антитела, очень непросто в силу сложности технологии. И мы еще долго будем использовать оригинальные препараты. Конечно, мы возлагаем большие надежды на нашу фарминдустрию. У нас появились современные фармконцерны, которые располагают прекрасными научными лабораториями, где могут разрабатывать собственные новые препараты. То, что можно воспроизвести, они тоже должны производить.

А доступны ли эффективные инновационные препараты в регионах?

Ирина Поддубная: Доступность в регионах разная, но могу сказать, что в целом денег на них выделяют недостаточно. Конечно, ни одно государство в мире не может обеспечить полностью бесплатную помощь онкобольным. Но выделять дополнительные средства на онкогематологию оправданно со всех точек зрения. Во-первых, есть возможность полностью излечить таких больных молодого возраста. В результате мы не только сохраняем их жизнь — они рожают детей, работают, то есть полностью адаптированы к нормальной жизни — при других опухолях таких больных гораздо меньше. Значительной части больных мы увеличиваем время до рецидива болезни. И если получаем на первой линии препаратов хороший ответ, то он длится дольше, и в последующем такой человек не требует дополнительных расходов на лечение. Можно точно подсчитать фармакоэкономический эффект — получается, что вылечить человека дорогими лекарствами выгоднее для государства, чем потом тратить значительно большие средства на длительное лечение, реабилитацию, пенсию по инвалидности и т.д.

Какие изменения нужно внести в медицинскую помощь онкогематологическим больным, чтобы и дальше улучшать результаты?

Ирина Поддубная: Во-первых, необходимо совершенствовать диагностику. Она сложна, потому что часто необходимы дополнительные дорогостоящие исследования. Но они выполняются в ограниченном количестве лабораторий по стране и не входят в программу госгарантий по ОМС, и больным приходится за них платить. Это не так дорого, но все же не всем доступно. Во-вторых, врачи должны быть готовы к проведению этой новой терапии. И здесь очень важно обучение — доктор должен понимать, что с новыми препаратами нужно учиться работать, что тут возможны новые побочные явления и т.д. Но не все врачи открыты к новому, многим проще использовать привычные схемы. Стереотипов меньше у молодых врачей, у них больше энтузиазма, мотивированности. И очень хорошо, что расширяется участие наших лечебных учреждений в международных клинических исследованиях.

Современные высокоэффективные препараты стали доступнее для свердловских пациентов с онкопатологией

Благодаря реализации части мероприятий по совершенствованию оказания медицинской помощи онкологическим больным, в рамках национального проекта «Здравоохранение», все больше пациентов онкодиспансера лечатся высокоэффективными таргетными препаратами: сейчас в Свердловской области такую терапию получают порядка 500 человек, по сравнению с прошлым годом, количество увеличилось в 2,5 раза!

Таргетные лекарственные препараты, в отличие от химиотерапевтических, блокируют рост опухоли, не затрагивая при этом здоровые клетки. Перед их назначением пациенту проводят молекулярное исследование, которое помогает выявить генетические мутации, вызывающие рак.

«Наличие определенных «поломок» в генах может спровоцировать злокачественные патологии: рак молочных желез, яичников, прямой и ободочной кишки, рак легкого, меланому. Если лабораторные исследования подтверждают, что опухоль вызвана мутацией, назначаем не химиотерапевтические, а таргетные препараты, которые более безопасны, однако эффективны только при наличии генетических отклонений в организме», — объясняет заведующий центром амбулаторной химиотерапии Владислав Петкау.

С начала года проведено более 600 иммуногистохимических исследований, благодаря которым есть возможность определить различные мутации в организме. В зависимости от вида генетических отклонений, врачи подбирают определенное лекарство: терапия становится целенаправленной, индивидуальной для каждого пациента. Таргетные препараты выпускаются, в том числе, в виде таблеток: их можно принимать дома по схеме, сформированной лечащим врачом, без необходимости посещать дневной стационар.

Врачи отмечают, что генетические исследования играют важную роль не только для пациентов с уже установленным диагнозом, но и для их родственников: носителю мутации рекомендуется составить индивидуальный график профилактических осмотров, которые помогут выявить онкопатологию на ранней стадии.

Современные биологические/биотехнологические лекарственные препараты. Актуальные вопросы разработки и перспективы использования | Олефир

1. Федеральный закон «Об обращении лекарственных средств» № 61-ФЗ от 22.12.2014 г.

2. Directive 2001/83/EC of the European parliament and of the council of 6 November 2001 on the Community code relating to medicinal products for human use (OJ L 311, 28.11.2001, p. 67).

3. Медуницын НВ, Миронов АН, Мовсесянц АА. Теория и практика вакцинологии. М.: Ремедиум; 2015.

4. Медуницын НВ. Вакцинология. М.: Триада-Х; 2010.

5. Цыбалова ЛМ, Киселев ОИ. Универсальные вакцины против гриппа. Разработки, перспективы использования. Вопросы вирусологии 2012; 57(1): 9-14.

6. Медуницын НВ, Покровский ВИ. Основы вакцинопрофилактики и иммунотерапии. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2005.

7. Солдатов АА, Авдеева ЖИ, Алпатова НА, Медуницын НВ, Лысикова СЛ. Орфанные препараты, принципы их регистрации и применения. Биопрепараты 2015; 55(3): 4-16.

8. Насонов ЕЛ, ред. Анти-В-клеточная терапия в ревматологии: фокус на ритуксимаб. М.: ИМА-ПРЕСС; 2012.

9. Насонов ЕЛ, Каратеев АЕ, Клюквина НГ. Фармакотерапия. В кн.: Насонов ЕЛ, Насонова ВА, ред. Ревматология: национальное руководство. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2008. С. 178-251.

10. Сигидин ЯА, Лукина ГВ. Биологическая терапия в ревматологии. М.: Практическая медицина; 2009.

11. Моисеенко ВМ. Возможности моноклональных антител в лечении злокачественных опухолей. Практическая онкология 2002; 3(4): 253-61.

12. Buch MH, Bingham SJ, Bejanaro V, Bryer D, White J, Reece R, et al. Therapy of patients with rheumatoid arthritis. Outcome of infliximab failures switched to etanercept. Arthr Care Res. 2007; 57: 448-53.

13. van Vollenhoven RF, Emery P, Bingham CO, Keystone EC, Fleischmann RM, Furst DE, et al. Long-term safety of rituximab in rheumatoid arthritis: 9.5-year follow-up of the global clinical trial programme with a focus on adverse events of interest in RA patients. Ann Rheum Dis. 2013; 72(9): 1496-502.

14. Gutheil J. The promise of monoclonal antibodies for the therapy of cancer. Critical Rev Oncol. Hematology 2001; 38: 1-2.

15. Авдеева ЖИ, Алпатова НА, Волкова РА, Лаптева ЛК. Лекарственные препараты на основе генно-инженерных моноклональных антител. Биопрепараты 2011; 42(2): 14-9.

16. Алпатова НА, Авдеева ЖИ, Солдатов АА, Медуницын НВ, Бондарев ВП, Миронов АН, Меркулов ВА. Проблемы, связанные с проявлением иммуногенности лекарственных препаратов моноклональных антител при клиническом использовании. Иммунология 2014; (1): 28-32.

17. Guidelines on the quality, safety, and efficacy of biotherapeutic protein products prepared by recombinant DNA technology. Replacement of Annex 3 of WHO Technical Report Series, № 814 World Health Organization, October 2013.

18. Baker MP, Reynolds HM, Lumicisi B, Bryson CJ. Immunogenicity of protein therapeutics: The key causes, consequences and challenges. Self Nonself. 2010; (1): 314-22.

19. ICH S6(R1) guideline. Preclinical safety evaluation of biotechnology-derived pharmaceuticals. Geneva, International Conference on Harmonisation of Technical Requirements for Registration of Pharmaceuticals for Human Use. 2011.

20. Guideline on similar biological medicinal products (CHMP/437/04 Rev 1).

21. Guideline on similar biological medicinal products containing biotechnology-derived proteins as active substance: non-clinical and clinical issues (EMEA/CHMP/BMWP/42832/2005 Rev 1).

22. Guidance for Industry. Scientific Considerations in Demonstrating Biosimilarity to a Reference Product. U. S. Department of Health and Human Services Food and Drug Administration. Biosimilarity. February. 2012.

23. Руководство по экспертизе лекарственных средств. Т. I. М.: Гриф и К; 2013.

24. Niederwieser D, Schmitz S. Biosimilar agents in oncology?haematology: from approval to Practice. Eur J Haemat. 2011; 86: 277-88.

25. Василенко ИА. Взаимозаменяемость лекарственных препаратов: сравнительные аспекты. Разработка и регистрация лекарственных средств 2014; 1(6): 146-52.

26. Солдатов АА, Авдеева ЖИ, Медуницын НВ. Механизмы аллергической реакции немедленного типа, препараты и методы специфической иммунотерапии. Иммунология 2016; 37(1): 52-61.

27. Гущин ИС. IgE-опосредованная гиперчувствительность как ответ на нарушение барьерной функции тканей. Иммунология 2015; 36(1): 45-52.

28. Солдатов АА, Медуницын НВ, Авдеева ЖИ, Бондарев ВП, Миронов АН. Препараты лечебных аллергенов: проблемы и пути повышения качества, безопасности и эффективности. Ведомости НЦЭСМП 2013; (4): 31-8.

29. Thomas WR, Hales BJ, Smith WA. House dust mite allergens in asthma and allergy. Trends Mol Med 2010; (16): 321-8.

30. Purohit A, Niederberger V, Kronqvist M, Horak F, Grunneberg R, Suck R, et al. Clinical effects of immunotherapy with genetically modified recombinant birch pollen Bet v 1 derivatives. Clin Exp Allergy 2008; 38(9): 1514-25.

31. Moldaver D, Larche M. Immunotherapy with peptides. Allergy 2011; 66(6): 784-91.

32. Edlmayr J, Niespodziana K, Focke-Tejkl M, Linhart B, Valenta R. Allergen-specific immunotherapy: towards combination vaccines for allergic and infectious diseases. Curr Top Microbiol Immunol. 2011; (352): 121-40.

33. Akdis M, Akdis CA. Mechanisms of allergen-specific immunotherapy: Multiple suppressor factors at work in immune tolerance to allergens. J Allergy Clin Immunol. 2014; (133): 621-31.

34. Stella JA, D’Amore A, Wagner WR, Sacks MS. On the biomechanical function of scaffolds for engineering load-bearing soft tissues. Acta Biomater. 2010; 6(7): 2365-81.

35. Chen G, Ushida T, Tateish T. Scaffold design for tissue engineering. Macromol Biosci. 2002; (2): 67-77.

36. Кузнецова ДС, Тимашев ПС, Баграташвили ВИ, Загайнова ЕВ. Костные имплантанты на основе скаффолдов и клеточных систем в тканевой инженерии (обзор). Современные технологии в медицине 2014; 6(4): 201-12.

37. Plosker GL, Keam SJ. Omalizumab: a review of its use in the treatment of allergic asthma. BioDrugs 2008; (22): 189-204.

38. Колокольцева ТД, Сабурина ИН, Кубатиев АА. Культура клеток человека и животных: выделение, культивирование, криоконсервация и контроль. Патогенез 2015; 13(2): 50-65.

39. Кошелева НВ, Зурина ИМ, Сабурина ИН, Горкун АА, Колокольцева ТД, Борзенок СА, Репин ВС. Влияние эмбриональной телячьей сыворотки на формирование сфероидов из стромальных клеток лимба глаза. Патогенез 2015; 13(2): 4-11.

40. Макаров МС, Сторожева МВ, Конюшко ОИ, Боровкова НВ, Хватов ВБ. Влияние концентрации тромбоцитарного фактора роста на пролиферативную активность фибробластов человека. Клеточные технологии в биологии и медицине 2013; (2): 111-5.

