Фото степь казахская: ⬇ Скачать картинки D0 ba d0 b0 d0 b7 d0 b0 d1 85 d1 81 d0 ba d0 b0 d1 8f d1 81 d1 82 d0 b5 d0 bf d1 8c, стоковые фото D0 ba d0 b0 d0 b7 d0 b0 d1 85 d1 81 d0 ba d0 b0 d1 8f d1 81 d1 82 d0 b5 d0 bf d1 8c в хорошем качестве

Содержание

Что может привлечь путешественника в степях Казахстана?

В данной статье пойдет речь об истории степей Казахстана, их флоре и фауне, погоде и лучшем времени для посещения этих мест. Читайте прямо сейчас на нашем сайте!

Степи Казахстана — место где строились и разрушались империи

Огромная равнина, давно поросшая сухой травой, сливается с ясным небом на краю горизонта. Казахская степь – часть Великой Степи, проходящей вдоль всей Евразии. Территория, на которой строились и разрушались империи, проходили тысячи кочевых племен, зарождалась жизнь и царствовала гибель.

Великая Степь Казахстана хранит в себе память истории Тартарии. Ощущение вольности и легкости, которое нельзя прочувствовать, смотря на картинки из книги. Только увидев своими глазами можно обрести спокойствие и свободу чувств в этом месте.
Что может быть прекраснее, чем отправится в путешествие по бескрайным Казахским степям? Отравится в незабываемый тур, посетить невероятные места Казахстана, сделать фото и собрать окаменелости, которым миллионы лет. Для этого стоит посетить страну кочевников!

О чем статья?

Из статьи Вы узнаете об истории степей Казахстана, их флоре и фауне, погоде и лучшем времени для посещения этих мест

История степи

Через эти бескрайние просторы проходил Великий Шелковый путь

Подробнее

Флора

В степи очень сухо, поэтому тут растут особенные растения

Подробнее

Фауна

Бескрайние просторы привлекают травоядных и хищников

Подробнее

Погода по сезонам

Средняя температура и прочие погодные условия зимой, весной и летом

Подробнее

Лучшее время для посещения

Когда лучше всего путешествовать по Казахстану?

Подробнее

Великая Казахская степь

Что можно представить, слыша слово «степь»? Километры сухой травы и колючек, твердая земля и много пыли? На самом деле огромная территория, шириной почти в 700 км, настолько разнообразна, что пути из камня сменяют травяные реки, а после маковые поля.
Вся прелесть состоит в том, что эти равнины почти не тронуты людьми. Там не ведут сельское хозяйство, не строят домов. Степь живет своей жизнью, образуя собственную экосистему, примерно в 800 000 квадратных километров.

Кроме всего прочего, степные земли имеют свою историю, уходящую в доисторическую эпоху. Земли хранят в своих недрах старинные артефакты, оставленные за многие тысячелетия ханствами и народами. На этих степях обитали первые племена тюркских государств, после свои лагеря разбивали воины Золотой Орды и Чингисхана, а позже стала «домом» для Казахского ханства. Со времен союза с Российской империей, степи Казахстана стали принадлежать сами себе.
В степях Казахстана активно проводят археологические экспедиции — и находки поражают! Здесь есть петроглифы (рисунки на скалах древнего человека), огромные заброшенные мечети, древние дворцы, о назначении которых ученые спорят до сих пор.

Флора и фауна степей Казахстана

Степная растительность приспособлена к сухому жаркому лету. Она способна выживать без должного поступления влаги. В Казахстане растет множество растений непривычных для нас, жителей России.

Саксаул

На юге Казахстана легко встретить саксаул (не путать с аксакалом!). Это колючий кустарник или небольшое дерево, высотой от 1.5 до 15 метров. Саксаул очень распространен на юге Казахстана. Его настолько много, что встречаются целые саксаульные заросли. Очень уж кстати пришлась его способность расти в засушливой степной зоне.

Верблюжья колючка

Еще одно легендарное растение — верблюжья колючка. Удивительное растение которое идеально приспособлено к жизни в засушливых местах. При высоте не более метра, корень верблюжьей колючки достигает 20! А это, на минутку, высота 7-ми этажного дома. Экстра-длинный корень позволяет добывать воду даже в условии пустыни.

Маки

Когда весной в степи сходит снег просыпаются от зимней спячки маки. Талая вода проникает в почву и наступает время бурного роста растительности. Цветущие маки в апреле-мае покрывают местность сплошным пурпурным ковром, уходящим за горизонт.

Ковыль

Самое распространенное растение степей — ковыль. Это жесткое злаковое растение — основной корм для обитающих в степи травоядных животных. Не только диких, но и домашних. Бескрайнее зеленое море степи используется человеком как пастбище для овец, лошадей и верблюдов.

С севера на юг меняется и фауна Казахстана. Где растительность обильна, там обитают полевые мыши, тушканчики, суслики и степные пеструшки. Их шкурка по цвету схожа с почвой. Это дает возможность быть не замеченными степным орлом или другой хищной птицей. На озерах и реках, которые пересекают тонкими нитями степь, можно встретить прекрасных птиц: журавлей, черных жаворонков, диких уток, чаек и даже фламинго. Но самое невероятное, что можно встретить в Казахской степи – это табун диких лошадей. Они пугливы, так что сразу кинутся в бега, поднимая столб пыли из-под копыт.

Когда лучше всего отправиться в путешествие?

Лучшее время года в степи — весна и осень

Если собираетесь в экскурсию по Казахстану, лучшее время весна и осень. Это тот самый период когда погода идеальна — здесь не слишком жарко и не слишком холодно.

Ведь степь — это огромное открытое пространство.

Летом тут негде укрыться от палящего зноя поэтому температура тут ощущается совсем иначе. Жаркое южное солнце, раскаленная земля, полное отсутствие тени может сделать прогулку довольно мучительной, особенно если у Вас нет с собой хорошего запаса воды. Дополнительно острые ощущения добавляют ветра, которые свободно гуляют по степи. Летом они нагреваются под палящим солнцем и обжигают кожу, разнося песок и пыл по округе.

Зимой из-за резко континентального климата в степи может быть довольно холодно. И холод тут переносится куда тяжелее чем в других местах. Ветер пронзают тело холодом, как острый кинжал. Даже при небольшом морозе, неприспособленный к степной зоне путник рискует сильно замерзнуть из-за холодных порывов ветра.
Как различается температура в степи в зависимости от времени года? Для примера можно привести погоду на полуострове Мангышлак, около города Актау.

Погода в Казахстане по временам года

Вы твердо решили посетить природные и исторические памятники казахской степи. В какое время года лучше отправиться? На какую погоду рассчитывать? Об этом ниже

Зимой температура в степи колеблется в диапазоне -4 — +4 °C. Тепло, особенно если сравнить со средней полосой России. Снег если даже и выпадает, держится не очень долго. Все портит сильный ветер, из-за которого находиться в степи действительно холодно.

Лучшее время для поездки в Казахстан — с конца апреля по конец мая. Средняя температура достигает 25 °C, ветер не причиняет дискомфорта. В степи устанавливается ясная сухая погода, дожди крайне редки. Кроме того весна — время бурного роста растительности, время цветения.

Летом в Казахстан приходит настоящая жара. Все лето средняя температура воздуха держится в районе 30 °C, но в отдельные дни может легко превысить 40 °C или даже 45 °C. И это при практически полном отсутствии тени!

Осень (особенно сентябрь) — второе по популярности время, чтобы посетить достопримечательности Казахстана. Изнурительная жара спадает, температура снижается, но все еще остается комфортной (в сентябре 25+ °C).

Проехать степями на джипах – это уже незабываемо. А осмотреть чистые степи Казахстана, сделать фото уникальных пейзажей, взять с собой частичку тех мест, что таят в себе свободу кочевых племен. Увидеть, как на рассвете, огненный диск солнца выплывает из-за горизонта, чтоб осветить золотым светом Великую Степь.

Фото туры в Центральном Казахстане

Фото туры в Центральном Казахстане.

«Если у тебя есть сад и библиотека, то у тебя есть все, что тебе нужно»

М.Т. Цицерон.

Фотографии степей Казахстана.

К степной зоне относится северная, слаборасчлененная часть Тургайского плато, а также северная и средняя части Казахского мелкосопочника. Удаленность степей Центрального Казахстана от океанов, особенно от Атлантического — основного поставщика влаги в этих широтах, обусловливает резкую континентальность климата, которая выражается в суровости зимы, высоких летних температурах, малой продолжительности весны и осени, больших годовых и суточных амплитудах температуры воздуха, сухости воздуха, малом количестве осадков.
Количество осадков сильно колеблется по годам, составляя в среднем около 300 мм в год. На севере оно несколько больше (до 350 мм), к югу постепенно уменьшается (до 200 мм). Лучшим увлажнением выделяются горные кряжи, на которых выпадает за год около 400 мм осадков.

Наряду с уменьшением количества осадков в южном направлении возрастает температура воздуха, увеличивается испаряемость, нарастает летний недостаток влаги. Особенности холодного периода года обусловлены существованием отрога высокого давления (отходящего от азиатского антициклона), ось которого протягивается приблизительно по 50° с. ш., т. е. делит почти пополам территорию Тургайского плато и Казахского мелкосопочника.
Антициклональные условия способствуют выхолаживанию территории. Средние температуры января довольно низкие (− 17 − 18°). К центру антициклона температуры понижаются, поэтому восточные районы зимой наиболее холодные.
С антициклональной погодой связано сильное выхолаживание, температура часто понижается до − 30 − 40°.
Зимой преобладают холодные массы арктического воздуха и воздуха умеренных широт с малым запасом влаги. Фронтальная деятельность проявляется слабо.
Осадков выпадает мало (с ноября по март всего 50 — 75 мм). Снежный покров имеет небольшую мощность (средняя — до 40 см), что приводит к промерзанию почвы; и все же снег служит основным источником запаса влаги в почве, а также питания рек, озер и грунтовых вод, поскольку летние осадки почти целиком расходуются на испарение.
К северу от оси отрога антициклона давление падает. Поэтому зимой в степной зоне господствуют юго-западные ветры, достигающие большой силы, чему способствует обширность равнинных пространств. Характерны зимние бураны и снежные заносы.
Переход от зимы к лету резкий. Температура воздуха быстро нарастает вследствие прогревания земной поверхности и проникновения с юга теплого туранского воздуха. Происходит разрушение зимнего антициклона, и устанавливаются высокие летние температуры (средняя температура июля 20 — 24°).

Дневные температуры летом иногда поднимаются до 35°. Летом как в полупустынную, так и в степную зону проникает континентальный воздух умеренных широт и среднеазиатский тропический воздух. Летние осадки в основном связаны с положением фронта (умеренных широт), возникающего на границе этих воздушных масс.
В теплое время года, с апреля по октябрь, выпадает до 250 мм осадков, причем максимум приходится на июнь. К середине лета воздушные массы сильно прогреваются и температурные различия между ними сглаживаются, фронтальная деятельность ослабевает, осадков выпадает мало; в течение почти всей второй половины лета сохраняется ясная, солнечная погода антициклонального типа.
Сильные ветры теплой половины года вызывают развевание почвы, пыльные бури и способствуют общему иссушению территории. Часто бывают засухи. Вторжения холодных масс воздуха с Западно-Сибирской равнины вызывают весенние и осенние заморозки.
Безморозный период — около 110 дней. По сравнению с окружающими равнинами массивы низкогорий обладают более умеренным и влажным климатом, что и при малом размахе высот обусловливает высотную зональность ландшафтов, формирование лесостепной высотной зоны.
Как для низкогорий, так и для мелкосопочных равнин в связи с расчленением рельефа характерны микроклиматические различия. В летние дни самая низкая температура наблюдается обычно на вершинах сопок, в низинах же бывает наиболее тепло.
Правда, разница в температурах в это время невелика. В периоды же весенних и осенних заморозков в межсопочных котловинах вследствие радиационного выхолаживания, стекания и застаивания холодного воздуха бывает на 8 — 9° холоднее, чем на вершинах сопок с высотами до 80 — 100 м.
В степной зоне Центрального Казахстана возможно неполивное земледелие. Температурные условия здесь в основном благоприятны для развития сельскохозяйственных растений. Гораздо менее благоприятны условия увлажнения — как по количеству осадков, так и по их распределению по сезонам.
Поэтому основной сельскохозяйственной культурой здесь является пшеница, которая достаточно засухоустойчива (в связи с зимним промерзанием почвы возделывается яровая пшеница). Хорошо произрастают также просо, кукуруза, ячмень, лен масличный, подсолнечник.
Степная зона Центрального Казахстана в основном относится к бассейну Иртыша, и только река Нура на самом юге зоны, несущая свои воды в Тенгизкургальджинскую впадину, относится уже к среднеазиатской области внутреннего стока.
Правда, многие реки, устремляющиеся к Иртышу, не доносят до него свои воды и заканчиваются в небольших бессточных озерах на юге Западно-Сибирской равнины. Вследствие континентальности и сухости климата реки маловодны.
Большинство из них летом пересыхает или распадается на плёсы, соединенные подземным потоком в речном аллювии, и только наиболее крупные (Тобол на крайнем северо-западе, Ишим, Нура, Шидерты, Селеты) сохраняют воду в течение всего года.
Режим стока исключительно неравномерен. Питание рек в основном весеннее, снеговое, частично грунтовое. Весной во время таяния сезонного снега реки получают большое количество воды. Например, река Нура в весенний период имеет 88% годового стока.
Половодье наступает в конце марта — начале апреля и длится от двух-трех недель до одного-двух месяцев, причем уровень воды в реке может подниматься на 2 — 3 м. В остальное время года питание рек резко уменьшается (сток реки Нуры летом составляет всего 3% годового, осенью — 2%, зимой — 7%) и осуществляется в основном за счет грунтовых вод.
Очень изменчив сток и по годам, что связано с колебанием количества выпадающих осадков. С неравномерностью стока связаны сезонные изменения химического состава речных вод. В период половодья воды рек относятся к гидрокарбонатно-кальциевому классу.
С уменьшением стока минерализация возрастает, воды становятся хлоридно-натриевыми, солоноватыми, а в некоторых речках — солеными и горько-солеными. Минерализация речных вод возрастает от истоков к устью.

Источник:
Н. А. Гвоздецкий, Н. И. Михайлов. «Физическая география СССР. Азиатская часть. Издание третье, исправленное и дополненное. Москва «Мысль» 1978. http://tapemark.narod.ru/geograf/1_5_5.html

Фотографии
Александра Петрова.

‹ Северное Приаралье.

up Тугаи Центральной Азии. ›

Фотограф из Ирландии рассказывает, чем иностранцев привлекает казахская степь (ФОТО)

В последнее время Казахстан часто посещают зарубежные фотографы различных изданий, таких, как например, National Geographic. Иностранцы разъезжают по стране, посещая самые отдаленные уголки нашей необъятной страны. В этом репортаже фотограф Tengrinews.kz Турар Казангапов рассказывает про своего коллегу, которого зовут Эндрю Макконелл. Сам он из Ирландии, публикуется во многих агентствах — Panos Pictures, The Guardian. Эндрю приехал, чтобы сделать проект о бескрайних степях Казахстана и их жителях.

«Фотографы всегда интересуются миром, но Казахстан для некоторых очень долгое время оставался загадкой. Многие мои коллеги хотят увидеть и изучить этот край. Я например, побывал в Африке и на Ближнем Востоке, для меня это — обычные места. А Казахстан — что-то новое и необычное. Эта загадочность и привлекает меня.

Поэтому я здесь», — признается Эндрю.

Перед тем, как отправиться в казахский аул, Эндрю снимал встречу космонавтов в степях Джезказгана.
Фото из личного аккаунта в Instagram @andrewmcconnellphoto


Фото из личного аккаунта в Instagram @andrewmcconnellphoto


Эндрю показывая свои работы, показал на этом снимке, как на капсуле образовались каким то образом формы луны, солнце и всего пространства космоса. Фото из личного аккаунта в Instagram @andrewmcconnellphoto

Может быть поэтому его проект «Степи Казахстана» так тесно связан с космосом.

Свое путешествие Эндрю начал с поездки в центральную часть Карагандинской области. Доехав до станции Акадырь, он отправился по степям…

«Люди очень зависят от космоса, вот взять например эти антенны на домах — в прямом смысле это связь с космосом», — делится своими мыслями Эндрю.

На следующий день гость из Ирландии останавливается на фермах, расположенных на просторах Сарыарки.

«Задача моего проекта — ответить на вопрос: куда же на самом деле мы все движемся? Куда движутся местные жители, как нация, как вид? Меня интересует, что такое казахская степь, кто такие ее жители?», — рассказывает фотограф.

Щенок как всегда и везде, играет с тапочками во дворе, потом ищи где твоя вторая пара обуви…

Внимание Эндрю привлекла свалка из груды металла рядом с одной из ферм. Ирландец тут же проводит параллель и задается вопросом: интересно, а сколько металлолома в космосе?

«В своем проекте я хочу отобразить связь местных жителей с космосом. Люди в степях жили таким образом веками. И по сути их жизнь — это некий старт, некое начало. А космонавты — те, кто находятся на самом пике человеческого развития. И вот здесь в степях эти две категории людей встречаются», — размышляет фотограф.

Сели за дастархан: масло, сметана, хлеб и отменный кумыс.

Добыть кумыс — труд нелегкий. Доить кобылу приходится каждые полтора часа.

Хозяйка этого дома одна справляется с восемью кобылами за день.

Переезд сельского населения в города — общемировая тенденция. Казахстан — не исключение. На фоне этих процессов с каждым годом жизнь в степях становится редким явлением.

Нащелкав вдоволь местных жителей, наш ирландский гость переносит фокус своей камеры на степные пейзажи. На снимке: высоковольтные линии электропередач, которые тянутся по степи до самого Кыргызстана.


Шиповник


Каменистые сопки «Шалтас».

Помимо цифровой, Эндрю также использует в работе пленочную камеру, которая дает своеобразный цвет и качество снимков.

Фотограф отмечает, что в его родной Ирландии, как и в Казахстане очень развито сельское хозяйство: здесь и там очень много зеленых полей и ферм.

Не редко в степи встречаются вот такие древние мазары.

«У нас в Ирландии фермы огораживают свои территории. Меня удивило, что здесь фермы без ограждения. Такой простор», — говорит Эндрю.