41. Игнатьев ПС, Тычинский ВП, Вышенская ТВ. Исследование активации лимфоцитов методом когерентной фазовой микроскопии. Альманах клинической медицины 2008; 17(2): 65-7.

42. Цалман АЯ, Ватазин АВ, Василенко ИА, Метелин ВБ, Вышенская ТВ. Интерференционная фазометрия ядерных структур лимфоцитов при трансплантации почки. Клиническая нефрология 2010; (6): 43-7.

43. Василенко ИА, Пашкин ИН, Суслов ВП, Власова ЕА. Динамика морфометрических показателей тромбоцитов периферической крови как критерий оценки тромбогенности диализных мембран. Урология 2011; (2): 36-41.

44. Ушакова АЮ, Феклисова ЛВ, Мескина ЕР, Тедер ЮГ, Волохович ТТ, Пожалостина ЛВ. Клинико-лабораторная эффективность применения различных схем аципола в лечении детей, больных острыми кишечными инфекциями. Биопрепараты 2008; (2): 19-21.

Современные сахароснижающие препараты, используемые в России при лечении сахарного диабета 2 типа | Сунцов

Аннотация

Цель.
Проанализировать лечение больных сахарным диабетом 2 типа (СД2) современными сахароснижающими сред-ствами.
Материалы и методы.
Изучены данные Государственного регистра больных СД2.
Результаты.
Получены абсолютные и относительные данные использования в лечении СД2 аналогов человеческого инсу-лина, ингибиторов депиптидилпептидазы-4 (ДПП-4) и агонистов глюкагоноподобного пептида (ГПП-1).
Заключение.
Доля ингибиторов ДПП-4 и агонистов ГПП-1 в лечении больных СД2 остается незначительной и не превы-шает 0,2%, что значительно ниже использования их в большинстве других стран. Аналоги человеческого инсулина ис-пользуются значительно чаще и являются в настоящее время наиболее перспективными препаратами для лечения СД2.Ключевые слова: сахарный диабет 2 типа, аналоги человеческого инсулина, ингибиторы ДПП-4, агонисты ГПП-1

Мониторинг лечения больных сахарным диабетом (СД) позволяет с высокой достоверностью оценить ситуацию в отношении используемых современных технологий в терапии этого хронического заболевания. По данным IDF (The International Diabetes Federation), в 2011 г. число больных СД составило 366 млн человек и, согласно прогнозам экспертов ВОЗ, их число к 2030 г. достигнет 552 млн человек [1]. По данным Государственного регистра больных СД (ГРСД), в России в 2010 г. насчитывалось 3,27 млн человек, а к 2030 г. ожидается, что число их возрастет до 5,81 млн человек. Таким образом, эпидемиологическая ситуация, как во всем мире, так и в России носит крайне неблагоприятный характер. При этом, если допустить, что к 2030 г. выявление больных СД составит хотя бы 50% от их реального числа, а средняя продолжительность жизни останется на прежнем уровне, то фактическое число больных в России превысит 12 млн человек. Следует учитывать, что внедрение новых технологий лечения снижает смертность больных СД и существенно увеличивает продолжительность их жизни. Эти факторы уже сейчас являются важным предпосылками роста числа больных СД.

Целью

 нашего исследования было изучение структуры лечения больных СД 2 типа (СД2) такими современными препаратами, как аналоги человеческого инсулина, ингибиторы дипептидилпептидазы-4 (ДПП‑4) и агонисты глюкагоноподобного пептида (ГПП-1). Многочисленными работами показана их высокая клиническая эффективность, обоснованы экономические предпосылки более широкого использования при лечении СД2 [2, 3, 4].

Материалы и методы

Объектом исследования были данные 83 региональных регистров Российской Федерации на 1 января 2011 г. При анализе было использовано программное обеспечение ГРСД «Регистр диабета 2002», обновление 2.039.

Результаты и их обсуждение

В таблице 1 представлены данные о количестве больных СД2, получающих препараты группы ингибиторов ДПП-4 (Галвус®, ГалвусМет®, Янувия® и Онглиза®) и группы агонистов ГПП-1 (Виктоза® и Баета®). Следует учесть тот факт, что такие препараты, как Онглиза и Виктоза® появились на российском рынке лишь в конце 2010 г. и не вошли еще в список препаратов, получаемых больными по перечню ЖНВЛС (жизненно необходимых важнейших лекарственных средств).

Следует отметить, что приобретаемые за свой счет препараты не всегда вносились в базу данных регистра. Однако это существенно не влияет на данные по использованию этих препаратов у больных СД2.

В таблице 2 представлены данные о количестве больных СД2, которые получали лечение аналогами человеческого инсулина: ультракороткого (НовоРапид®, Хумалог®, Апидра®), длительного действия (Левемир®, Лантус®) и 2-фазными аналогами (НовоМикс® 30 и ХумалогМикс® 25). Несмотря на то, что фармакоэкономическая эффективность аналогов инсулина доказана [5, 6, 7] и они хорошо знакомы практическим врачам как наиболее адекватные средства при лечении СД2, их доля в структуре инсулинотерапии еще недостаточно высока и составляет 2,62% для аналогов инсулина ультракороткого действия, 4,92% для аналогов инсулина длительного и двухфазного действия. Среди аналогов доминируют Левемир® (1,76%), Лантус® (1,5%) и НовоМикс® 30 (1,6%).

Если принять общую долю больных СД2, находящихся на инсулинотерапии, включая комбинацию с пероральным сахароснижающим препаратом (ПССП), за 100%, то на терапию аналогами человеческого инсулина ультракороткого действия приходится 16,22%, а длительного и двухфазного действия – 30,38%. При этом следует иметь в виду, что в России монотерапия аналогами человеческого инсулина ультракороткого действия пациентов с СД2 используется редко, и количество таких пациентов очень незначительно. В основном ультракороткие аналоги человеческого инсулина применяются в составе базис-болюсной терапии, и число таких больных достигает 30,38% от всех пациентов с СД2 на инсулинотерапии.

В таблице 3 представлены комбинации инсулина НовоРапид® с аналогами человеческого инсулина длительного и двухфазного действия (Левемир®, Лантус®, НовоМикс® 30 и ХумалогМикс® 25). Следует отметить, что число больных, у которых используется комбинация НовоРапид®+Левемир®, составляет 68,9% в сравнении с комбинацией НовоРапид®+Лантус®, поскольку при выборе препаратов врач отдает предпочтение аналогам человеческого инсулина одного производителя. Имеется ряд других факторов, которые определяют выбор препаратов: индивидуальная чувствительность больного к определенным препаратам, с которых начиналось лечение, успешность достижения компенсации углеводного обмена. В 2,1 раза реже по сравнению с первой группой используется комбинация НовоРапид®+НовоМикс® 30. С определенной вероятностью можно предполагать, что лечение этой группы больных начиналось с НовоМикс® 30 и для достижения более полной компенсации в лечение включали НовоРапид®. Было установлено, что в среднем через 1,7±0,04 года после начала терапии НовоМикс® 30 терапия интенсифицировалась ультракоротким аналогом человеческого инсулина – НовоРапид®. Крайне редко использовалась комбинация НовоРапид®+ХумалогМикс® 25 – всего лишь у 387 больных СД2, что составило 0,013%.

В целом базис-болюсную терапию аналогами человеческого инсулина (НовоРапид® + базальный аналог человеческого инсулина) у больных СД2 проводили у 35 181 пациента, комбинированную терапию НовоРапид® + 2-фазный аналог человеческого инсулина – у 12 223 пациентов с СД2. Комбинация НовоРапид® + аналог человеческого инсулина длительного действия или 2-фазный аналог человеческого инсулина использовалась у 47 404 пациентов с СД2, что составило 1,59% от всех больных с этим заболеванием или 9,84% от всех больных СД2 на инсулинотерапии.

В таблице 4 представлены данные лечения больных СД2 с использованием в качестве болюсного препарата ультракороткого человеческого инсулина Хумалог® в комбинации с теми же базальными или двухфазными аналогами человеческого инсулина. Картина аналогична предыдущей, с той лишь разницей, что в каждой из анализируемых групп число больных примерно в 2 раза меньше, соответственно снижается их выражение в процентах.

Так, число больных с комбинацией Хума­лог®+­Леве­мир® составило 0,35% от общего числа больных СД2, в абсолютном выражении – 10 557 человек. Доля больных с комбинацией Хумалог®+Лантус® меньше по отношению к первой группе. Если принять всех больных на базис-болюсной терапии с болюсным аналогом человеческого инсулина Хумалог® за 100%, то доля Хумалог®+Левемир® составит 59,5%, а Хумалог®+Лантус® – 40,5%. Количество пациентов на комбинированной терапии Хумалог®+НовоМикс® 30 составило 5234 пациентов. И так же, как в предыдущей группе, незначительному числу больных проводилась комбинированная терапия Хумалог®+ХумалогМикс® 25, (178 больных), что составило 1,67% по сравнению с 1-й группой или 0,006% от всех больных с СД2.

В целом, число больных, которым проводилась базис-болюсная терапия с прандиальным аналогом человеческого инсулина Хумалог® в сочетании с базальными аналогами человеческого инсулина (Левемир® и Лантус®) или комбинированная терапия Хумалог® +2-фазные аналоги человеческого инсулина составила 23 136 человек или 0,78% от общего числа больных СД2. Среди всех больных СД2 на инсулинотерапии эта группа составила 4,8%.

В таблице 5 представлены данные о количестве больных, которым проводилась базис-болюсная или комбинированная терапия с ультракоротким аналогом инсулина Апидра®. В базис-болюсной терапии СД2 он наиболее часто используется в комбинации с инсулином Левемир®. Принимая эту комбинацию за 100%, видим, что в сочетании с аналогом человечес­кого инсулина Лантус® его использование составляет 25,0%. Комбинированная терапия с НовоМикс® 30 проводится у 327 пациентов с СД2, а с аналогом человеческого инсулина Хумалог Микс® 25 – у 60 пациентов с СД2.

Общая составляющая использования инсулина Апидра® в качестве болюсного препарата в сочетании с базисными или 2-фазными аналогами человеческого инсулина представляет 0,12%, а в абсолютном выражении – 3510 человек. Их доля среди больных СД2 на инсулинотерапии не достигает 1%.

Таким образом, ингибиторы ДПП-4 и агонисты ГПП-1 постепенно занимают свое место в структуре лечения больных СД2 [8]. Аналоги человеческого инсулина приобретают ведущее положение в лечении не только СД1, но и СД2, что очевидно связано с рядом их свойств, которые позволяют быстрее достичь целевых уровней компенсации углеводного обмена, избегая ряда осложнений и нежелательных эффектов инсулинотерапии [9, 10].

Выводы

  1. Доля ингибиторов ДПП-4 и агонистов ГПП-1 в лечении больных СД2 остается незначительной и не превышает 0,2%.
  2. Аналоги человеческого инсулина используются значительно чаще и являются в настоящее время наиболее перспективными препаратами для лечения СД2. Доля их использования у больных СД2 на инсулинотерапии достигает 30,38% и продолжает неуклонно расти.
Автор декларирует отсутствие двойственности (конфликта) интересов, связанных с рукописью.

1. International Diabetes Federation, Diabetes Atlas, 5th ed. International Diabetes Federation. 2011.

2. Шестакова МВ, Баллан Акил. Терапия двухфазным инсулином аспарт 30/70 (НовоМикс® 30) улучшает гликемический контроль у пациентов с сахарным диабетом 2 типа: данные российской когорты пациентов наблюдательной программы IMPROVE — программы по изучению безопасности и эффективности двухфазного инсулина аспарт 30 в рутинной клинической практике. Сахарный диабет. 2010;(1):92-101.