Внимание фотографа привлекла юрта из железных конструкций. Он почему-то посчитал такое строение чем-то необычным.

Поохотившись за пастухами, наш ирландский друг решил и сам прокатиться верхом.


Эндрю верхом на лошади.

«Мне очень нравится казахская степь. Поначалу кажется, что ничего вокруг нет и только одна степь, но стоит лишь приглядеться и ты сразу видишь столько интересного», — рассказывает о своем опыте Эндрю.

В арсенале Эндрю есть еще вот такой аппарат. Это деревянная камера, которую он не так часто использует. Механизм в ней абсолютно ручной и требует очень тонкой настройки.

На ферме наступает вечер. Начинается суета — нужно загнать скот, подоить коров…


Фото Турар Казангапов ©

Но несмотря на все хлопоты, местные жители всегда готовы с радостью встретить гостей и накормить всем, чем Бог послал.


Эндрю Макконелл. Фото Турар Казангапов ©

Казахская степь как вдохновение — Еl.kz

Казахская земля была населена еще с древних времен. Подтверждением тому служит наскальная живопись, древние захоронения. Именно тут простирался Великий шелковый путь, который был главной торговой магистралью, объединившей несколько цивилизаций: Китай, Индию, территорию современной России, а также Европу.

Общеизвестным фактом является и то, что безграничная степь стала первой в мире территорией, где стало развиваться коневодство и всадническая культура. Это доказывают археологические находки вблизи поселения “Ботай”, расположенного в северной части Казахстана. Большой интерес всего мира вызывает и космодром “Байконур”, откуда отправляются на орбиту космонавты со всего земного шара. Известный ирландский фотокорреспондент и кинодокументалист Эндрю Макконнелл не первый раз прилетает в нашу страну, не переставая удивляться контрастам и магии казахской степи.

Космонавтика глазами документалиста

Самой первой причиной, по которой Эндрю прилетел в Казахстан в первый раз в 2015 году  — это желание запечатлеть на своих снимках приземление космонавтов. Затем он увидел жителей аулов и деревень, и очень заинтересовался незнакомой ему сельской жизнью.

— Это очень неординарное событие. Большая часть населения в мире не знает, что космонавты приземляются на Землю каждые три месяца. И происходит это на территории вашей страны. По мне это будущее человечества. Только в Казахстане можно посмотреть на приземление космонавтов. В первый раз, когда я прилетел сюда, я был поражен вашей республикой, где многовековой образ жизни встречается с высокими технологиями. Проживающим в степи казахам удалось сохранить свои традиции, несмотря на неизбежное проникновение современности в их жизнь. Нет сомнений, что уникальность казахской земли заключается в объединении двух миров, которые сосуществуют в гармонии, — с восторгом заявляет ирландец.

28 февраля этого года в Музее космонавтики, который находится в Москве прошла первая выставка работ дважды победителя World Press Photo  Эндрю Макконнелла. Называлась она  «Возвращение», там автор представил снимки, сделанные в Казахстане, во время высадки космонавтов. Для Макконнелла это мероприятие стало первым в России, где  были представлены его фотографии.

На фото: Эндрю Макконнелл.

— Я был потрясен, когда на моей выставке появился российский космонавт Геннадий Падалка, он рекордсмен мира, так как провел в космосе больше всего времени. Падалка впервые отправился на орбитальную станцию «Мир» в девяностые годы и провел там в общей сложности 879 суток. Я сфотографировал Падалку на его последней посадке с Международной космической станции в 2015 году. На посадках «Союза» космонавты  часто просят фрукты, поскольку у них не было ничего, кроме регидратированной космической еды, чтобы поесть в течение предыдущих 6 месяцев. Падалке дали яблоко, и, когда он откусил первый кусочек, на его лице я увидел неописуемую радость. Это был момент простого удовольствия, но также и момент воссоединения с этим миром. Для меня большая честь встретиться с этим человеком, — вспоминает Эндрю.

Отметим, что подавать яблоко космонавтам эта целая традиция, заложенная казахстанцами. Началось все с того, что как-то известный советский космонавт Талгат Мусабаев, попросил привести после своего первого приземления яблоки и дыню. Как он отметил, именно ароматный запах, которым обладают эти плоды, он больше всего хотел ощутить после возращения  на Землю. Собственно после этого случая угощать яблоком космонавтов при посадке на казахстанскую землю вошло в традицию, и теперь каждый экипаж получает этот фрукт, когда  выходит из спускаемого аппарата. Вот еще один факт о гостеприимстве  нашего народа.

Казахская степь

Как уже было сказано выше, первый раз Эндрю посетил Казахстан несколько лет назад, тогда его целью было набрать фотоматериал по приземлению космонавтов. Но с каждым визитом, а их было 13, иностранец все больше влюблялся в безграничную степь, наполненную тысячами деталей. Именно это повлияло на его решение снять документальный фильм о Великой казахской степи. Приехал он не один, а с ирландским  режиссером и продюсером Гарри Кином, который снимает высококачественные телевизионные документальные фильмы для европейских и американских вещателей более 20 лет.

— Когда ты первый раз оглядываешь степь, кажется, что это просто ровное, открытое пространство, покрытое зеленой травой. Но когда ты идешь в эту степь все глубже и глубже, то начинаешь чувствовать все по другому, видеть то, что не замечал сначала, — говорит  Эндрю Макконнелл.

За время нахождения в Казахстане Макконнелл познакомился с традициями коневодства, которые распространены на территории нашей страны. Его удивил тот факт, что  в степи практически все жители могут ездить верхом, даже с малых лет, к тому же лошадь также важный источник пищи. Эндрю оценил вкус кумыса, который стал для него любимым напитком. За время съемок ирландец так же познакомился с национальным музыкальным инструментом домброй. Также поразило исследователя и то, как бережно  передаются в нашей стране и традиции предков, исторический фольклор и уважение к своим корням. Не обошел вниманием ирландец и экибастузские угольные разрезы, которые, по его мнению, также являются уникальным местом в казахской степи.

На фото: одна из работ Эндрю Макконнелла.

Сейчас в планах документалистов поездка в степь южнее от Караганды, где в одном из аулов они хотели бы погрузиться в сельскую жизнь с национальным колоритом и понаблюдать за буднями местных жителей.

— Далее мы хотели бы запечатлеть петроглифы, наскальные рисунки, а также заснять табунщиков, которые занимаются разведением лошадей. Это очень древняя земля и мы хотели бы проникнуться ее историей. Петроглифы имеют тысячелетнюю историю, к которой не возможно не проявлять интерес. Казахстан имеет огромное прошлое и его ждет великое будущее в виде космонавтики, — говорит кинодокументалист.

В связи с тем, что времена года в Казахстане очень контрастные, ирландцы планируют приехать в нашу республику еще осенью и зимой. Съемки в разные сезоны позволят раскрыть в работе всю уникальность нашей природы.  Еще одним контрастом является и то, что с неба приземляются космонавты, и тут же неподалеку расположены поселения, где в полной мере местные жители живут в единении с природой, и придерживаются древних традиций своих предков.

Предварительное название  фильма, который снимают  Эндрю Макконнелл и Гарри Кин — «Казахская степь», но, по словам авторов, это пока рабочее название, возможно в процессе съемок  оно будет изменено. Закончить съемки планируется в декабре 2020 года. На фестивале фильм будет представлен в 2021 году.

Особенностью фильма в том, что будет полностью отсутствовать традиционный закадровый голос диктора или автора. Вместо этого иностранцы планируют использовать записанные голоса степи, оборудования, разговоры людей. Хронометраж фильма будет составлять 90 минут. Кинодокументалисты планируют сначала показать свою работу на престижных международных фестивалях. После чего,  работа будет продана крупнейшим международным телекомпаниям.

О сложностях профессии и наградах за труды

Отметим, что интерес к фотографии у Эндрю появился, когда ему было всего 14 лет. В школе учитель раздавал камеры классу, и как только он начал фотографировать, то сразу подумал: «Это мое!».

— Мне понравился моментальный аспект фотографии по сравнению с тем, что рисование бы заняло как минимум целый день. Я сразу понял, что фотография — это путь, по которому я хотел идти. Изначально я не делал ничего особенного. Сначала снимал крупные планы цветов и пейзажей. На тот момент я был безграмотным в этом плане.  Понимание пришло,  когда я начал просматривать фотокниги в библиотеке. Я начал осознавать, зачем великие фотографы, снимают различные события, которые далеки от спокойствия, — вспоминает Макконнелл.

После окончания колледжа, юный фотограф работал в одной из местных газет. Затем, понимая, что работа стала для него монотонной отправился в свое первое путешествие в 

Лаос на три месяца, чтобы подготовить фоторассказ о неразорвавшихся боеприпасах, оставшихся после вьетнамской войны. Затем поехал в Китай, чтобы заснять процесс урбанизации.

— Я потратил на это все свои сбережения и приехал домой разоренным. Но стал сотрудничать с одним из нью-йоркских агентств и продал ему несколько фотографий, — вспоминает фотокорреспондент.

Следующей остановкой Эндрю была Африка. Он говорит: «Я прилетел в Каир без плана. Я просто путешествовал на юг в поисках историй, и через месяц получил хорошо оплачиваемую работу в Хартуме в Судане, работая для журнала Монако». Затем он четыре года жил в Африке, в основном в столице Кении городе Найроби.

— Фотография — это универсальный язык, и он невероятно мощный, — говорит журналист-путешественник. — Сами по себе изображения не могут привести к изменениям, но они могут быть решающим элементом в продвижении изменений и обеспечении понимания, понимания того, как живут другие люди.

После Африки Эндрю отправился на Ближний Восток, базируясь в Бейруте, далее отправился в сектор Газа, где натолкнулся на группу людей, занимающихся серфингом. Фото, которые он сделал в этот момент стали в итоге одними из самых известных.

— Я был в Секторе Газа на протяжении всей 50-дневной войны между Израилем и Газой в 2014 году. И это было самым напряженным и трудным временем, которое было за всю мою карьеру, — говорит Эндрю — За это время был  снят документальный фильм о стойкости народа. Фильм снят также совместно с Гарри Кином. Премьера картины «Газа» состоялась в начале 2019 года на самом престижном в мире документальном фестивале Sundance, основанным актером Робертом Редфордом. Там фильм был признан  одним из лучших.

Работы Эндрю Макконнелл известны во всем мире. Они посвящены темам перемещения, постконфликтным проблемам и окружающей среде. Он углубленно работал над такими проблемными темами, как кризис сирийских беженцев, электронные отходы в Гане, серферов из сектора Газа и конфликт в Демократической Республике Конго, за который  получил премию Луиса Валутены  “За лучшую гуманитарную фотографию”. В 2009 году он завершил серию снимков о забытом народе сахарии в Западной Сахаре, за что был удостоен 1-го места в категории «Портретная история» наград World Press Photo. Последующий проект по вопросу о городских беженцах был осуществлен в 8 городах мира и привел к проведению выставок в Лондоне и Нью-Йорке.

Среди многочисленных наград Макконнелла два приза и первое место на World Press Photo Awards, 4 награды Национальной ассоциации фотографов прессы, в том числе престижная премия Best of Show, 2 Sony World Photography Awards, 1-е место на международной выставке «Картинки года» и 1-е место в Стамбуле на Photo Awards. Его работы появились во всем мире в таких публикациях, как National Geographic, Vanity Fair, Time, New York Times, Der Spiegel, Stern, Le Monde и журнал Sunday Times.

Он представлен одним из ведущих мировых фотоагентств — Panos Pictures. Награды: GAZA, Лучший документальный фильм, Дублинский кинофестиваль, GAZA 2019, Официальный отбор, Кинофестиваль Sundance.

Подпишитесь на наш Telegram-канал и узнавайте новости первыми!


Картина казахской степи 1867 года.

Часть 1 ► E-history.kz

Царская администрация считала, что без расширения русских границ до Хивы и Коканда и без сжатия в стальную цепь штыков всей казахской степи немыслимо спокойствие Томской и Тобольской губерний: «Киргизы — не мирные буряты Забайкальские, не безответные Остяки, Тунгусы, Самоеды, даже и не скромные Гольды Амурские. Их воинственный дух еще не угас, притом они мусульмане, и за спиной у них священная Бухара, пронырливые Хива и Коканд, а там… и Англия, из Ост-Индии действующая». В 1853 и 1854 году и на Сыр-Дарье, и на границе Коканда, у разбитых русскими войсками коканцев была найдена английская бронзовая артиллерия, а пехота явилась на поле битвы вооруженная ружьями со штыками и в красных мундирах. Значило ли это то, что коканцев вооружала английская корона?

Казахская степь Оренбургского и Сибирского ведомств была раскинута между 47°7′ и 43°16′ северной широты и между 68°38′ и 94°39′ восточной долготы. Она представляла собой обширнейшее степное пространство во всей Азии. Она шла от Каспийского моря на восток до меридиана Телецкого озера и от Коканда на юг до Омской линии. На севере она граничила с землями Оренбургского и Сибирского казачьих линейных войск, на востоке — с Джунгарией, на юге — с Кашгаром, Кокандом и Хивой, а на западе — с Каспийским морем и землей Уральского казачьего войска. С севера на юг расстояние рассчитывалось до 1 100 верст, а с востока на запад до 2 500. Природными границами со стороны внутренних губерний и Сибири обычно принималось течение Урала и Иртыша, а именно вдоль линий Оренбургской и Омской, от Гурьева городка, где Урал впадает в Каспийское море до Бухтармы, где Верхний Иртыш поворачивает в китайское владение на пространстве в 3 300 верст. Однако некоторая часть казахских орд примерно в 1810-х годах перешла в степи внутренних губерний. Из них Букеевская орда кочевала на левом берегу Волги в Астраханской губернии, а часть Средней жуза — в Кулундинской степи на юге Томской губернии. Что ж касается сопредельных в те времена с казахской степью среднеазиатских государств, то от Западного Китая она отделялась Тарбагатайским и Алатавским хребтами и цепью Кунгей-Алатау. От государств независимого Туркестана Хивы, Коканда и Ташкента она была отделена рекой Чу, нижней частью Сыр-Дарьи и Аральским морем.

Пространство всей казахской степи в те годы никто не пытался вычислить, но исследователи полагали, что оно доходило до 40 000 квадратных географических миль, что составляло почти треть территории Сибири и вдвое больше южной степной полосы Российской империи! Эта громадная площадь делилась на степь Сибирского ведомства (23 000 квадратных мили) и на степи Оренбургского ведомства (17 000 квадратных мили). Местоположение представляло собой обширные равнины и плоские возвышенности, перерезанные внутри края горными хребтами от 1 000 и до 4 000 футов над уровнем океана. Поэтому трудно было представить себе казахскую степь только лишь плоской и безлесной пустыней. Для Российской империи эта степь во многом была важнее Амура и Уссури, а природа и растительность ее не только не уступали южным русским губерниям, но и северной Италии.

Выше уже сказано, что вся казахская степь делилась на два генерал-губернаторства: Западную Сибирь и Оренбургское. Пограничная черта между ними проходила с севера на юг почти посередине страны от речки Алабуги, впадающей справа в Тобол близ Звериноголовской крепости (в Оренбургской губернии Челябинского уезда и на границе Курганского округа Тобольской), до форта Перовского на Сырдарье. Хотя обе части составляли один и тот же географический край, но существенно разнились между собой во многих отношениях. Больше 1/8 части сибирской степи была занята горами, а на долю Оренбургской не приходилось и 1/4 гористых местностей. В сибирской степи было больше пресной воды, и больше лесов, и растительность была разнообразнее и, наконец, почва была удобнее для хлебопашества. Впрочем характер местностей не только не уславливался свойствами почвы и растительности, но и изменялся периодически со сменой времен года. Оттого местные степи представлялись путешественнику то зелеными и покрытыми роскошной растительностью, то желтыми, либо серыми, а иногда и ослепительной белизны. Местами в степи встречались глубокие рытвины, промытые речками и ручьями и долины с крутыми боками. В особенности замечательна долина Карасай, как разрешающая одно из любопытнейших геологических предположений о доисторическом соединении Аральского моря с Ледовитым океаном. Здесь надо заметить, что абсолютная высота как равнин, так и гор в казахской степи, постепенно уменьшалось от юго-востока к северо-западу. Долина Карасай находилась западнее от реки Кара-Тургая, близ границ Оренбургской и Сибирской степи. Она простиралась с севера на юг почти на 60 верст, по дну ее проходил ряд небольших озер и солончаков, а в твердом сероватом грунте не только встречались обломки морских раковин, но и их цельные экземпляры.

Почва здешних степных равнин хоть и отличалась чрезвычайным разнообразием, но их производительность не была одинакова. Иногда она состояла из плодородного чернозема разной толщины, а в других местах — из рыхлого сыпучего песка либо из бесплодных солончаков. Посему казахскую степь топографически делили на четыре полосы: плодородную, голодную, пески и солончаки. Конечно резких разделений между ними не было и переходы совершались постепенно. Однако исследования тех времен говорят, что плодороднейшие местности находились преимущественно в северной части степи, а бесплодные и пески на юге ее (на юг от 49° северной широты). У казахов отличительным признаком плодородных местностей служил ковыль, пушистые верхушки которого качаемые ветром представляли необозримые степные пространства как бы волнующегося моря. Эти плодородные степи назывались «Аман-Кыр». Их почва состояла из чернозема, который тем толще, чем ближе подходил к горам лежавшим внутри страны. Исследователи полагали, что на этих степных равнинах мог родиться хороший хлеб, а весной их роскошная растительность восхищала путника. Чудные цветы из семейства луковичных, ирисы, тюльпаны, пунцовые и желтые лилии, червленая сарана, перемешивались здесь с цветами и яркой зеленью бобовника, вишняка, смородины.

Голодные степи (по-казахски «қатқыл») имели очень мало чернозема, или точнее сказать почти вовсе его не имели. Тут почва состояла исключительно из глины, гипса и мергеля, а на этом неблагодарном грунте красовалась только полынь, да и та росла редко, пучками, что придавало степям темно-серый, безотрадный вид. Кроме полыни изредка же попадались тут жесткие травы баялым и кутек. Самая обширная из голодных степей, называемая казахами «Бетпақ дала» находилась на юге от огромного внутреннего моря казахской степи Балхаша у границы Ташкента. На юге же занимали обширные пространства пески, одни бугристые, другие совершенно плоские. Голые или сыпучие нередко переносились степными песчаными буранами с одного места на другое с неимоверной быстротой, изменяя в несколько дней вид местности. Другие были неподвижны и тверды, ибо связывались корнями разных трав и кустарников. Последние пески были небесполезны в хозяйственном быту казахов, потому что эти травы и кустарники служили хорошим кормом для лошадей, баранов и верблюдов. Таковыми были терсекель, сагиз и другие. Но главным представителем песчаных степей служило небольшое деревцо саксаул. Замечательнейшие песчаные пространства: Джиты-Кунур лежавшая на юге степи сибирского ведомства, Каракум, большая и малые Берсуки в степи Оренбургской. Профессор Эверсман, исследуя все эти пески, нашел их известкового происхождение. Наконец, что касается солончаков, то они частью тянулись вдоль левых берегов рек Урала и Иртыша (по окраине Оренбургской и Сибирской линий), но самое большое пространство занимали они на юге степи. Тут, начиная от Каспийского и Аральского морей и от озера Балхаша, солончаки проходили огромными массами внутрь страны, изредка пересекаемые в иных местах горами и песками. Солончаки состояли из ила, бывали сухими и мокрыми. В мокринах образовывались вонючие и топкие болота. От выветривающихся солей, сухие солончаки имели ослепительную белизну. Они большей частью были голы, и только по опушкам их пробивалась мелкая солянка, которую ели верблюды. В трещинах водились ядовитые тарантулы и скорпионы. Иные солончаки вовсе не замерзали зимой и не высыхали в самые сильные летние жары, образуя непроходимые топи. Вообще вид этой части казахской степи наводил тоску на душу, повергал путника в уныние.

 

«От раскаленного воздуха, убегают в горы звери и самые птицы улетают, а путнику негде укрыться, тени нет! Изнемогает он под бременем удушливо-знойной атмосферы, мучит его жажда; не дают ему ни минуты покоя бесчисленный овод, паут и мошка; а между тем лукавый степный мираж кажет ему на самом краю необъятного горизонта синеющие в далекой дали благодатные воды, озера и небывалые реки! Среди этой опаленной солнцем пустыни, иногда сдвинутся на высоком вечно-голубом небе тучи, ждет путник освежающего дождя; но рванется степной ветер и все размечет, даже и на каплю нет надежды! Иногда этот буйно-разгульный ветер превращается в песочный симум продолжающийся несколько дней кряду! Вздымаемая им тонкая и едкая пыль, накаленная до степного жару, носится в воздухе огромными кружащимися столбами вроде песочных сифонов и тогда трижды горе путнику! Укрыться от этого страшного урагана некуда! Везде пусто, мертво, даже звук часто не находит себе отражающего эха! Жизнь воскресает лишь, когда приблизиться к берегам пресных вод и к горам. Это благословенные африканские оазисы, истинные цветущие острова среди сего песчаного Океана!»

 

Знаменитый естествоиспытатель Гумбольдт, посетивший Западную Сибирь в 1829 году, полагал, что здешние горы поднялись из недр земных по направлению той самой трещины, разорвавшей земную кору, по которой выдвинуты хребты Алтайские. И те, и другие схожи геологической постройкой и всеми произведениями царства ископаемого. Но кроме рудных богатств степных гор, эти горы были драгоценны как водохранилища. Без них казахская степь сделалась бы необитаемой даже для кочевников! В горах и в горных долинах казахи всегда находили проточные воды, превосходные кормы и пастбища для своих многочисленных стад. Летом и зимой горные ущелья всегда были более оживлены людными аулами, нежели прилегавшие к ним равнинные степи. Разделяемые между собой обширными плоскими возвышенностями, они покрывали степь небольшими горными кряжами и иногда уединенно стоящими сопками. Там, где титанические силы подземных огней действовали упорнее и продолжительнее, выдвинуты ими на поверхность степи огромные массы гранита и порфира, до 4 000 футов высоты. Где же действие их было слабее, там горы состояли почти исключительно из глинистого сланца, известняка и песчаника, смешанных с землей и разными горно-каменными породами преимущественно в виде гальки. В трещинах гранитных масс, образовавших некоторые из степных кряжей, росли огромные вековые сосны, составляя великолепные дремучие боры, впрочем, малодоступные. Нередко котловые углубление на самой вершине гор образовывали бассейны чистейшей как хрусталь и холодной пресной воды. Таковым был бассейн, находившийся на вершине горы, близ Каркарасинского приказа.

В южной части степи (исключая местности граничавшие с китайской территорией) горы были бедны растительностью, и наружностью своей вполне выражали характер «голодной степи», но в северной части (от 49° северной широты) флора была богата и разнообразна. В Кокчетавских, Баян-Аульских и Каркарасинских горах были местности, не уступавшие красой своей лучшим пейзажам Швейцарии и Северной Италии. Хрустальные воды, тенистые леса, гранитные скалы и яркая зелень растительности, чистый горный и боровой воздух привлекали сюда в летнее время многих больных с Омской линии попить кумысу. Здесь в те годы только начинали устраиваться русские заселения и развиваться хлебопашество. Вообще степные горы можно было разделить на две группы: ту, которая была раскинута внутри страны, и ту, которая граничила с Западным Китаем. Первая группа составлялась из южных отрогов Урала, проникавших в степь Оренбургского ведомства под разными названиями и из которых замечательнейший кряж есть «Мераджар-Tлу», составлявший главный водораздел в этой части степи. Он проходил с севера на юг и состоял из трех параллельных между собой каменных гряд, от которых на восток и на запад отходили боковые отпрыски оканчивающиеся уступами и сопками. Самой высокой точкой Мераджар-Tлу была гора «Айрок» возвышавшаяся на 1 000 футов над уровнем океана. Форма ее была конусообразна и имела углубление на самой вершине, схожее с потухшим кратером. Эта гора, которая стояла на самой южной оконечности хребта, ввиду беспредельно стелившейся вдали степи, служила местным кочевникам вроде сторожевой башни. С высоты ее, при их остром зрении, высматривали они барантовщиков, часто палетавших из степной глубины на мирных скотоводов, для отгона их стад. Цепью небольших холмов, Мераджирские горы соединялись с обширным возвышением «Усть-Урт», пустынным перешейком между Каспийским морем и Аральским. Усть-Урт имел до 640 футов высоты и оканчивался на западе и востоке крутыми обрывами. А на севере же и на юге он сливался постепенно с прилегавшей к нему Каспийской низменностью.

Алтай входил в степь сибирского ведомства в виде небольших горных кряжей и групп под разными названиями. Одни отрасли составляли главный водораздел реки Иртыша, громадного внутреннего моря Балхаша и реки Сары-Су, а другие шли от этого водораздела на север и на юг. Главнейшиe хребты водораздела, шедшие с востока на запад: Кальбинский, Чингиз-Тау, Кызыль-Таш, Айгрыджаль, Арганат и Улутау. Сия последняя группа занимала почти самый центр всей казахской степи, отделяя плодородную ее часть от голодной и Сибирское ведомство от Оренбургского. Улутавский хребет имел важное стратегическое значение. Он образовывал обширный лабиринт долин обильных подножным кормом и долго служил главым сборищем степным хищникам и мятежным султанам. К тому же известно, что всяким волнениям в степи всегда рады были помочь ташкентцы, кокандцы и другие среднеазиатские владение. Здесь водворено на постоянное жительство две сотни линейских казаков, а в 12 верстах от Улутауской станицы — развалины Ташкентской крепости взятой в 1835 году генералом Броневским. В ней тогда укрывался мятежный султан Саржан. Улутау не выше 1 000 футов. Каменистые ребра его поросли вересником, который употреблялся для построек и топлива. На постройки же употребляли здесь и песчаниковый камень. В западных отрогах недавно были открыты медные и свинцовые руды и найдены богатые пласты каменного угля. К северу Улутау соединялся с хребтом Арганатинским, на коем растительность была лучше и который составлял водораздел рек Ишима и Тургая. Группа его называемая «Кызыл-Таш» давала начало рекам Сары-Су, Такраю и Нуре и была узлом многих кряжей расходившихся от него по разным направлениям. Один из них образовал хребет Каркарасинский, северные ветви которого соединялись с Баян-Аульскими горами, а западные — с Кокчетавскими, оканчивавшимися у правого берега реки Ишима ниже устья реки Бурлук. Другой шел на северо-запад, отделяя речной бассейн Сары-Су от Нуры. Наконец третий тянулся на юг и юго-запад в голодную степь, под именем Актауского хребта. Этот хребет был одинаковой высоты с Улутауским и был столь же скуден растительностью. Но так как он находился вблизи русских караванных путей в Среднюю Азию, здесь было построено укрепление Актауское. К системе же Актау принадлежит группа «Бок-Тау-Ата» состоявшая из голых гранитных масс, отвесно поднятых с равнины. Она лежала на правом берегу реки Токрау и считалась самой высокой из гор внутри степи. Восточные ветви Кызыл-Таша соединялись с хребтом Чингиз-Тау, состоявшим из диких и каменистых сопок. От него же на северо-восток тянулся хребет Кольбинский. Упираясь в правый берег Иртыша и образуя во многих местах крутые утесы, живописно висевшие над рекой, он подводными скалами перерезал эту реку выше города Усть-Каменогорска и соединялся с малым Алтаем. Вершины и скаты этого хребта и его отрасли поросли густым сосновым и еловым месом, образовавшим обширные боры. Он отделял реки, текшие в Иртыш с его левого берега, от рек текущих в озеро Зайсан-Нор и был замечателен золотыми россыпями, из которых некоторые уже разрабатывались. В заключение этой геологической картины казахской степи, важно сказать и о горных хребтах. Они заслуживали особенное внимание как геолога, так и экономиста.

Хребтов этих было три: Тарбагатайский, Джунгарский и Заилийский Алатау. Два последние суть отрасли Тянь-Шаня. Тарбагатайский хребет, соединяясь с Колбинским, тянулся с запада на восток, паралельно южному берегу Зайсан-Нора, отделяя реки, текущие в это озеро, от рек, текущих в озера Сасык-Куль и Ала-Куль. Вершины его большей частью были покрыты вечными снегами, а главная Таш-Тау имела до 9 000 футов над уровнем океана. Северные скаты были более отлоги и покрыты лесами, южные же — скалисты и круты. Проходов было мало, а сами они были весьма трудны. Удобнейший Хабар-Алу, через который лежал караванный путь из города Чугучак в Усть-Каменогорск, Алатау (иначе называемый и хребетом Джунгарским) тянулся с северо-востока на юго-запад на границе с китайской Джунгарией. Он ветвист, картиннее Тарбагатайского и богаче природой. Главный пик Ак-Чупак, по исчислению академика Шренка, возвышался на 12 000 футов. С западного склона этого хребта стекали быстрые реки или впадающие во внутреннее море Балхаш, или теряющиеся в песках, не достигая его, и все пространство ими орошаемое составляло Семиреченский край. На юге хребта лежал лучший проход Югар-Таил и шла караванная дорога из города Кульджи в Семипалатинск. Алатау связывался с Тянь-Шанем хребтом Ирен-Хабырген. Наконец, Заилийский Алатау или Кунгей Алатау состоял из двух параллельных кряжей дикокаменных гор, которые тоже составляли северную отрасль Тянь-Шаня. Эти кряжи отделяли бассейн Балхаша от озера Иссык-Куль и тянулись с востока на запад гигантской гранитной стеной, увенчанной вечными снегами. Главная вершина — трехглавый исполин «Тангарнын-Тау», по вычислениям известного путешественника Семенова, возвышался па 15 000 футов над уровнем океана. Здесь-то находился знаменитый Заилийский край, лучшая местность в Сибири и которую поселенные на ней линейские казаки справедливо прозвали «земным раем». Проходов в этом гигантском хребте было мало, самый удобный назывался Сентан и вел на восток от озера Иссык-Куль.

От геологии казахских гор естественна была отсылка к их минералогическому богатству. Она состояла из всякого рода металлов, из обильных залежей каменного угля и из разнородных цветных камней. Золотые россыпи были найдены в горах Кольбинских, Кокчетауских и Алатауских. Серебро, свинец и медь, графит и цветные камни преимущественно находились в горах Каркарасинских, а каменный уголь в Баян-Аульских, Акмолинских, Кольбинских и Улутауских. К середине XIX века иссчитывалось до 480 разных приисков лишь в степи сибирского ведомства: золотых россыпей, медной руды, магнитно-железной, каменного угля, графита, цветных камней. Золота степь давала меньше. По сведением на 1864 год (отчет главного начальника Алтайских заводов) золота было добыто в обеих казахских областях только 5 пуд. 26 ф. и 6 золотн. (а в 1857 году, 2 п. 15 фунт., значит развитие шло очень медленно). Серебра проплавлено было 3 пуд. 14 ф. 32 золотн. (а в 1857 г. проплавногo 9 пуд. 20 ф. здесь уже было явное уменьшение производства). Между тем, содержание серебряно-свинцовой руды, получаемой в Баин-Аульских и Каркарасинских горах (например, с приисков Александровского и Степановского почетных граждан Поповых) было так богато, что в 1 пуде руды заключается от 2 до 5 зол. серебра и от 16 до 25 золот. свинца. Кроме всякого рода металлов и минералов, вся казахская степь была очень богата каменной и самосадочной солью. Знаменитая каменная Илецкая соль (при «Илецкой защите», то есть полевом укреплении, в 60 верстах на юг от города Оренбурга в степи за рекой Уралом) добывавшаяся свыше уже 100 лет (с 1755 года) не уступала чистотой, кристальностью и тонким острым вкусом знаменитой же в целом мире Величковской в Австрийской Галиции. Ежегодная выломка тех времен доходила до свыше миллиона пудов (в 1864 году добыто 1 608 700 пуд). Озера, осаждающие соль, большей частью тоже были отличного качества, очень многочисленны. В Сибирском ведомстве важнейшими были Колкаман, Биштуз, Ерeмeнтaуские и Буланое. Вообще, очень замечательно то особое свойство гидрографии казахской степи, что она обильно снабжена солеными озерами и очень скудно пресными водами. Большая часть рек и речек была ни чем иным как весенними водостоками, образовавшимися при таянии снегов и исчезавшие с наступлением лета. Даже самые значительные из здешних рек (Ишим, Тобол, Илек, Эмба) летом страшно мелели, образуя множество бродов, а иные пересыхали так, что вода в них держалась только в ямах. Хотя они сохраняли постоянное течение и в летнюю жару, но часть его совершалась под руслом реки, просачиваясь через песчаную почву. Таковыми были Сарысу, Нура и многие другие. По этой причине почти все реки казахской степи не могли быть пригодными для пароходства, да и сам сплав дровяных плотов по ним был очень затруднителен. Исключение тут составлял только Или, впадающая в Балхаш, и Сыр-Дарья, — в Аральское море. Военные пароходы Аральской Флотилии в те годы поднимались по Сыр-Дарье до Кунграда, а на Или и Балхаше было предпринято пароходство Кузнецовым и Ко, для открытия сообщений водным путем с Западным Китаем.

От различного свойства грунта, по которому текли местные реки, встречалось нередко то странное положение, что в одной и той же реке в одном месте вода была пресная, вкусная и чистая, а в другом — соленоватая, либо горьковатая и мутная, либо наполненная инфузориями. Так как берега здешних рек почти всегда были плоскими, то весной напор вод вне берегов был очень силен. Тогда и ручей превращался в реку, река — в озеро, озера и болота — в маленькие моря. Но такое огромное обилиe вод было мгновенно. Наступала летня жара и недостаток орошения страны становился неприятным фактом.

Из всех рек казахской степи только Ишим и Тобол, притоки Иртыша, относились к системе вод изливавшихся в океан. Все же остальные впадали в местные озера. Ишим (по-казахски Eсил) начинался двумя источниками в горах Якши и Яман-Ниег. Сначала он тек от востока на запад, до лесистой возвышенности Джаргаш-Агач, оттуда поворачивал на север и у прилинейского города Петропавловска выходил из степи, протекая по ней более 1 000 верст. Правый берег был выше левого и ближе подходил к руслу, посему луговая сторона была преимущественно левая, местами поросшая березовыми лесами. Справа впадали в Ишим Катгутон, Атбасар и три Бурлука, слева же — только Терс-Акан. Все они были обильны рыбой. Тобол стекал с плоской возвышенности Ак-Тасты и шел степью более 500 верст. Сначала он врезывался глубоко в степь, образуя крутые и скалистые берега, потом долина его расширялась, имея местами хорошие поемные луга. Он выходил из степи у прилинейской станицы Звериноголовской, принимая в себя реки Убуган и Алабугу, справа. Убуган проходил через большое озеро, имевшее до 30 верст длины и до 12 ширины, составлявшее вместе с Алабугой естественную границу между Оренбургскими и Сибирскими степями.