3. Дедов ИИ, Шестакова МИ, Сунцов ЮИ, Ягудина РИ, Крысанов ИС, Куликов АЮ, Аринина ЕЕ. Фармакоэкономическое моделирование отдаленных результатов лечения сахарного диабета 2 типа у пациентов, получающих современные аналоги инсулинов по сравнению с терапией пероральными сахароснижающими препаратами. Сахарный диабет. 2010;(1):102-110.

4. Сунцов ЮИ, Шестакова МВ. Сравнительная характеристика затрат на лечение СД2 традиционными сахароснижающими средствами и комбинированной терапии Вилдаглиптином. Поликлиника. 2011;(1):2-6.

5. Plank J, Bodenlenz M, Sinner F, Magnes C, Görzer E, Regittnig W, Endahl LA, Draeger E, Zdravkovic M, Pieber TR. A double-blind, randomized, dose-response study investigating the pharmacodynamic and pharmacokinetic properties of the long-acting insulin analog detemir. Diabetes Care. 2005 May;28(5):1107-1112.

6. Dornhorst A, Lüddeke HJ, Sreenan S, Koenen C, Hansen JB, Tsur A, Landstedt-Hallin L. Safety and efficacy of insulin detemir in clinical practice: 14-week follow-up data from type 1 and type 2 diabetes patients in the PREDICTIVE European cohort. Int J Clin Pract. 2007 Mar;61(3):523-528.

7. Goodall G, Jendle JH, Valentine WJ, Munro V, Brandt AB, Ray JA, Roze S, Foos V, Palmer AJ. Biphasic insulin aspart 70/30 vs. insulin glargine in insulin naive type 2 diabetes patients: modelling the long-term health economic implications in a Swedish setting. Int J Clin Pract. 2008 Jun;62(6):869-876.

8. Dalla Man C, Bock G, Giesler PD, Serra DB, Ligueros Saylan M, Foley JE, Camilleri M, Toffolo G, Cobelli C, Rizza RA, Vella A. Dipeptidyl Peptidase 4 inhibition by Vildagliptin and the effect on insulin secretion and action in response to meal ingestion in type 2 diabetes. Diabetes Care. 2009 Jan;32(1):14-18. Epub 2008 Oct 17.

9. American Diabetes Association: Standards of medical care in diabetes-2008 (Position Statement). Diabetes Care. 2008;31(Suppl. 1): S12-54.

10. Forst T, Pfützner A, Flacke F, Krasner A, Hohberg C, Tarakci E, Pichotta P, Forst S, Steiner S. Postprandial Vascular Effects of VIAject Compared With Insulin Lispro and Regular Human Insulin in Patients With Type 2 Diabetes. Diabetes Care. 2010 Jan;33(1):116-120. Epub 2009 Oct 6.


Ученые рассказали о современных исследованиях препаратов против SARS-CoV-2

Почему так сложно найти подходящее лекарство от коронавируса? Как действуют противовирусные препараты? На вопросы о поиске химиотерапевтических средств ответила ведущий научный сотрудник лаборатории фармакологически активных веществ Новосибирского института органической химии им. Н. Н. Ворожцова СО РАН доктор химических наук Ольга Ивановна Яровая

 

Существуют два направления борьбы с вирусными заболеваниями человека. Первый — предупреждение: вакцинация и карантинные меры. Второй — лечение, к которому относится специфическая противовирусная терапия, то есть соединения, активные непосредственно против определенного вируса, а также сопровож​дающая терапия — лечение осложнений, вызванных вирусной инфекцией. 

 

Специфическая противовирусная терапия: почему важно использовать этот тип лечения? 

 

В начале заражения вирусная нагрузка на организм максимальная в течение нескольких дней. Когда вирус попадает в наш организм, вызванные им осложнения могут появляться не сразу. В случае коронавируса они возникают примерно с шестого-девятого дня и протекают по-разному. Есть пациенты, у которых болезнь проходит бессимптомно, а есть те, кто переносит ее весьма тяжело. Использование специфических противовирусных препаратов с самого начала инфицирования может позволить снизить вирусную нагрузку на организм. За счет этого осложнений становится меньше. 

 

Способы воздействия на SARS-CoV-2: какие есть сложности? 

 

Каждый этап жизненного цикла вируса может стать мишенью для химиотерапевтических средств.Можно ингибировать (снижать скорость химических реакций или подавлять их) поверхностный белок вируса, а также ингибировать каждую из стадий вирусной репликации внутри клетки. Помимо этого есть возможность влиять непосредственно на организм человека: блокировать ферменты клетки, которые отвечают за проникновение вируса. 

 

«С моей точки зрения, это не самый удачный путь, потому как клеточные ферменты задействованы во многих важных биологических процессах», — говорит Ольга Яровая. 

 

Существуют три этапа поиска новых противовирусных агентов: insilico (компьютерное моделирование),invitro, invivo. При исследовании специфических агентов, активных в отношении SARS-CoV-2, проблемы возникают на каждом этапе пути. Например, на этапе insilicoне всегда есть возможность провести молекулярное моделирование и понять, какие молекулы должны работать, так как не для всех белков, важных для репликации вируса, есть кристаллографические базы данных. Либо, если эти данные имеются, непонятно, в каком именно месте белковой единицы может находиться актуальный сайт связывания. Иными словами, для того, чтобы найти то место, где происходит докинг (стыковка) новых молекул, необходимо пересматривать полностью большую белковую единицу. При этапе invitroтоже свои сложности. Так, для того, чтобы работать с SARS-CoV-2, необходим высокий уровень безопасности — BSL-3. 

 

​«На данный момент официально аккредитованных лабораторий, которые могли бы проводить исследования, в нашей стране крайне мало», — объясняет Ольга Яровая. 

 

Совсем необязательно изучать непосредственно инфекционный вирус, можно брать его модели. Для этого существуют псевдовирусные системы, позволяющие создать безопасную вирусную единицу. На ее поверхности будет содержаться, например, SpikeGlycoprotein (S). Это позволяет ученым тестировать различные химические соединения и искать агенты, специфически активные непосредственно на этот поверхностный белок вируса. Кроме этого, можно создать тест-системы, в которых будут важные в SARS-CoV-2 белковые единицы, и тестировать вещества непосредственно на этой ферментной системе. После этого можно переходить к исследованиям invivo. В данном случае опять возникают свои сложности, потому что животных моделей, которые адекватно бы показывали эффективность изучения коронавируса не так много. 

 

​«Для изучения SARS-CoV-2 нужно использовать генномодифицированных мышей, — говорит исследователь. — К тому же в качестве модели обращаются к другим животным: сирийским хомячкам и макакам-резусам». 

 

После этих этапов необходимы клинические исследования, которые как минимум должны пройти три фазы. Первая отвечает исключительно за безопасность, но не отвечает за специфическую активность. Вторая дает информацию о том, эффективен ли препарат и какие у него есть побочные эффекты. Во время третьей фазы становится ясно, насколько хорошо действует это лекарство в сравнении с другими существующими средствами. 

Химиотерапевтические средства, которые используются или использовались при коронавирусе 

 

Когда началась эпидемия, в первую очередь ученые стали заниматься перепрофилированием — поиском уже допущенных к терапии средств, которые могут проявлять активность в отношении SARS-CoV-2. На сегодняшний момент существует множество научных исследований, посвященных изучению химических соединений, теоретически специфичных к вирусу. 

 

Хлорохин и гидроксихлорохин (Chloroquine и Hydroxychloroquine) 

 

Механизм хлорохина, возможно, заключается в том, что он блокирует вирусы на стадии раскрытия эндосом, которые обеспечивают перенос макромолекул с поверхности клетки в лизосомы. Изначально в Китае заявили, что для лечения коронавирусной инфекции используют хлорохин и гидроксихлорохин. Только после начала применения этого вещества китайцами FDA (Foodand Drug Administration, Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов — агентство Министерства здравоохранения и социальных служб США. — Прим. ред.) разрешает использовать хлорохин и гидроксихлорохин для лечения вируса нового типа. Уже в апреле соединение появляется в списке лекарств, рекомендованных российским Минздравом. В нашей стране за первые пять месяцев 2019 годабыло продано 92 000 упаковок препаратов, содержащих гидроксихлорохин. 

 

Одновременно хлорохин изучается в разных частях мира, проводятся клинические исследования, выходят серии публикаций. Было показано, что достоверного эффекта от применения хлорохина или гидрокисхлорохина при лечении коронавирусной инфекции нет. Однако на данный момент накопилось достаточно данных о неэффективности гидроксихлорохина как в профилактике, так и в лечении COVID-19. На основании полученных данных временное разрешение на применение гидроксихлорохина было отозвано американским национальным регулятором (FDA). 

 

В результате 4 июля Всемирная организация здравоохранения прекратила исследование этого препарата в своем международном проекте SOLIDARITY. Таким образом, сомнительная эффективность гидроксихлорохина и риски, связанные с его применением (особенно в сочетании с азитромицином), заставляют переоценить его место в национальных рекомендациях применения гидроксихлорохина для профилактики и лечения COVID-19 как в амбулаторном, так и стационарном режимах лечения. Этот же принцип касается хлорохина и мефлохина. 

 

Лопинавир и ритонавир (Lopinavir и Ritonavir) 

 

Это комбинированный противовирусный препарат, который перорально используют для лечения ВИЧ. Он был изучен на разных линиях клеток и проявлял определенную активность в отношении SARS-CoV-2. Тем не менее можно сказать, что эффективность этих двух соединений в отношении коронавируса не доказана. 

 

Фавипиравир (Favipiravir) 

 

Фавипиравир является новым противовирусным низкомолекулярным соединением. Из-за своей активности против широкого спектра семейств РНК-содержащих вирусов (все штаммы вирусов гриппа А, В, С,аренавирус, буньявирус, флавивирус, альфавирус, норовирус,1 вирусы Зика, Усуту2 и Эбола3), общейхорошей переносимости у людей и высокого барьера кразвитию устойчивости фавипиравир имеет перспективы применения в мировоймедицинской практике.Фавипиравир — это пролекарство, то есть в организме он претерпевает изменения и превращается в активную форму рибонуклеозидтрифосфатфавипиравира. 

 

В тоже время в современной литературе есть работы, в которых описано тератогенное действие (нарушение эмбрионального развитияс возникновением морфологических аномалий и пороков развития. — Прим. ред.) этого препарата. Данный препарат был разработан в Японии и допущен в качестве дополнительно средства для лечения опасных форм гриппа. 

 

«На текущий момент российские фармацевтические компании научились синтезировать фавипиравир и назвали его “Авифовир”. Подразумевается, что это новый эффективный способ лечения в отношении коронавируса. Однако его эффективность на данный момент не подтверждена», — говорит Ольга Яровая. 

Ремдесивир (Remdesivir) 

 

Ремдесивир является противовирусным препаратом, который ингибирует РНК-зависимую РНК-полимеразу — фермент, необходимый для репликации ряда РНК-вирусов. Противовирусная активность есть не у самого ремдесивира, а у нуклеотидного трифосфата, то естьэто вещество тоже относится к пролекарствам. По данным исследований invitro можно сказать, что ремдесивиробладает высокой эффективностью на клетках печени и легких. Также по результатам исследования, в котором использовали макак-резусов, видно, что вирусная нагрузка на легкие животных, принимающих ремдесивир, действительно снижается. Существует множество публикаций о клинических исследованиях препарата. 

 

«У него есть реальный шанс быть лекарством в отношении коронавируса. Однако есть и плохая новость — в России он не аккредитован, и купить его крайне сложно. Сама стоимость препарата очень высока», — говорит исследователь. 

Поиск новых агентов 

 

Новых агентов, которые были бы эффективными в отношении коронавируса,немного, но всё же они появляются. Это молекулы, которые изучались и изучаются сейчас. Возможно, у них есть шанс стать лекарством. Например, препараты Apilimod и Aloxistatin (синтетический аналог природного соединения), у которых достаточно неплохая эффективностьinvitro. Противораковоесредство Camostat и природный алкалоид Emetine тоже активны в отношении SARS-CoV-2. Однако сам по себе Emetine токсичен и вызывает значительное количество негативных эффектов в организме. 

 

«Наш коллектив исследователей под руководством члена-корреспондента РАН Наримана Фаридовича Салахутдинова получил грант Российского фонда фундаментальных исследований на поиск новых ингибиторов SARS-Сov-2. Это реально — найти низкомолекулярные вещества, которые были бы эффективны на ранней стадии заражения, а при их широком использовании снижалась бы патогенность вируса. Нам необходимо доступное эффективное противовирусное средство. Без поиска эффективной химиотерапии человечество точно не справится», — утверждает Ольга Яровая. 

 

Анастасия Федотова 

 

Источники

Ученые рассказали о современных исследованиях препаратов против SARS-CoV-2
— Наука в Сибири (sbras.info), 28/07/2020
Ученые рассказали о современных исследованиях препаратов против SARS-CoV-2
— Новости сибирской науки (www.sib-science.info), 28/07/2020

Сравнение эффективности современных противоревматических препаратов

Актуальность 

Препараты, действующие как ингибиторы фактора некроза опухоли альфа, широко используются в лечении ревматоидного артрита. Однако треть таких пациентов не отвечает на терапию. 

Альтернативой ингибиторам ФНО-альфа можно считать ритуксимаб (моноклональное антитело к CD20 антигену В-лимфоцитов), абатацепт (модулятор ключевого ко-стимулирующего сигнала, необходимого для активации Т-лимфоцитов) и тоцилизумаб (антитело к человеческому рецептору интерлейкина-6). Все эти препараты продемонстрировали эффективность в сравнении с плацебо, но никогда не сравнивались межу собой в рандомизированных клинических исследованиях.

Исследователи из Франции сравнили эффективность и безопасность вышеуказанных препаратов в лечении ревматоидного артрита. 

Дизайн исследования

В популяционном проспективном исследовании участвовали 53 университетских и 54 неуниверситетских клинических центра во Франции. 

3162 пациента старше 18 лет с рефрактерным ревматоидным артритом (отсутствие ответа на терапию ингибитором ФНО-альфа) были включены в 3 регистра под эгидой Французского ревматологического общества. У пациентов не было тяжелых сердечно-сосудистых заболеваний, активных или тяжелых инфекций или тяжелого иммунодефицитного состояния. 

Пациентам была начата терапия ритуксимабом, абатацептом или тоцилизумабом. 

В качестве первичной конечной точки рассматривали неудачу терапию через 24 месяца (смерть от всех причин, отказ от изначально назначенной терапии, инициация другого биологического препарата или дополнительное назначение традиционных болезнь-модифицирующих противоревматических препаратов, повышение дозы кортикостероида на более, чем 10 мг/день, по сравнению с изначальной дозой). 

Результаты

  • Средний период выживаемости без неудачи терапии составил 19,8 месяцев для ритуксимаба, 15,6 месяцев для абатацепта и 19,1 месяц для тоцилизумаба. Различие между группами составило 4,1 месяц (95% ДИ 3,1-5,2) между ритуксимабом и абатацептом и 3,5 (95% ДИ 2,1-5,0) между тоцилизумабом и абатацептом. Различия между ритуксимабом и тоцилизумабом не были значимыми (-0,7, 95% ДИ −1,9 -0,5). 
  • Согласно выполненному анализу, не найдено достоверных различий между группами по частоте развития онкологических заболеваний или серьезных инфекций, а также нежелательных сердечно-сосудистых побочных эффектов. 

Заключение

У взрослых пациентов с рефрактерным ревматоидным артритом назначение ритуксимаба и тоцилизумаба ассоциировано с лучшими исходами терапии через 2 года, по сравнению с абатацептом. 

Источник:Jacques-Eric Gottenberg, Jacques Morel, Elodie Perrodeau, et al. BMJ 2019;364:l67. 

Современные методы идентификации нежелательных явлений, вызванных ошибками применения лекарственных препаратов | Переверзев

1. Centers for Disease Control and Prevention, National Center for Health Statistics. Births and deaths: preliminary data for 1998. National Vital Statistics Reports; 1999; 47 (25): 6.

2. Brennan TA, Leape LL, Laird NM, et al. Incidence of adverse events and negligence in hospitalized patients. Results of the Harvard Medical Practice Study I. № Engl J Med. 1991; 324 (6): 370-6.

3. Committee on Identifying and Preventing Medication Errors and the Board on Health Care Services. Aspden P, Wolcott JA, Bootman JL, Cronenwett LR, editors. Preventing Medication Errors. Quality Chasm Series; 2007.

4. Ernst FR, Grizzle AJ. Drug-related morbidity and mortality: updating the cost-of-illness model. J Am Pharm Assoc (Wash.) 2001; 41 (2): 192-9.

5. Leape LL, Brennan TA, Laird N, et al. The nature of adverse events in hospitalized patients. Results of the Harvard Medical Practice Study II. № Engl J Med. 1991; 324 (6): 377-84.

6. Phillips DP, Christenfeld N, Glynn LM. Increase in US medication-error deaths between 1983 and 1993. Lancet 1998; 351 (9103): 643-4.

7. Latif A, Rawat N, Pustavoitau A, Pronovost PJ, Pham JC. National study on the distribution, causes, and consequences of voluntarily reported medication errors between the ICU and non-ICU settings. Crit Care Med. 2013; 41 (2): 389-98.

8. Назаренко ГИ, Клейменова ЕБ, Отделенов ВА, Пающик СА, Яшина ЛП, Сычев ДА. Использование триггеров нежелательных событий для выявления побочных реакций при применении лекарственных средств в стационаре. Клиническая фармакология и терапия 2015; 24 (4): 55-62.

9. Романов БК, Торопова ИА, Колесникова ЕЮ. Неправильное применение лекарственных средств. Безопасность и риск фармакотерапии 2014; 2: 28-31.

10. Правила надлежащей практики фармаконадзора ЕАЭС [Интернет]. 2016 [дата обращения 01.03.2016]. Доступно на: https://docs.eaeunion.org/ docs/ru-ru/0149303/err 30122015 185.

11. Hofmann DA, Mark B. An investigation of the relationship between safety climate and medication errors as well as other nurse and patient outcomes. Personnel Psychol. 2006; 59 (4): 847-69.

12. Jha AK, Kuperman GJ, Teich JM, Leape L, Shea B, Rittenberg E, Burdick E, Seger DL, Vander Vliet M, Bates DW. Identifying adverse drug events: development of a computer-based monitor and comparison with chart review and stimulated voluntary report. J Am Med Inform Assoc. 1998; 5 (3): 305-14.

Эволюция открытия лекарств: от традиционных лекарств к современным лекарствам

Предисловие
Предисловие и благодарность

ЭВОЛЮЦИЯ ОТКРЫТИЯ НАРКОТИКОВ
Античность
Великие периоды открытия лекарств
Вакцины

ПЕРВЫЕ СИНТЕТИЧЕСКИЕ ПРЕПАРАТЫ И РОЖДЕНИЕ ХИМИОТЕРАПИИ
Аспирин, парацетамол 9000 местного действия и парацетамол
000, кокацетин и парацетамол 2000 Родственные соединения
Отцы химиотерапии

ОТ СЛУЧАЙНЫХ НАБЛЮДЕНИЙ К СИСТЕМАТИЧЕСКОМУ ПОИСКУ
От антигистаминных препаратов к антипсихотикам и антидепрессантам: истоки психофармакологии
Бензодиазепины
Структурные вариации противоглистных препаратов
, антигельминтобактерии
, антигельминтобактериальные препараты
, антигельминтобактериальные препараты
и
Рак
Силденафил —
Первый ингибитор ректильной дисфункции

ПРИРОДА КАК ИСТОЧНИК ЛЕКАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ: ЛЕКАРСТВЕННЫЕ СРЕДСТВА ИЗ НАТУРАЛЬНЫХ ПРОДУКТОВ
Растительные источники: производные и родственные лекарства (отдельные примеры)
Источники животного происхождения: производные и родственные лекарства
Лекарства из микробиологических источников
Лекарства морского происхождения: вклад моря в терапевтический арсенал

РАЦИОНАЛИЗАЦИЯ ПРОЦЕССА ОТКРЫТИЯ ЛЕКАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ
Ранние рациональные подходы к открытию лекарств: L-допа и L-альфа-метилдопа
Открытие лекарств на основе рецепторов
Антиметаболиты в борьбе с бактериями, вирусами и раком
Ингибиторы циклооксигеназы (ЦОГ)

ОТКРЫТИЕ ЛЕКАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ НА ОСНОВЕ СТРУКТУРЫ
В поисках идеального антигипертензивного средства: система ренин-ангиотензин-альдостерон (РААС)
Эффективные ингибиторы протеазы ВИЧ 9000 Вирус (грипп)
Борьба с раком
Новые возможности для разработки противодиабетических средств.Ингибиторы дипептидил-пептидазы-IV: ситаглиптин и вилдаглптин

BIOPHARMACEUTICALS
Моноклональные антитела (MAb)
Технология рекомбинантной ДНК (генная инженерия)
Некоторые лекарственные препараты с рекомбинантными белками
Белок-полиэтиленгликоль
ПОСТГЕНОМНАЯ ЭРА: ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ
Химическая / геномная стратегия
Резюме

Как ведьминское пиво помогло вывести на рынок современные лекарства | Наука

Сегодня на праздновании Хэллоуина царит образ ведьмы, варившей свой котел.Но что на самом деле входило в котлы ведьм? Предоставлено пользователем Flickr Брэнди Корте.

«Двойной, двойной труд и неприятности; Огонь горит, и котел пузырится.

Нет более культового образа колдовства, который создал Шекспир во вступительном акте «Макбета». Каждый Хэллоуин мы возвращаемся к вымышленному образу ведьм, перемешивающих котлы, наполненные красочными ингредиентами: ядовитыми жабами, языками животных, пальцами ног мертвеца. Хотя Бард проникся настоящим страхом перед колдовством и оккультизмом в елизаветинском обществе, маловероятно, чтобы большинство людей, которых преследовали как ведьм во времена Шекспира и ранее в средние века, варили зелья для поистине гнусных целей.Вместо этого большинство зелий, вероятно, содержало интоксиканты или народные средства.

Пожалуй, наиболее ярким примером влияния колдовства на медицину являются психотропные растительные соединения, связанные с «летающими мазями», мазями, которые, как сообщается, создавались в качестве магических средств в разгар европейского повального увлечения охотой на ведьм в 1500-х и 1600-х годах. В 1545 году испанский врач Анрес Лагуна сообщил об одной такой мази, найденной в доме пожилой пары, подозреваемой в колдовстве:

«… кувшин, наполовину наполненный какой-то зеленой мазью… которым они помазывали себя… был составлен из трав… тсуги, паслена, белены и мандрагоры.”

Некоторые из этих растений ядовиты в больших дозах, но некоторые также содержат тропановый алкалоид под названием гиосцин. Коренные американцы использовали богатое гиосцином растение под названием терновник ( Datura stramonium ) в качестве местного анестетика, но также и в религиозных ритуалах, потому что в более высоких дозах гиосцин может вызывать делирий и галлюцинации. В средневековой Европе ассоциация гиосцина с магией может объяснить связь между ведьмами и метлами.