Озерами казахская степь была чрезвычайно богат, но большая часть их были солеными и горько-солеными. Кроме этого множество озер, у степи было три внутренних моря Каспийское, Аральское и Балхаш. Первое, лежавшее на 86 футов ниже уровня океана, подходило к казахской степи лишь своим северо-восточным берегом, большей частью низменным, болотистым и покрытым камышем. Углублениями своими (Тюк-Карасу, Качан-Калтук и Александер-Бай), оно образовало тут два полуострова Бузачи и Мангишлак. Казахи, жившие около Каспия, преимущественно питались рыбной ловлей либо, сами промышляя, либо нанимаясь у русских рыбопромышленников. В Каспий впадали реки Урал и Эмба. Первый тек по линейской окраине степи Орской крепости до Гурьев-городка, на пространстве более 1 000 верст, принимая в себя Орь, Илек и Ходбу. Эта приречная местность — хлебороднейшая часть Оренбургской степи и здесь казахи давно уже успешно занимались земледелием. Урал издревле имел громкую историческую известность по Уральскому казачьему войску. Но кроме этого имел и рыбную известность, по своей обширной рыбной торговле. Эмба же, хотя и протекала около 500 верст по степи, но устье ее было так мелко, что выход из нее в море был невозможен. Аральское море (по-казахски Арал-Денгиз, а по древним нашим летописцам «Синее море», как Каспийское называли древние греки и римляне «Гирканским», а русские летописцы «Хвалынским») лежало по определению академика Струве только на 132 фута выше уровня Каспия. Оно имело 378 верст от севера на юг и 250 от запада на восток. Глубина его была не выше 15 саженей. На середине лежали острова Царские. Северный берег был большей частью плоский и песчаный, западный — крутой и отрывистый, а южный и восточный — низмен, был покрыт густым камышем и кустарником. На юге Аральское море соединялось с длинным озером Айбутирским. Оно было так же рыбно, как и Каспийское, но, прилегая к пустыне, не имело хозяйственного значения. Однако, что делает его драгоценным приобретением для колонизаторов, это то, что в него впадала река Сырдарья (Яксарт), которая под именем Нарына исходила из южной отрасли гор Тянь-Шаня в Западном Китае. Самая большая часть течение Сырдарьи лежала в Коканде. Ширина реки была от 60 до 200 саженей, с хорошим фарватером. Таким образом, военные пароходы Аральской Флотилии всегда могли подниматься из Аральского моря вверх по Сырдарье, сдерживая беспокойных хивинцев и кокандцев. Еще в 1853 году, пароход «Перовский» под командой капитан-лейтенанта Бутакова поднимался по Сырдарье до города Кунграда. По отзыву этого моряка, Сыр-Дарья не представляла больших препятствий для пароходства, лишь иногда замедляемого частыми изворотами реки. Пароход «Перовский» при этом плавании отапливался саксаулом и джадовником, которые росли по берегам значительными рощами. Саксаул как топливо не уступал антрациту и был гораздо лучше, нежели обыкновенный каменный уголь. Третье огромное водохранилище казахской степи было вовсе неизвестно России — море Балхаш. Оно имело с северо-востока на юго-запад до 600 верст, а ширина была свыше 80. Стало быть, оно было больше Аральского моря, но уже. По вычислениям Шренка, Балхаш находился на 500 футов выше уровня океана. Глубина его доходило до 10 саженей, вода была соленой, а рыбы было довольно много. Северный берег был высок, крут и скалист, а южный — плоский, песчаный и порос высокими камышами. Балхаш, как Арал и Каспий, был важным стратегическим пункт в отношении Коканда и Западного Китая. В него впадали реки Ангуз, Токрау, Лепса, Каратас, Или и другие поменьше, составляя Семиреченский край, чрезвычайно плодородный, с богатой растительностью и прекрасным климатом. Замечательнейшая и полезнейшая из этих рек — Или. Она брала свое начало двумя истоками из высокого горного хребта Тянь-Шаня в Джунгарии, протекала более 1 000 верст с шириной от 60 до 150 саженей и впадала в Балхаш тремя рукавами. Левые притоки Или образовали наиполезнейшую и богатейшую страну, нежели Семиречье, известную под именем Заилийского края. И здесь, как на Сырдарье уже было испытано пароходство. В 1856 году был доставлен в первый раз товариществом Кузвецова и Ко казенный провиант на трех судах по Балхашу и Или в укрепление Верное (город Алматы). На Или находился город Кульджа, столица Западного Китая, что открывало путь для оживления торговли русских купцов со Средней Азией! Продолжение Балхаша составляли два обширныех озера Сосык-Куль и Ала-Куль. Последнее было очень богато рыбой и имело посередине красивый остров Арас-Тюбе с потухшим вулканом. В Ала-Куль притом впадали значительные реки: Эмаль, на притоке которой стоит торговый город Чугучак и Урджар. Некоторые из озер казахской степи были замечательны особым физическим явлением. Они то исчезали, то наполнялись вновь. Иной год они были глубоки и обильны рыбой, а потом исчезали, и на их днище появлялись великолепные покосы с высокой, сочной травой. Старожилы из прилинейских казаков правого фланга Сибирской Линии и из самых казахов говорили, что подобные явления сменялись одно другими через каждые 20 лет. К этому же разряду диковинных приливов и отливов озер относится и обширное озеро Убуган, близ которого было Кишмурунское укрепление. На север от Форта Перовского верст на 50 (со степи Оренбургского ведомства) были два обширные и почти смежные между собой озера Саумам-Куль и Толе-Куль-Таша. Первое из них принимало реку Сары-Су, значительнейшую в голодной степи. Эта река брала начало свое несколькими источниками в горах Кызыл-Таш, протекала около 700 верст, сначала на юго-запад до урочища Кара-Джар, а потом на юг, составляя в своей нижней части на значительном протяжении границу степей Оренбургских с Сибирскими. При безводии и бесплодии почвы, в обе стороны от Сары-Су, ее долина становилась единственным путем для военных действии русских войск со стороны голодной степи. Теле-Куль-Таша принимала реку Чу, составлявшую русскую государственную границу с Кокандом. Несмотря на отдаление той и другой от Каспийского и Аральского морей, в обеих сих реках водились морские рыбы, в особенности сомы огромной величины. Озеро Иссык-Куль, окруженное со всех сторон гигантскими хребтами, принадлежало к системе Тянь-Шаня и имело до 175 верст в длину от северо-востока к юго-западу и до 80 от севера на юг и возвышалось притом на 4 000 футов над уровнем океана. Оно тоже было обильно всеми породами морских рыб, свойственных Каспию и Аралу. Из этого нельзя не заключить, что все моря и озера казахской степи и значительнейшие в ней реки имели и имеют между собой подземное сообщение.

В здешних степях, особливо в их восточной части, было много минеральных вод и открыто бы было еще больше, если бы дикая и пустынная местность не препятствовала распространению их известности. Однако на Арасанские воды, в 15 верстах на север от Копала, уже приезжало немало больных. Оба Арасанских ключа были сернисто-водородными, но один из них с холодной температурой в 14° Реом. , а другой теплый в 28°. В 80 верстах от Каркалинского Приказа на запад также был холодный железистый ключ Джусалы, но им пользовались только казахи. При Арасанской же станице была построена больница, были и заведения для приезжавших лечиться, устроен также был прекрасный сад и церковь. Климат тут был мягким, напоминавший лучшие местности Крыма. Местный климат соединял в себе самые резкие противоположности. Есть и африканский жар, есть и лютая сибирская стужа. Переходы из высшей атмосферной температуры в низшую были весьма быстры, что вредно влиеяло на всю органическую природу страны. Средняя годовая температура северных местностей была не более 1°, а самых южных около 7°. Зима почти постоянно продолжалась больше 5 месяцев, и мороз нередко доходил до 35° Реом. В северной части, реки замерзали в начале ноября, а вскрывались в конце марта. В южной же части — в декабре и начале марта. Зимний холод увеличивался в степи частыми буранами, что впрочем было нередким явлением и в южных округах Тобольской губернии. Эти бураны, вместе с гололедицей, бывающей после оттепели нередко в самой середине зимы, были истинными бичами степной жизни. Бураны ослабляли силы скота, разгоняли его по степи, делали жертвой хищного зверя, а часто и голода. От сильных же морозов, вдруг наступающих после оттепели, почти обнаженная земля покрывалась ледяной корой, препятствуя скоту добывать скудный корм копытами. В 1857 году в пяти округах области сибирских казахов, погибло таким образом более 170 000 голов разного скота, в том числе до 140 одних баранов.

Казахская весна составляла только быстрый переход от зимней стужи к знойному лету. У казахов палы были обычны. Только сойдет снег и пообсохнет степь, казах пускал огонь по старой траве. Между тем как воды, сбегая с мест возвышенных в низменности, образовывали целые озера, наполняли по край ручьи и речки.

 

«Картина чудная, в особенности в тихую и ясную весеннюю ночь, когда вся степь куда ни окинешь глазом залита огненными струями, отражающимися как в волшебном зеркале в сонных водохранилищах весенних вод. Когда потухнут огни и войдут в берега воды — степь покрывается сочной и шелковистой травой, пестрыми цветами с яркими красками, воздух наполнен ароматами, бесчисленное множество птиц и насекомых реет над зеленой и свежей степью»

 

Но это лучшее время здешней природы продолжалось недолго. Наступала середина мая, а с ней и начало лета. Жара усиливалась, сжигала почву и растительность, степь чернела, ручьи и речки высыхали, удушливый зной доходил иногда до 40° Реом. Поднимались песочные бураны, не менее гибельные, как и снежные, а дожди шли редко (в особенности в южной части). Например, в долине реки Чу, иногда во все лето не выпадало ни одной капли воды. Песочные бураны бывали так сильны, что переносили целые горы песка с одного места на другое, засыпая ими небольшие озера и речки. От иссушающих лучей солнца, глинистая и солончаковатая почва обожженных степей трескалась, образуя трещины часто до 2 футов ширины и такие многочисленные, что они затрудняли ход караванов. Тогда на скоте появлялась чума и сибирская язва, а на русских людей вредно действовали кровавые поносы и упорные лихорадки. Однако с наступлением осени, солнце переставало палить, перепадали дожди освежавшие воздух и землю, которая опять зеленела и покрывалась цветами. Как краткая весна, так и краткая осень здесь были лучшим временем года, отдыхом для людей и животных.

В степи были местности прекрасные, напоминавшие не только Крым, но и Италию, например Семиречье и Заилийский край. Тут и крайностей температуры не было, и было равномерно распределение времени года, были и все данные для хлебопашества, огородничества и даже для садоводства, но это были оазисы сравнительно с громадностью степей. Это были оазисы, сады казахской степи, защищенные горами при навеваемой с их вечно-снежных вершин прохладе и при обилии свежих горных вод. Тут росли не только великолепные хвойные леса, были вообще все деревья, цветы и травы свойственные и другим удобным местностям степи, но даже находились яблоня, барбарис, персик, абрикос, виноград, даже хлопчатник и миндальное дерево. Здесь еще при генерал-губернаторе Гасфорде были выписаны заграничные виноградные лозы, быстро и успешно принявшиеся, акклиматизированы сарго, гаванский табак, индиго. Впрочем и северная часть (от 49° северной широты) не была лишена хорошей и полезной растительности. Местами в виде оазисов были березовые колки, сосновые боры и небольшие рощи смешанных хвойных и лиственных деревьев. Замечателен был бор Аман-Карагайский на правой стороне реки Тобола, вблизи границы области оренбургских казахов, имевший до 50 верст с юго-запада на северо-восток и до 15 верст поперечнику. Другой столь же обширный бор был раскинут в горах Сандык-Тау. Были местами значительные уремы. Они состояли из осокоря, вяза, тополя, ивы, ольхи, черемухи, рябины, боярышника, калины и других мелких пород. В этой части степи чаще всего встречались из кустарников таволожник, ракитник, бобовник и вишняк.

Зато, по мере удаления с севера на знойный юг, древесная растительность не только видимо уменьшалась, но даже совершенно изменяла свой характер. Тут главными представителями южной растительности являлись аргай, небольшое кривое деревцо железистого свойства, растущее в горах и по крепости своей употребляемое казахами на дротики, «батики»; вереслик тоже растущий в горах, цвета красноватого, способный к полировке и посему пригодный для столярных изделий; саксаул, растущий на песчано-глинистой почве и образующий значительные рощи; он вышиной до 2 саж. толщиной от 4 до 6 дюймов и так тверд, что скорее может быть изломан, а не разрублен лист его похож на сосновый. Этот саксаул составлял превосходный горючий материал и при горении издавал приятный запах. Джентиль или усебенщик немного меньше и тоньше саксаула и тоже рос рощами; чагир или баялым, небольшой, но чрезвычайно твердый и колючий кустарник, которого даже не может есть и неприхотливый верблюд; на нижней части реки Или он образовывал непроходимые места. Кукпек рос в голодной степи и в крайней нужде служил кормом для лошадей.

Казахская степь, как местность скотоводная и предназначенная к этому самой природой, не могла не изобиловать кормовыми травами. Особенно были важны в хозяйственном отношении ковыль, растущий на возвышенных местах и которого было два вида. Один имел длинное перо на высоком стебле и осеменялся в мае, а другой ниже и рос кустами, созревая в июне. По мнению профессора Эверсмана, путешествовавшего по казахской степи в 1827 году, там, где родится ковыль, можно сеять и хлеб. Рожанец рос на низменностях и если выжигать камышевые займища, то они на следующий год зарастали этой травой. Кипец был самым полезным кормом для скота и посему был здесь весьма распространен, рос он в особенности хорошо на возвышенных долинах. Терсекень и сагиз росли на песках, а биоргун — вблизи солончаков. Эти травы находились преимущественно на юге. Сагиз же, который рос кустами, употреблялся и на топливо. Осока и камыш росли на низменностях и тем были дрогоценны в хозяйстве, что составляли хороший корм скоту в течение всего года, в особенности зимой. Сверх сего молодой чий был очень полезен весной, когда зелень его не только употребляли в большем количестве для прокормления стад и табунов, но и плели из него циновки, заменявшие у казахов ковры, а также обтягивали ими кереге, составлявшую основу юрты. Старый чий, достигая 20 футов высоты, был весьма пригоден в открытых местностях, доставляя защиту аулам и стадам во время зимних буранов.

Царство животных было здесь очень богато и разнообразно. Казах преимущественно разводил лошадей, рогатый скот, овец, коз и верблюдов. Казахская лошадь была среднего роста, сложена очень крепко, легка в верховой езде, терпеливо переносила стужу, зной и недостаток хорошего корма, притом не требовала обильной пищи. Все эти качества делают ее драгоценной для службы в легкой кавалерии и в казачьих войсках. Нередко приходили известия о бегунцах, что мчали 100 и более верст без отдыха и корму. Рогатый скот, хотя и не был так крупен, как черкасский, но мясо его было лучше и вкуснее русского, притом же он был рослее и удойнее. Казахские овцы, хотя имели грубую шерсть годную только на кошмы, зато были очень мясисты и жирны, так, что давали до 30 фунтов сала. Курдюк их, жареный ломтиками, воткнутыми на железную спицу и повертываемыми над огнем, превосходил всякий английский ростбиф. Кумыс в питье, а казахская баранина в исключительном кушанье, составляли радикальное лечение чахотки, которая казахам вовсе была неизвестна. Особенно славились величиной и нежностью мяса Улутауские бараны. Коз разводили меньше, но пух их был так хорош, что платки из него выделываемые казачками, заслужили на всемирной Лондонской выставке 1851 года общее одобрение. Наконец, верблюд, необходимое и столь полезное животное (в особенности для южной половины степи) был исключительно двухгорбым и разводился преимущественно для караванной торговли. Он носил на себе от 15 до 20 пудов товара и имел все драгоценные качества его породы и в других странах: терпеливость, привычку к самой скудной пище, легкую жажду, позволяющую ему быть долгое время без питья. Все передвижение товаров с линии через степь в Среднюю Азию производилось на верблюдах.

Диких животных в степи тоже было много. Сайгачи или Маргачи, дикая коза отличалась толстым и широким рылом, беловатыми лирообразными и слабопросвечивающими рогами, спина зимой желтоватая, а летом изжелто-бурая и всегда с темной полосой, брюхо белое, длиной около 5, а вышиной до 2,5 футов. Водилась она иногда стадами до 10 000 голов. Шкура ее давала теплую даху, а мясо было вкусно и нежно. Куланы (дикие лошади) бродили тоже многочисленными табунами на юге степи. Они были малорослы, большеуши, злы и обрастали густой шерстью. Лань, маралы, архары, серны, кара-куйрюки (небольшие дикие коровы) водились в Семиречье и в Заилийском крае. Кабаны, барсы, тигры (ирбис) водились в камышах Балхаша и Аральского моря. Медведи, волки, лисицы, зайцы, барсуки, сурки, речные выдры, горностаи, бурундуки, полевые кошки были везде в степи. Птиц здесь тоже было много: гуси, утки, лебеди, журавли, дрaхвы, куропатки, тетеревы, глухари, кулики, а в Семиречье были и фазаны. Соловьи и жаворонки водились в Алтае. Наконец, рыбы в реках и озерах было множество: окуни, караси, щуки, язи, лини, сазана, лещи, сомы (огромной величины) и маринки. Но казахи не были охотниками до рыбы и употребляли ее в пищу в крайней нужде. В степи же водились неядовитые змеи, ящерицы, тарантулы и скорпионы, укус которых, хоть и был неопасным, но сопровождался опухолью и болезненными припадками.

Кочевая жизнь казахов есть необходимое последствие географических условий здешней степи, представлявшей мало удобств для оседлости. Она была полна тяжких лишений, ибо лютая зима крепко давала знать о себе бедным кочевникам. Но сами же они говорили: «дерево стоит на одном месте и питается тем, что вокруг его находится, а вольная птица летит туда, где ей лучше!». При таких понятиях не мудрено, что обрусение коснулось преимущественно богатых и знатных родом («белой кости», султанов, биев, старшин), а масса предпочитала прежний вековой быт. Поэтому весной, летом и в начале осени, казахи рассеивались по всему пространству степи, в места более благоприятные для скотоводства. Но к концу осени, они собирались в большие аулы, избирая преимущественно для своих стойбищ густые камыши, ущелья в горах и вообще такие местности, где можно стадам их укрываться от лютых зимних буранов. В сих постоянных зимовках, богатые имели деревянные дома, а бедняки рыли для себя землянки, либо обносили свои кибитки плетнем из камыша и хвороста.

Однако летом казахская юрта и для русского человека представляет много приятных минут! Ее полусферическая форма и войлочный намет на складной решетине допускали частые перекочевки. Летняя духота не тяготила в ней, дождь в нее не проходил и никакой ветер в нее не проникал. У богатых внутри юрты были узорчатые циновки из камыша, бухарские ковры, мягкие постели и горы подушек. Подобные юрты всегда были готовы для приема гостей, что уж говорить про чистый вольный воздух, постоянное движение, здоровый кумыс и сытная баранина, вид зеленеющей степи, журчанье быстрых речек и ручьев, пестрота и суетня аульной жизни… В зажиточных аулах юрты делали из белой кошмы, что издали показывал аул оживленным весенним лагерем. Притом же весенне-летняя кочевкa была истинным праздником для степных детей природы! Джигитовка, песни, гомерические пиры, на которых зажаривались целые бараны, слегка опьяняющее действие кумыса — все это невольно развлекало и увлекало! Иногда в течение лета аул постепенно передвигался из места в место среди такого непрерывного праздника, верст на 1 000 и более! Впрочем, степным обычаем места кочевки и пастбищ были строго разгранены и определены для каждого рода. Без этого и кочевать было бы невозможно при таком огромном скотоводстве.