Предположительно ведьмы наносили мазь на кожу — либо под мышками, либо (для смелости) на гениталии.Поглощение химикатов через потовые протоки предотвращает попадание в желудок и риск отравления. Галлюцинации и измененное психическое состояние, вызванное гиосцином, возможно, создавали средневековым ведьмам иллюзию полета. Однако неясно, насколько широко были распространены эти летучие мази, и некоторые сомневаются в правдивости таких утверждений, поскольку прокуратура могла заставить признательные показания. Но рассказ инквизитора 1324 года о предполагаемой ведьме, леди Алисе Кителер, действительно рисует интересную картину действия мази:

«Обыскивая шкаф у дамы, они нашли трубку олова, которой она смазала посох, по которому она шагала и скакала сквозь все тонкости и толщу.”

Сегодня гиосцин, также называемый в США скополамином, является обычным средством лечения укачивания, поскольку низкие дозы могут облегчить тошноту и спазмы желудка.

Французская иллюминированная рукопись 1400-х годов изображает летящих ведьм. Мартин ле Франк / Le Champion des Dames / Wikimedia Commons

Мазь травы белены ( Hyoscyamus niger ), паслена смертоносного ( Atropa belladonna ) и мандрагоры ( Mandragora officinarum ) также содержат другие алкалоиды тропана.Из паслена химики XIX века выделили атропин — миорелаксант, который позже использовался для успокоения пациентов во время операции перед введением анестезии. Атропин также остается эффективным противоядием при отравлении нервно-паралитическими газами. Алкалоиды тропана продолжали доказывать свою полезность как химические основы в разработке лекарств 20-го века, в первую очередь при производстве антипсихотического препарата галоперидола.

Отвар других ведьм, вероятно, изначально предназначался для лечения болезней. Многие женщины и мужчины пытались стать ведьмами в Европе в период позднего средневековья, а в эпоху Возрождения практиковали акушерство или медицину.Врачей не хватало, и для представителей низших классов Европы местные целители часто были единственным выходом. Когда около 1200 года медицина начала регулироваться, женщинам запрещалось проходить формальное медицинское обучение в университетах, а тех, кто продолжал работать врачами или акушерками, иногда называли ведьмами. Некоторых даже судили за незаконную медицинскую практику.

В то время как некоторые зелья и мази, предназначенные для лечения, могли быть довольно неэффективными, некоторые ингредиенты, лежащие в аптечке ведьмы, вероятно, существуют в вашей в той или иной форме.Кора ивы использовалась для лечения воспалений, потому что теперь мы знаем, что она содержит салицин, соединение, которое в конечном итоге привело к образованию салициловой кислоты, а затем и аспирина. Чеснок использовался для лечения различных заболеваний, от укусов змей до язв, и сегодня некоторые соединения чеснока продаются как ингибиторы свертывания крови.

растений наперстянки также были в смеси. Травник семнадцатого века Николас Калпеппер рекомендовал его при эпилепсии. Но именно шотландскому врачу по имени Уильям Уизеринг приписывают пионер использования экстрактов растений при сердечных заболеваниях.В 1775 году в клинику Уизеринга в Бирмингеме обратился пациент с «водянкой» — термином, обозначающим опухоль, вероятно, вызванную болезнью сердца. Похоже, что никакое лечение не помогло, поэтому пациентка обратилась за консультацией к местной цыганке. Она прописала зелье, содержащее примерно 20 различных растительных ингредиентов, и он был вылечен.

Digitalis pupurea и другие виды того же рода легли в основу современных лекарств, используемых для лечения сердечных заболеваний. Предоставлено пользователем Flickr Джошуа Арнотт

Стремясь изучить его свойства, Иссушитель выследила целительницу и выяснила, что активным ингредиентом ее зелья была пурпурная наперстянка ( Digitalis purpurea ) .Затем он провел своего рода клиническое испытание, протестировав различные дозы и составы на 163 пациентах. Увядание в конечном итоге определило, что сушка и измельчение листьев дает наилучшие результаты в малых дозах. Растения наперстянки дали нам современные препараты от сердечной недостаточности дигоксин и дигитоксин.

Сегодняшние основные лекарственные средства были произведены из множества традиционных средств. Традиционная китайская медицина дала миру эфедрин от астмы. Народ кечуа в Перу давал хинин западной медицины от малярии.Поэтому неудивительно, что странные чаепития странных сестер в средние века не были полным фокусом-покусом.

Болезни и недуги Народный Хэллоуин Медицина

книг по медицине и здравоохранению на Amazon.com

«Набор увлекательных тематических исследований … Любой, кто принимал лекарства по рецепту, может извлечь выгоду, прочитав его». — Metapsychology Online Reviews

«Хорошо отредактированный сборник из восьми актуальных и провокационных статей о ключевых лекарствах, отпускаемых по рецепту, которые, к лучшему или худшему, помогли сформировать американскую культуру потребления и здоровье со времен Первой мировой войны». — Журнал истории медицины

«Эти сложные эссе знаменуют трансформацию медицины от традиции потребности, оцениваемой врачами, в культуру, которая намного превышает базовый порог для лекарств по запросу со стороны населения.»- Choice

« Нигде фармацевтические компании не продают больше лекарств, не зарабатывают больше денег, не влияют на большее количество жизней или не обладают большей властью, чем в Соединенных Штатах. Эти сложные, но доступные эссе прослеживают историю восьми типов рецептов, от антибиотиков до виагры, и показывают, как они изменили представления американцев о болезнях, правах потребителей и самой нормальности. Они заставляют нас противостоять парадоксу общества, принимающего таблетки, которое ведет войну с одними лекарствами, но жадно ищет другие для получения экономически выгодного, если не всегда терапевтически благоприятного эффекта.»- Дэвид Кортрайт, автор книг Forces of Habit and Dark Paradise

» Их превосходный пример сбалансированного анализа должен вдохновить других ученых на продолжение работы в новой фармацевтической истории. «- Грегори Дж. Хигби — The Journal of American История

«&; Самая ценная роль» Лекарства современной Америки «- это учебный текст. В настоящее время доступно очень мало учебников для студентов бакалавриата, которые предлагают удобоваримые и критические оценки роли рецептурных лекарств в истории биомедицины двадцатого века; Medical Modern Americaby, предоставляющая серию высокодоступных и интересных анализов рецептурных препаратов, превосходно заполняет этот пробел.»- Социальная история медицины

» Предоставляет серию высокодоступных и интересных анализов рецептурных лекарств. «- Социальная история медицины

Андреа Тон — канадский научный руководитель социальной истории медицины в Университете Макгилла. Она является автором последней книги Devices and Desires: A History of Contraceptives in America .

Элизабет Сигел Уоткинс — адъюнкт-профессор истории медицинских наук Калифорнийского университета в Сан-Франциско и автор книги «На таблетках: социальная история оральных контрацептивов, 1950-1970 гг.» .

10 самых важных лекарств в истории

Медицинские достижения в разработке лекарств на протяжении всей истории имели решающее значение в содействии выживанию огромных популяций людей, излечении опасных для жизни состояний, а также в продвижении медицинских и научных знаний. Чтобы определить те, которые можно охарактеризовать как наиболее важные, необходимо учитывать ключевые факторы. Во-первых, препараты, разработанные для лечения опасных для жизни состояний, занимают первое место в списке, поскольку их открытие и внедрение часто открывают путь для дальнейших разработок, которые уничтожили состояния или уменьшили их тяжесть.Во-вторых, мы должны учитывать масштабы использования препарата и количество людей, которых он лечил. Здесь мы перечисляем 10 самых важных разработанных лекарств.

10. Эфир — 1846

До своего первого использования эфир был известен более 300 лет; однако никому не пришло в голову использовать его в качестве обезболивающего. Развитие эфира привело к появлению более современных и эффективных лекарств. До открытия эфира людям буквально ампутировали конечности во время удержания. Препарат подавляет мозговую активность людей до такой степени, что основные операции можно проводить без боли.За последние несколько десятилетий были также разработаны новые и улучшенные анестетики, благодаря которым эфир занял прочное место в списке наиболее важных лекарств, которые предстоит открыть.

9. Ингибиторы протеазы ВИЧ — 1990-е годы

ВИЧ-инфекция была впервые зарегистрирована в Сан-Франциско и Нью-Йорке в 1981 году. 4 года спустя она была идентифицирована как возбудитель синдрома приобретенного иммунодефицита (СПИД). Хотя это и не первые лекарства от ВИЧ, ингибиторы протеазы в сочетании с другими типами лекарств от СПИДа означали, что впервые врачи смогли поддерживать уровень ВИЧ на таком низком уровне, что у пациентов никогда не развивался СПИД.В 2009 году на рынок для лечения ВИЧ вышло около десяти ингибиторов протеазы.

8. Химиотерапевтические препараты — 1990-е годы

Горчичный газ был одним из первых химиотерапевтических агентов для лечения рака — тот же газ, который использовался в качестве оружия во время Первой мировой войны, иприт, как было доказано, убивает раковые клетки; однако он также значительно повредил здоровых, что привело к небольшому увеличению выживаемости. Первым лекарством, доказавшим свою эффективность против рака, был метотрексат, который в 1956 году вылечил редкую опухоль, называемую хориокарциномой.В течение следующих нескольких десятилетий были достигнуты успехи в химиотерапии, и многочисленные препараты с различными механизмами действия привели к значительному увеличению выживаемости пациентов и снижению показателей смертности. Повышение выживаемости от рака сегодня связано как с разработкой огромного количества химиотерапевтических агентов, так и с программами раннего обнаружения, реализуемыми системами здравоохранения по всему миру.

7. Хлорпромазин или торазин — 1951

Хлорпромазин — первый официальный антипсихотический препарат, открытый в 1951 году.Его открытие и использование явилось поворотным моментом в психиатрии и тем, что привело к так называемой «психофармакологической революции». Это лекарство не только имело огромный успех, но и всего через 10 лет его использовали около 50 миллионов человек. Также известно, что хлорпромазин проложил путь для будущих поколений лекарств, используемых для лечения тревоги и депрессии. Механика действия препарата также позволила исследователям глубже понять его влияние на нейротрансмиттеры в головном мозге и то, как импульсы передаются от одного нейрона к другому.Это открытие должно было стать решающим в дальнейшем продвижении нашего понимания психических заболеваний.

6. Вакцина против полиомиелита

Хотя вакцины технически не являются лекарствами, они являются формой профилактической медицины. Полиомиелит, заболевание, вызываемое вирусом, живущим в горле и кишечном тракте, когда-то был одной из основных причин инвалидности в мире и источником повсеместного страха и паники. С момента введения вакцины в 1955 году болезнь была искоренена почти во всех частях света.Однако, поскольку вирус все еще существует, всем детям, как правило, делают вакцину перед поступлением в школу.

5. Аспирин — 1899

Аспирин в том виде, в каком мы его знаем сегодня, впервые появился на свет в форме ацетилсалициловой кислоты, когда фармацевт из компании Bayer использовал это лекарство для облегчения ревматизма своего отца. Во время открытия было широко распространено мнение, что аспирин снимает боль, воздействуя на центральную нервную систему. Сегодня мы знаем, что его применение выходит далеко за рамки простого обезболивания, и даже считается, что он помогает бороться с воспалением, которое может быть причиной сердечных заболеваний и многих видов рака.Сегодня врачи даже советуют принимать это чудо-лекарство всем старше 40 лет. Для людей с такими состояниями, как мышечные боли, артрит или головные боли, аспирин не подходит из-за его побочных эффектов, но аспирин является идеальным выбором из-за его обезболивающих.

4. Морфин — 1827

Морфин был впервые обнаружен немецким фармацевтом Фридрихом Сертюрнером; Спустя два десятилетия Merck начала коммерческое продвижение в 1827 году. Использование препарата резко возросло после разработки шприца для подкожных инъекций в 1852 году.Хотя люди могут стать зависимыми от этого препарата, тем не менее, все согласны с тем, что преимущества обезболивающего намного перевешивают недостатки его использования. Без этого препарата буквально миллионы людей с телесными повреждениями или более сложными заболеваниями прожили бы свою жизнь в огромной боли. Открытие и использование морфина также привело к открытию нового поколения обезболивающих, некоторые из которых сегодня можно даже купить без рецепта в аптеках.

3. Вакцина против оспы

Оспа была известна как одна из самых страшных угроз, с которыми когда-либо сталкивалось человечество. В сегодняшних условиях это было столь же смертельно опасно, как рак или болезнь сердца, убив более 10% населения, а в более густонаселенных городах этот показатель достигал 20%. Благодаря разработке вакцины в 19, 90, 180, веке, это была одна из первых болезней, исчезнувших с планеты. Сегодня искоренение оспы считается одним из величайших достижений человечества.

2. Инсулин — 1922

У людей с запущенным диабетом не может вырабатываться достаточное количество инсулина, гормона, участвующего в преобразовании сахара в энергию. До появления инсулина в 1922 году пациентам давали почти голодную диету, чтобы предотвратить симптомы. Также считается, что инсулин проложил путь к будущей заместительной гормональной терапии и спас жизни бесчисленных пациентов с диагнозом диабет.

1. Пенициллин — 1942

Пенициллин был впервые разработан в 1928 году, но его начали использовать в 1942 году.Как первый официальный антибиотик, он стал поворотным моментом в истории человечества и стал лидером в лечении многочисленных бактериальных заболеваний. Было подсчитано, что антибиотик спас более 80 миллионов жизней, и без его открытия и применения 75% людей сегодня не были бы живы, потому что их предки умерли бы от инфекции. Он использовался для лечения множества заболеваний, таких как пневмония и скарлатина, а также инфекций уха, кожи и горла. В 2010 году более 7.Во всем мире было введено 3 миллиарда единиц пенициллина. Однако ненадлежащее использование препарата привело к тому, что мир столкнулся с устойчивостью к антибиотикам, и бактерии эволюционировали, чтобы бороться с действием препарата.

Что вы думаете о нашем списке 10 лучших? Есть ли какие-нибудь лекарства, о которых, по вашему мнению, следует упомянуть?

Вы работаете в фармацевтической промышленности?

В Proclinical мы предоставляем консультационные и кадровые услуги, помогая профессионалам найти свое идеальное положение для работы на ведущих фармацевтических работодателей.Proclinical Staffing набирает сотрудников на вакансии в ведущих фармацевтических организациях, разрабатывающих инновационные прорывные препараты будущего. Просмотрите наши вакансии в Интернете или просто загрузите свое резюме в нашу базу данных кандидатов, чтобы наши специалисты-консультанты подобрали подходящие должности.

незаконных наркотиков в Америке: современная история

Остановка 1: Введение

Добро пожаловать в музей и центр посетителей Управления по борьбе с наркотиками. Во время вашего сегодняшнего визита вы узнаете о долгой истории наркотиков, злоупотребления наркотиками и обеспечении соблюдения законов о наркотиках.В музее есть ряд выставочных галерей и экспозиций.

Постоянная историческая выставка музея DEA называется «Незаконные наркотики в Америке: современная история». Эта выставка позволит вам изучить более чем 150-летнюю историю наркотиков и злоупотребления ими в Соединенных Штатах. Когда большинство людей думают о наркотиках в Америке, они могут думать о 1960-х и 1970-х годах как о начале проблемы наркотиков. Однако эта выставка перенесет вас в 1860-е и 1870-е годы, когда употребление наркотиков и злоупотребление ими впервые стали проблемой в этой стране.

Осматривая выставку, имейте в виду, что в «Незаконных наркотиках в Америке» прослеживаются три основные темы:

  1. Различные тенденции в лекарствах — какой препарат в какой период был популярен.
  2. Влияние этих популярных наркотиков на американское общество.
  3. Эволюция федеральных законов о наркотиках.

Этот аудиотур познакомит вас с экспонатами, которые в настоящее время доступны в музее DEA. Когда вы дойдете до остановки тура, обозначенного большим «номером остановки тура», просто выберите этот номер трека на этом устройстве.Вы можете переходить к другим остановкам, если хотите, просто выберите номер остановки тура, перед которым вы стоите. Вы можете приостановить аудиотур в любой момент, поэтому не торопитесь и просматривайте экспонаты в удобном для вас темпе. Экскурсия завершается за пределами самого музея, у Стены почета DEA, в вестибюле, где вы впервые вошли в здание.

Пожалуйста, не стесняйтесь задавать любому сотруднику музея, если у вас возникнут вопросы в любой момент во время вашего визита. Теперь пройдите через двойные стеклянные двери в главную выставочную галерею, и мы начнем экскурсию.

Следующая остановка

Дополнительные ресурсы:

НОВИНКА для преподавателей — Незаконные наркотики в Америке Стандарт обучения

Общие сведения о лекарствах и их назначении (для подростков)

Иногда кажется, что лекарств больше, чем болезней, и бывает трудно держать их в чистоте. Некоторые из них можно купить без рецепта в аптеках или других магазинах. Другие требуют рецепта врача. Некоторые доступны только в больницах.

Что такое лекарства?

Лекарства — это химические вещества или соединения, используемые для лечения, остановки или предотвращения болезней; облегчить симптомы; или помощь в диагностике болезней. Достижения в области медицины позволили врачам вылечить многие болезни и спасти жизни.

В наши дни лекарства поступают из самых разных источников. Многие из них были разработаны из веществ, встречающихся в природе, и даже сегодня многие извлекаются из растений.

Некоторые лекарства производятся в лабораториях путем смешивания нескольких химикатов.Другие, такие как пенициллин, являются побочными продуктами таких организмов, как грибок. А некоторые из них даже созданы биологически, путем внедрения в бактерии генов, которые заставляют их производить желаемое вещество.

Когда мы думаем о лекарствах, мы часто думаем о таблетках. Но лекарства можно доставить разными способами, например:

  • проглоченных жидкостей
  • капель в уши или глаза
  • кремы, гели или мази, которые втираются в кожу
  • ингаляторы (например, назальные спреи или ингаляторы от астмы)
  • пластырей, прилипших к коже (так называемые трансдермальные пластыри)
  • таблеток, которые кладутся под язык (называемые сублингвальными лекарствами; лекарство всасывается в кровеносные сосуды и попадает в кровоток)
  • инъекционных (уколов) или внутривенных (вводимых в вену) лекарств

Ни одно лекарство не может продаваться, если оно не было предварительно одобрено U.S. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA). Производители лекарств проводят испытания всех новых лекарств и отправляют результаты в FDA.

FDA разрешает использование новых лекарств только в том случае, если они работают и достаточно безопасны. Когда преимущества лекарства перевешивают известные риски, FDA обычно одобряет продажу лекарства. FDA может отозвать лекарство с рынка в любое время, если позже будет обнаружено, что оно вызывает вредные побочные эффекты.

стр.1

Различные виды лекарственных средств

Лекарства действуют по-разному.Некоторые из них могут вылечить болезнь, убив или остановив распространение вторгшихся микробов, таких как бактерии и вирусы. Другие используются для лечения рака, убивая клетки по мере их деления или предотвращая их размножение. Некоторые лекарства заменяют недостающие вещества или корректируют низкий уровень естественных химических веществ в организме, таких как некоторые гормоны или витамины. Лекарства могут даже воздействовать на части нервной системы, которые контролируют процессы в организме.

Почти все принимали антибиотики. Этот вид лекарства борется с бактериальными инфекциями.Ваш врач может назначить антибиотик при таких заболеваниях, как ангина или ушная инфекция. Антибиотики работают, либо убивая бактерии, либо останавливая их размножение, чтобы иммунная система организма могла бороться с инфекцией.

Иногда часть тела не может вырабатывать достаточное количество химического вещества. Это тоже может вызвать у вас тошноту. Например, у человека с инсулинозависимым диабетом поджелудочная железа не может производить достаточно

инсулин (гормон, регулирующий уровень глюкозы в организме). У некоторых людей низкая выработка гормона щитовидной железы, который помогает контролировать использование энергии организмом.В каждом случае врачи могут назначить лекарства для замены недостающего гормона.

Некоторые лекарства лечат симптомы, но не могут вылечить болезнь, которая вызывает симптомы. (Симптом — это все, что вы чувствуете во время болезни, например кашель или тошноту.) Таким образом, прием леденцов может успокоить боль в горле, но не убьет эти неприятные стрептококковые бактерии.

Некоторые лекарства снимают боль. Если вы потянете мышцу, врач может посоветовать вам принять ибупрофен или парацетамол. Эти болеутоляющие или анальгетики не избавят вас от источника боли — ваши мышцы все равно будут растягиваться.Они блокируют пути, по которым сигналы боли передаются от поврежденной или раздраженной части тела к мозгу (другими словами, они влияют на то, как мозг считывает сигнал боли), чтобы вы не болели так сильно, пока ваше тело восстанавливается. .

С возрастом у людей иногда развиваются хронические или долгосрочные заболевания. Лекарства могут помочь контролировать такие вещи, как высокое кровяное давление (гипертония) или высокий уровень холестерина. Эти препараты не излечивают основную проблему, но могут помочь предотвратить некоторые из их разрушительных эффектов со временем.

Среди наиболее важных лекарств — иммунизация (или вакцины). Они предотвращают заболевание, в первую очередь, путем иммунизации или защиты организма от некоторых инфекционных заболеваний. Вакцины обычно содержат небольшое количество агента, напоминающего конкретный микроб или микробы, которые были модифицированы или убиты. Когда кого-то вакцинируют, это заставляет иммунную систему организма «помнить» о микробе, чтобы он мог бороться с инфекцией, вызванной этим микробом в будущем.

Большинство прививок, которые предотвращают заражение такими болезнями, как корь, коклюш и ветряная оспа, делаются в виде инъекций.Никто не думает, что снимки — это весело. Но болезни, которые они предотвращают, могут быть очень серьезными и вызывать симптомы, которые длятся намного дольше, чем временный дискомфорт от укола. Чтобы облегчить жизнь, теперь вы можете пройти вакцинацию во многих аптеках.

Хотя на некоторые лекарства требуется рецепт, некоторые из них можно купить в магазинах. Вы можете купить многие лекарства от боли, лихорадки, кашля или аллергии без рецепта. Но то, что лекарство продается без рецепта (OTC), не означает, что оно не имеет побочных эффектов.Принимайте безрецептурные лекарства с той же осторожностью, что и прописанные врачом.