Казахи были мусульманами суннитского толка. Ислам был внесен в здешние степи еще в XVII столетии хаджами (проповедниками), пришедшими из южного Туркестана. Коран привился к казахскому народу, но обычаи предков вместе с тем никуда не уходили. Наряду с муллами были и баксы, истолкователи судьбы, представители прежних верований в добрых и злых духов. Ислам признает лишь единого Бога милостивого и вездесущого, но казахи выказывали уважение видимым предметам из мира физического. Огромное, стоящее yeдиненно в степи дерево, гигантский камень одиноко выдвинутый на необозримой равнине служил предметом почитания. Ни один казах не проедет мимо них, не опешившись с коня и не исполнив намаз. Из мусульманской религии казахи всего легче себе усвоили многоженство, ненависть к христианам, омовение, посты, молитва по 5 раз в сутки и странствование в Мекку. Сект между ними нет, а по роду их кочевой жизни не было и мечетей (кроме одной, при бывшей ханской ставке в Оренбургской степи). Казах был крепкого телосложения, среднего роста, глаза монгольского типа, продолговатые, лицо широкое и скулистое, волосы черные, от постоянной верховой езды с малолетства ноги колесом и ходил переваливаясь. Удивительно тонкий слух и необыкновенная зоркость глаз были его отличительными качествами. Он ясно видел и слышал на таком огромном расстоянии. Память у казахов была превосходная. Малейший знак местности в степи (горка, ручей, камень, дерево, след) у него как на географической карте! Он едет за сто и более версть на ас к приятелю один и всегда кратчайшим путем, не боясь заблудиться! Ум у него хитрый и лукавый, любопытства и новоохотливости много. Принимая гостя и усадив его у своего камелька, он начинал распрашивать самомалейшие подробности: «Кто он, откуда и куда едет, зачем; какая у него есть родня, что стоит лошадь, одежда, сбруя, оружие?» и так далее. Бойкая речь его готова длиться хоть два-три часа кряду. Между тем, казахские песни совершенная противоположность их живой говорливости, а на склад и способ выражения этих песен много действует монотонная природа степи и сам образ жизни. Но казахи вовсе не были запуганными дикарями, подобно остякам, самоедам, тунгусам и даже забайкальским бурятам. У казаха есть чувство своей национальности, любовь к своему родному языку, к своей истории (хотя она более устна, нежели письменна, более легенда и песня нежели летопись). Знающие (из богачей и людей чиновных) очень хорошо русский язык и хорошо говорящие по-русски ни за что в сношениях официальных не станут объясняться непосредственно, а через переводчика. Конокрадство, баранта и кровное мщение не вывелись у казахов как необходимые последствие их образа жизни, понятий и обычаев, но казах гостеприимен, гость для него лицо священное, если он уже дал слово искренне, то и сдержит его, хотя бы пришлось поплатиться за это головой! Иногда целый аул охотно уплатит за хищника большую пеню, но не выдаст его. Замечательно, однако, что так называемые «гражданские преступления» были очень редки среди казахов.

Казахи были храбры, и нередко в битвах с калмыками и джунгарами одерживали над ними верх. Натиск их был стремителен, они неслись в атаку с гиком, воплем, дикими восклицаниеми. Вооружение их состояло из длинной пики, топора с длинной же рукояткой, лука со стрелами, сабли или ятагана, изредка ружья с фатшем. Одежда у казаха была такой: шуба зимой, халат летом, малахай (шапка с ушами и задком), кожан (кожаные шаровары), сапоги с загнутыми носками. Богатые носили шелковые бухарские халаты, чекмени, шапки из дорогих мехов с парчевой покрышкой. Женщины в одежде немногим разнились от татарок. Верховая езда общая всем с самого детства, оттого-то казахи были лихими наездниками.

Народ, который русские называли «киргизами», сам себя называет «кайсаками» («казахами») и лишь под этим именем известны всем сопредельным с ним среднеазиатским бухарцам, хивинцам, кокандцам, ташкентцам, даже персам и китайцам. В сущности, киргизами называлась в старину и доселе называется особая отрасль турецкого племени, которая еще в XVII столетии кочевала в верховьях Оби и Енисея, и оттуда была вытеснена джунгарами к озеру Иссык-Кулю, где и кочевала под названием дикокаменных киргизов или бурутов. Эти-то буруты, по свидетельству Левшина (Историческое, географическое и статистическое описание Киргиз-Кайсацких орд 1832 г.), сделавшись в XVII столетии страшными для возникавших на юге Сибири русских заселений своими набегами на Кузнецкую линию, дали повод русским пришельцам распространить название «Киргиз» и на степняков Ишимской линии, которые с начала XVIII столетия, раззоряли не только селища Омского и Ишимского округов, но проникали и за Курган.

 

«В сущности же «Киргиз-Кайсаки» составляют отрасль турецко-татарского племени с монгольской примесью. Они делятся (по их степным обычаям, как Калмыки и Буряты) на два сословие: благородное или «белую кость» (ак-сиюк) и чернь, в черную кость (всю остальную массу народа «карасиюк»). К благородным принадлежат все султаны (как потомки прежних ханов) и часть наследственных биев. В очертании их лица и в складе тела, сохранился преимущественно чистый монгольский тип, что действительно указывает на происхождение бывших киргизских ханов от потомков Чингиз-Хана. Народ же более похож на Тюркменов и сибирских Татар, и это сродство объясняется еще сходством киргизского языка с татарским. Часть же монгольской примеси вошла в этот народный тип чрез Калмыков, в особенности чрез Торгоутов, бежавших в 1771 году из России в Китай и большей частью сделавшихся тогда рабами Киргизов. Наконец, сверх рабов из пленных Калмыков, есть доселе у киргизских султанов и другие пленники из азиатцев: Персияне, Бухарцы, Туркменцы и Теленгуты. Хотя в 1842 году запрещено русским правительством Киргизам приобретать пленников и обращать их в рабство, но доглядеть за этим трудно, да и сам раб боится жаловаться; ибо мстительность Киргиза найдет его, не задремлет! Язык Киргизов называется «джигатайским», он составляет наречиe татарского языка, только более грубое в произношении»

 

Казахи делятся по их родовым отношениям на Ұлы жұз, Орта жұз и Кіші жұз, то есть на Большую, Среднюю и Малую орды. Русские летописи начинают упоминать о Киргизах лишь после покорения Казани, Астрахани и Сибири. По свидетельству историографа Миллера, хан Кучум, его отец Муртаза и часть его дружины были казахами. Стало быть, первые столкновение с ними русских начались с Ермака и с самых первых шагов завоевания Сибири. Позже пошли у казахов начались непрерывные разбойнические войны на западе с калмыками, на востоке — с джунгарами, а на севере — с русскими.

Казахи Средней и Малой орды вступили в подданство России при императрице Анне в 1732 году, Малая орда при хане Абулхаире, а Средняя — при хане Шемяне (который был современником Абулхаира). Так в 1819 году султан Сюк, сын хана Абылая, был принят под покровительство России с частью подвластной ему Большой орды, кочевавшей в Семиречьи и в Заилийском крае. Другая же часть этой орды вступила в подданство России не ранее 1843 года. В 1801 году один из сыновей хана Малой орды Нуралы, султан Букей, избегая мятежей и беспорядков, волновавших степь по смерти его отца, перешел со своими приверженцами на правую сторону реки Урала, в Астраханские степи, положив этой миграцией начало Букеевской орде.

Киргизы Малой и Средней орды управлялись с начала их вступления в Русское подданство своими ханами. Но впоследствии, в 1818 году, царская администрация упразднила ханскую власть в Средней орде. То же самое было сделано и в Малой орде (в 1829 году) после смерти хана Ширгазы. А со смертью хана Букеевской орды Джангира (в 1843 году) ханское звание было упразднено и в ней и она поступили в ведомство министерства государственных имуществ под главным начальством Оренбургского генерал-губернатора. Что же касается Большой орды, кочевавшей в Семиречьи и в Заилийском крае, то казахи этой орды управлялись тремя султанами.

К середине XIX века Букеевская орда имела совет из русских чиновников и казахов по избранию народа и под предсдательством старшего султана. Над этим советом, вместо прежней пограничной комиссии, было учреждено в 1839 году «областное правление» с военным губернатором. Поэтому вся часть степи Оренбургского ведомства была обращена в «область Оренбургских Киргизов» под главным начальством Оренбургского генерал-губернатора. К этой же области была причислена и Малая орда или зауральские казахи. Эта орда была разделена на 3 части. В каждой части управлял султан, которому подчинялось от 20 до 30 тысяч кибиток. Помощники у него были из достаточных начальников и аульных старшин. Суд и расправа производилась по степным обычаям. При султане были также переводчик и письмоводитель, а для приготовления в эти и другие должности по степному управлению учреждена была в Оренбурге школа на 30 мальчиков из казахов. Дети же султанов воспитывались в Оренбургском Неплюевском кадетском корпусе. Казахи Малой орды платили по 1 р. сер. с кибитки и притом обязаны были службой при русских военных отрядах в степи. После бунта в 1845 года Кенесары Касымова, в разных пунктах степи, имевших стратегическую важность, были построены укрепления, снабженные достаточным гарнизоном и артиллерией: Новопетропавловское при Каспийском море, Форт Перовский при реке Сыр-Дарье, Оренбургское при реке Тургае и Уральское при реке Иргизе. Они сообщались между собой и с линией хорошо проторенными дорогами, исключая песчаные местности.

Средняя орда принадлежала Сибирскому ведомству и вошла в 1854 году в состав двух степных областей: Семипалатинской и Сибирских Киргизов. Областное правление и военные губернаторы находились в Семипалатинске и Омске. Военным губернаторам подчинялись и все войска, находившиеся в их области. В областных советах под председательством военного губернатора, кроме русских чиновников, заседали и по одному члену из казахских султанов, как представители своего народа. Области делились на округа, подчиненные окружным приказам. В Семипалатинской было 5 окpугов: Внутренний, Аягузский, Кокпектинский, Копальский и Алатавский. В области Сибирских Киргизов их было пять: Акмолинский, Каркаралинский, Кокчетавский, Атбасарский и Баян-Аульский. Приказы находились около середины своих округов. Они были составлены из трех русских заседателей и двух казахских под председательством старшего султана, избираемого обществом султанов и утверждаемого правительством на три года. Этот председатель, по званию своему, считался в чине майора нашей службы. Канцелярии приказов состояли из секретаря, столоначальников и переводчиков. Так как приказы наблюдали за порядком и спокойствием в степи, за улучшением быта ее жителей, исправным взносом ясака, да и следственная часть по раскрытию преступлений и сам суд в их руках, то, значит, они соединяли в себе все обязанности градских и земских полиций с властью судов окружных. Воровство, хищничество без насилия и всякие маловажные проступки судились биями по степным обычаям, но грабеж, измена и убийство – по русским законам и русским судам. В каждом степном округе находилось от 15 до 20 волостей, в каждой волости от 10 до 12 аулов, а в каждом ауле от 50 до 70 кибиток. Волости управлялись волостными султанами и биями, а аулы – старшинами. Все они избирались народом, с утверждения местного русского начальства. Ясак казахов Средней Орды был следующий: со 100 баранов по 1 р. сер., со 100 голов рогатого скота по 8 р., а со 100 лошадей по 13 р. с. в год. Кроме этого определенного ясака, они не несли никаких повинностей, а только обязаны были давать лошадей под проезд их начальства.

Большая орда кочевала в Семиречье и в Заилийском крае, составляя Алатауский военный округ. Этот округ не управлялся приказом, а тремя султанами по числу родов, на которые разделилась орда, под начальством военно-окружного начальника. Эта орда никаких повинностей не несла и ясак не платила.

Не следует воображать себе казахскую степь совершенной пустыней, доступной только кочевникам. Вот в каком положении находилась 1 января 1864 гоад сибирская часть степи, по отчетам военных губернаторов обоих степных областей.

В Семипалатинской области считалось 184 275 человек. Из них казахов 144 793, а русских государственных крестьян 1 746 человек. Заводов было: кожевенных 19, мыловаренных 5, свечной 1, с производством на 82 926 р. с.; ярмарок 7. Купеческих капиталов: 1-й гильдии — 3, 2-й — 189 на сумму 800 000 р. с. Почтовых станций — 87 с 822 лошадьми. Городских доходов было 12 170 р. и 83,5 к. с., а расходов 11 738 р. и 66 3/4 к. с. Учебных заведений 27 с 994 учащимися. Церквей 3 (все в степи). 1 женское училище (в Семипалатинске) с 21 учащимися. В области Сибирских Киргизов было жителей 290 332 человек, а из них казахов 267 721 человек. Но по официальным сведениям еще позднейшим, число казахов во всей степи обоих ведомств простиралось приблизительно:



Если трудно вычислить число кочевников, передвигавшихся круглый год со своими стадами на пространстве от Каспийского моря до Западного Китая, то еще труднее вычислить их стада. Во многом это сложно, потому что основываться приходилось лишь на показания самих казахов. При этом у хозяев была выгода утаивать по возможности число голов, чтобы платить меньше ясака. Например, в Средней орде (95 000 кибиток и 370 000 человек) показали казахи. Лошадей было только 942 000 голов, рогатого скота 321 275, а баранов и козлов 3 664 000 (верблюды не объявлялись, ибо не подлежали подати). Вообще, все благосостояние казахов было тесно связано с численностью и целостью табунов и стад, поэтому скотоводство и составляло их главную промышленность. Вся деятельность этого народа сосредоточивалась на этом важном предмете.

Однако казахи заготовляли на зиму овес и сено для своих стад (в особенности баранов), строили теплые хлевы из камыша, тростника и соломы. У богатых нередки были и деревянные дома на зиму, да и европейский комфорт проявлялся. Но все-таки они питают врожденную антипатию к земледелию. Но здесь следует заметить, что казахи были непредрасположены к хлебопашеству по очень основательными причинам — хлеба они ели мало. Общую их пищу составляли баранина, конина, молоко, курт и кумыс. К чему же им хлеб после такой сытной пищи, притом же и к их образу жизни приноровленной здесь самой природой? Хлебопашество было тяжелым трудом, требовавшим хороших земель и часто неблагодарным. Он был необходим для оседлого и стесненного населения, где немного разгуляешься. А y казаха была громадная и частью привольная степь, лошадь, баран, рогатый скот на просторе. Кроме скотоводства, было у казаха подспорье в хозяйстве звероловство, и немаленькое. В степи водились лисица, волк, кабан, заяц, корсук, сайгак, сурок. Есть в лесистых местностях медведь, а около Балхаша и тигр. Птицы тоже было много, рыбы, обилиe соли и подавно. Все это у казахов составляло важные статьи хозяйства и даже торговли. Звериные меха шли на линию и в Среднюю Азию, равно как рыба да соль. Наконец, казахи с выгодой занимались караванным извозом на арбах и телегах. Они перевозили среднеазиатские товары из степи на пограничные меновые дворы, доставляли тоже верблюдов и вожаков для проходивших через степь караванов, в передний обратный путь.

Здесь надо пояснить, что караванные пути перекрещивали казахскую степь во всех направлениях: с юга на север и с востока на запад. Когда едешь степью, то на поверхности пути везде раскинулись темными лентами, проторенными копытами верблюдов и тяжелыми азиатскими колесами товарных арб. Иной богатый казах держал для караванного найма до 500 верблюдов. Число караванов определить с точностью нельзя, ибо официально известны лишь те, которые приходили к линии и от нее отходили, но и официальные данные простирали это число до 150 и до 200 в год через одну лишь степь сибирского ведомства.

Казахи сознавали всю огромную выгоду для них торгового движения. Еще в 1735 году, по просьбе хана Малой орды Абулхаира, был выстроен для торговых сношений казахов с русскими Оренбург, а в 1745 году был основан и Петропавловск, для торговли со Средней Ордой и тоже по просьбе ее хана Абул-Маxмета. Кроме этого, казахи быстро усвоили значение кредитных билетов. Все это придавало торговле большое развитие. Например, в 1820 году на Сибирской, Оренбургской и Уральской линиях было выменено разного товару лишь на 115 000 р. с., а в 1862 году привоз простирался уже до 5 348 438 р. с. и отпуск до 4 431 772 р. с. В том же 1820 году было пригнано на Петропавловский меновый двор разного скота только 70 000 голов, а в 1860-х ежегодно пригонялось свыше 100 000 голов одного рогатого скота и почти до миллиона баранов. Впрочем мена не ограничивалась Петропавловском, Семипалатинском и другими мелкими таможенными заставами по линии. В самой степи уже были учреждены ярмарки, значительнейшие из которых происходили в Кокчетау и Акмоле.

Среднеазиатская караванная торговля состояла из хлопчатой бумаги, марены, сухих фруктов, изюма, кишмиша, урюка, цицварного семени, мерлушки, мягкой рухляди, бумажных, полушелковых товаров, халатов и прочего. В Среднюю Азию отпускались полуситцы, плис, нанка, миткаль, юфтю, тюменский товар кожанный, сукна, медные и железные изделия, посуда, сундуки. В особенности же вывоз хлопчатой бумаги быстро увеличился, чему много благоприятствовала окончившаяся североамериканская война. Конечно, среднеазиатский хлопок был далек добротой от американского, однако толчок, данный этой важной статье привоза, вынуждал среднеазиатских производителей обрабатывать тщательнее свои плантации. Наконец, торговля с Западным Китаем производилась преимущественно в пограничных китайских городах. Казахи пригоняли туда большей частью скот, выменивая его на чай и шелковые материи.

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал Qazaqstan tarihy обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». 8 (7172) 57 14 08 (вн — 1163)

«Эта выставка о том, что будущее невозможно без взгляда в прошлое…» — Группа стратегического видения «Россия

21 марта 2019

https://russia-islworld.ru/d5/

История Культура Татарстан Казань Великая степь

 

«Кочевники Великой степи играли в истории и культуре человечества не меньшую роль, чем европейцы и китайцы, египтяне и персы, ацтеки и инки. Только роль их была оригинальной, как, впрочем, у каждого этноса»

Николай Гумилёв. «Хунну»

 


Степь только на первый взгляд кажется унылой и скучной, засасывающей и истощающей твою жизнь и душу. Такой опасной и скрытной она предстаёт лишь для жителей городских каменных лабиринтов. Однако для тех, кто родился и вырос в степных просторах, степь – это не что большее, чем просто место, это не только бесконечный свист ветра и пронизывающее солнце. В степи царит дух свободы, дух открытого пространства. Только побывав в степных краях можно это в полной мере осознать и прочувствовать.

 


А ветру тут одно раздолье, ничто не преграждает путь. Достаточно взглянуть хотя бы на фотографии, сделанные в степи, чтобы почувствовать дух свободы: везде бескрайние просторы степи. А как расцветает степь весной, такого буйства цветов и красок больше не встретишь нигде. Степные пейзажи отличаются от любых других видов природы. На первый взгляд они кажутся однообразными, даже немного скучными, но если получше приглядеться и почувствовать эту красоту природы, то сразу же становятся заметны все прелести и необычности степных пейзажей…

 


И теперь у жителей лесостепной зоны, у казанцев и гостей столицы появилась возможность на один месяц окунуться в степной колорит, прикоснуться к культуре степного казахского народа и ознакомиться не только с предметами быта и женскими украшениями, но и увидеть юрту изнутри, воочию увидеть красочные и прочные казахские ковры, а также сделать парочку памятных фото с самым ценным экспонатом, поистине гвоздём выставки – Золотым человеком.

 

 


Выставка «Великая Степь: история и культура» посвящена древней истории Казахстана и проводится в рамках международного проекта «Шествие Золотого человека по музеям мира». Казань стала седьмым городом, в котором представлена экспозиция выставки, в том числе символ Казахстана – так называемый «Золотой человек». Годом ранее выставку увидели Минск (Республика Беларусь), Баку (Азербайджан), Сиань (КНР), Гданьск (Польша), Сеул (Республика Корея). До конца 2019 года планируется посетить Узбекистан, Малайзия, Грузия, Испания и Италия. По словам организаторов, этот проект, представляющий культурные ценности Великой степи мировому сообществу, должен охватить Восточную и Юго-Восточную Азию, Европу и США.

 


В торжественном открытии выставки принимали участие генеральный консул Казахстана в Татарстане Еркин Тукумов, директор музея-заповедника «Казанский кремль» Зиля Валеева, исполняющий обязанности директора национального музея Казахстана Алмаз Нуразхан.

 

 

 


— Выставка была сформирована за очень короткое время. Этот проект увидел Президент Татарстана Рустам Минниханов. Экспозиция очень его впечатлила. Именно по его просьбе в утверждённый уже график передвижения выставки были внесены изменения и внесена Казань. Этот проект – дружба двух братских народов. Мы все дети Великой степи, — отметила в ходе торжественного открытия выставки «Великая степь: история и культура» министр культуры РТ Ирада Аюпова.

 

 

– Сохранение артефактов, бережное отношение к нашей с вами истории, к нашему многовековому наследию – это наша основная задача. Эта выставка о том, что будущее невозможно без взгляда в прошлое. О том, что кем бы мы ни были и на каком пути развития ни находились, мы всегда должны помнить о тех корнях, с которых вырастает будущая поросль, будущее поколение.

 

 


В рамках выставки можно насладиться древними произведениями искусства, ставшими немыми, но самыми верными свидетелями истории степных империй, отображавшими сцены побед и увлекательных исторических событий.

 


— Нас с Татарстаном объединяют не только развитая торговля, но и общая история, язык, культура и религия. Мы должны знать друг друга, изучать, воплощать в жизнь совместные проекты по изучению нашей истории и богатой культуры. Сегодняшняя выставка – это лишь малый шаг, только начало, — обратился к собравшимся Генеральный консул Казахстана в Татарстане Еркин Тукумов.

 


Еркин Тукумов считает, что у Татарстана и Казахстана должны быть совместные проекты по изучению общетюркской истории.

 


— В этом году наша выставка начинается с Казани, я очень рад этому. Находка «Золотой человек» — это масштабное и очень значимое открытие археологии ХХ века. На её основе можно увидеть сознание народа государства Казахстан и его культуру. История у нас общая, поэтому у нас должны быть совместные проекты по изучению нашей древней истории. В Казахстане уделяется большое внимание изучению прошлого великой степи. Этой выставкой мы хотим открыть миру наше великое прошлое.

 

 


По словам директора музея-заповедника «Казанский Кремль» Зили Валеевой, выставка, несмотря на рассказ о древних временах, поистине современна и чудесна по своему наполнению.

 


— Надеемся, для каждого посетителя, который переступит порог выставочного зала «Манеж», казахская, тюркская культура станет немного ближе и понятней. Когда 50 лет назад был найден Иссыкский воин, получивший в последствии название «Золотой человек», — это стало мировой сенсацией, настоящим переворотом. Выставка «Великая степь: история и культура» адресована практически каждому человеку и охватывает очень большой промежуток жизни степного народа.

 

 


Как отмечают сами организаторы выставки, цель проекта – понимание смысла, восприятие и поиск ключа к коду каждого предмета. Если говорить о стиле, то большая часть экспонатов выполнены в зверином стиле, зачастую из чистого золота. Стоит отметить, что сам по себе этот стиль очень уникален и является наследием первых степных государств эпохи раннего железного века.

 


На сегодняшний день на территории современного Казахстана обнаружено восемь захоронений так называемого «Золотого человека». «Золотой человек» («Алтын Адам») — археологическая находка 1969-1970 годов в результате раскопок кургана Иссык близ города Алма-Ата, которая представляет собой останки сакского царя в золотой одежде. Тогда, в конце 60-ых годов, это стало настоящей сенсацией. Тут же находку окрестили «казахским Тутанхамоном» и признали открытием века. Сейчас «Золотой человек» на крылатом барсе – один из национальных символов Республики Казахстан. Золотые украшения из короны древнего правителя степей – крылатые кони-тулпары, красуются на гербе Республики Казахстан, а сама скульптура «Золотого человека» установлена на площади Независимости Астаны.

 


Помимо Иссыкского «Золотого человека» в расшитой одежде, головном уборе особой конической формы с украшениями золотыми пластинами в виде стрел, снежных барсов и архаров, посетители выставки могут лицезреть археологические артефакты, которые были обнаружены в ходе раскопок на могильниках Берел (Казахский Алтай), Таксай 1 (Западный Казахстан), Талды-2 (Сарыарка) и хранят историю поколений, живших более двух с половиной тысяч лет назад. Надо отметить, что особое место занимает обнаруженная среди находок кургана Иссык серебряная чаша с надписью, выполненной руническим письмом. Всего же на выставке представлено 127 предметов декоративно-прикладного искусства из фондов Национального музея Республики Казахстан.

 

 


Выставка «Великая степь: история и культура» будет работать в Казани в течение месяца – вплоть до 15 апреля. Посетить экспозицию, посвящённую находке «Золотой человек», можно в выставочном зале «Манеж» Казанского кремля.

 

Ильмира Гафиятуллина

Казакные фото и премиум -фотографии High Res Pictures

  • Creative
  • Редакция
  • Видео
  • Лучший матч
  • Самый новый
  • Старейшины
  • Самый популярный
  • 0202020. 12 месяцевПользовательский диапазон дат

    • Без лицензионных отчислений
    • С защитой прав
    • РФ и РМ

    Выбрать бесплатные коллекции >Выбрать редакционные коллекции >

    Встраиваемые изображения

    Просмотрите 857

    казахская степь доступных стоковых фотографий и изображений или начните новый поиск, чтобы просмотреть больше стоковых фотографий и изображений. монгольская юрта с всадником в районе алтая — казахстанская степь стоковые картинки, фото и изображения без уплаты роялти мечеть астана в астане, казахстан — степь казахстана стоковые картинки, фото и изображения без уплаты роялти центральная азия степь и отдаленный сельский дом — казахстанская степь стоковые картинки, фотографии и изображения без лицензионных отчислениймонгольские орлиные охотники едут на фестиваль. — казахская степь: стоковые картинки, лицензионные фото и изображенияполучить лагерь в пустыне гоби, монголия — казахская степь казахстан с бродячими лошадьми — казахская степь стоковые картинки, фотографии и изображения без уплаты роялти Фотографии и изображения На этом снимке, сделанном 2 июня 2012 года, изображены казахские кочевники, пасущие свой скот с караваном через равнину на Алтае, Синьцзян на крайнем западе Китая. .. лошади пасутся на равнинах алматы — казахская степь: стоковые фотографии, фотографии без уплаты роялти и изображенияimg — казахские степи на границе с Казахстаном,… Юрты кочевников, овцы и верблюды в долине Канас на Алтайских горах недалеко от самой северной оконечности провинции Синьцзян, граничащей с Казахстаном,… монгольская юрта с всадником на Алтае — казахская степь стоковые картинки, роялти- бесплатные фото & изображенияМонголия, Провинция Баян Угий, Пейзаж, Открытые степные земли возле казахского поселка Деллун.Казахстан, Близ Бейнеу, Двугорбый верблюд.Стоянка гер возле Баян Угий, западная Монголия.Казахка в степи в Знаменке селе Край Полигона Советский ядерный полигон, Казахстан. Апрель 2016. На этом снимке, сделанном 2 июня 2012 года, показаны казахские кочевники, пасущие свой скот с караваном через равнину на Алтае, крайний запад Китая… Монголия, казахские кочевья на алтае — казахские степи стоковые фотографии, фотографии без лицензионных платежей и изображениядикие маки в степи, весной — казахстанская степь стоковые картинки, фотографии без уплаты роялти и изображенияЮрты кочевников, овцы и верблюды в долине Канас на Алтайских горах недалеко от самой северной оконечности провинции Синьцзян, граничащей с Казахстаном,. ..Юрты кочевников, овцы и верблюды в долине Канас в горах Алтая недалеко от самой северной оконечности провинции Синьцзян, граничащей с Казахстаном, … монгольские охотники на орлов едут на фестиваль. — казахские степи стоковые фотографии, фотографии и изображения без уплаты роялти. На этом снимке, сделанном 2 июня 2012 г., показаны казахские кочевники, пасущие свой скот с караваном через равнину на Алтае, Синьцзян на крайнем западе Китая… На этом снимке, сделанном 2 июня 2012 г., изображен казахский кочевники пасут свой скот с караваном через равнину на Алтае, Синьцзян на крайнем западе Китая… всадник в монголии — казахская степь & imagesДва всадника борются за владение тушой козла в игре Кокпар в Аксу Жабаглы Казахстан.небоскребы вдоль бульвара Нуржол в центре астаны, казахстан — казахская степь стоковые картинки, фотографии без уплаты роялти и изображенияживописный вид на пейзаж на фоне неба — казахская степь стоковые картинки, фото и изображения без уплаты роялтихан шатыр — казахская степь стоковые картинки, фотографии без уплаты роялти и изображенияживописный вид на поле против неба — казахская степь стоковые картинки, ro yalty-free photos & images Новостройка Байтерек в столице Казахстана Астане. Строительный бум в столице Казахстана Астане вызывает раздражение. Когда-то сонный город… мечеть нур астана в астане, казахстан — казахская степь стоковые фотографии, фотографии без уплаты роялти и изображения Лагерь в пустыне гоби, монголия — казахская степь: стоковые фотографии, фотографии без уплаты роялти и изображения помочь японскому астронавту Норишиге Канаи выбраться из капсулы вскоре после приземления российского корабля «Союз МС-07″…Казахстанский ковбой, бьющий лошадью на равнинах гор Жонгар Алатау Казахстан. Недавно возведенный Байтерек в столице Казахстана Астане. Строительный бум в столице Казахстана Астане вызывает раздражение. Когда-то сонный город… Остановка для отдыха на главной дороге в Семей в казахских степях. СССР взорвал 467 ядерных бомб на Семипалатинском полигоне на северо-востоке Казахстана… Сегодня город Курчатов, расположенный в глуши казахских степей, остается местом секретности, напоминающим атомный город-призрак. Чтобы… Кочевые юрты, овцы и верблюды в долине Канас на Алтайских горах недалеко от самой северной оконечности провинции Синьцзян, граничащей с Казахстаном,. .. российский военный вертолет приземлился в условиях плохой видимости из-за густого тумана в аэропорту г. Караганда в Казахстане после неудачного…Казахстан, Ближняя Дружба, Пейзаж, Пастбище с лошадьми, Степи. .лошади в поле перед горами — казахская степь стоковые фотографии, лицензионные фото и изображенияСкачущий всадник, несущий тушу козла верхом на лошади с собакой в ​​игре Кокпар Тудабарай возле заповедника Аксу-Жабаглы. На высотах горы Алтай, казахская семья доит кобылу 19 июля95 на горе Алтай, Китай. Из кобыльего молока делают кумыс, традиционный… Развлекательный центр «Хан Шатыры» в Астане, спроектированный Норманом Фостером, должен стать драматическим гражданским центром столицы… процесса копчения мяса в кыргызских высокогорьях — казахская степь стоковые картинки, фото и изображения без уплаты роялтиверблюды в казахской степи Казахстан, близ Кульсары, степные луга, хутор.живописный пейзаж на фоне ясного неба — казахстанская степь стоковые фотографии, лицензионные фото и изображенияСайгак пасется в степи на границе Акмолинской и Костанайской областей Казахстан утром 10 мая 2022 года. — В 2015 году нос… Новорожденный сайгачок стоит в поле после восхода солнца в степи на границе Акмолинской и Костанайской областей Казахстана 14, 20 мая 22. — В… из 15

    Kazakhstan Steppe Photos and Premium High Res Pictures

    • CREATIVE
    • EDITORIAL
    • VIDEO
    • Best match
    • Newest
    • Oldest
    • Most popular

    Any dateLast 24 hoursLast 48 hoursLast 72 hoursLast 7 daysLast 30 daysLast 12 месяцевПользовательский диапазон дат

    • Без лицензионных отчислений
    • С защитой прав
    • РФ и РМ

    Выбрать бесплатные коллекции >Выбрать редакционные коллекции >

    Встраиваемые изображения

    Просмотрите 842

    казахстанские степи доступных стоковых фотографий и изображений или начните поиск по слову amazon rainforest или angola, чтобы найти больше отличных стоковых фотографий и изображений. монгольская юрта с всадником на алтае — казахстанская степь стоковые картинки, фото и изображения без уплаты роялти мечеть астана в астане, казахстан — казахстанская степь стоковые картинки, фото и изображения без уплаты роялти центральная азия степь и отдаленный сельский дом — казахстанская степь стоковые картинки, фотографии и изображения без лицензионных отчислениймонгольские орлиные охотники едут на фестиваль. — казахстанская степь стоковые картинки, лицензионные фото и изображения казахстан с бродячими лошадьми — казахстанская степь стоковые картинки, лицензионные фото и изображениямонгольская юрта с всадником на алтае — казахстанская степь стоковые картинки, фотографии и изображения без уплаты роялти Фотографии и изображения На этом снимке, сделанном 2 июня 2012 года, показаны казахские кочевники, пасущие свой скот со своим караваном через равнину на Алтае, Синьцзян на крайнем западе Китая… лошади пасутся на равнинах алматинской степи в казахстане: стоковые фотографии, фотографии без уплаты роялти и изображения — казахстанская степь Стоковые фотографии и лицензионные изображения Юрты кочевников, овцы и верблюды в долине Канас на Алтайских горах недалеко от самого северная оконечность провинции Синьцзян, граничащей с Казахстаном, . .. юрты кочевников, овцы и верблюды в долине Канас на Алтае, недалеко от самой северной оконечности провинции Синьцзян, граничащей с Казахстаном, … монгольская юрта с всадником в районе Алтая — казахстанская степь стоковые картинки, лицензионные фото и изображенияМонголия, провинция Баян Улгий, Пейзаж, Открытые степные земли возле казахского населённого Деллуна.Казахстан, Ближний Бейнеу, Двугорбый верблюд.Герский лагерь возле Баян Угий, западная Монголия.Казахская женщина в степи в селе Знаменка край Полигона Советского ядерного полигона, Казахстан. Апрель 2016. На этом снимке, сделанном 2 июня 2012 года, показаны казахские кочевники, пасущие свой скот с караваном через равнину на Алтае, крайний запад Китая… Монголия, казахские кочевья на алтае — казахстанская степь стоковые фотографии, фотографии без лицензионных платежей и изображениядикие маки в степи, весной — казахстанская степь стоковые картинки, фотографии без уплаты роялти и изображенияЮрты кочевников, овцы и верблюды в долине Канас на Алтайских горах недалеко от самой северной оконечности провинции Синьцзян, граничащей с Казахстаном,. ..Юрты кочевников, овцы и верблюды в долине Канас в горах Алтая недалеко от самой северной оконечности провинции Синьцзян, граничащей с Казахстаном, … монгольские охотники на орлов едут на фестиваль. — казахстанская степь стоковые фотографии, фотографии и изображения без уплаты роялти. На этом снимке, сделанном 2 июня 2012 г., изображены казахские кочевники, пасущие свой скот с караваном через равнину на Алтае, Синьцзян на крайнем западе Китая… На этом снимке, сделанном 2 июня 2012 г., изображен казахский кочевники пасут свой скот с караваном через равнину на Алтае, Синьцзян на крайнем западе Китая… всадник в монголии — казахстанская степь стоковые картинки, фотографии и изображения без уплаты роялти & imagesДва всадника борются за владение тушой козла в игре Кокпар в Аксу Жабаглы Казахстан.небоскребы вдоль бульвара Нуржол в центре астаны, казахстан — казахстанская степь стоковые картинки, фотографии без уплаты роялти и изображенияживописный вид на пейзаж на фоне неба — казахстанская степь стоковые картинки, фото и изображения хан шатыр — казахстанская степь стоковые фотографии, лицензионные фото и изображения живописный вид на поле против неба — казахстан степь Стоковые фотографии, лицензионные изображения и изображения Недавно возведенный байтерек в столице Казахстана Астане. Строительный бум в столице Казахстана Астане вызывает раздражение. Когда-то сонный город… мечеть нур астана в астане, казахстан — казахстанская степь стоковые фотографии, фотографии без уплаты роялти и изображения Лагерь в пустыне гоби, монголия и казахстанская степь помочь японскому астронавту Норишиге Канаи выбраться из капсулы вскоре после приземления российского корабля «Союз МС-07″…Казахстанский ковбой, бьющий лошадью на равнинах гор Жонгар Алатау Казахстан. Недавно возведенный Байтерек в столице Казахстана Астане. Строительный бум в столице Казахстана Астане вызывает раздражение. Когда-то сонный город… Остановка для отдыха на главной дороге в Семей в казахских степях. СССР взорвал 467 ядерных бомб на Семипалатинском полигоне на северо-востоке Казахстана… Сегодня город Курчатов, расположенный в глуши казахских степей, остается местом секретности, напоминающим атомный город-призрак. Для того, чтобы… Кочевые юрты, овцы и верблюды в долине Канас в Горном Алтае недалеко от самой северной оконечности провинции Синьцзян, граничащей с Казахстаном,. .. российский военный вертолет приземлился в условиях плохой видимости из-за густого тумана в аэропорту г. Караганда в Казахстане после неудачного…Казахстан, Ближняя Дружба, Пейзаж, Пастбище с лошадьми, Степи. .лошади в поле перед горами — казахстанская степь стоковые фотографии, лицензионные фотографии и изображения Скачущий всадник, несущий тушу козла верхом на лошади с собакой в ​​игре Кокпар Тудабарай возле заповедника Аксу-Жабаглы. На высотах горы Алтай, казахская семья доит кобылу 19 июля95 на горе Алтай, Китай. Из кобыльего молока делают кумыс, традиционный… Развлекательный центр «Хан Шатыры» в Астане, спроектированный Норманом Фостером, должен стать драматическим гражданским центром столицы… процесса копчения мяса в кыргызских высокогорьях — казахстанская степь стоковые картинки, лицензионные фото и изображения Казахстан, близ Кульсары, степные луга, хутор.живописный пейзаж на фоне ясного неба — казахстанская степь стоковые фотографии, лицензионные фото и изображенияСайгак пасется в степи на границе Акмолинской и Костанайской областей Казахстан утром 10 мая 2022 года. — В 2015 году нос… Новорожденный сайгачок стоит в поле после восхода солнца в степи на границе Акмолинской и Костанайской областей Казани хстан 14 мая 2022 г. — В… из 15

    Kazakhstan Steppe — Bilder und Stockfotos

    7.660Bilder

    • Bilder
    • Fotos
    • Grafiken
    • Vektoren
    • Videos
    AlleEssentials

    Niedrigster Preis

    Signature

    Beste Qualität

    Durchstöbern Sie 7.660

    kazakhstan steppe Stock- Фотографии и фотографии. Oder starten Sie eine neuesuche, um noch mehr Stock-Photografie und Bilder zu entdecken.

    berglandschaft in kasachstan in der nähe von almaty stadt — казахстанская степь фото и фото

    Berglandschaft in Kasachstan in der Nähe von Almaty Stadt

    jurte im Silk Road — Казахстанская степь сток-фото и изображения

    Jurte im Silk Road

    reiter in der mongolei — kazakhstan steppe сток-фотографии и изображения

    Reiter in der Mongolei

    Eret 901, Mongolei, 15 сентября 2019 г. : Reiter in einer Landschaft der westlichen Mongolei

    steppenlandschaft mit nomadenlager — kazakhstan steppe stock-fotos und bilder

    Steppenlandschaft mit Nomadenlager

    pferde in der steppe sind auf dersuche nach nahrung. wilde pferde grasen в центральной степи. — казахстанская степь стоковые фото и изображения

    Pferde in der Steppe sind auf dersuche nach Nahrung. Wilde…

    монгольский юрт с всадником на алтае, регион — казахстанская степь сток-фото и изображения

    монгольский юрт с всадником на Алтае, регион

    «Сагсай, Монголей — 20 сентября 2012 г.: монгольский юрт с всадником на Алтае »

    Юрта в центральноазиатском регионе — Казахстанская степь фото и фотографии

    Юрта в Центральноазиатском регионе

    панорама: schöne frühlingslandschaft: frühling große große степь erwacht aus dem winterschlaf — Казахстанская степь стоковые фото и изображения

    Panoramablick: Schöne Frühlingslandschaft: Frühling große große.. .

    Panoramablick: wunderschöne Frühlingslandschaft: Frühling riesige große Steppe erwacht aus dem Winterschlaf — Schnee und Eis gerade geschmolzen, Sonnenuntergang, Kasachstan (Qazaqstan)

    kasachische steppe mit bewölktem himmel hintergrund. — Казахстанская степь стоковые фотографии и фотографии

    Казахская степь с изображением Химмель Хинтергрунд.

    Верховая езда монгольского орла к празднику. — казахстанская степь стоковые фото и изображения

    Верховая езда монгольского орла на праздник охотника.

    казахстанская юрта — казахстанская степь стоковые фото и фотографии

    казахская юрта

    айнзамер берг в гельбере степь унтер шёнем химмель мит вейсен флаушиген волкен, центральный казахстан — казахстанская степь стоковые фото и фотографии

    еинзамер берг гельбер степп.

    einsamer Berg in gelber Steppe unter wunderschönem Himmel mit weißen flauschigen Wolken, Zentralkasachstan.

    zentralasiatische krieger nomaden, isoliertvektor-illustration in flachen cartoon-stil-logo. Казахстан. — казахстанская степь сток-график, -клипарт, -мультики и -символ

    Zentralasiatische Krieger Nomaden, isoliertVektor-Illustration…

    степь Зальцбоден. солевой сальс в сальсе. степь прерия вельд вельд. — Казахстанская степь стоковые фотографии и изображения

    Степь Зальцбоден. Салин Зальц в Зальце. Степные прерии Вельд Вельд.

    Юрте на Шелковом пути (Тянь-Шань-Гебирге в Кыргызстане — Казахстанская степь) -фотографии и изображения

    Степной Зальцбёден. Салин Зальц в Зальце. Степные прерии Вельд Вельд.

    Степпенсальцбёден. Зальцзальц в Зальце. Степные прерии Вельд Вельд. Salzhaltige Böden der Wüste, Salzseen,. leblose verbrante Erde. kahle Steppe von Kasachstan

    солончак, salz-sumpf — казахстанская степь фото и фотографии

    солянка, Salz-Sumpf

    Salz, Salzwiese. Этоша Одланд. Айнцельнер Штраух. Казахстан

    степь в казахстане, schöne landchaft, grünes gras und bewölkter himmel — казахстанская степь стоковые фото и изображения

    Степь в Казахстане, schöne Landschaft, grünes Gras und bewölkter

    Степь в Казахстане, wunderschöne Landschaft, Grünes Gras und bewölkter Himmel.

    Jurte in der Steppe, Mongolei — Kazakhstan Steppe стоковые фото и фотографии

    Jurte in der Steppe, Mongolei

    himmel mit wolken über der Steppe — Kazakhstan Steppe стоковые фото и изображения -иллюстрация во flachen cartoon-stil-logo. Казахстан. — казахстанская степь сток-график, -клипарт, -мультики и -символ

    Zentralasiatische Krieger Nomaden, isoliertVektor-Illustration…

    Krieger-Nomaden-Gaming-Logo, Cartoon-Stil. Казахстан. Этнический сбор. Традиционные кочевники, казахские степи, азиатские, монгольские, кавказские. Эмблема Farbiges Вектор. ЭПС.

    этническая группа казахская степь, азиатская. фарбидж эмблема вектор. эп. — казахстанская степь сток-графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Этнический сбор казахской степи, азиатский. Farbige Emblem…

    монгольский юрт с всадником на алтае, регион — казахстанская степь фото и изображения

    Монгольская юрта с всадником Им-Алтай, Регион

    «Сагасай, Монголей — 20 сентября 2012 г.: Монгольская юрта с всадником в районе Алтая»

    gewitter blick in richtung kirgisistan im süden kasachstans, aufgenommen im august 2018 genommen in hdr — kazakhstan steppe стоковые фото и фотографии0021 astana, der Hauptstadt von kasachstan, gekennzeichnet mit blauen pushpin auf der karte — kazakhstan steppe stock-fotos und bilder

    Astana, der Hauptstadt von Kasachstan, gekennzeichnet mit blue…

    Eine blaue Stecknadel markiert Astana (früherals) die Hauptstadt Kasachstans in Zentralasien, auf einer Karte.

    kasachischer adlerjäger galoppiert durch den fluss. — Казахстанская степь стоковые фотографии и изображения

    Kasachischer Adlerjäger galoppiert во время потока.

    bohrgerät в степи. — Казахстанская степь стоковые фото и изображения

    Bohrgerät in der Steppe.

    junger kasachischer adlerjäger mit seinem Goldenen Adler. — Казахстанская степь стоковые фотографии и изображения

    Юнгер казахский адлер-егерь с сейнем золотым адлером.

    Traditionelles kasachisches Adlerjägermädchen mit seinem Steinadler, der zur Jagd nach Fuchs- und Kaninchenfell verwendet wird. Улгий, Вестмонголей.

    республика казахстан степной степной символ — казахстанская степь сток-график, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Republik Kasachstan Steppenadler Symbol

    Das Steppenadlersymbol auf der Flagge der Republik Kasachstan. Die Datei ist für einen оптимальный Druck im CMYK-Farbraum integriert und kann Problemlos ohne Farbverschiebungen in RGB konvertiert werden.

    Желтая степь с волкен и гразенден пферден им хинтергрунд. земельная природа. земельный участок. — Казахстанская степь сток-фото и фотографии

    Степь с лесом и зеленью Пферден-им-Хинтергрунд. Länd

    Gelbe Steppe mit Wolken und weidenden Pferden auf dem Hintergrund. Landliche Natur. Landliche Landschaft. Naturlandschaft Hintergrund. Натур фон Казахстан.

    schöner see mit bergen und bewölktem himmel imhintergrund. schöner natürlicher hintergrund. тузкол см. в казахстане. — Казахстанская степь сток-фотографии и изображения

    Schöner See mit Bergen und bewölktem Himmel im Hintergrund. Schöne

    Schöner See mit Bergen und bewölktem Himmel im Hintergrund. Schöner natürlicher Hintergrund. Тузколь-Зее в Казахстане. Tourismus, Reisen in Kasachstan Konzept.

    плато ассы, казахстан — казахстанская степь фото и фотографии

    плато ассы, казахстан

    Offroad-Fahren auf dem Assy-Plateau, einem großen Bergtal und einer Sommerweide, die von Hirten 100 км от Алматы, Казахстан, genutzt wird.

    Stute und Fohlen. — Казахстанская степь стоковые фотографии и изображения

    Stute und Fohlen.

    Stute und Fohlen auf einer Weide. Азии. Казахстан.

    Монгольская юрта с всадником на Алтае, регион — Казахстанская степь сток-фото и изображения0021 wildblumen — казахстанская степь, фото и изображения

    Wildblumen

    Steppenhügel mit blühenden Brücken im Juni.

    Ausläufer von kasachstan. — Казахстанская степь: фото и фотографии

    Ausläufer von Kasachstan.

    Казахстан, Ausläufer. Geräumige Steppen, umgeben von niedrigen Bergen. Schöne Aussicht auf den Horizont.

    przewalski-wildpferd in den steppen kasachstans. — Казахстанская степь: фото и фотографии

    Пржевальского-Вильдпферда в Степном Казахстане.

    Wildpferd bekannt als Przewalski im Steppenland, Kasachstan

    рябчик (syrrhaptes paradoxus), handcolorierten lithographie, 1889 veröffentlicht — kazakhstan steppe stock-grafiken, -clipart, -cartoons und -symbole

    рябчик (Syrrhaptes paradoxus), handkolorierten. ..

    Паллас-Сандхун (Syrrhaptes paradoxus). Handkolorierte Lithographie, veröffentlicht 1889.

    kasachisches mädchen in Traditional kleidung zu pferd — степные стоковые фотографии и изображения казахстанской степи

    Kasachisches Mädchen в традиционном Kleidung zu Pferd

    Kasachisches Mädchen в традиционном Kleidung zu Pferd, kasachische Steppen

    gras wächst auf dem see. — Казахстанская степь стоковые фотографии и изображения

    Gras wächst auf dem See.

    Юнгер монгольский джунге мит сейнем фалькен. — Казахстанская степь стоковые фотографии и изображения

    Юнгер монгольский Юнге с сейнем Falken.

    Верховая езда монгольского орла к празднику. — казахстанская степь стоковые фото и изображения

    Верховая езда монгольского орла на праздник охотника.

    Сагсай, Монголей — 22 сентября 2012 г.: Монгольский фестиваль Adlerjäger reiten zum. Eine Gruppe mongolischer Adlerjäger aus dem kasachischen Stamm reitet mit ihren Steinadlern auf dem Arm zum Adlerjägerfest von Sagsay. Sie tragen ihre Traditionalelle Hautkleidung, die typisch für die westliche Mongolei, Altai-Gebiet ist. Kasachen im westlichen Teil der Mongolei domestizieren weibliche Steinadler für die Jagd. Mit diesen Adlern jagen sie Hasen, Füchse und sogar Wölfe während der sehr kalten Winterzeit.

    солнечные панели. Солнечная энергия – это альтернативная энергетика, так называемая казахстанская степь, фото и фотографии

    Солнечные панели. Solarenergie eine Alternative Energiequelle ist so

    rote wüste in asien, marsansichthintergrund, wüste und kleine schlucht — kazakhstan steppe stock-fotos und bilder

    rote wüste in asien, marsansicht hintergrund, wüste und kleine…

    хан шатыр — казахстанская степь фото и фотографии

    Хан Шатыр

    Хан Шатыр Развлекательный Центр — удивительные произведения компании Фостер и Партнеры. Es wurde im Jahr 2010 fertiggestellt.

    степь в казахстане — стоковые фото и изображения казахстанской степи

    степь в казахстане

    kamelkarawane mit einem beduinen zieht durch die wüste. камеле в дер wüste. — казахстанская степь сток-графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Kamelkarawane mit einem Beduinen zieht Durch die Wüste. Kamele…

    violette kleine steppenblüten in unschärfe, unscharf. natürlicherhintergrund für bildschirmschoner. — Казахстанская степь стоковые фотографии и изображения

    Violette Kleine Steppenblüten in Unschärfe, unscharf. Натюрлихер

    kasachstan steppenstraße durch eine grüne wiese.c — казахстанские степи стоковые фотографии и изображения

    kasachstan steppenstraße durch eine grüne wiese.c

    монгольский орел охотник — казахстанские степи стоковые фотографии и изображения

    8 монгольский орел

    8 Монгольский орел

    Сентябрь 2012 г .: Монгольский адлеръегерь. Ein mongolischer Adlerjäger aus dem kasachischen Stamm mit seinem Adler auf dem Arm. Er trägt seine Traditionalelle Hautkleidung, die typisch für die westliche Mongolei, Altai-Gebiet ist. Kasachen im westlichen Teil der Mongolei domestizieren weibliche Steinadler für die Jagd. Mit diesen Adlern jagen sie Hasen, Füchse und sogar Wölfe während der sehr kalten Winterzeit.

    традиционная турецкая мобильная зеленая юрисдикция в национальном стиле, изолированная на дальнем конце земли. — казахстанская степь стоковая графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Traditionelle türkische mobile Zelte Jurte im Nationalen Stil…

    offroad-taxi — казахстанская степь стоковые фото и фотографии

    Offroad-Taxi

    wunderschöne landchaft der steppen- und steinberge entlang der straßenlandschaft im freien straße kasachstan — kazakhstan steppe стоковые фото и фотографии

    Wunderschöne Landschaft der Steppen- und Steinberge entlang der…

    Männer mit Adler, Mongolei — Казахстанская степь фото и фотографии

    Männer mit Adler, Mongolei

    Родился в степи. бекмырза альдиулы — казахстанская степь фото и фотографии

    Изображение в степи. Бекмырза Алдиулы

    чарынский каньон казахстан и даст таль дер бурген — казахстанская степь сток-фото и изображения

    чарынский каньон казахстан и дас тал дер бурген

    schafe und ziegen grasen in der steppe — казахстанская степь сток-фото и изображения

    дер Степь

    förderbohrinsel — фото и изображения казахстанской степи

    förderbohrinsel

    steppenschildkröte kriecht auf einer alten асфальтштрассе — казахстанские степи стоковые фото и изображения

    Steppenschildkröte kriecht auf einer alten asphaltstraße

    1000straße

    Жизнь в казахской степи Мирный народ в казахской степи (Фото, Принты, Рамки,…) #19921614

    Фоторепродукция Жизнь в казахской степи

    Жизнь в казахской степи — Мирный народ в казахской степи

    © АОО «Назарбаев Интеллектуальные школы» / Мэри Эванс

    Media ID 19921614

    10 «x 8» (25×20 см) Печать

    Фотопечать на прочной фотобумаге архивного качества для яркого воспроизведения — идеально подходит для кадрирования Гарантия возврата денег

    чек

    Изготовлен из высококачественных материалов

    проверить

    Приблизительный размер изображения (без кадрирования) 23,2 x 20,3 см (оценка)

    чек

    Отделка профессионального качества

    чек

    Размер продукта 25,4 x 20,3 см (приблизительно)

    Наши водяные знаки не появляются на готовой продукции.

    Напечатано на бумаге архивного качества, что обеспечивает непревзойденную стойкость иллюстраций и великолепную цветопередачу с точной цветопередачей и плавными тонами. Отпечатано на профессиональной бумаге Fujifilm Crystal Archive DP II плотностью 234 г/м². 10×8 для альбомных изображений, 8×10 для портретных изображений. Размер относится к размеру используемой бумаги.

    Код продукта dmcs_19921614_676_0

    Весь ассортимент художественной печати

    Наши стандартные фотопечати (идеальные для обрамления) отправляются в тот же или на следующий рабочий день, а большинство других товаров отправляются через несколько дней.

    Фотопечать
    Фотопечать на прочной фотобумаге архивного качества для яркого воспроизведения — идеальна для обрамления

    Печать плакатов
    Плакаты архивного качества идеально подходят для больших изображений и подходят для обрамления

    Репродукция в рамке
    Репродукция с эффектом дерева в рамке и наклейке – профессионально сделанная и готовая к развешиванию

    Поздравительные открытки
    Поздравительные открытки для дней рождения, свадеб, юбилеев, выпускных, благодарностей и многого другого

    1 Пазл0 Пазлы — идеальный подарок на любой случай

    Старинные рамки
    Репродукции в рамах и наклеенных под дерево с эффектом скошенной кромки — профессионально изготовленные и готовые к развешиванию

    Печать на холсте
    Печать на холсте добавит цвет, глубину и текстуру любому пространству. Профессионально натянутый холст на скрытую деревянную раму и готовый к подвешиванию

    Репродукция репродукции
    Следующее за обладанием оригинальным произведением искусства с мягкой текстурированной натуральной поверхностью, наши репродукции репродукций соответствуют стандартам самых критичных хранители музеев.

    Фотография в рамке
    Распечатанные фотографии поставляются в специальном футляре для карточек, готовые к рамке

    Открытки
    Фотооткрытки — отличный способ оставаться на связи с семьей и друзьями.

    Коврик для мыши
    Фотопринт архивного качества на прочном коврике для мыши с нескользящей подложкой. Подходит для всех компьютерных мышей

    Каркас Premium
    Каркас из натурального дерева FSC и двойное крепление с белой подставкой для консервации — профессионально изготовлено и готово к подвешиванию

    Подушка
    Украсьте свое пространство декоративными мягкими подушками

    Стеклянная подставка
    Индивидуальная стеклянная подставка. Также доступны элегантные полированные безопасные закаленные стекла и термостойкие подставки для столовых приборов

    Metal Print
    Изготовленные из прочного металла и роскошных технологий печати, металлические принты оживляют изображения и придают современный вид любому пространству

    Большая сумка
    Наши большие сумки изготовлены из мягкой прочной ткани и оснащены ремнем для удобной переноски

    Стеклянная рамка
    Подставки из закаленного стекла идеально подходят для настенных дисплеев, кроме того, меньшие размеры можно использовать отдельно благодаря встроенной подставке. Элегантное полированное безопасное стекло и термостойкое. Также могут быть доступны соответствующие подставки

    Acrylic Blox
    Обтекаемая, односторонняя современная и привлекательная настольная печать

    Омск — Западная Сибирь — казахские дети

    Казахские воины в бою

    Ибн Баттута на пути в Золотую Орду

    Битва при Орбулаке

    Казахская юрта в разрезе, Казахстан

    Крым/Инкерманская гвардия

    Ахмет Байтурсынов (казахский: Ахмет БаА±турсынулы)

    Аль-Фараби

    Наср Аль Фараби)

    Есим Хан

    Актамберди Сарыулы

    Юрта в разрезе, Казахстан

    Казахский поселок в Жайлау, во время Наурыза

    Забайкальский край с железнодорожной веткой, Сибирь

    Дом кыргызов под Ташкентом

    Вторая мировая война — Британские мажоры и хассадары в

    Боец чеченского Сопротивления Абрек Зелимхан убит

    Самый богатый кыргыз в Оренбурге

    Мавзолей Ходжи Ахмеда Яссауи, Туркестан — Камель Амель

    корзина

    По Казахстану по железной дороге – фоторепортаж | Путешествие

    Монотонный грохот поезда сопровождает нас по степям Средней Азии. Воздух, который путешествует с нами, пахнет приготовленной едой и выдохами десятков пассажиров. Из разных уголков вагона до меня доносятся звуки: пронзительный храп, детские крики, народная музыка и гиперактивный радиоголос.

    Лежа на верхней койке, я ищу телесный контакт с охлаждающей пластиковой стеной из-за летней жары. Я нахожусь в сумеречном состоянии между поверхностным сном и нервными взглядами на свой мобильный телефон: все еще нет приема. Я в ловушке здесь и сейчас. Это вскоре после 3 часов ночи. Это начало моего почти трехнедельного железнодорожного путешествия по бескрайним просторам Казахстана.

    • Наверху по утрам одолженные постельные принадлежности аккуратно складываются и передаются поездной бригаде. Правильно, дети играют на доске

    Я сел на ночной поезд в бывшей столице Алматы. Рядом со мной Даулет, мой переводчик. 26-летний казах работает в Географическом обществе страны, и я познакомился с ним в Facebook всего несколько дней назад. Его флегматичный вид дает мне чувство спокойствия. Ответ Даулета на всевозможные предложения таков: «Да, почему бы и нет? Вот как мы это делаем». Теперь он лежит в своем синем рабочем свитере на койке напротив моей и храпит.

    Снаружи раздается свисток, вновь прибывшие пассажиры готовятся к ночлегу, и поезд снова пускается. Мы возвращаемся к нашему монотонному ритму. Постепенно сон одолевает меня, несмотря на все незнакомые сенсорные раздражители.

    Большая часть страны состоит из обширных равнин, иногда переходящих в холмы, и почти половина покрыта песчаными или гравийными пустынямиБольшая часть страны состоит из обширных равнин, иногда переходящих в холмы, и почти половина покрыта песчаными или гравийными пустынями большая часть страны состоит из обширных равнин, местами переходящих в холмы, и почти половина покрыта песчаными или гравийными пустынями

    Несколько недель назад я смотрел на карту Казахстана и задавался вопросом, как передвигаться по этой огромной стране. Вскоре я узнал, что государственная железнодорожная компания является крупнейшим работодателем в стране, в ней работает 146 000 человек. Тем не менее, протяженность железнодорожной сети составляет всего 16 000 км, что намного меньше, чем в Германии, хотя Казахстан по размеру сопоставим с Центральной Европой.

    Большая часть страны состоит из обширных равнин, иногда переходящих в холмы, и почти половина покрыта песчаными или гравийными пустынями. Единственный горный район находится на юго-востоке, где Тянь-Шаньский хребет проходит вдоль границы с Китаем и Киргизией.

    • Среди 48 000 озер страны есть Аральское море, которое сейчас почти высохло. Это одна из крупнейших экологических катастроф последних десятилетий, вызванная крупномасштабным выращиванием хлопка в советское время

    Среди 48 000 озер страны есть Аральское море, которое почти высохло. Это одна из крупнейших экологических катастроф последних десятилетий, вызванная крупномасштабным выращиванием хлопка в советское время.

    Утром я встаю с двухъярусной кровати и спускаюсь по лестнице. Несколько попутчиков уже там, с любопытством разглядывая меня. Иностранцы в казахстанских поездах редкость. На моем 7500-километровом пути я встречу только трех западных путешественников. Я знакомлюсь с пассажирами с помощью Даулета. Здесь практически никто не говорит по-английски; в этом далеком уголке мира русский язык до сих пор является лингва-франка.

    Мы с Даулет бродим по поезду и в последнем вагоне встречаем Майру, 52-летнюю женщину, которая заразительным смехом приглашает нас в свое купе. Ее дружелюбное лицо и дух сметают мою усталость. Она предлагает нам вареное мясо из полиэтиленового пакета, от которого я с благодарностью отказываюсь. «Вегетарианец наверное, как и все европейцы!» — возмущается и веселится она одновременно. «Вы даже не сможете защитить себя, если не едите мяса. Казахи рождены воинами; вот почему они едят много мяса!» — говорит она и тут же вызывает меня на поединок по армрестлингу, который я принимаю, но быстро признаю свое поражение.

    В Казахстане питание играет важную социальную роль. В купе поезда его постоянно делят между пассажирами, что считается признаком уважения и гостеприимства. Тарелки, чашки и кастрюли громоздятся на маленьких столиках.

    За окнами однообразная степь проходит под молочным небом. «В путешествии на поезде ваши мысли совершенно свободны», — говорит Майра, с удовольствием откидываясь назад. Даже в детстве родители часто брали ее с собой на семейные встречи за тысячи километров. «В прошлом между путешественниками существовало сообщество. Люди делились своими секретами с незнакомцами. Я начал отношения по переписке с некоторыми людьми; некоторые продолжаются и по сей день. Сегодня большинство путешественников лежат как немые рыбы, глядя в свои смартфоны 24 часа в сутки 7 дней в неделю».

    Железнодорожная сеть Казахстана принадлежит государству, и подвижной состав состоит в основном из медленных советских поездов. Каждый вагон оборудован тремя туалетами и кухней с микроволновой печью. В коридоре стоит колоссальный водогрейный котел, в котором можно круглосуточно варить чай – или корейские супы с лапшой, которые очень популярны среди пассажиров. По крайней мере, один проводник наблюдает за каждым вагоном.

    Мы прерываем нашего помощника Марата, пока он моет посуду на кухне. Его каюта тесна и подходит только для сидения или сна. На стене висит его аккуратно украшенная форма, которую он с гордостью надевает для нашей беседы.

    «Моя бабушка работала проводником. В детстве мне иногда разрешали прокатиться верхом, и я с восхищением наблюдал за ее работой», — взволнованно говорит 63-летний мужчина. В течение 30 лет поезда были его вторым домом.

    Чуть позже поезд подъезжает к станции с визгом тормозов. Марат протискивается между пассажирами, которые хотят выйти, открывает дверь и гордо встает перед поездом. По его словам, доброжелательный характер является необходимым условием для этой работы.

    • Наверху, кондуктор дремлет. Вверху старые советские локомотивы и вагоны до сих пор составляют большую часть казахстанского железнодорожного парка. Справа: на картине в Национальном музее Алматы изображена недавно построенная Туркестано-Сибирская железная дорога, которая соединяет Новосибирск, ныне часть России, с Алматы

    • .

    «Несколько лет назад пожилой мужчина упал посреди ночи с двухъярусной кровати и сломал руку. Я перевязал ему руку картоном, оставил спать в своей каюте и проводил к врачу на следующее утро на первой же остановке. Были и женщины, которые рожали в путешествии».

    Пока окраины города Атырау медленно скользят за окнами в лучах утреннего солнца, настроение в вагонах уже отъездное. Все пассажиры аккуратно складывают свои простыни и пододеяльники и суют их в руки проводникам. Отсеки оставлены в том же виде, в каком они были найдены.

    В Атырау вокруг вагона собралась толпа людей. Молодожены возвращаются домой с торжества. Взволнованно ожидающие члены семьи хлопают в ладоши, и в воздухе летит конфетти. Высаживающуюся пару поздравляют бесчисленными сердечными объятиями.

    В нашем путешествии остановки довольно неудобны – обычно мы отдыхаем около 12 часов в ветхих гостиницах возле вокзалов, прежде чем сесть на другой поезд. Большинство городов не отличаются особой привлекательностью, за исключением бывшей столицы Алматы, которая необычайно зелена и окружена умопомрачительно красивыми горными пейзажами. Нур-Султан, столица, названная в честь недавно свергнутого президента, больше похожа на игровую площадку деспота, страдающего манией величия. Посреди пустыни футуристические здания выстроились в ряд с ветхими сборными домами. Очарование страны заключается во множестве живописных достопримечательностей, которые мы, к сожалению, видим только мимо окна.

    На вокзале в Аральске на глаза бросается необычная фигура. Пожилой мужчина с длинной седой бородой, в сером пальто и черной меховой шапке выделяется среди остальных пассажиров на перроне. Он путешествует один с массивным чемоданом, который с трудом тащит за собой. Не успел поезд тронуться, как я отправился с Даулетом на его поиски. Мы находим его в предпоследнем вагоне. То, что происходит потом, удивляет не только нас двоих, но, вероятно, и весь вагон: человек начинает говорить, и Даулету не приходится задавать ему вопрос.

    Его высказывания несколько сумбурны – то и дело обскакивает цитаты из казахских философов – но отнюдь не неинтересны. «Тот, кто до сих пор скорбит по Советскому Союзу, — сошел с ума! Тогда не было свобод; общество было безбожным и жило под постоянным промыванием мозгов», — сердито говорит он. Люди в поезде все молчат и смотрят на него. «Когда Советский Союз медленно разваливался, наша семья в основном ела только хлеб. Мы выжили только потому, что у наших предков была ферма, построенная годами тяжелой работы! У нынешних казахов есть все возможности, но они только и делают, что все время жалуются. Кажется, что тяжелой работе не научились».

    Сегодняшняя политика тоже не идеальна, и уходящий президент Нурсултан Назарбаев по-прежнему обещает, как и 25 лет назад, что лучшие времена еще впереди. Настроение в бортовых ресторанах, однако, всегда веселое. Повозку пронизывают раскаты смеха и запах супа, а служанки одну бутылку водки за другой подносят гостям исключительно мужского пола.

    Трое здоровенных мужчин приглашают нас к своему столу. Пока Даулет разыгрывает мусульманскую карту, чтобы не пить водку, я соглашаюсь на несколько стаканов. Перед каждым тостом кто-то должен загадать желание вслух. Копченый сыр и салат подаются с водкой. Трое мужчин быстро привязываются друг к другу, постоянно хотят пожать мне руку и наливают мне все больше и больше водки. К шестому стакану я кричу, чтобы мы все могли жить счастливо и здорово во веки веков. Даулет переводит мое желание, уже слегка раздраженное.

    На обратном пути в Алматы спустя более двух недель мы садимся с двумя пожилыми женщинами в купе. На их лицах видны глубокие морщины. Они движутся в замедленном темпе, но излучают внутреннюю удовлетворенность. Оба носят белые платки. На столике пачка молока и чайник. Нубия чистит яблоко, которое она, разумеется, тут же предлагает нам. Рейма сидит, скрестив ноги, и с любопытством смотрит на нас.

    Затем две женщины начинают свой рассказ. Оба этнические казахи, но до 11 лет назад жили в Афганистане. «Мы были среди детей родителей, которые были занозой в боку советского государства. Таких, как мы, в то время сажали в лагеря. Наши родители знали об этом и бежали из страны». В Афганистане они выросли в Баглане, недалеко от таджикской границы. Казахская община в Афганистане сегодня по-прежнему насчитывает несколько тысяч человек.

    Здесь, в Казахстане, говорит Рейма, царит мир, а это все, что нужно в этом возрасте. Ну, и это путешествие на поезде: «Путешествие по рельсам — самое захватывающее приключение. Можно целый день пить чай, знакомиться с новыми людьми и наблюдать за степью из окна поезда. Это освещает мое внутреннее я».

    Через две с половиной недели возвращаемся в Алматы поздно вечером. Всего мы провели в поездах 225 часов. Даже ночи спустя я все еще чувствую, как будто меня мягко качает взад и вперед на моей двухъярусной кровати в поезде, когда мы путешествуем в кромешной тьме.

    Последствия испытаний ядерной бомбы в Казахстане

    Бетонные конструкции изображены примерно в 650 футах от места первого советского ядерного испытания на Семипалатинском полигоне, к югу от Курчатова, в Казахстане.

    Фотография Фила Хэтчера-Мура

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    Разрушение и запустение шрамов на ландшафте отдаленного уголка казахской степи. Неестественные озера, образованные взрывами ядерных бомб, испещряют когда-то плоскую местность, изрытую лишь пустыми остовами зданий. Он кажется необитаемым. И все же призраки — живые и мертвые — бродят по земле, все еще обремененные последствиями программы ядерных испытаний, остановленной почти 30 лет назад.

    Место, известное как Полигон, было местом почти четверти мировых ядерных испытаний во время холодной войны. Зона была выбрана как незаселенная, но по ее периметру усеяно несколько небольших сельскохозяйственных деревень. Хотя некоторых жителей вывезли на автобусах во время тестового периода, большинство осталось. Ущерб, который продолжается и сегодня, является интуитивным.

    Фотограф Фил Хэтчер-Мур провел два месяца, документируя регион, и был поражен «бессмысленной тратой человеческой глупости».

    Его проект «Ядерные призраки» сочетает в себе опустошенный пейзаж и интимные портреты сельских жителей, которые все еще страдают от последствий.

    Цифры поразительны – около 100 000 человек в этом районе все еще страдают от радиации, которая может передаваться через пять поколений. Но своими душераздирающими картинками Мур стремился сделать абстрактные числа осязаемыми.

    6-летний Рустам Джанабаев лежит в своей кроватке в палате Детского центра специальных социальных услуг в Аягозе, Восточный Казахстан. Рустам родился с гипоцефалией.

    Фотография Фила Хэтчера-Мура

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    (См. исторические фотографии последствий бомбардировок Хиросимы и Нагасаки.)

    «Ядерное заражение — это не то, что мы обязательно можем увидеть, — говорит он. «И мы можем говорить о цифрах, но мне кажется более интересным сосредоточиться на людях, которые инкапсулируют историю».

    Мур взял интервью у всех своих испытуемых, прежде чем взять в руки камеру и узнал, что большую часть их опыта преследовали секретность и дезинформация.

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    Слева : Жаксилыик Абишулый, 72 лет, сидит в своем доме в селе Сарыжал. «Я родился и вырос здесь, — говорит он. «Тестирование началось в 1949 году, когда мне было пять лет».

    Справа :

    Капиза Муканова, которой за 80, сидит в своем доме в селе Сарыжал на востоке Казахстана. Капица потеряла троих своих детей, что она связывает с последствиями ядерных испытаний на полигоне.

    Фотографии Фила Хэтчера-Мура

    «[В 50-е годы] одного парня упаковали со своей палаткой и велели пожить в горах пять дней со своим стадом. Его эффективно использовали в качестве подопытного, чтобы посмотреть, что произошло», — говорит Мур. «Им никогда не говорили, что происходит, и уж точно не говорили об опасностях, в которых они могут быть».

    Хотя человеческие истории были в центре внимания, Мур также задокументировал научные испытательные лаборатории, которые все еще обнаруживают ущерб. Сопоставление этих лабораторий с портретами людей, изуродованных радиацией, делает просмотр неудобным. Но эта близость преднамеренная.

    «В прошлом людей использовали в качестве живых объектов, — говорит Мур. «Я хотел объединить эти идеи вместе; как люди использовались исследователями в то время и как это просачивается в повседневную жизнь — как это выглядит, что это значит».

    Птицы пролетают над кладбищем на окраине Семей во время зимней бури.

    Фотография Фила Хэтчера-Мура

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    В то время как некоторые из субъектов Мура сильно деформированы, многие страдают от менее заметных проблем со здоровьем, таких как рак, болезни крови или посттравматическое стрессовое расстройство. И, пожалуй, больше всего беспокоит скрытая, коварная природа этого дела. «Долгое время не было большого развития ядерной энергетики, но сейчас это очень актуальная проблема», — говорит Мур. «Но мы не говорим о том, что нужно для обновления этого оружия. Эти люди — наследие и свидетельство того, что было сделано для достижения этих целей».

    Узнайте больше о работах Фила Хэтчера-Мура на его веб-сайте и подпишитесь на его страницу в Instagram.

    Читать далее

    10 национальных парков с самой красивой осенней листвой

    • Путешествия

    10 национальных парков с самой красивой осенней листвой

    Откройте для себя лучшее из осени в некоторых из самых диких и самых знаковых пейзажей Америки.

    Удивительное и случайное открытие пещеры ледникового периода

    • History Magazine

    Удивительное и случайное открытие пещеры ледникового периода

    Случайно обнаруженная в 1968 году пещера Тито Бустильо на протяжении 26 000 лет была заселена палеолитическими народами, которые покрывали ее извилистые проходы и скалистые стены сотнями ярких произведения искусства.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.