стр.2

Прием лекарств

Независимо от того, какое лекарство пропишет ваш врач, всегда важно быть в безопасности и соблюдать некоторые основные правила:

  • Если после приема лекарства вы почувствовали себя хуже, немедленно сообщите об этом врачу.
  • Еще раз проверьте, что у вас правильное лекарство. Если вы получили один и тот же рецепт более одного раза, убедитесь, что он такой же формы, размера и цвета, что и в прошлый раз.Если нет, обязательно спросите об этом фармацевта.
  • Прочтите этикетку и следуйте инструкциям. Спрашивайте, если у вас есть вопросы.
  • Принимайте лекарства точно в соответствии с предписаниями. Если в инструкции указано принимать по одной таблетке четыре раза в день, не принимайте две таблетки два раза в день. Это не одно и то же.
  • Спросите, может ли лекарство повлиять на повседневные задачи, такие как вождение автомобиля или концентрация внимания в школе.
  • Не принимайте больше лекарства, чем рекомендуется. Это не поможет вам быстрее вылечиться или почувствовать себя лучше.На самом деле передозировка лекарства может вызвать болезнь.
  • Всегда следуйте инструкциям врача или фармацевта. Например, он может посоветовать вам принимать лекарство с едой, чтобы уменьшить расстройство желудка, которое оно может вызвать, или вместо этого принимать лекарство натощак, чтобы не мешать всасыванию лекарства в ваш организм.
  • Никогда не передавайте рецептурные лекарства кому-либо еще, даже если у этого человека есть то же самое, что и у вас. Сегодняшние лекарства очень сложны, и их дозировки, как правило, точно назначаются в соответствии с потребностями каждого человека.Недостаточная или передозировка могут быть вредными. Кроме того, чужой организм может по-разному отреагировать на одно и то же лекарство (например, если у человека аллергия на один из компонентов лекарства).
  • Если вы уже принимаете лекарство, но также хотите принять что-то, что можно купить без рецепта, спросите фармацевта. Между лекарствами могло быть плохое взаимодействие.
  • Всегда сообщайте своему врачу и фармацевту, если вы принимаете какие-либо другие лекарства или какие-либо травяные добавки, чтобы он или она могли проверить взаимодействие между лекарствами.
  • Обязательно сообщите своему врачу, если вы беременны или планируете беременность. Некоторые лекарства могут быть вредными для ребенка. Также сообщите своему врачу или фармацевту, если вы кормите грудью, так как некоторые лекарства могут вызвать проблемы с кормлением.
  • Помните, что употребление алкоголя может значительно усугубить побочные эффекты многих лекарств.
  • Даже если вы заболели тем, что, по вашему мнению, является тем же самым старым, не решайте самостоятельно, что вы знаете, что не так, и принимайте остатки лекарства.Прием этого лекарства от другого заболевания может не сработать — и даже нанести вред. Сначала поговорите со своим врачом.
  • Принимайте антибиотики в течение всего предписанного времени, даже если вы начинаете чувствовать себя лучше, чтобы все микробы были уничтожены и инфекция не выздоровела.
  • По возможности храните лекарства в их оригинальной маркированной упаковке.
  • Не принимайте лекарства с истекшим сроком годности, особенно лекарства, отпускаемые по рецепту.
  • Лекарства не следует хранить в вашей ванной, так как тепло и влажность могут повлиять на эффективность препарата.Большинство лекарств следует хранить при комнатной температуре и вдали от солнечных лучей. Некоторые нужно хранить в холодильнике. Если вы не уверены, посоветуйтесь с фармацевтом или врачом.
  • Убедитесь, что все лекарства хранятся в безопасности и вне досягаемости младших братьев или сестер и домашних животных.
  • Если у вас есть аллергия, сообщите об этом своему врачу и фармацевту, прежде чем они начнут принимать новое лекарство.
  • Если после приема лекарства у вас появилась сыпь, начался зуд, рвота или возникли проблемы с дыханием, немедленно сообщите об этом родителям.Проблемы с дыханием, крапивница или внезапно развивающийся отек языка, губ, лица или других частей тела могут быть признаками тяжелой аллергической реакции — немедленно обратитесь за неотложной медицинской помощью.

Иногда прием лекарств может вызывать затруднения. Но лекарства являются наиболее эффективным средством лечения многих болезней. Если у вас возникнут какие-либо вопросы о действии лекарства или о том, как его следует принимать, поговорите со своим врачом или фармацевтом.

Окончание войны с наркотиками

См. Также: Окончание войны с наркотиками: в цифрах Бетси Перл

По всей стране сообщества сталкиваются с беспрецедентным ростом смертности от злоупотребления психоактивными веществами.Рекордные 63 600 случаев смерти от передозировки были зарегистрированы в 2016 году, две трети из которых были связаны с опиоидами. Чтобы остановить волну этого кризиса, некоторые общины усиливают борьбу с наркотиками, несмотря на явные доказательства того, что увеличение числа арестов и тюремных заключений не снижает употребления наркотиков. Но все большее число городов идут против этой тенденции и принимают модели, которые рассматривают злоупотребление психоактивными веществами как болезнь, а не преступление. Вместо того чтобы криминализовать расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, сообщества сосредоточивают внимание на спасении жизней и уменьшении вредных последствий употребления наркотиков.

Идея «снижения вреда» сегодня может показаться здравым смыслом, но она означает радикальный отход от традиционной реакции США на употребление наркотиков, которая в значительной степени опиралась на систему уголовного правосудия. Все больше и больше городов расширяют доступ к чистым шприцам, открывают центры безопасных инъекций и отменяют уголовную ответственность за хранение контролируемых веществ. Еще несколько лет назад общественное признание этих подходов было немыслимо. Однако сегодня они становятся все более популярными. Фактически, поддержка снижения вреда охватывает весь идеологический спектр.Эти стратегии реализуются как в красных, так и в синих штатах, представляя многообещающие шаги на пути к отмене провалившейся программы наркополитики страны.

Война с наркотиками

Рост общественной поддержки стратегий снижения вреда нельзя отделить от того факта, что белые американцы больше всего пострадали от опиоидной эпидемии, хотя чернокожие сообщества все чаще испытывают на себе ее последствия. Современная война с наркотиками, начатая бывшим президентом Ричардом Никсоном в 1971 году, не предоставила альтернативы снижению вреда темнокожим американцам, занимающимся проблемами злоупотребления психоактивными веществами.Вместо этого было объявлено уголовным преступлением употребление наркотиков, и чернокожих американцев массово сажали в тюрьмы. Четыре десятилетия спустя количество американцев за решеткой выросло на 350 процентов. К 2017 году более 2,2 миллиона американцев находились в тюрьмах или тюрьмах, и почти 60 процентов были чернокожими или латиноамериканцами. Сегодня у каждого девятого чернокожего ребенка есть родители-заключенные, как и у каждого 28 латиноамериканского ребенка.

Такое непропорциональное воздействие на цветные сообщества неслучайно. Президент Никсон развязал войну с наркотиками в ответ на публичные демонстрации, возглавляемые активистами за гражданские права и противниками войны во Вьетнаме, продвигая нарратив, который связывает темнокожие общины и протестующих с употреблением наркотиков.Джон Эрлихман, видный чиновник в Белом доме Никсона, спустя годы поддержал эту повестку дня. «Мы знали, что не можем сделать незаконным выступление против войны или чернокожих», — сказал Эрлихман в интервью в 1994 году, — «но заставив общественность ассоциировать хиппи с марихуаной, а черных — с героином, а затем жестко криминализировать и то и другое. , мы можем разрушить эти сообщества ».

Политическая программа Никсона распространилась на все уровни правительства, что привело к экспоненциальному росту числа заключенных без каких-либо заметных преимуществ для здоровья или безопасности.С тех пор увеличение количества заключенных практически не повлияло на уровень насильственных преступлений; в лучшем случае это привело к незначительному снижению имущественных преступлений. Криминализация злоупотребления психоактивными веществами также не улучшила состояние здоровья. Сравнение между штатами показало, что увеличение количества заключенных за преступления, связанные с наркотиками, не привело к сокращению злоупотребления психоактивными веществами, смертельных случаев из-за передозировки или количества арестов, связанных с наркотиками.

Либерализация политики в отношении марихуаны

Штат все чаще отменяет уголовную ответственность за марихуану.На сегодняшний день 30 штатов и округ Колумбия в некоторой степени либерализовали свои законы о марихуане, и большинство штатов признали лечебные свойства марихуаны и легализовали марихуану по медицинским показаниям. Недавний опрос Центра американского прогресса показал, что 68 процентов американцев поддерживают легализацию марихуаны.

С марихуаной часто обращаются отдельно от других контролируемых веществ, что подтверждается растущим объемом исследований, подтверждающих ее использование в медицинских учреждениях и предполагающих, что она не подвержена злоупотреблению.Однако, чтобы полностью понять последствия употребления марихуаны для общественного здравоохранения, необходимо провести дополнительные исследования этого препарата. До сих пор исследования были ограничены федеральными запретами на марихуану, что препятствовало финансированию исследований в этой области. Таким образом, защитники и законодатели призывают к легализации марихуаны на федеральном уровне — стратегии, которая имеет дополнительное преимущество, так как не позволяет людям попасть в ловушку системы уголовного правосудия. В 2016 году более полумиллиона человек были арестованы за нарушения закона о марихуане.У чернокожих американцев почти в четыре раза больше шансов быть арестованным за хранение марихуаны, чем у их белых коллег, несмотря на сопоставимые показатели использования в разных группах. Государства, либерализовавшие свои законы о марихуане, сделали это, чтобы устранить эти расовые различия, а также сэкономить на связанных с этим расходах на уголовное правосудие. Легализация употребления психоактивных веществ является одним из соображений, позволяющих рассматривать злоупотребление наркотиками как проблему общественного здравоохранения, а не как проблему уголовного правосудия.

Снижение вреда

Сегодня все больше и больше американцев признают провал войны с наркотиками.Еще в конце 1980-х профессионалы системы правосудия начали поиск более эффективного подхода. В 1989 году в округе Майами-Дейд был запущен первый в стране суд по наркотикам, специализированная программа по освобождению обвиняемых с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ. Более чем в 3100 юрисдикциях созданы суды по делам о наркотиках, которые сочетают в себе услуги по интенсивному восстановлению и ведение дел с строгими механизмами подотчетности для участников. Мэр Гэри, штат Индиана, Карен Фриман-Уилсон, одна из первых поборниц движения судов по делам о наркотиках, рекламирует эту модель как более эффективную и экономичную альтернативу «вращающейся двери» рецидивизма.«[Если] вы не решите основную проблему наркомании, которой занимаются суды по делам о наркотиках, вы, скорее всего, обидитесь», — пояснил Фримен-Уилсон в интервью 2014 года.

Суды по делам о наркотиках стали важным первым шагом в сторону от существующего положения вещей. Однако, как следует из названия, они по-прежнему являются частью системы уголовного правосудия, и участникам, не завершившим программу, грозят длительные сроки лишения свободы. Ведутся активные дебаты о том, как уменьшить карательные аспекты судов по делам о наркотиках, но сегодня политики и общественность все чаще применяют подходы, которые рассматривают злоупотребление психоактивными веществами как проблему здоровья, а не как проблему уголовного правосудия.

В отличие от системы правосудия, которая, как правило, уделяет больше внимания наказанию, чем лечению, подходы к снижению вреда сосредоточены на улучшении благополучия всех людей и направлены на снижение рисков, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами. Снижение вреда основано на понимании того, что воздержание не для всех реальный вариант. Вместо того чтобы отказываться от таких людей, стратегии снижения вреда находят людей там, где они есть. Эти меры направлены на предотвращение смертельных случаев, болезней и других вредных воздействий путем пропаганды более безопасного поведения, связанного с употреблением психоактивных веществ.Три многообещающих стратегии — программы доступа к шприцам, помещения для безопасных инъекций и утечка с помощью правоохранительных органов — работают вместе с местными системами правосудия, чтобы уменьшить вредное воздействие злоупотребления психоактивными веществами разумным, справедливым и эффективным образом.

Программы доступа к шприцам

Программы доступа к шприцам — один из примеров программ снижения вреда, которые набирают обороты в последние годы. Службы доступа к шприцам, которые иногда называют обменом игл, предоставляют людям стерильное инъекционное оборудование, чтобы снизить частоту обмена шприцами — рискованная практика, связанная с передачей инфекций, передающихся через кровь.Обеспечивая доступ людей к чистому инъекционному оборудованию, эти программы могут значительно снизить частоту новых диагнозов ВИЧ и гепатита С. В Вашингтоне, округ Колумбия, например, программа доступа к шприцам сократила количество новых случаев ВИЧ на 70 процентов за два года, сэкономив городу примерно 44,3 миллиона долларов на предотвращенных расходах на здравоохранение.

сайтов доступа к шприцам продемонстрировали успех как путь к лечению и поддерживающим услугам. Дейтон, Огайо, мэр Нэн Уэйли объясняет, что доступ к шприцам — это «возможность для нас открыть дверь, чтобы у нас были отношения [с клиентами] … Таким образом, когда они будут готовы к лечению, мы сможем их очень быстро начать лечение. .«Дейтонская программа доступа к шприцам, CarePoint, за первый год работы подключила более одной пятой клиентов к лечению от злоупотребления психоактивными веществами и направила еще 10 процентов клиентов в медицинские и психиатрические службы.

Двадцать лет назад доступ к шприцам был настолько противоречивым, что Конгресс США запретил использование федеральных средств для поддержки этих программ в ожидании оценки их эффективности. Сегодня программы доступа к шприцам действуют в 40 штатах, более половины из которых имеют республиканских губернаторов.Быстрое внедрение модели доступа к шприцам — свидетельство ее успеха в улучшении показателей здоровья.

Пункты безопасной закачки

Ряд городов США в настоящее время планируют сделать еще один шаг в снижении вреда, приняв стратегию, известную как контролируемые инъекционные центры (SIF). Эти места, которые иногда называют «безопасными местами для инъекций» или «объектами контролируемого потребления», укомплектованы медицинскими работниками, которые обучены распознавать смертельные дозы и реагировать на них, снижая риски, связанные со злоупотреблением психоактивными веществами.Как и службы доступа к шприцам, SIF предлагают стерильное инъекционное оборудование и варианты безопасной утилизации использованных игл. Крайне важно, что SIF также предоставляют клиентам гигиеническое место для инъекций предварительно полученных лекарств под медицинским наблюдением. Кроме того, SIF — это путь к лечению, поскольку люди устанавливают жизненно важные связи с поставщиками медицинских услуг, которые всегда готовы предоставить немедленное направление в социальные службы и варианты лечения.

По всем параметрам модель дала многообещающие результаты. При наличии персонала для введения налоксона при первых признаках передозировки было показано, что SIF снижает количество смертельных случаев, связанных с злоупотреблением психоактивными веществами.В Ванкувере, Британская Колумбия, прибытие SIF снизило смертность от передозировки на 35 процентов в окрестностях. Аналогичное учреждение в Сиднее, Австралия, ежегодно предотвращает около 25 смертельных случаев в результате передозировки. SIF также улучшают показатели здоровья, способствуя более безопасному инъекционному поведению. Пользователи SIF в Ванкувере на 70 процентов реже делятся шприцами — практика, связанная с передачей болезней, передающихся через кровь. В среднем, по оценкам, SIF Ванкувера предотвращает 35 новых диагнозов ВИЧ каждый год.

Опасения, что SIF увеличат преступность, связанную с наркотиками, оказались необоснованными. В Ванкувере уровень преступности в районе оставался стабильным после запуска программы SIF. Фактически, количество угонов и взломов транспортных средств в непосредственной близости от SIF сократилось. Также было доказано, что SIF улучшают общественный порядок, убирая использованные иглы с улиц и снижая частоту употребления наркотиков в общественных местах. В частности, SIF зарекомендовали себя как эффективный инструмент для привлечения традиционно труднодоступного населения.Обеспечивая подключение к жизненно важным ресурсам, SIF сокращают препятствия на пути к лечению. В Ванкувере модель SIF увеличила количество людей, поступающих на лечение, на 30 процентов, и примерно половина участников успешно завершили программу.

Более 100 SIF в настоящее время работают в городах Европы, Канады и Австралии. Но еще в 2016 году модель SIF считалась радикальной в Соединенных Штатах. В том году The New York Times назвала SIF «неортодоксальной идеей» и «неслыханной идеей в Соединенных Штатах.Два года спустя, Редакционная коллегия газеты «Нью-Йорк Таймс» опубликовала статью, в которой призвала руководителей штатов и местных властей внедрять SIF в своих сообществах. Хотя в Соединенных Штатах не существует официально санкционированных SIF, многие американские города продвигаются вперед с планами по запуску SIF на основе успеха модели на международном уровне.

  • Нью-Йорк, например, планирует провести пилотную программу SIF, чтобы снизить рост числа смертельных случаев, связанных с опиоидами, в городе, на долю которых в 2017 году приходилось больше смертей, чем в автокатастрофах, самоубийствах и убийствах вместе взятых.SIF Нью-Йорка могут спасти до 130 жизней каждый год, а также покрыть расходы на здравоохранение в размере 7 миллионов долларов.
  • Должностные лица Филадельфии поощряют частные организации запускать программы SIF, которые, как показывают исследования, могут предотвратить до 76 смертельных случаев в результате передозировки и предотвратить до 18 новых случаев заражения ВИЧ и 213 новых случаев гепатита C ежегодно. По самым скромным оценкам, сайты взаимодействия с пользователями сообщества (CUES) позволят сэкономить минимум 14,6 миллиона долларов в год на расходах на здравоохранение и предотвращение смертей.Мэр Филадельфии Джим Кенни является сторонником этого плана, который является лишь частью более широких усилий по изменению способа реагирования города на злоупотребление психоактивными веществами. Кенни говорит, что война с наркотиками была ошибкой, которую Филадельфия не сделает дважды. «Мы больше не пойдем по этой дороге. Мы не собираемся пытаться найти выход из этой проблемы », — настаивал он в своем выступлении в 2018 году.« Это зависимость, это болезнь, и ее нужно лечить ».
  • Мэр Сиэтла Дженни Дуркан, возглавляющая усилия по созданию SIF в своем городе, разделяет взгляды Кенни.В последние десятилетия реакция страны на злоупотребление психоактивными веществами «не попала в цель», — сказал Дуркан в ходе дебатов мэра в 2017 году. Вместо этого она выделила 1,3 миллиона долларов из городского бюджета на поддержку SIF, что, по ее мнению, является «одним из способов решения этой проблемы как проблемы общественного здравоохранения, а не уголовного правосудия».

Путь к SIF в США не без препятствий. В частности, законы о местах безопасных инъекций остаются неясными. Государства имеют четкие полномочия разрешать SIF, хотя населенным пунктам не обязательно требуется явное государственное разрешение для реализации SIF.Однако американские SIF будут уязвимы перед лицом вызовов со стороны федеральных правоохранительных органов. В ответ на предложение о безопасной инъекции в Вермонте назначенный Трампом поверенный США пригрозил уголовным преследованием как клиентам, так и сотрудникам SIF. «Это преступление не только в использовании незаконных наркотиков, но и в управлении и обслуживании сайтов, на которых такие наркотики используются и распространяются», — заключила прокуратура США, ссылаясь на положение федерального закона о контролируемых веществах, которое запрещает владельцам собственности сознательное разрешение использования или распространения запрещенных веществ на территории.Но поскольку федеральное правительство продолжает возрождать войну с наркотиками, города следят за доказательствами и продвигаются вперед с многообещающими стратегиями снижения вреда.

Переадресация с помощью правоохранительных органов

Примечательно, что стратегии снижения вреда нашли поддержку среди сотрудников правоохранительных органов благодаря таким программам, как «Диверсия с помощью правоохранительных органов» (LEAD). Через LEAD сотрудники правоохранительных органов имеют право перенаправлять людей с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, в социальные службы, а не производить аресты на низком уровне.Программа основана на понимании того, что заключение может привести к ненужному ущербу — или даже смерти — для людей с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ. Передозировки являются основной причиной смерти среди лиц, недавно освобожденных из тюрьмы, у которых на 129 процентов больше шансов умереть от передозировки в этот период, чем среди населения в целом.

Вместо этого LEAD направляет участников к целому ряду вариантов ухода на уровне сообщества, которые могут включать лечение, но не обязаны это делать. Что немаловажно, LEAD обслуживает даже тех клиентов, которые еще не готовы к выздоровлению.Через LEAD сотрудники незамедлительно направляют к специалистам, ведущим дела, которые встречаются с клиентом на месте, чтобы обсудить его потребности и предпочтительные дальнейшие шаги. Специалисты по ведению пациентов сосредотачиваются на удовлетворении потребностей клиентов, которые они сами определили, и на наращивании их потенциала с момента поступления, независимо от их готовности пройти лечение.

Программа, впервые запущенная в Сиэтле, доказала свою успешность в улучшении результатов на индивидуальном и общественном уровне. В среднем вероятность повторного ареста лиц, переадресованных через LEAD, была на 58 процентов ниже, чем у неучастников, и они проводили в тюрьме на 39 дней меньше в год.Участники также показали значительное улучшение жилищных условий и экономической стабильности после направления в программу. Основываясь на успехах в Сиэтле, LEAD был воспроизведен в 16 юрисдикциях по всей стране, и десятки других работают над запуском LEAD в своих сообществах.

Другие эффективные стратегии

Налоксон

Налоксон — лекарство, спасающее жизнь, которое обращает вспять симптомы передозировки опиоидов. Расширяя доступ к налоксону, общины по всей стране предотвращают ненужные смертельные случаи из-за передозировки.Например, в Батон-Руж, штат Луизиана, сотрудники экстренных служб спасли более 600 жизней с помощью налоксона только в 2017 году. Распространение налоксона среди непрофессионалов, особенно среди семей и друзей людей с высоким риском передозировки, также доказало свою эффективность в предотвращении смертельных случаев. Пилотная программа, спонсируемая Университетом Алабамы в Бирмингеме, предоставила обучение и налоксон примерно 100 людям, имеющим тесные связи с наркоманами, и спасла девять жизней менее чем за год. В других юрисдикциях налоксон напрямую предоставляется лицам с высоким риском передозировки, что является еще одной стратегией распространения, которая, как было показано, снижает смертность.Например, в тюрьмах округа Лос-Анджелес заключенные с высоким риском злоупотребления опиоидами обучаются распознавать признаки передозировки и реагировать на них, а перед освобождением получают наборы налоксона. Кроме того, многие сайты доступа к шприцам предлагают бесплатные наборы налоксона и программы обучения передозировкам для клиентов и их близких.

Медикаментозное лечение

Медикаментозное лечение (MAT) лечит расстройство, связанное с употреблением опиоидов, с помощью психотерапевтического лечения и лекарств, таких как бупренорфин, которые облегчают симптомы абстиненции и блокируют тягу к опиатам.Двойная программа MAT, включающая консультирование и прием лекарств, оказалась более эффективной, чем любое другое вмешательство по отдельности, что увеличивает вероятность того, что пациенты будут придерживаться курса лечения и воздерживаться от злоупотребления опиоидами. Больницы могут служить важным связующим звеном с ОЗТ для людей с расстройствами, связанными с употреблением опиоидов, которые, как правило, часто обращаются в отделения неотложной помощи или центры неотложной помощи. В рандомизированном клиническом исследовании отделение неотложной помощи лечило подходящих пациентов с помощью бупренорфина и отправляло их домой с достаточными дозами, чтобы их хватило до следующего визита, когда они должны были начать 10-недельную программу MAT.По прошествии 30 дней почти 80 процентов пациентов с ОЗТ были вовлечены в лечение, по сравнению с только 37 процентами пациентов, которые были выписаны по направлению в службы восстановления. В Бостоне больница общего профиля Массачусетса недавно реализовала аналогичную инициативу по ОЗТ в своем отделении неотложной помощи. Бостонская программа — одна из немногих по всей стране, которая предлагает услуги MAT 24/7, гарантируя, что сертифицированный врач MAT всегда присутствует в отделении неотложной помощи.

Заключение

Отходя от провалившейся политики войны с наркотиками, местные лидеры теперь объединяются вокруг стратегий, снижающих вред от злоупотребления психоактивными веществами.Охваченные опустошительным опиоидным кризисом, города вносят некогда крайние политические решения в мейнстрим, ссылаясь на свои успешные достижения в спасении жизней и предотвращении болезней.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *